Почему создатели «Чайхоны №1» открывают фастфуд плова Ploveberry

Почему создатели «Чайхоны №1» открывают фастфуд плова Ploveberry

Facebook

Создание бренда.Стратегия продвижения.

# кейс «Плов №1» — первый интернет-ресторан, предлагающий плов с доставкой на дом.

Интернет-ресторан «Плов №1» заработал в ноябре 2013 года. Поначалу это был просто сайт с телефонным номером, по которому можно было заказать плов на дом или в офис. На создание сайта ушло всего несколько десятков тысяч рублей (помогали друзья программисты и дизайнеры), а покупка доменов plov.com и plov.ru обошлась в несколько десятков тысяч долларов.

«Плов №1» и деньги
8 млн руб. составили инвестиции в проект к настоящему времени
350-390 руб. стоит порция плова (300 г.)
1700 руб. – средний чек «Плов №1»
7055 порций плова в месяц необходимо продавать компании, чтобы выйти на безубыточность
2,5 млн руб. – ежемесячная выручка «Плов №1»

Полноценных продаж интернет-ресторан добился только к весне 2014-го.

У продвижения через соцсети есть свои риски, предупреждает основатель рекрутингового агентства PRUFFI Алена Владимирская. «Поверьте, людям с большим числом подписчиков в соцсетях [у Владимирской – их более 110 тыс.] регулярно падают просьбы прорекламировать какие-то продукты, но люди, которым важна репутация, никогда не идут на размещение таких постов «по просьбе», – объясняет она. – Плов от «Плов №1» мне действительно очень понравился, привезли быстро, было очень вкусно – похвалила ребят у себя в «ленте». Другой вопрос, что продвижение в соцсетях через посты – процесс непредсказуемый. То, что пишут независимые «лидеры мнений», контролировать предприниматели не смогут, так что я бы не советовала им считать такие посты полноценным каналом продвижения. Сегодня у бизнеса все хорошо, все их клиенты довольны обслуживанием, завтра что-то пошло не так – и лавину негативных отзывов уже не остановить». Основатели, братья Исмаиловы знают об этом не понаслышке: их плов не понравился вице-президенту Mail.Ru Group Анне Артамоновой, и она не замедлила поделиться своим впечатлением через Facebook.

В 2015 году стартап планирует потратить несколько миллионов рублей на интернет-рекламу. «Виральность виральностью, но традиционные методы никто не отменял», – соглашается Ильхом Исмаилов. К тому же, чтобы повысить любовь москвичей к плову, предприниматели регулярно участвуют в городских маркетах еды. «В Ташкенте было такое легендарное место – «Центр плова»: там в день готовили три тонны плова, который распродавался за пять часов, – рассказывает Зафар. – «Пловную» открывали в районе 11 часов дня, и если туда прийти, например, к 16.00, то его уже не оставалось. Это был просто фантастический плов! Там очереди стояли, как в «Диснейленде». Думаю, что в масштабах Москвы выйти на такой объем совершенно реально».

Компания рассчитывает, что в зимний сезон продажи плова могут сильно вырасти. «В ноябре и декабре будет достаточно холодно, и лишний раз выходить на улицу, чтобы поесть, будет не так весело», – рассуждает Зафар. Кроме того, у компании появились и корпоративные заказчики, а иногда «Плов №1» даже работает на мероприятиях как кейтеринговая компания.

Доставка еды на дом в России
150 тыс. заказов с доставкой на дом ежедневно оформляют россияне
840-860 руб. – средний чек по доставке готовых блюд
79% офисных работников заказывают пиццу, а 42% – суши (категории пересекаются)
76,6% россиян хотя бы один раз пользовались услугой доставки еды на дом
59% россиян заказывают еду на дом через интернет
$1,5 млрд – объем российского рынка доставки готовой еды
Источники: РБК.Research, Яндекс, Delivery Club

Ресторатор Дмитрий Левицкий (сеть баров «Дорогая, я перезвоню») считает идею монопродуктового ресторана плова перспективной. «Если кто-то делает одно блюдо, но лучше всех в городе, он обречен на успех. Не всегда быстрый, но зато базирующийся на твердом фундаменте, – считает он. – Восточная кухня весьма актуальна, да и плов как продукт народом любим и уважаем». По его словам, основателям «Плова №1», чтобы завоевать широкую аудиторию, стоит уйти от имиджа «развлекающихся хипстеров». «На сайте проекта нет рецептов блюд и биографий поваров – это может вызвать недоверие у покупателя», – считает Левицкий.

Основатель пиццерии «Додо-пицца» Федор Овчинников также уверен в перспективности идеи. «Плов, как и пицца, суши и лапша, может быть продуктом-конструктором, когда с помощью одной технологии и одного базового ингредиента (риса) и разных наполнителей можно обеспечить широкий ассортимент, – отмечает он. – Но важно отметить, что продукт и технологию надо будет адаптировать к массовому рынку. Например, пиццу придумали в Италии, но массовый бизнес на доставке из этого продукта сделали американцы, который придумали технологию массового быстрого производства пиццы. Я уверен, что при грамотном подходе к организации производства и маркетинга «пловная» идея может выстрелить, как лапша пару лет назад».

«С трудом представляю себе клиента, который станет заказывать плов каждый день, как это происходит с пиццей, например. Плов, скорее всего, займет достойное место в категории кулинарных изысков», – считает Даниил Шулейко, директор по маркетингу и продукту Delivery Club – крупнейшего агрегатора служб доставки в Рунете. Главная проблема любого ресторана, заточенного исключительно на один продукт, – невысокая частота потребления и возвращаемости клиентов, вторит ему Алексей Гисак, сооснователь сети лапшичных «Воккер». «Все-таки потребитель любит выбор и вариативность и не может часто питаться только одним конкретным блюдом. Узкий выбор – это заведомо ограниченный спрос», – заявил он РБК.

Равнение на Америку

Даниил Шулейко, директор по маркетингу и продукту Delivery Club, отмечает, что спрос на паназиатскую кухню в России начал снижаться. «Ощутимо растет доля бургеров в доставке», – говорит он. Его наблюдения подтверждает и Елена Мазур, директор по корпоративным коммуникациям ООО «Росинтер Ресторантс», отмечающая рост спроса на доставку бургеров и других блюд американской кухни.

Ильхом Исмаилов утверждает, что повторные покупки плова составляют 52%, а меню в ближайшее время станет разнообразнее за счёт восточных сладостей, салатов и самсы. «Знаете, есть такой анекдот: в споре над меню в японском ресторане может распасться семья, – поддерживает брата Зафар. – Мы хотим, чтобы у нас было 5–10 позиций в меню, чтобы облегчить людям выбор».

Также Исмаиловы хотят усилить бренд «Плов №1», одев своих курьеров в фирменные клетчатые рубашки и галстуки-бабочки и зарегистрировав товарный знак All you need is plov и Plov №1.
«У компании могут возникнуть проблемы с тем, что в названии торговой марки будет фигурировать общепринятый термин – «плов», который может считаться неохраноспособным элементом, – считает Татьяна Кормилицына, адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры». – Обычно такие слова могут использоваться в названиях, только если регистрирующий орган сочтет, что он действительно важен с точки зрения характеристики свойств товара. Вряд ли это ситуация Plov №1, поэтому я бы советовала предпринимателям уделить внимание в первую очередь визуальному изображению в составе торговой марки, а не на словесное обозначение. К тому же Роспатент не регистрирует слова, обозначающие превосходство продукта, так что с «№1» тоже не все однозначно».

За время работы «Плов №1» получил более десяти предложений от потенциальных франчайзи из российских городов-миллионников, а также из нескольких европейских столиц и Китая. Но пока Исмаиловы не готовы отдавать бренд незнакомцам: они ждут кандидатов в партнеры в течение полугода в Москве, только после этого стартап разработает условия продажи франшизы. Объём рынка доставки готовых блюд в России братья оценивают в $1,5–1,7 млрд в год и ожидают его ежегодного роста на 15–17%, но затрудняются оценить размер «пловного» сегмента. До конца года они надеются открыть как минимум еще одну кухню, на юго-западе Москвы, а в начале 2015 года – выпустить мобильное приложение, чтобы облегчить клиенту заказ плова.

Конкуренты не дремлют

В перспективность «пловной» идеи верят и сооснователи ресторанов «Чайхона №1» братья Алексей и Дмитрий Васильчуки (сеть из 27 заведений). В сентябре на фудкорте в ТЦ «Метрополис» на Ленинградском шоссе открылось первое Ploveberry, которое должно стать модным заведением с демократичными ценами: еда готовится на открытой кухне, стены оклеены креативными надписями (один из слоганов – All you need is Plove), а средний чек не превышает 250-300 руб. Главным блюдом меню стал плов, хотя в Ploveberry также можно найти лагман, шашлыки. Есть и совсем привычные москвичам пельмени и сэндвичи. По словам Алексея Васильчука, сейчас 34% продаж в Ploveberry приходится именно на плов, но абсолютных показателей выручки Ploveberry он не называет. По его словам, в Москве появится еще 10-15 кафе. Сейчас Васильчуки ведут переговоры с владельцами помещений на Новом Арбате и с арендодателями в двух крупнейших столичных торговых центрах. В ближайшие месяцы Ploveberry откроет собственную доставку – в ней традиционный узбекский плов можно будет купить вдвое дешевле, чем в ресторанах «Чайхоны №1» Васильчуков, за 150-200 руб. за порцию весом 250 г.

Facebook

Создание бренда.Стратегия продвижения.

# кейс «Плов №1» — первый интернет-ресторан, предлагающий плов с доставкой на дом.

Интернет-ресторан «Плов №1» заработал в ноябре 2013 года. Поначалу это был просто сайт с телефонным номером, по которому можно было заказать плов на дом или в офис. На создание сайта ушло всего несколько десятков тысяч рублей (помогали друзья программисты и дизайнеры), а покупка доменов plov.com и plov.ru обошлась в несколько десятков тысяч долларов.

«Плов №1» и деньги
8 млн руб. составили инвестиции в проект к настоящему времени
350-390 руб. стоит порция плова (300 г.)
1700 руб. – средний чек «Плов №1»
7055 порций плова в месяц необходимо продавать компании, чтобы выйти на безубыточность
2,5 млн руб. – ежемесячная выручка «Плов №1»

Полноценных продаж интернет-ресторан добился только к весне 2014-го.

У продвижения через соцсети есть свои риски, предупреждает основатель рекрутингового агентства PRUFFI Алена Владимирская. «Поверьте, людям с большим числом подписчиков в соцсетях [у Владимирской – их более 110 тыс.] регулярно падают просьбы прорекламировать какие-то продукты, но люди, которым важна репутация, никогда не идут на размещение таких постов «по просьбе», – объясняет она. – Плов от «Плов №1» мне действительно очень понравился, привезли быстро, было очень вкусно – похвалила ребят у себя в «ленте». Другой вопрос, что продвижение в соцсетях через посты – процесс непредсказуемый. То, что пишут независимые «лидеры мнений», контролировать предприниматели не смогут, так что я бы не советовала им считать такие посты полноценным каналом продвижения. Сегодня у бизнеса все хорошо, все их клиенты довольны обслуживанием, завтра что-то пошло не так – и лавину негативных отзывов уже не остановить». Основатели, братья Исмаиловы знают об этом не понаслышке: их плов не понравился вице-президенту Mail.Ru Group Анне Артамоновой, и она не замедлила поделиться своим впечатлением через Facebook.

В 2015 году стартап планирует потратить несколько миллионов рублей на интернет-рекламу. «Виральность виральностью, но традиционные методы никто не отменял», – соглашается Ильхом Исмаилов. К тому же, чтобы повысить любовь москвичей к плову, предприниматели регулярно участвуют в городских маркетах еды. «В Ташкенте было такое легендарное место – «Центр плова»: там в день готовили три тонны плова, который распродавался за пять часов, – рассказывает Зафар. – «Пловную» открывали в районе 11 часов дня, и если туда прийти, например, к 16.00, то его уже не оставалось. Это был просто фантастический плов! Там очереди стояли, как в «Диснейленде». Думаю, что в масштабах Москвы выйти на такой объем совершенно реально».

Компания рассчитывает, что в зимний сезон продажи плова могут сильно вырасти. «В ноябре и декабре будет достаточно холодно, и лишний раз выходить на улицу, чтобы поесть, будет не так весело», – рассуждает Зафар. Кроме того, у компании появились и корпоративные заказчики, а иногда «Плов №1» даже работает на мероприятиях как кейтеринговая компания.

Доставка еды на дом в России
150 тыс. заказов с доставкой на дом ежедневно оформляют россияне
840-860 руб. – средний чек по доставке готовых блюд
79% офисных работников заказывают пиццу, а 42% – суши (категории пересекаются)
76,6% россиян хотя бы один раз пользовались услугой доставки еды на дом
59% россиян заказывают еду на дом через интернет
$1,5 млрд – объем российского рынка доставки готовой еды
Источники: РБК.Research, Яндекс, Delivery Club

Ресторатор Дмитрий Левицкий (сеть баров «Дорогая, я перезвоню») считает идею монопродуктового ресторана плова перспективной. «Если кто-то делает одно блюдо, но лучше всех в городе, он обречен на успех. Не всегда быстрый, но зато базирующийся на твердом фундаменте, – считает он. – Восточная кухня весьма актуальна, да и плов как продукт народом любим и уважаем». По его словам, основателям «Плова №1», чтобы завоевать широкую аудиторию, стоит уйти от имиджа «развлекающихся хипстеров». «На сайте проекта нет рецептов блюд и биографий поваров – это может вызвать недоверие у покупателя», – считает Левицкий.

Читать еще:  Как открыть бизнес в Финляндии

Основатель пиццерии «Додо-пицца» Федор Овчинников также уверен в перспективности идеи. «Плов, как и пицца, суши и лапша, может быть продуктом-конструктором, когда с помощью одной технологии и одного базового ингредиента (риса) и разных наполнителей можно обеспечить широкий ассортимент, – отмечает он. – Но важно отметить, что продукт и технологию надо будет адаптировать к массовому рынку. Например, пиццу придумали в Италии, но массовый бизнес на доставке из этого продукта сделали американцы, который придумали технологию массового быстрого производства пиццы. Я уверен, что при грамотном подходе к организации производства и маркетинга «пловная» идея может выстрелить, как лапша пару лет назад».

«С трудом представляю себе клиента, который станет заказывать плов каждый день, как это происходит с пиццей, например. Плов, скорее всего, займет достойное место в категории кулинарных изысков», – считает Даниил Шулейко, директор по маркетингу и продукту Delivery Club – крупнейшего агрегатора служб доставки в Рунете. Главная проблема любого ресторана, заточенного исключительно на один продукт, – невысокая частота потребления и возвращаемости клиентов, вторит ему Алексей Гисак, сооснователь сети лапшичных «Воккер». «Все-таки потребитель любит выбор и вариативность и не может часто питаться только одним конкретным блюдом. Узкий выбор – это заведомо ограниченный спрос», – заявил он РБК.

Равнение на Америку

Даниил Шулейко, директор по маркетингу и продукту Delivery Club, отмечает, что спрос на паназиатскую кухню в России начал снижаться. «Ощутимо растет доля бургеров в доставке», – говорит он. Его наблюдения подтверждает и Елена Мазур, директор по корпоративным коммуникациям ООО «Росинтер Ресторантс», отмечающая рост спроса на доставку бургеров и других блюд американской кухни.

Ильхом Исмаилов утверждает, что повторные покупки плова составляют 52%, а меню в ближайшее время станет разнообразнее за счёт восточных сладостей, салатов и самсы. «Знаете, есть такой анекдот: в споре над меню в японском ресторане может распасться семья, – поддерживает брата Зафар. – Мы хотим, чтобы у нас было 5–10 позиций в меню, чтобы облегчить людям выбор».

Также Исмаиловы хотят усилить бренд «Плов №1», одев своих курьеров в фирменные клетчатые рубашки и галстуки-бабочки и зарегистрировав товарный знак All you need is plov и Plov №1.
«У компании могут возникнуть проблемы с тем, что в названии торговой марки будет фигурировать общепринятый термин – «плов», который может считаться неохраноспособным элементом, – считает Татьяна Кормилицына, адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры». – Обычно такие слова могут использоваться в названиях, только если регистрирующий орган сочтет, что он действительно важен с точки зрения характеристики свойств товара. Вряд ли это ситуация Plov №1, поэтому я бы советовала предпринимателям уделить внимание в первую очередь визуальному изображению в составе торговой марки, а не на словесное обозначение. К тому же Роспатент не регистрирует слова, обозначающие превосходство продукта, так что с «№1» тоже не все однозначно».

За время работы «Плов №1» получил более десяти предложений от потенциальных франчайзи из российских городов-миллионников, а также из нескольких европейских столиц и Китая. Но пока Исмаиловы не готовы отдавать бренд незнакомцам: они ждут кандидатов в партнеры в течение полугода в Москве, только после этого стартап разработает условия продажи франшизы. Объём рынка доставки готовых блюд в России братья оценивают в $1,5–1,7 млрд в год и ожидают его ежегодного роста на 15–17%, но затрудняются оценить размер «пловного» сегмента. До конца года они надеются открыть как минимум еще одну кухню, на юго-западе Москвы, а в начале 2015 года – выпустить мобильное приложение, чтобы облегчить клиенту заказ плова.

Конкуренты не дремлют

В перспективность «пловной» идеи верят и сооснователи ресторанов «Чайхона №1» братья Алексей и Дмитрий Васильчуки (сеть из 27 заведений). В сентябре на фудкорте в ТЦ «Метрополис» на Ленинградском шоссе открылось первое Ploveberry, которое должно стать модным заведением с демократичными ценами: еда готовится на открытой кухне, стены оклеены креативными надписями (один из слоганов – All you need is Plove), а средний чек не превышает 250-300 руб. Главным блюдом меню стал плов, хотя в Ploveberry также можно найти лагман, шашлыки. Есть и совсем привычные москвичам пельмени и сэндвичи. По словам Алексея Васильчука, сейчас 34% продаж в Ploveberry приходится именно на плов, но абсолютных показателей выручки Ploveberry он не называет. По его словам, в Москве появится еще 10-15 кафе. Сейчас Васильчуки ведут переговоры с владельцами помещений на Новом Арбате и с арендодателями в двух крупнейших столичных торговых центрах. В ближайшие месяцы Ploveberry откроет собственную доставку – в ней традиционный узбекский плов можно будет купить вдвое дешевле, чем в ресторанах «Чайхоны №1» Васильчуков, за 150-200 руб. за порцию весом 250 г.

Создатель «Чайхоны № 1» Тимур Ланский о конкуренции, младших партнерах и правилах большого бизнеса

Рестораны Тимура Ланского кормят половину Москвы, а ему и этого мало. “Ъ-Lifestyle” ресторатор рассказал о новом проекте FOOOD Bazar, судьбе «Чайхоны № 1» и главном правиле ресторанного бизнеса.

У Тимура Ланского на руках диплом режиссера театрализованных представлений, и, вероятно, это способствует тому, что за развитием его бизнеса наблюдать не менее интересно, чем за детективным сериалом. В 2000 году господин Ланский запустил успешную сеть ресторанов «Чайхона № 1», а через десять лет его взбунтовавшиеся партнеры начали открывать новые рестораны без ведома отца-основателя. Бывшие напарники теперь соревнуются, чья «Чайхона» лучше, оставляя в недоумении посетителей заведений. Сегодня Тимур Ланский жаждет справедливости и готов расставить все точки над i.

О начале карьеры

В клубно-ресторанном бизнесе я давно, практически со студенческих лет. Еще в СССР занимался варьете в ресторанах, потом были первые ночные клубы. Но все-таки настоящим ресторатором я стал в 2000 году, с открытием первой «Чайхоны» в Жуковке. Этот тогда еще сезонный проект и заложил фундамент для сети «Чайхона № 1». Сегодня наша компания — это холдинг, объединивший мою креативную студию, десятки коммерческих предприятий и еще несколько брендов разными партнерскими, инвестиционными и иными проектами.

О разделении сети «Чайхона № 1»

Сеть «Чайхона № 1» не разделялась. Созданный мною 16 лет назад бренд продолжает развиваться под моим контролем. Просто в 2010 году у меня возник конфликт с некоторыми из младших партнеров, в результате чего им пришлось покинуть мою группу компаний и запустить собственный проект «Ч № 1».

Фото: Архив пресс-службы

Прошлое партнеров мне не особо известно. Кто-то, кажется, занимался продажей вещей из Китая на рынке в «Лужниках», кто-то «серые» иномарки перегонял из Европы. Мы познакомились через общих друзей: в клубы вместе ходили, по ресторанам с девочками, на охоту ездили… У меня по жизни всегда много партнеров — не люблю рисковать в одиночку. Больше всего меня подкупила религиозность ребят. Думал, раз верующие, то и обманывать не станут. И все поначалу было хорошо. Дал им небольшие доли в бизнесе, доверил свои технологии, но потом роль младших партнеров и уровень доходов перестали их устраивать. Помощники стали пытаться диктовать условия развития, в котором меня они уже не видели. Вот так из младших партнеров я вырастил прямых конкурентов.

О честном бизнесе

Читал одно интервью с бывшими партнерами, из которого можно понять, что я недостаточно инвестирую в бизнес, а вот они вкладываются по полной… Ерунда все это. Это как на базаре: торгуют одинаковыми яблоками, только вот один продавец свой товар нахваливает, а про другого говорит, что у того яблоки червивые. Человека с психологией базарного наперсточника можно и в MBA обучить, можно дать порулить крупной компанией, но все равно его суть и базарные методы останутся неизменными.

Фото: Архив пресс-службы

А по поводу инвестиций — я отношусь к деньгам своих инвесторов как к своим, может, поэтому стараюсь быть острожным и не лезть во все тяжкие — в проекты с высокими рисками. Может быть, поэтому наших ресторанов меньше, но, в отличие от других, ни один из наших проектов не убыточен, ни один не закрылся. Расходы на управляющую компанию тоже мизерные. Знаете, наш мир ресторанный очень маленький, все друг о друге знают, общаются между собой. Сколько раз мне чужие инвесторы жаловались: «Вложили деньги, а дело плохо идет… Дивидендов — копейки, а еще и на гигантскую управляющую компанию докладывать приходится». Нет, я так не могу. Для меня деньги инвестора — все равно что мои деньги. Отношение к инвесторам из разряда «дайте нам денег, и, если дело пойдет, вместе заработаем, а если нет — то вы попали» больше не работает. Да и дураков, готовых в кризис рисковать, становится все меньше и меньше.

О двойниках

Недавно мы на своей странице в Facebook выложили мое интервью «Афише». Под ним появились сотни комментариев, в том числе и негативных. И 95% критики относились к заведениям, которые мною не управляются! То есть люди думают, что идут ко мне в «Чайхону», а попадают в другую сеть, где качество и еды, и сервиса далеко от нашего. Ребята полностью отошли от изначальной концепции «Чайхоны», открывая вместо восточного чилаута совсем другие проекты, пускают не всех, обращают внимание на национальность, заменяют популярные чайханские блюда на суши и «европейку». И при этом почему-то продолжают эксплуатировать наше название. Видимо, порадовать гостей, кроме как названием, нечем.

Поэтому мы задумались о ребрендинге. Мы будем менять образ «Чайхоны», некоторые детали интерьера и фирменного стиля, форму персонала и даже логотип. Наш фирменный чайник с короной изменится. Его силуэт станет проще и современнее, уйдут лишние детали. В центре вместо трудносчитываемых вензелей более четко будет проявляться наше старое лого «№ 1».

О новом FOOOD Bazar

Открытие FOOOD Bazar в саду «Эрмитаж» — это наш шаг навстречу новому поколению московской публики: демократичное и космополитичное кафе без особого пафоса в стиле гастромаркета. Только еда, и ничего личного. Мне всегда нравились европейские и азиатские рынки еды. Хотелось создать что-то подобное и в Москве, объединив атмосферу рынка с ресторанным комфортом.

Тимур Ланский с командой шеф-поваров

Фото: Архив пресс-службы

Вместе с моим бессменным партнером Сашей Оганезовым мы решили собрать под одной крышей наиболее интересные собственные и чужие проекты. Сейчас в меню FOOOD Bazar хиты Mi Piace и «Чайхоны № 1», супы и салаты из Zupperia и Glenuill, бургеры, стейки и шашлыки из наших новых проектов Buterman и Kebab.Lab, копчености и бутерброды коптильни «Щепка». Раз за разом московские фестивали фудтраков открывают все новые таланты. Мы приглашаем к сотрудничеству интересных нам ребят и, как на настоящем рынке, предоставляем им место взамен на небольшой процент с оборота. Если чья-то концепция не прижилась, то мы проводим ротацию. Это позволяет нам не стоять на месте и постоянно удивлять гостей новинками. В планах на будущее устраивать на площадке, примыкающей к ресторану, маркеты еды, барахолки, вернисажи художников. Для подбора лучших из всех гастроэнтузиастов мы сотрудничаем с проектом «Местная еда» Насти Колесниковой и другими зачинщиками отечественной гастрономической революции. Москве, как мне кажется, не хватает духа интеллигентных воскресных маркетов и барахолок, как у лондонских Borough Market и Portobello Road Market.

О планах

Под знаком FOOOD будут открываться не только рестораны и фуд-маркеты, но и фастфуды, лавки полуфабрикатов. Одна из них уже успешно работает на Дорогомиловском рынке. Несмотря на кризис, планов у нас вообще немало. Мы продолжаем открывать новые рестораны «Чайхона № 1», ищем новые места для наших проектов «Иzba», Made in Goa. Хотим развить собственное мясное и сырное производство, а для любителей опен-эйров — и кейтеринговую службу. Были бы толковые люди, с которыми нам по пути.

О главном

Главное в нашем деле — желание удивить людей. Нас ведь на режиссерском факультете так и спрашивали: «Чем сегодня людей удивлять будем?» Плагиат был как проклятье — все равно что расписаться в творческом бессилии. Наверное, поэтому «Чайхона» оказалась успешной. Мы заняли свою нишу. Мы соединили то, что никто до нас не соединял: вкусную этническую еду и модный чилаут. Мы удивили людей, у нас получилось.

Фото: Архив пресс-службы

Если вам нечем удивлять, идите работать на зарплату или на худой конец возьмите франчайзинг. В большом бизнесе вам не место. Если вы все-таки нашли свою золотую жилу, создали успешный бренд, то не выпускайте его из своих рук, не доверяйте его «нянькам». А когда все пойдет как по рельсам и вы поймете, что у руля талантливые и надежные люди, оставьте себе контрольные функции и не мешайте процессу. Ну а чтобы не было скучно, придумайте что-то новое.

Читать еще:  Как открыть караоке-бар — с чего начать

«Я очень люблю открывать рестораны»

Ресторатор Алексей Васильчук работает на рынке с 2001 г., когда вместе со своим братом Дмитрием («Бессменный партнер мой», – говорит о нем Алексей) и Тимуром Ланским открыл «Чайхону № 1» в саду «Эрмитаж». Бизнес рос, ресторанов с названием «Чайхона № 1» становилось все больше, но на собственный холдинг братья решились лишь в 2016 г. Васильчуки открыли «самый высокий ресторан в Европе», сетевые проекты массового сегмента, обновили «Чайхоны № 1» и готовят к запуску гастрономический квартал на 30 000 кв. м в районе «Белорусской». «А мы все время гигантизмом страдаем», – не скрывает Васильчук.

Сейчас холдинг RESTart Vasilchuk Brothers объединяет ресторанный комплекс «354» в «Москва-сити», ресторан LocAsian, сети «Чайхона № 1», «Чайхона Easy», Ploveberry, ObedBufet, Steak it Easy, Pizzelove, Burger Heroes, кулинарную студию Live Kitchen, караоке «Щас спою».

– Посмотрим. Один день не срок, время покажет. Проект большой, сложный, новый. Все новое всегда открывается непросто. Надеюсь, что все будет хорошо. По крайней мере, мы для этого все сделаем.

Алексей Васильчук

– Не совсем так: мы говорили, что ушли от среднеазиатской темы как от концепции «Чайхона № 1». Когда мы начинали делать узбекскую кухню, это было диковинкой. Людям было интересно, потом появилось много копий. После того как мы разделили бизнес с нашими партнерами и когда стало понятно, что параллельно развивать бизнес не получится (не по нашей вине), мы стали думать, куда нам двигаться. Чайхона на Востоке – это не ресторан узбекской кухни, это «чайная комната» в переводе, а вообще это ресторан и место встреч на все случаи жизни. И мы решили расширить сознание. Узбекская кухня – жирная, не все девушки готовы ее есть, поэтому мы стали добавлять европейскую кухню, японскую, китайскую. Потом сделали в ресторанах большие детские комнаты. Сделали караоке, продюсерский центр, чтобы в ресторанах могли выступать артисты, везде оборудовали сцены, звук. И это сработало.

А с LocAsian мы еще больше расширили сознание. Да, там раньше был Buddha Bar, в который, насколько я знаю, предыдущие владельцы инвестировали $15 млн. Естественно, нам много всего досталось: красивая лестница, формат уже был азиатский. И концепция Buddha Bar как ресторанного и тусовочного места на самом деле сейчас в тренде: люди перестали или меньше ходят в клубы, они хотят в ресторане оставаться, дольше там зависать, танцевать. Поэтому, собственно, родился LocAsian. Сначала мы его хотели назвать Location (потому что расположение очень хорошее), но потом изменили на LocAsian. То есть это Азия как часть света – 44% суши, от Израиля до Сингапура. И все хиты, которые мы видим в этой части света, добавили в меню. Мы вообще любим за рамки выходить.

– Buddha Bar в Москве, к сожалению, сильно отличался от мировых и по качеству сервиса, и по качеству еды в первую очередь. Там было невкусно, темно, но люди приходили, чтобы потусоваться вечером, а туристы приходили, потому что это раскрученное название. Мы вложили около 90 млн руб. и за 1,5 месяца все переделали: сделали большую детскую комнату, переделали караоке, сделали много переговорных. От старого ресторана остались, наверное, только полы и лестница.

Как все устроено

– Холдинг только образуется. На сегодняшний момент есть несколько компаний, которые консультируют и управляют, – мы их называем «центры поддержки». И сейчас мы работаем над тем, чтобы создать под единым зонтичным брендом компанию. Она тоже будет, понятно, не общей, потому что где-то есть партнеры, где-то франчайзинг. Наша конечная цель – это некий магазин для всех: для партнеров, для инвесторов, для сотрудников, для тех, кто ищет работу. Потому что мы едва ли не единственная ресторанная компания, которая занимает все ниши рынка – от фастфуда до сегмента люкс. То есть мы становимся привлекательными для партнеров, франчайзеров, инвесторов – человек понимает: в зависимости от того, сколько у него денег, он может открыть или маленький проект, или большой.

– Везде есть партнеры, мы в диалоге, но управляем процессом только мы. Еще есть франчайзинговые партнеры, но мы их стараемся не афишировать, потому что люди в нашей стране к франчайзингу относятся настороженно, считают, что там хуже качество. А у нас ко всем ресторанам, франчайзинговым и нет, одинаковое отношение.

– Эта информация некорректна, так как это компания, на которую зарегистрирована торговая марка и она не ведет ресторанную деятельность.

– Это коммерческая тайна.

Рестораны взамен пентхаусов

– Случайно. Хотя случайностей в этом мире не бывает – их господь бог нам посылает. Я знаком с совладельцем «Капитал груп» Эдуардом Берманом. Он говорит: «Посмотри, у нас есть площадка (а мы смотрели другую площадку в Сити), мы там пентхаусы думали делать. Я поднялся, увидел эту красоту и понял, что надо здесь что-то делать. Потому что это красиво, интересно и высоко. Но очень сложно оказалось: здесь изначально были запланированы три большие квартиры и нам пришлось получить новое техническое свидетельство, поскольку для ресторанов другие требования, пришлось все переделывать.

– «Капитал груп» очень сильно помогала и помогает: я мало встречал таких арендодателей, а у нас более 80 проектов. Если бы не они, наверное, мы ничего бы не построили.

У меня давно была мечта сделать хороший русский ресторан. И я понял, что надо сделать это здесь, где на 360 градусов видно весь город. И мы придумали историю с рестораном Ruski – как некий аттракцион. В штате Ruski постоянно работают два профессиональных гида. На начальном этапе мы привлекли историка Москвы Александра Леонидовича Мясникова, он в течение трех месяцев работал с официантами, обучал их, проводил курсы, чтобы каждый официант мог ориентироваться, объяснять гостям, что откуда видно. Он же подбирал экскурсоводов, которых мы взяли потом в штат, они проводят экскурсии как в ресторане, так и на смотровой площадке. Наша смотровая – самая высокая в Европе.

Мы очень долго разрабатывали дизайн, было сложно русскую историю экстраполировать в современное стеклянно-бетонное здание. Лубочный дизайн выглядел бы здесь очень смешно, и нам надо было сделать дизайн русский, но в то же время современный. Полгода мы с Юной Мегре только картинки рисовали, хотя обычно за полгода уже строимся два раза. В результате получился современный русский ресторан. С печью, которая весит 6 т.

– Мы долго искали, нашли ребят из Новгорода, ждали 1,5 месяца, пока они освободятся, и потом 2,5 месяца они собирали здесь печь. И еще два месяца печь приходила в себя: дышала, отстаивалась.

Мы также открыли здесь ледяной бар – «Онегин» называется: люди приходят, мы им даем шубы, они пьют наши наливки, настойки, им интересно фотографироваться. Следующий проект – Insight – это ресторан-клуб. Идеологом его является мой партнер Илиодор Марач, гениальный человек, который давно занимается клубами. Мы больше года Insight строили, что для нас вообще невероятно, – один свет потребовал полугода работы: там 200 км проводов, каждый диод может программироваться отдельно.

Про крышу мы поняли, что тут надо делать веранду и отдельный ресторан. Каждый год мы здесь делаем новую историю, сейчас – итальянскую. Название «На свежем воздухе» тоже удивительно появилось. Мы, когда только начали тут работать, вышли с моим партнером Димой Сергеевым на смотровую площадку, я чувствую – воздух какой-то другой. Мы вызвали экологов, они сделали замеры и сказали, что все показатели значительно лучше нормы. Тогда я попросил: пускай нам сделают заключение, с чем можно сравнить по показателям этот воздух. И они написали, что с предгорьями Альп. Потому что, оказывается, выше 200 м никакие вредные выбросы не поднимаются.

Ruski получился наиболее демократичным из трех проектов, а мы хотели развести сегменты, потому что одну целевую аудиторию на тысячу человек одновременной посадки найти сложно – либо надо очень дешево делать, чего мы не можем здесь по причине аренды, пропускной способности и т. д.

– Поначалу были вопросы такие, [Татьяна] Толстая что-то писала в том числе, но у меня свое отношение к гастрономической критике. Не хочу ничего говорить, я их всех люблю, они хорошие. Это их работа. У нас была ошибка изначальная. Это объективно, я ее признаю. Но не ошибаются только те люди, которые ничего не делают, это понятно. Главное – не не ошибаться, а быстро принимать решения и исправлять ошибки. Мы нашли гениального шефа Александра Волкова-Медведева, и сейчас пельмени у нас самые вкусные в городе, могу руку дать на отсечение. В Insight сразу было вкусно, по кухне не было ни одного плохого отзыва.

– Знали, конечно. Но мы знали, что он ниже. Только мы узнали, что там собираются ресторан открывать, первое, что я сделал, сказал: «Мне нужна точная высота». Но мы уже строили. Начали строить и узнали, что там есть этот проект. Я на два дня замер, но они ниже оказались, хотя сейчас пишут, что у них самая высокая в Европе площадка. Но у них не самая высокая, у нас выше на 15 м. Я вот думаю: судиться с ними – не судиться.

– Веранда, а смотровая площадка еще выше. Даже видно невооруженным глазом, что их 89-й этаж ниже, но это не важно.

– Да, для статистики важно.

– Не то что перекрыли, просто открыли то, что открыли. Так получилось, что мы оказались выше. В той башне ниже потолки, поэтому у них 89-й, а у нас 84-й. «Капитал груп» не экономит. Я не рекламирую «Капитал груп», просто мне приятно, что люди умеют так работать в недвижимости, строить.

– Да, конечно. Ruski уже встал на рельсы и работает прекрасно. Insight тоже хорошо развивается, вышел практически на бизнес-план.

– Мы не знаем. Дорого делать каток на 86-м этаже. Честно сказать, у нас была идея попасть в Книгу рекордов Гиннесса как самый высокий каток в мире (если мы не говорим про горы, понятно). И мы попали: построили каток в партнерстве с BMW, они заплатили за аренду оборудования, назвали его «BMW каток», он отработал сезон. Одну ошибку сделали: он был дороговат.

– Сережа Солонин (основной акционер Qiwi Сергей Солонин. – «Ведомости»).

Vmeste вместо банков

– Давайте я плавно перейду на это.

Когда мы это построили, вообще было очень тяжело, но мы за год вместе построили. Когда строишь, тебе тяжело и в то же время драйвово. Я очень люблю открывать рестораны, я это сравниваю с беременностью: придумал проект, потом ты его вынашиваешь, строишь, готовишь персонал, меню, потом открываешь, видишь – он полный, люди радуются. Вот как будто ребенок родился. У меня много детей, как вы знаете, и вот ощущение очень хорошее. Когда мы построили их все три, я думаю: а дальше что? А мы все время гигантизмом страдаем, не знаю, может, это моя особенность, я очень быстрый просто, очень быстро двигаюсь вперед, мне хочется какие-то большие проекты брать. Почему и «Чайхоны» немаленькие у меня оказались, я вообще рестораны большие, масштабные хотел сделать. Думаю: что дальше делать? Под землю, под воду уходить? Что может послать мне интересного с точки зрения страны, города – потому что я на это тоже смотрю, я считаю: если каждый бизнесмен, который занимается своим делом в нашей стране, будет делать свою работу на 100 и 200%, поднимать то, чем он занимается, то через 10 лет – ну, 20 лет – Россия может стать великой державой. Геополитически она уже великая, но и экономика – это очень важно, важный индикатор. Я только этим и занимаюсь, хочу сделать, чтобы это было не просто для зарабатывания денег – для зарабатывания денег можно было и «Чайхону» делать по-другому, не делать разные дизайны, меню, которое мы делаем постоянно, журналы дорогие, – хочется делать людям что-то приятное, я считаю, что и работать надо вдолгую.

И у меня появилось два сразу предложения. Они оба были уникальные. Это проект «Депо», который мы сейчас запускаем, и Сережа ко мне пришел, говорит: давай еще один проект сделаем. Какой? Давай сделаем ресторан фандрайзинговый на блокчейне. Блокчейн, криптовалюта. Я не люблю биткойны, я не знал суть, нет времени разбираться. Когда он мне рассказал, я был в шоке: это вообще будущее! И после изучения этого процесса я понял, что блокчейн сейчас настолько недооценен, что он может сделать революцию в мире, во всем, потому что это прозрачная передача данных, ценностей и т. д. И нам на глаза попался проект, который сейчас реализован в некоторых странах, на Украине ребята сделали историю интересную. Но они немного по-другому пошли: у них не было денег на ресторан и они собрали 300 человек, собрали там по $5 или по $10 000 и построили ресторан, где 80% прибыли идет на благотворительность, а 20% они зарабатывают себе, потому что это их бизнес единственный. Мы решили с Сережей сделать то же самое. Он все время приходил, рассказывал, ну а он гениальный человек, Сережа, про него можно отдельно три дня разговаривать, мой учитель, как я считаю, хотя мы так ровесники, одного года, одного месяца. И мы сделали блокчейн-платформу, выпустили 1000 токенов и посчитали, что 1000 м пространства ресторана, сцены, лекториум, возможно, даже, если хватит денег, с небольшой студией звукозаписи будет нам стоить около 100 млн. Взяли выпустили 1000 токенов, 1000 участников должно было быть, каждый скидывается по 100 000 руб., все абсолютно равные партнеры, потому что Сережа очень давно занимается самоуправляемой организацией, он номер один в России по этим процессам, книгу пишет сейчас на эту тему. Получилась компания из 1000 человек, равноправных собственников абсолютно, люди абсолютно из разных слоев населения, есть студенты и молодые архитекторы, просто обычные люди, предприниматели, олигархи, политики.

Читать еще:  Как открыть частную клинику?

– 370, по-моему, если не ошибаюсь. И мы – я, Солонин, Жюльнар Асфари, Тимур Бекмамбетов – были инициаторами этого проекта. Что такое этот проект? Это ресторан, в котором есть 1000 равноправных собственников на платформе блокчейн, абсолютно прозрачное принятие решений, абсолютно прозрачная экономика, зарабатывают деньги совместно, принимают решения, на какие нужды нашего города, потому что это проект урбанистический, можно потратить деньги – а можно только на благотворительность, 100% прибыли идет на благотворительность. Это не просто так сделано. Инициатором благотворительного проекта может быть только один из тысячи, через него можно занести этот проект – не важно, что это: помощь детям, больным, молодым бизнесменам, семьям, инвалидам. Не важно что – просто детскую площадку поставить или что-то сделать, – вся прибыль, мы должны вместе это сделать. Вместе договориться. Это очень круто. Потому что уже сейчас по принятию людей мы должны договориться. Берем мы его или не берем, и были случаи – были споры.

– Нет. Не меньше 20 за, не больше 20 против. Если больше 20 против, все, мы не можем принять. Уже были, к сожалению, даже отказы.

«Чайхона №1»: холодный плов, двухлетний баран и курсы актерского мастерства для официантов

«БИЗНЕС Online» продолжает серию обзоров казанских кафе и ресторанов

Открытие «Чайхоны №1» в Казани для определенных кругов стало настоящим событием: в первые дни в нее практически невозможно было попасть: все 300 мест были плотно забиты. Да и сейчас по вечерам лучше бронировать столик. В том, может ли ресторан над автосалоном стать одним из самых модных мест города и почему в итоге от чайханы осталось одно название, разбиралась корреспондент «БИЗНЕС Online».

«Чайхона №1» — только первый шаг к покорению Казани братьями Васильчуками

В начале лета в Казани открылся легендарный проект известных московских рестораторов братьев Васильчуков — «Чайхона №1» — сеть с 17-летней историей и собственной страничкой в «Википедии». Объем инвестиций в проект составил 100 млн рублей — сумма, сопоставимая с той, что вкладывал два года назад в ресторан «Урюк» в Казани пасынок Алишера Усманова Антон Винер.

«Чайхона №1» — только первый шаг к покорению Казани братьями Васильчуками. Они планируют открыть до конца года еще ряд заведений. Так, известно, что хоспер-бар Steak IT Easy должен открыться в здании на улице Некрасова, а в торговом центре «Мега» к концу году появится еще два проекта — фастфудный концепт с быстрым приготовлением в фуд-корте Ploveberry и восточный ресторан в режиме «лайт» «Чайхона Easy».

РАСПОЛОЖЕНИЕ

Улица Московская, хоть и центр города, — не самое прогулочное место. Особенно по вечерам. Посетители здесь двух типов: те, кто приехал целенаправленно, а также случайные покупатели Mercedes этажом ниже, обдумывающие будущее приобретение. На просторной парковке у здания — регулярная выставка дорогих авто.

Вход в ресторан тот же, что и в автосалон, где девушка на ресепшен сообщит вам: «Возможен только наличный расчет, карты сегодня не принимаются». «Да у вас всегда так», — пробурчал мужчина, который зашел за нами. Тем временем лифт, который должен был доставить нас на крышу, перешел на летучемышиный ультразвук и умер. Пришлось подниматься по лестницам на четвертый этаж — крутовато, душновато, зато бесплатная степ-аэробика.

Освещение складывается из множества точечных голубых огоньков, равномерно усеивающих потолок, и масштабных дизайнерских светильников. Из мебели — удобные диваны и кресла в серо-бежево-зеленой палитре

ОФОРМЛЕНИЕ

Интерьер современный, универсальный и совершенно не «чайханский»: безо всякого буйства красок, подушек, ковров и прочих колоритных узбекских атрибутов. Это дело рук московского дизайнера Андрея Цыганкова, оформившего не один десяток столичных заведений. Получилось довольно комфортное пространство в едином жестко выдержанном стиле. Освещение складывается из множества точечных голубых огоньков, равномерно усеивающих потолок, и масштабных дизайнерских светильников. Из мебели — удобные диваны и кресла в серо-бежево-зеленой палитре.

Да, и никаких телевизоров! Вечерами с четверга по воскресенье в ресторане работает диджей. Освещение приглушается еще сильнее и становится более клубным: над микшерным пультом загорается неоновая сетка, а по залу перебегают цветные прожекторы.

Пафосный лифт

Сама планировка тоже крайне удачная. Панорамный вид открывается практически по всему периметру ресторана, а окна — лучший из возможных вариантов стены. Столы большие, в среднем рассчитаны на компании по 4–6 человек, стоят неплотно: есть уважение к посетителю и его личному пространству. Даже самый заполненный соседний столик не будет мешать. В воздухе витает легкий аромат кальяна: курить его можно везде, но из-за хорошей вентиляции и большого пространства (а общая площадь «Чайхоны» — 2 тыс. кв. м) он не раздражает. Значительная часть отведена под необогреваемую летнюю веранду, для особо морозостойких она еще работает. Как рассказал официант, изначально там задумывался каток, но затем владельцы почему-то передумали.

Туалетная комната — отдельное произведение искусства

Туалет (простите) — отдельное произведение искусства. Светильники в форме лейки душа, разномастные раковины в зарослях спатифиллума, гендерно определяющие буквы, складывающиеся из элементов дверей. За это можно закрыть глаза даже на один неработающий диспенсер для бумажных полотенец и перебои с подачей мыла.

В воздухе витает легкий аромат кальяна: курить его можно везде, но из-за хорошей вентиляции и большого пространства (а общая площадь «Чайхоны» — 2 тыс. кв. м) он не раздражает

КУХНЯ

«Если у вас в тарелке окажется недозрелый томат с подозрительной ДНК, вы это почувствуете, вам станет грустно», — это фраза не из Джейми Оливера, а из глянцевого журнала, который здесь приносят под видом меню. На самом деле их тут целых три: стандартное меню (всего-то около 300 позиций), карта бара (где все начинается с водки) и журнал Hungry Chef, который умудрился описать летнее спецпредложение не просто подробно, но и лирично, привлекая такие малые литературные жанры, как скороговорка и стихотворение.

В журнале Hungry Chef летнее спецпредложение описано не просто подробно, но и лирично, привлекая такие малые литературные жанры, как скороговорка и стихотворение

Во всех «чайхонах» сети узбекская кухня разбавлена чем только можно: уйгурской, итальянской, японской. Так что шеф с русской фамилией уже не удивляет. Наверное, какая-то логика в этом есть, но трудно поверить, что такое количество блюд можно готовить равномерно вкусно, а все компоненты будут идеально свежими. Через пару минут изучения меню стало ясно, что в этом глянцевом трехтомнике с профессиональными фото и историческими экскурсами можно увязнуть навсегда, поэтому примерно половина заказа — рекомендация официанта:

  • салат с авокадо и клубникой — 450 рублей;
  • салат с языком и рукколой — 450 рублей;
  • хавас — 720 рублей;
  • уч панжа из баранины с овощами гриль — 720+450 рублей;
  • плов «Праздничный» — 420 рублей;
  • сосновый чай (1 л) — 600 рублей.

Средний чек (без учета алкоголя) — около 1,5 тыс. рублей на человека.

Салат с авокадо и клубникой — интересная вегетарианская история. Тонкие цитрусовые ломтики неожиданно чудесно переплетаются с листьями салата и основными ингредиентами — это как раз тот случай, когда соус (с медом, цитрусами и киви) не просто гармонизирует блюдо, но и превращает его в настоящее удовольствие.

Салат с языком и рукколой

Салат с языком — лаконичный, небольшой, но вкусный. Традиционно мягкий (а здесь еще и мелкопорезанный) язык в сочетании с терпковатой рукколой в ореховом соусе дает оригинальный и в общем-то достаточно приятный результат. В качестве декора — тончайшие узорчатые пластинки бакинских помидоров.

Хавас

Хавас означает «радость» в Чувашии, крупное медиаагентство в США и медальоны из телятины в «Чайхоне №1». Отрекомендованы они странно: вроде как приехал московский шеф, доработал рецепт, теперь они менее поджаренные, более сочные и безумно вкусные, что «прям вах!». Не знаю, какими они были в предыдущем варианте, но принесенный результат действительно порадовал: роскошные медальоны, превосходно приготовленное нежнейшее мясо с просто эталонным грибным соусом. Вах! К ним полагаются условный редис — три наносреза — и неубедительный кабачок.

Уч панжа из баранины с овощами гриль

Уч панджа из баранины — это шашлык, жарящийся одновременно на трех шпажках. Приносится под колпаком: официант его открывает, демонстрирует исходное блюдо, затем при помощи того же колпака аккуратно убирает шпажки. Ну и правильно — так гораздо удобнее. Мясо неплохое, с хорошим сочетанием специй, но жестковатое и со слабым, но отчетливым запахом. Так. Сколько лет барану? После долгих и упорных переговоров с кухней происходит раскрытие информации: больше двух. «Да, это не то что в Таджикистане — там барашка режут совсем маленького и мясо у него. ммм.. нежнейшее», — задумавшись, рассказывает молодой человек. Но он вовремя спохватывается: «Но оно лучше, чем все, что я ел в Казани. Поэтому и рекомендую». Господа, двухлетний баран в «Чайхоне №1» — это несерьезно. Овощи-гриль неплохи, но 450 рублей за сезонные овощи — все-таки перебор.

Плов «Праздничный» с гранатом

Последним приносится плов — небольшая кучка риса с мясом — бледный и печальный. Официант, видимо, этого ожидал и активно пытался его замаскировать, буквально уговорив на дополнительный гранат (плюс 70 рублей к чеку). Но вид плова — еще полбеды, не рисовать же его, в конце концов. Самое страшное, что его принесли через 25 минут после заказа холодным. Делать вид, что его готовят для каждого отдельно, никто и не пытается, но разогреть-то можно было? Поскольку жирный прохладный плов — не совсем то, за чем мы идем в модный ресторан, моя спутница расстроилась.

«Плов плохо подогрели», — сказала она и в упор посмотрела на официанта. Официант, подвернувшийся под руку (наш куда-то делся), был непрошибаем. Он меланхолично кивнул, философски пожал плечами и без особых извинений унес тарелку в сторону кухни, по пути едва не сбив пальму. Назад блюдо принесли нескоро: оно уже было горячим, но нельзя сказать, чтобы очень вкусным. Гранат не помог. Впрочем, под таким соусом вряд ли что-то может понравиться. В качестве пардона — карта гостя. Если зарегистрироваться на сайте и набрать еды на 100 тыс рублей за год, скидка составит 15%.

Сосновый чай с медом

СЕРВИС

Обслуживание в «Чайхоне №1» — отдельная песня. Васильчуки задали высокие стандарты: один официант на три-четыре столика, особая манера общения с гостями. Официант (как правило, восточный молодой человек) появляется сразу, представляется, в формате обсуждения рекомендует блюда. Про каждое может рассказать отдельную историю, в процессе присаживается на корточки, а то и на подлокотник рядом стоящего кресла. Он охотно отвечает на вопросы, рассказывает, в частности, что в ресторане выстроена система обучения кадров: например, для официантов есть курсы по продажам и актерскому мастерству.

Такое поведение официантов, их доброжелательность, открытость и заинтересованность приятно контрастируют со стандартной «замороженностью» персонала в иных казанских заведениях. Это более европейская история. Похоже, и у нас появляется тип официантов, которые воспринимают свое занятие не как временную подработку, а как интересную, захватывающую профессию, которая приносит и деньги, и удовольствие от общения.

Характеристика (мнение автора, максимум ✰✰✰)

Не является рекламой.
Посещение ресторана полностью оплачено редакцией «БИЗНЕС Online».
Чек можно посмотреть здесь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector