Фотограф и копирайтер стала стилистом-имиджмейкером и открыла собственный бизнес

Фотограф и копирайтер стала стилистом-имиджмейкером и открыла собственный бизнес

Свой бизнес: как открыть имидж-студию

Умение красиво одеваться и производить выгодное первое впечатление, которое, как известно, определяет мнение о человеке и в дальнейшем общении, – это настоящий талант. Те, кому не повезло обладать этим талантом от рождения, могут обратиться к услугам профессионала – имиджмейкера. Стилист-имиджмейкер – это относительно новая для нашей страны специальность, которой даже пока еще нет в общероссийском классификаторе профессий. При этом становление и развитие рынка услуг по подбору стиля идет в нашей страны стремительными темпами. Профильного образования в этой сфере, поэтому специалисты, как правило, проходят переквалификацию, прослушивают специальные курсы и сразу приступают к работе. На настоящее время нет четких стандартов ни по содержанию профессии, ни по требованиям к специалистам, ни даже по названию специальности. Каждый называет так, как ему больше нравится – «стилистом», «стилистом-имиджмейкером», «имидж-консультантом», «шоппером», «лукмейкером» и т. д. При этом имиджмейкеров часто путают с визажистами, парикмахерами и модельерами. Но они могут выполнять и все эти функции в том числе, разрабатывая для клиента законченные образы на все случаи жизни (повседневный, деловой, праздничный и т. д.), или же специализироваться на создании образа для конкретного случая (например, фото-проекта). Имиджмейкер помогает клиенту подобрать подходящую ему и гармонично сочетающуюся между собой одежду, прическу и макияж. Но этим его обязанности вовсе не ограничиваются. Специалист по имиджу может обучить правилам этикета, культуре речи, дать навыки грамотной самопрезентации и невербальных способов коммуникации. Как заявляют сами стилисты, они помогают своим клиентам в несколько раз увеличить свою эффективность во всех основных сферах жизни.

Большинство названий этой профессии имеет англоязычное происхождение, и это не случайно. За рубежом профессия стилиста-имиджмейкера развита намного больше, а их услуги востребованы как среди знаменитостей и политиков, так и среди обычных людей. Аналитики уверены, что в скором времени услуги по созданию индивидуального гармоничного образа человека будут пользоваться не меньшим спросом и в нашей стране. Пока же этот рынок находится на этапе становления, а конкуренция среди имидж-студий совсем невелика.

Итак, если вы хотите открыть собственную имидж-студию, вам необходимо будет получить специальные знания и навыки в сфере создания образа и стиля. Профессионалы советуют не тратить время и деньги на обучение в Европе или США. Конечно, уровень образования там будет намного выше, но применять полученный опыт в российских условиях пока слишком затруднительно. Кроме того, временные и материальные затраты в данном случае вряд ли быстро окупятся. Вполне хватит краткосрочных курсов, причем не только для имиджмейкеров. Пригодятся курсы ораторского мастерства, курсы для визажистов, парикмахеров и даже фотографов. Не обойтись без знаний психологии (хотя бы на бытовом уровне) и PR. Это вовсе не означает, что вы будете самостоятельно заниматься всеми вопросами – от консультирования по стилю, вопросам макияжа и прически до сопровождения клиентов по торговым центрам. Стилист-имиджмейкер в нашей стране выступает скорее в роли организатора, собирая вокруг себя команду более узких специалистов в различных сферах. Разностороннее образование поможет вам видеть клиента «целиком», создавая в итоге целостный и гармоничный образ. Кроме того, оно значительно облегчит процесс отбора сотрудников для вашей команды и позволит разговаривать с ними на одном языке.

Формат вашей имидж-студии зависит от многих факторов, включая ваше месторасположение и стартовый капитал, которым вы располагаете. Если вы не уверены в том, что ваши услуги будут востребованы или же у вас недостаточно средств для открытия большой студии с наемными работниками, можно попробовать поработать в первое время самостоятельно, нарабатывая собственную базу клиентов. Для этого вам нужно будет зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя. На это уйдет около 7-10 дней. Параллельно займитесь поиском помещения под студию. Оно может быть небольшим по площади. Расходы по аренде, как и в целом в сфере услуг, составят наиболее затратную часть вашего бюджета. В идеале же помещение должно находиться в вашей собственности. Если такового у вас нет, придется его арендовать. При выборе помещения обращайте внимание на три составляющие: его месторасположение, его состояние и стоимость аренды. Оптимальное место для расположения – центр города. Открывать имидж-студию в спальном районе не имеет смысла, либо это будет уже не имидж-студия, а салон красоты. Стоимость аренды в центре будет выше, но вы сможете частично сэкономить на рекламе, так как одна уже вывеска на фасаде будет привлекать внимание потенциальных клиентов. При этом обращайте внимание на наличие удобной парковки и проезда к вашей студии. Чтобы избежать лишних расходов, старайтесь арендовать помещение с ремонтом. К имидж-студии предъявляются те же требования к интерьеру, что и в случае с салонами красоты. Она должна быть чистая, аккуратная, с современным дизайном. Не забудьте про мебель и офисную технику, зеркала, стеллажи для рабочих материалов. Список рабочих материалов и инструментов, которые вам потребуются, зависят от специфики работы. Например, в имидж-консультировании широко используются цветовые палитры, образцы тканей различных оттенков, измерительные линейки, программы, коллажи и иллюстрации для визуализации образов и стилей. Все это стоит весьма недешево.

Имидж-студии зачастую объединяются с салонами красоты или фотостудиями. Если вы не хотите работать с партнерами, то вам понадобится, как минимум, одна профессиональная фотокамера с объективами и специальное студийное оборудование. Для работы и проведения презентаций для клиентов подойдет самый обычный ноутбук, к которому можно подключить большой монитор для работы и LCD-панель для демонстрации фотоснимков клиентам.

Стилисты-имиджмейкеры, работающие самостоятельно, как правило, консультируют своих клиентов, дают им рекомендации и помогают выбрать подходящую им одежду. Некоторые обходится и вовсе без офиса. Клиентов они ищут по объявлениям в интернете и в печатных изданиях, на форумах и в социальных сетях. Одни выезжают на дом к клиенту, другие удаленно проводят экспресс-консультации по Skype. И тот, и другой вариант скорее ближе к подработке, чем к бизнесу, так как большую прибыль от такой работы ожидать не стоит. Имидж-студии предлагают больший выбор услуг, которые включают в себя создание образа, поиск стиля, формирование гардероба (вплоть до подбора аксессуаров), проведение фотосессий, визаж, создание прически и пр. Для успешной работы вашей имидж-студии большое значение имеет то, какие специалисты будут с вами сотрудничать, на каких условиях и какую работу они будут выполнять. Выгоднее всего брать мастеров на аренде. Хороших специалистов найти непросто, но они сами по себе будут привлекать новых клиентов, которые будут приходить к вам по рекомендациям своих друзей и близких. Хотя от текучки кадров тоже никто не застрахован. При поиске новых сотрудников обращайте внимание не только на их опыт и мастерство, но и на внешность и умение общаться с людьми.

Схема работы имидж-студии может выглядеть следующим образом. Сначала имиджмейкер проводит первую консультацию с клиентом, на котором выясняется, что последний ожидает от посещения стилиста и определяется порядок работы. Потом клиент направляется к парикмахеру и визажисту, ему подбирается одежда, обувь и аксессуары для создания законченного образа. В конце проводится фотосессия, и даются общие рекомендации по следованию выбранному стилю. Это называется поэтапной разработкой образа. При этом по запросу клиента тот или иной этап может опускаться. Например, если человек, обратившийся к имиджмейкеру, хочет навести порядок в гардеробе или найти свой стиль в одежде, ему предложат вариант экспресс-консультации.

Работа стилиста-имиджмейкера сопряжена с определенными трудностями. Прежде всего, необходимо принимать во внимание тот факт, что подобные услуги по созданию цельного образа – новое явление для нашей страны (особенно в некрупных городах), поэтому владельцам имидж-студий приходится решать сразу две задачи. Первая заключается в том, чтобы рассказать потребителям о такой услуге, привлечь их внимание и превратить их в своих клиентов. Сделать это не так просто, как кажется, ведь люди, в целом, не так охотно платят за услуги, как за товары (которые осязаемы и более «ощутимы»). Кроме того, зачастую люди не готовы услышать от специалиста, что они выглядят не так хорошо, как могли бы. Поэтому имиджмейкер должен быть очень тактичным и внимательным, а также обладать большими познаниями в сфере PR, так как ему придется объяснять потенциальным клиентам о том, чем он занимается и зачем это нужно. Вторая проблема в работе имиджмейкера связана с тем, что многие люди полагают, что все их общение со специалистом по стилю ограничится одной-двумя встречами-консультациями. При этом сами стилисты настроены на долгосрочную работу с клиентами, утверждая, что сменить стиль и полностью преобразиться за 1-2 дня просто невозможно. На Западе имиджмейкеры нередко получают статус семейных специалистов (как семейные врачи или психологи), регулярно консультируя своих клиентов, их родных и близких.

Сумма, которая потребуется для открытия собственной имидж-студии, зависит от многих факторов, определяемых выбранным вами форматом работы. По предварительной оценке для создания полноценной студии с полным набором услуг (от создания образа до проведения фотосессий) потребуется около 3 млн. рублей. Такие вложения окупятся за 1,5-2 года. При самостоятельной работе без офиса с выездом на дом к клиенту можно уложиться в сумму около 50 тыс. рублей (необходимые рабочие материалы плюс реклама своих услуг). Учитывайте, что ваша выручка будет сильно зависеть от сезона, который длится с мая по август (свадебный сезон) и с ноября по январь (новогодний сезон). К праздникам можно организовать продажу подарочных сертификатов на проведение экспресс-консультаций. Дополнительный источник дохода в другие месяцы – проведение семинаров, тренингов и курсов на тему красоты, стиля, моды, организация фото- и видеопроектов.

Фотограф и копирайтер стала стилистом-имиджмейкером и открыла собственный бизнес

Анна Антонова получила высшее образование на факультете журналистики МГУ, еще во время учебы увлеклась фотографией. Затем ее заинтересовала область имиджмейкинга и стиля. Она уволилась с постоянной работы из редакции СМИ и поступила в институт Art&Image при МГУКИ на годовые курсы с дипломом о профессиональной переподготовке. Она изучала колористику, стилистику, коррекционные техники, визаж, историю моды, психологию. Анна рассказала, что после окончания учебы стала другим человеком.

– Насколько я знаю, в последнее время вы работали фотографом, журналистом. Что изменилось? Почему поменяли сферу?

– Я почти ничего не меняла. Просто пытаюсь быть человеком-оркестром и заниматься несколькими смежными профессиями. Последнее мое официальное место работы – редактор в журнале Where Moscow. Ушла, чтобы нормально завершить учебу и попробовать себя в новой профессии. Получила диплом имиджмейкера-стилиста – последние два года работаю по этой профессии. Хотя, я не могу заниматься одним делом. Поэтому из журналистики уходить не хочу – сейчас ищу работу редактором в глянце и параллельно веду блог makeoverroom.wordpress.com .
Да и мои отношения с фотографией только начинаются: сейчас отдаю предпочтение детской и семейной съемке, но хочу попробовать себя в fashion-фотографии.

– У вас всегда был свой стиль, но любительницей мира гламура вас не назовешь…

– Вы правы. Гламур – это что-то розовое, легкомысленное, на шпильках и с гедонистическими взглядами. Гламур далек от повседневности. Я – не Сергей Зверев, я работаю с обычными людьми. И пропагандирую грамотное, глубокое построение личного стиля и обдуманное потребление. Моя задача – помочь людям найти ту одежду и те аксессуары, в которых им будет максимально комфортно, создать такой образ, который будет представлять человека наилучшим образом.

– Почему вы выбрали именно работу персонального стилиста?

– Как бы банально это ни звучало, мне нравится помогать людям выглядеть и чувствовать себя лучше. Вот идешь по улице, навстречу – красивая девушка с явно прекрасной фигурой и не менее прекрасной душой. Только нацепила эта девушка бесформенное грязно-черное пальто, непонятного цвета джинсы и “удобненькие” ботинки. Ходит она в своем пальто по улицам и не может понять, почему мимо нее проходят интересная работа, понимающий мужчина (тот, что на руках носит) и веселые друзья. А они ее просто не замечают. Потому что она спряталась за этой неприметной одеждой – и не только физически, но и психологически. Она закрыта и незаметна. А кому интересен богатый внутренний мир таких людей? Никому. Мне сразу хочется взять такую девушку на ручки и переодеть. Работа персонального стилиста – не в выгодном преподнесении груди или ног, а в умении раскрыть психологические и физические качества наилучшим образом. В том, чтобы привести клиента к гармонии внешнего и внутреннего. Это очень сложная и безумно интересная работа, в которой можно совершенствоваться бесконечно. Кстати, не надо путать стилиста и имиджмейкера. Стилист в своей работе думает только о клиенте, имиджмейкер же отталкивается от аудитории клиента. Но я считаю себя стилистом-имиджмейкером, поэтому думаю обо всем сразу.

Читать еще:  Деньги на открытие бизнеса: бюджетный кредит и условия его получения.

– Какие навыки требуются для этой работы?

– Главное, что нужно для работы персональным стилистом, – это желание плотно взаимодействовать с людьми. Мы имеем дело со всеми проблемами и болячками человека, помогаем их решить и вылечить. Это может очень выматывать, и к этому надо быть готовым. Конечно, важно быть неплохим психологом и знать ряд дисциплин: колористику, стилистику, коррекционные техники, визаж, историю моды, психологиюс. А об обаянии, умении общаться, творческой и предпринимательской жилках, наверное, можно и не говорить – с ними и так все понятно.

– Начинать работать в новой сфере всегда непросто. Как вы запускали бизнес?

– Откровенно говоря, я “вынашивала” эту профессию еще год после окончания института. Консультировала от случая к случаю, одевала близких людей и думала: смогу я работать или не смогу. Этим летом поняла: смогу. И начала довольно активно заниматься раскруткой. Придумала свой бренд – Makeover Room, открыла сайт , сейчас его доделываю. Запустила рекламу. Набираю клиентов.

– Как обстоят дела с доходами: удается зарабатывать столько же, сколько могли бы получать, работая в офисе?

– Пока мои доходы не так высоки. Работая, например, PR-менеджером, я бы зарабатывала больше. А вот брошенная мной редакторская работа давала намного меньше. Но делать выводы еще рано: задайте мне этот вопрос через полгода – год, когда бизнес разрастется.

– Кто ваши клиенты?

– Сейчас мои клиенты – это молодые специалисты, представители творческих профессий, домохозяйки, сидящие дома с маленькими детьми. Это люди, которые хотят выглядеть хорошо – для себя, для близких, для работы. И это те, кто может заплатить определенную сумму за общение со стилистом. Я пока не целюсь на серьезную бизнес-аудиторию, поэтому держу ценовую планку на довольно низком уровне.

– А были интересные, забавные или странные случаи?

– Например, сегодня меня разбудил телефонным звонком мужчина. Лет сорока, судя по голосу. Кричал, что у него талант одевать людей, и требовал, чтобы я взяла его на работу. Полчаса объясняла ему, как получить профессию стилиста и что нужно сделать, чтобы найти работу. Интересно, какому количеству имиджмейкеров из интернета он сегодня позвонил?

– Как дальше планируете строить карьеру? Будете развивать бизнес? Есть мысли работать консультантом при модном издании, например?

– У меня довольно много планов. Но знаю, что все будет не совсем так, как я себе придумала. Например, в моем годовом бизнес-плане преподавание намечено на предстоящую весну. Но так получилось, что уже на этой неделе я начну вести курс по стилю в московском филиале Санкт-Петербургской школы телевидения. А что-то из планов придется отложить.
Могу точно сказать, что хочу развивать себя как имидж-стилиста, а также расширять аудиторию. Планирую остаться в журналистике. Собираюсь углубиться в преподавание. Кстати, сейчас я разрабатываю тренинг по психологии стиля. Уверена, будет очень интересно!

Анна Антонова: Мне нравится помогать людям меняться и лучше выглядеть

Фотограф и копирайтер стала стилистом-имиджмейкером и открыла собственный бизнес

Анна Антонова увлеклась имиджмейкингом и уволилась с постоянной работы, чтобы помогать людям становиться лучше. Небольшой бизнес уже приносит доходы, превышающие зарплату штатного сотрудника редакции СМИ.

Анна Антонова получила высшее образование на факультете журналистики МГУ, еще во время учебы увлеклась фотографией. Затем ее заинтересовала область имиджмейкинга и стиля. Она уволилась с постоянной работы из редакции СМИ и поступила в институт Art&Image при МГУКИ на годовые курсы с дипломом о профессиональной переподготовке. Она изучала колористику, стилистику, коррекционные техники, визаж, историю моды, психологию. Анна рассказала, что после окончания учебы стала другим человеком.

– Насколько я знаю, в последнее время вы работали фотографом, журналистом. Что изменилось? Почему поменяли сферу?

– Я почти ничего не меняла. Просто пытаюсь быть человеком-оркестром и заниматься несколькими смежными профессиями. Последнее мое официальное место работы – редактор в журнале Where Moscow. Ушла, чтобы нормально завершить учебу и попробовать себя в новой профессии. Получила диплом имиджмейкера-стилиста – последние два года работаю по этой профессии. Хотя, я не могу заниматься одним делом. Поэтому из журналистики уходить не хочу – сейчас ищу работу редактором в глянце и параллельно веду блог makeoverroom.wordpress.com.
Да и мои отношения с фотографией только начинаются: сейчас отдаю предпочтение детской и семейной съемке, но хочу попробовать себя в fashion-фотографии.

– У вас всегда был свой стиль, но любительницей мира гламура вас не назовешь…

– Вы правы. Гламур – это что-то розовое, легкомысленное, на шпильках и с гедонистическими взглядами. Гламур далек от повседневности. Я – не Сергей Зверев, я работаю с обычными людьми. И пропагандирую грамотное, глубокое построение личного стиля и обдуманное потребление. Моя задача – помочь людям найти ту одежду и те аксессуары, в которых им будет максимально комфортно, создать такой образ, который будет представлять человека наилучшим образом.

– Почему вы выбрали именно работу персонального стилиста?

– Как бы банально это ни звучало, мне нравится помогать людям выглядеть и чувствовать себя лучше. Вот идешь по улице, навстречу – красивая девушка с явно прекрасной фигурой и не менее прекрасной душой. Только нацепила эта девушка бесформенное грязно-черное пальто, непонятного цвета джинсы и “удобненькие” ботинки. Ходит она в своем пальто по улицам и не может понять, почему мимо нее проходят интересная работа, понимающий мужчина (тот, что на руках носит) и веселые друзья. А они ее просто не замечают. Потому что она спряталась за этой неприметной одеждой – и не только физически, но и психологически. Она закрыта и незаметна. А кому интересен богатый внутренний мир таких людей? Никому. Мне сразу хочется взять такую девушку на ручки и переодеть. Работа персонального стилиста – не в выгодном преподнесении груди или ног, а в умении раскрыть психологические и физические качества наилучшим образом. В том, чтобы привести клиента к гармонии внешнего и внутреннего. Это очень сложная и безумно интересная работа, в которой можно совершенствоваться бесконечно. Кстати, не надо путать стилиста и имиджмейкера. Стилист в своей работе думает только о клиенте, имиджмейкер же отталкивается от аудитории клиента. Но я считаю себя стилистом-имиджмейкером, поэтому думаю обо всем сразу.

– Какие навыки требуются для этой работы?

– Главное, что нужно для работы персональным стилистом, – это желание плотно взаимодействовать с людьми. Мы имеем дело со всеми проблемами и болячками человека, помогаем их решить и вылечить. Это может очень выматывать, и к этому надо быть готовым. Конечно, важно быть неплохим психологом и знать ряд дисциплин: колористику, стилистику, коррекционные техники, визаж, историю моды, психологиюс. А об обаянии, умении общаться, творческой и предпринимательской жилках, наверное, можно и не говорить – с ними и так все понятно.

– Начинать работать в новой сфере всегда непросто. Как вы запускали бизнес?

– Откровенно говоря, я “вынашивала” эту профессию еще год после окончания института. Консультировала от случая к случаю, одевала близких людей и думала: смогу я работать или не смогу. Этим летом поняла: смогу. И начала довольно активно заниматься раскруткой. Придумала свой бренд – Makeover Room, открыла сайт, сейчас его доделываю. Запустила рекламу. Набираю клиентов.

– Как обстоят дела с доходами: удается зарабатывать столько же, сколько могли бы получать, работая в офисе?

– Пока мои доходы не так высоки. Работая, например, PR-менеджером, я бы зарабатывала больше. А вот брошенная мной редакторская работа давала намного меньше. Но делать выводы еще рано: задайте мне этот вопрос через полгода – год, когда бизнес разрастется.

– Кто ваши клиенты?

– Сейчас мои клиенты – это молодые специалисты, представители творческих профессий, домохозяйки, сидящие дома с маленькими детьми. Это люди, которые хотят выглядеть хорошо – для себя, для близких, для работы. И это те, кто может заплатить определенную сумму за общение со стилистом. Я пока не целюсь на серьезную бизнес-аудиторию, поэтому держу ценовую планку на довольно низком уровне.

– А были интересные, забавные или странные случаи?

– Например, сегодня меня разбудил телефонным звонком мужчина. Лет сорока, судя по голосу. Кричал, что у него талант одевать людей, и требовал, чтобы я взяла его на работу. Полчаса объясняла ему, как получить профессию стилиста и что нужно сделать, чтобы найти работу. Интересно, какому количеству имиджмейкеров из интернета он сегодня позвонил?

– Как дальше планируете строить карьеру? Будете развивать бизнес? Есть мысли работать консультантом при модном издании, например?

– У меня довольно много планов. Но знаю, что все будет не совсем так, как я себе придумала. Например, в моем годовом бизнес-плане преподавание намечено на предстоящую весну. Но так получилось, что уже на этой неделе я начну вести курс по стилю в московском филиале Санкт-Петербургской школы телевидения. А что-то из планов придется отложить.
Могу точно сказать, что хочу развивать себя как имидж-стилиста, а также расширять аудиторию. Планирую остаться в журналистике. Собираюсь углубиться в преподавание. Кстати, сейчас я разрабатываю тренинг по психологии стиля. Уверена, будет очень интересно!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Личный опыт«Гори оно всё огнём»:
Как я стала стилистом
в России

Грубые клиенты, испорченные вещи и неожиданные траты

Работа в фэшн-индустрии до сих пор кажется многим чем-то «несерьёзным». В лучшем случае знания о ней ограничиваются клише из кино: если речь идёт о стилистах, то представляют человека, который на съёмке раз в полчаса поправляет складки на одежде модели. О том, что на самом деле подразумевает профессия стилиста и как можно им стать, мы расспросили Ирину Дубину: оставив журналистскую карьеру, Дубина полностью сосредоточилась на стилизации съёмок, успев посотрудничать с изданиями от Buro 24/7 до онлайн-версии итальянского Vogue и марками от Kuraga до Maria Stern.

Текст: Ирина Дубина, стилист и автор телеграм-канала «Мегастиль»

Я никогда не мечтала работать в моде. Лет до восемнадцати меня вообще мало интересовала одежда — маме стоило больших трудов затащить меня в магазин, чтобы купить замену прохудившимся джинсам или пуховик на зиму. Это странно, потому что я помню, как любила в детстве шить для своих одежду и наряжать бумажных кукол — их у меня было с десяток. Наверное, интерес всё же сидел где-то глубоко, однако истории в духе «я с младых ногтей залипала в журналы Vogue» не про меня. Хотя мама никогда не отказывала себе в покупке одежды, не сказать, что она придерживалась какого-то особенного стиля. Для меня это до сих пор больная тема: никто не прививал мне чувство прекрасного с детства и работать над воспитанием вкуса и стиля мне пришлось уже в сознательном возрасте.

Читать еще:  Как открыть fix price по франшизе

После школы я поступила в МИФИ — Московский инженерно-физический институт. Это было решение родителей: всю жизнь я считала себя стопроцентным гуманитарием, но тут пришлось погрузиться в физику и математику. Мама, естественно, выбирала вуз из соображений престижности будущей профессии: она думала, что после окончания я пойду работать в какой-нибудь «Росатом» и буду зарабатывать большие деньги. Тогда же у меня появился интерес к моде — думаю, я наконец начала чувствовать себя привлекательной и захотелось себя как-то украсить. В то время только начали появляться фэшн-блоги — так я открыла для себя дивный новый мир, в котором могла зависать по несколько часов в день. Сидела в пабликах «ВКонтакте», где девочки выкладывали свои луки. Некоторые из них, кстати, стали успешными стилистками и блогерами.

«Здравствуйте! Вот мой блог»

Курсе на четвёртом я окончательно поняла, что будущее в ядерной отрасли мне совсем неинтересно. Мне хотелось попробовать себя в качестве стилиста, но не было рабочих инструментов — собственно вещей. Мой гардероб был более чем скромным, а денег на одежду не было. Тогда я решила завести блог в ЖЖ и выкладывать туда всё, что думаю о происходящем в моде. Работать с текстами у меня всегда получалось хорошо, и написание заметок приносило удовольствие. Ближе к окончанию курса я решила попытать удачу в каком-нибудь глянцевом журнале, но резюме или портфолио у меня не было, так что моё сопроводительное письмо выглядело как: «Здравствуйте! Меня зовут Ира, я хотела бы работать в вашем журнале. Вот ссылка на мой блог». Ответили мне только из Collezioni: меня взяли стажёром и за почти пять лет я выросла до фичер-редактора.

Работа фэшн-журналистом подразумевает большой багаж знаний по теме не только моды, но и смежных сфер. Пожалуй, лучшее, что дал мне этот опыт, — знания об истории костюма, о природе стилистических направлений, о работе индустрии. Мне нравилось писать тексты и брать интервью, но однажды я почувствовала, что становится тесно. Хотелось попробовать себя в создании модной картинки — казалось, у меня есть потенциал. Моя главная редактор и подруга Таня дала такую возможность, и мы сделали несколько простых съёмок в паре с фэшн-редактором Лёшей. Ощущения были классные: из набора вещей ты создаёшь целостный, законченный образ.

На два фронта

В феврале 2015-го Collezioni закрыли, и я вместе с главредом перешла в Cosmopolitan Shopping на должность шеф-редактора. Не сказать, что эстетика журнала была мне близка, но именно благодаря этому месту я начала работать стилистом. Примерно год спустя мне предложили стать шеф-редактором сайта Harper’s Bazaar, где я продолжала развиваться в новом для себя направлении. Всё это время я трудилась на два фронта: писала и делала съёмки. И если на первом я чувствовала себя как рыба в воде, то со вторым дела шли не так гладко. Из-за нехватки опыта случались провальные съёмки — знаю, что о них нелестно отзывались коллеги за моей спиной. Общение с токсичными людьми тоже не прибавляло веры в себя. В 2017-м команду сайта распустили; я была уверена, что после недолгого перерыва вновь вернусь на штатную работу в какое-нибудь издание, но в итоге ушла на фриланс. Полтора года я работала и как журналист, и как стилист, но потом бросила все силы на второе.

Трудностей было много. Во-первых, большинство людей из индустрии долгое время воспринимали меня как автора, а не стилиста — отчасти потому, что по сравнению с коллегами мой опыт был невелик. Во-вторых, я никогда не работала ассистентом, о чём жалею, и многим аспектам приходилось учиться на собственных ошибках. Да что там, периодически провалы случаются и сейчас. Важно всё: от того, как сидит вещь на модели в кадре, до законченности образа с причёской и мейком. Кажется, что это всё мелочи, но, анализируя работы крутых стилистов, я стала понимать, что именно мелочи делают картинку. Признаться честно, я до сих пор не считаю себя состоявшимся профессионалом: прокачивать навыки приходится каждый день и я всегда стараюсь сделать новую съёмку лучше предыдущей. От синдрома самозванца никто не застрахован.

Месяц без съёмок

Работа фриланс-стилистом — это постоянная борьба с собственным эго. Ты можешь неделями сидеть без работы, наблюдая, как твои коллеги каждый день что-то делают, и чувствовать себя бесталанным ничтожеством. Летом у меня случился нервный срыв: мне казалось, что я никому не нужна, у меня нет способностей и никому не нравятся мои съёмки. Я искренне завидовала тем, у которых есть регулярная работа: казалось, вот оно — счастье.

Сейчас я понимаю, что ежедневные съёмки сами по себе ничего не значат. Если ты не Лотта Волкова, вряд ли тебе приходится работать исключительно с топовыми клиентами и классными журналами. Соглашаясь на сомнительные проекты, ты растрачиваешь энергию и творческий потенциал, поэтому куда важнее расставлять приоритеты, а не гнаться за востребованностью. У меня нет стабильного графика съёмок, каждый месяц всё по-разному. Например, этот январь неожиданно превратился в сплошной отпуск — ни одного проекта. Конечно, это страшно: думаешь, а вдруг следующий месяц будет таким же? Дело не только в заработке, но и в самом факте: кажется, что если клиенты и журналы не предлагают тебе работу, значит, ты хуже остальных. Причин, однако, может быть множество. Например, в нашей индустрии заказы часто появляются благодаря связям: кто-то тебя посоветовал или твой друг-фотограф привёл тебя на проект. Есть даже те, кто специально пытается подружиться с влиятельными ребятами, но мне такой подход не близок — возможно, поэтому весь январь я просидела без работы!

Публикация от irina dubina (@iradubina) 17 Янв 2018 в 2:27 PST

Грубые клиенты и непредвиденные расходы

Мне кажется, людям со стороны трудно поверить, что профессия стилиста — эмоционально и физически тяжёлый труд, но это действительно так. Ты таскаешь тяжеленные пакеты, бегаешь по городу в поисках нужных вещей, а на съёмках ползаешь на коленях, чтобы завязать шнурки на обуви. Нередко работаешь с неприятными клиентами, которые хотят «то, не знаю что», считают твой гонорар слишком высоким и уверены, что понимают в стайлинге лучше тебя. Принимаешь участие в проектах, за которые платят очень мало или «забывают» заплатить вообще. Зачастую берёшь на себя полную ответственность за вещи, чья цена сопоставима со средней зарплатой в Москве.

Последний пункт, кстати, самая большая боль фриланс-стилистов: те, кто работает с журналами, обычно в большей безопасности, поскольку ответственность за вещи берёт на себя издание. В моей практике проблемных ситуаций хватает. Однажды ассистент недосмотрела и при сдаче на шёлковом платье обнаружилась зацепка — при этом вещь даже не надевали на модель. К счастью, его удалось починить, но за ремонт я заплатила сама. На другую съёмку я покупала топ-комбинацию и забыла проверить его в магазине — постфактум на нём тоже оказалась зацепка. При возврате доказать, что так и было, естественно, не удалось — вещь пришлось выкупить, а стоила она, мягко говоря, немало.

Бывает, что в процессе съёмки модель неудачно присела или наступила, порвала шов, стёрла подошву обуви, растянула колени на штанах — ответственность за это опять-таки на тебе. Доходило до смешного: как-то в магазине меня уверяли, что я отпорола бирку на боди, а затем пришила её другими нитками. Короче говоря, боюсь даже прикинуть, сколько денег мне пришлось вытащить из своего кармана на такие непредвиденные расходы. А клиент, увы, далеко не всегда готов жертвовать рублём.

Вещи и ограничения

Кстати, вопрос, где брать вещи для съёмок, ещё одна больная тема для большинства местных стилистов. Брендовых шоурумов, которые предоставляют семплы, то есть образцы подиумных вещей, в Москве очень мало, поэтому часто приходится договариваться с местными магазинами. Насколько я знаю, такая практика распространена только в России — в Европе и Америке такого нет. Магазинам, в свою очередь, тоже нет резона одалживать вещи, особенно если ты снимаешь для немосковского клиента. А вдруг это платье или туфли мог бы кто-нибудь купить? Каждый раз приходится уговаривать пиарщиков дать хотя бы пару позиций.

Второй момент — с одеждой из магазинов нужно быть максимально внимательной и аккуратной, не дай бог при возврате на ней обнаружится дефект. С одной стороны, такая ситуация ограничивает рабочий диапазон, но с другой — ты можешь прокачать скиллы нестандартного подхода к стайлингу. Я, например, решила, раз у меня нет возможности постоянно брать на съёмки Gucci и Balenciaga, буду искать классные вещи в других местах: в секондах, винтажках, на «Авито». У меня дома уже склад одежды, обуви и аксессуаров, которые я покупала специально для съёмок и использую регулярно. Это, кстати, очень удобно: всё под рукой и не надо каждый раз бегать по всему городу. Сперва мне было жалко тратить кровно заработанные на такие закупки, но теперь понимаю — это мой набор инструментов для работы.

Фотограф и копирайтер стала стилистом-имиджмейкером и открыла собственный бизнес

Интервью с Ириной Ергиной о том, как она стала стилистом-имиджмейкером, как находятся клиенты, кто и почему обращается к стилистам, плюсы и минусы профессии.

– Расскажите, где родились, где учились?
– Родилась я в Санкт-Петербурге, по профилю работы училась в имидж студии 28 и имидж центре Е2-Е4. Также обучалась в школе причесок и визажа, там получила образование визажиста и мастера по прическам. Закончила годовую мастерскую тренера личностного роста. Так же у меня два высших образования: первое техническое – системный администратор, а второе – юридическое.

– А где Вы работали после окончания ВУЗа?
– Я работала по профилю в юридической фирме, сначала была администратором, потом меня отправили учиться на юриста, и после этого я уже руководила юридическим сектором.

– А как получилось, что Вы так перепрофилировались?
– Как говорят мои друзья, у меня хороший вкус, и я часто вместе с подружками, друзьями-мужчинами, родными ходила за одеждой для них. Зрела мысль, что нужно получить какое-то образование…просто для себя, я не думала становиться профессиональным стилистом. В первой имидж-студии, где училась, познакомилась с девушкой, которая была организатором мероприятий в институте семьи, я ей приглянулась, и она пригласила меня практически сразу после обучения преподавать в своей организации курсы женственного стиля. То есть я сразу погрузилась в работу. Одновременно пришли первые заказы. Так что свою деятельность я начала в 2009 году и к 2012 году у меня появилась база клиентов, а также первые тренинговые программы. В какой-то момент я поняла, что работаю на 2-х работах, это было очень тяжело. В итоге я выбрала свой бизнес.

– Бизнес это профессия стилиста-имиджмейкера?
– Да. Я стилист-имиджмейкер и тренер личностного роста. Я консультирую индивидуально и провожу занятия/тренинги/семинары по имиджу. Получается 2 направления – индивидуальная практика и обучение.

– А в чем заключается ваша занятость как стилиста-имиджмейкера?
– Индивидуальное ведение клиентов, тренинги и вебинары по стилю, стильные корпоративы в организациях.

В индивидуальной практике наиболее популярны три направления: консультация по стилю, разбор гардероба и шоппинг-сопровождение. Есть еще такие варианты как подбор прически и цвета волос, журнал стиля, индивидуальное обучение стилю.

Читать еще:  Как открыть свой журнал

Дополнительно веду модные колонки в нескольких электронных журналах.

– А как находились самые первые клиенты?
– Конечно же, все начинают с друзей и знакомых, потом знакомые говорят своим друзьям, те своим и так далее, то есть запускается сарафанное радио. Так же клиенты приходят с тренингов, хорошо проведенный тренинг = рост базы клиентов. Третий источник — это интернет: сайт, социальные сети. Человек ищет, находит меня, рассматривает, изучает отзывы, портфолио. И если виртуально я ему понравилась, то он решается на консультацию.

– Вернемся к тренингам личностного роста: с каким проблемами люди приходят?
– Если обобщить, то основные — заниженная самооценка и желание роста и перемен. Допустим, женщина сама себе не нравится, или не считает себя женственной, или не складываются отношения с мужчиной, с работодателем и другими. У меня есть два основных тренинга: один про женственность, второй про создание имиджа. И в первом, и во втором внешнее и внутреннее восприятие себя тесно переплетены.

Желание роста и перемен — это и личностный рост, и карьерный рост, которые в том числе связаны и с улучшением имиджа, а также просто тяга к изменению себя.

– А какой возраст у участниц тренингов?
– Какой-то возрастной срез сложно определить, в любом возрасте женщина хочет иметь свой стиль и быть женственной. Например, тренинг «Женственность — имя собственное» посещают женщины от 30 и до 60, то есть, возможно, присутствие на тренинге сразу двух поколений. Совсем юные девушки редко приходят на подобные занятия.

Кстати, еще я веду Курс стиля для подростков. Он рассчитан на девушек от 12 до 17 лет.

– Получается это только имиджевый тренинг?
– Я считаю, что любая встреча со стилистом, в том числе и тренинг, подразумевает и психологическую работу тоже. Не смотря на легкость подачи (вроде бы разговор о платьишках), стилисту иногда приходится затрагивать и глубинные вопросы восприятия внешности. Поэтому, всем начинающим стилистам рекомендую свои стилистические знания дополнить психологическим или около лежащим образованием. Например, на Курсе стиля для подростков есть занятие о создании первого впечатления, о самооценке. Без психологической подготовки не обойтись.

– Можно ли называть работу стилиста-имиджмейкера фрилансом?
– Все зависит от стилиста, потому что есть те, кто работают в организации, а есть те, которые работает сами на себя. Я — фрилансер, сама планирую свой график, и обычно у меня все расписано на месяц вперед.

– А есть ли у вас постоянные клиенты?
– Да. Приятно, что среди постоянных клиентов есть те, кто просто любит со мной встречаться, проводить время, хотя бы под предлогом шопинг-сопровождения. Я против «подсаживания» на стилиста, потому что если человек обратился к стилисту, то он должен получить всю необходимую помощь, ответы на вопросы, с которыми он обратился, и знания, которые он сможет потом сам применить в создании образа или во время самостоятельного шопинга.

– То есть какие-то дружеские связи налаживаются?
– Безусловно! Часто, сразу после первой же встречи завязываются хорошие отношения. А с некоторыми бывшими клиентами я даже приятельствую!

– Как проходит типичный рабочий день?
– Приблизительно так: наполнение сайта или группы новым материалом, обязательная работа по продвижению, встреча с клиентом или партнером. Если это простой месяц (не предпраздничный), обычно я стараюсь сделать одну встречу в день. Я всегда к встрече готовлюсь, настраиваюсь, а после нее отдыхаю. Для меня это очень важно. Если шоппинг-сопровождение, то в среднем 2-3 часа, если разбор гардероба, то тоже 2-3 часа. На шопинг-сопровождение часто уходит почти целый рабочий день, потому что перед встречей с клиентом, я обязательно готовлюсь, а после шопинга мы часто пьем вместе кофе. А вот, например, в декабре, все плотнее.

– А с чем это связано?
– Приближающийся Новый год! Идет покупка нарядов для корпоративов, семейных праздников. В общем, в этом месяце какой-то ажиотаж вокруг любой одежды, потому что начинаются праздники, скидки, все стремятся в магазины. В связи с этим больше встреч, график плотнее.

– Как вы следите за модными тенденциями?
– У меня много источников для изучения и отслеживания модных тенденций. Это и бесконечный интернет, и «живые» периодические издания, и группы модных журналов в соцсетях.

– Часто ли люди хотят одеваться ультрамодно, как показано в журналах, на неделях моды?
– Люди разные: кто-то хочет быть очень модным, с ног до головы в трендах, кто-то хочет одеваться рационально, и ему модные тенденции не особо нужны. Но стилисту в любом случае надо быть в курсе тенденций, быть современным, одеваться в ногу со временем.

– Как бы Вы охарактеризовали своих клиентов по полу, возрасту, профессии?
– В основном это женщины от 30 лет, интересующиеся своей внешностью. По статусу — совершенно разные: есть и бизнесвуменши, есть бухгалтеры, есть «свободные художники», фрилансеры, психологи. Я сопровождаю (реже) и мужчин, и подростков. Их приводят ко мне как раз довольные женщины, которые у меня побывали.

– А почему люди обращаются к стилисту, как думаете?
– Им хочется нравиться противоположному полу, хочется добиться карьерных высот, да и просто смотреть на себя в зеркало и нравиться себе. Гармоничная внешность (находящаяся в гармонии с внутренними потребностями) помогает добиваться всего чего возможно.

– С каким бюджетом вы работаете, если говорить о шопинг-сопровождении?
– Я работаю с любым бюджетом. Есть те, кто может себе позволить универмаг ДЛТ и очень дорогие марки, а есть женщины, которым нравится демократичный уровень. У меня большой опыт и я могу найти красивую одежду для бюджета любого уровня.

– Как составляется маршрут магазинов?
– Мы обсуждаем с клиентом, что нужно купить, какой бюджет. В основном, из этих факторов и складывается маршрут. Т.е. на предварительной встрече или в переписке решается, куда мы идем: в дизайнерский бутик или в большой торговый центр. Также маршрут зависит от параметров клиента, типа фигуры, возраста и размера, потому что у каждой марки — свои особенности: лекала, стилистика, размерный ряд, возрастной срез и т.д.

– А вот вы когда подбираете одежду, все-таки на своем настаиваете или учитываете желание клиента?
– Конечно, учитываю. Меня называют деликатным стилистом. Я стараюсь быть тактичной и аккуратной с каждым клиентом. Происходит примерно такой диалог. Я говорю: «Примерьте вот это», девушка пробует и говорит «надо же, действительно красиво», то есть, у нас нет никаких споров «не хочу это, не нравится это». Возможно также и предварительное обсуждение комплектов. Я могу подготовить какой-нибудь образ и показать иллюстрации, а клиентка мне сообщает: нравится — не нравится.

– У вас есть с клиентами какая-то образная связь, клиенты делятся, что изменилось у них после встречи или тренинга?
– Конечно. Клиенты оставляют отзывы на сайте, в группе. Самое важное, что развивается сарафанное радио, если я понравилась, меня рекомендуют своим друзьям, знакомым, родным. Когда ко мне кто-то приходит по рекомендации, то это самая большая благодарность от клиента.

– В процессе общаетесь на отвлеченные темы?
– Конечно, как я говорила, стилиста воспринимают как психолога в том числе. Я могу мотивировать, поддержать, выслушать, поделиться личным опытом, настроить клиента на позитивное восприятие своей внешности. Многие клиенты доверяют мне и делятся своими внутренними переживаниями. Это ценно для меня.

– А как вы к этому относитесь? Не надоедает?
– Нет. Я уже 7-й год практикую. Бывали случаи, когда клиентка делилась длинной личной историей вне отведенного времени для шопинга или ревизии. Но это было важно для нее, и я слушала. Подобные ситуации — 0.01% из всей моей практики. В основном мы обоюдно соблюдаем личностные границы.

– Были когда-нибудь конфликтные ситуации?
– Не припоминаю… вроде не было. Я достаточно гибкий человек, нахожу подход к разным людям. Без гибкости в нашей профессии очень тяжело. Конфликтов не было, а вот «Нет» говорить приходилось.

– Много ли стилистов имиджмейкеров у нас в городе?
– Достаточно много. Это новая профессия, сейчас она стала развиваться, многие активно интересуются своей внешностью: и женщины, и мужчины, и девочки, и мальчики. На мой взгляд, ниша уже практически заполнена.

– Как вы думаете, почему так произошло?
– Люди стали потихоньку узнавать, что есть такой человек, который как гардеробный врач может помочь оздоровить гардероб и внешний вид. Стали понимать, что не только за красивый душевный мир любят (если говорить о противоположном поле), но и за приятную внешность. А когда мы говорим о карьере, где встречают по одежке, то презентабельная внешность в достижении карьерных высот очень важна. Даже говорят, что человек, который хорошо выглядит, больше зарабатывает.

– А бывает ли такое что люди приходят для того чтобы измениться и соответствовать своей работе, или чтобы добиться повышения?
– Да, очень часто бывает. Налаживание партнерских связей часто требует, чтобы костюм соответствовал, создавал серьезный облик. Недопустимо приходить на деловую встречу дурно пахнущим или плохо одетым, это неуважение к партнеру. Достойная внешняя оболочка создает первое впечатление, это и первая ступенька в переговорах, и проявление уважения к собеседнику, так принято.

– А вы знаете, есть ли шопперы в Санкт-Петербурге?
– Есть. Нескольких знаю. Я, например! И думаю, что хорошо бы нам познакомиться поближе. Жаль, что у нас нет никаких сборов-фестивалей именно для стилистов-имиджмейкеров.

В основном в нашем городе стилисты-имиджмейкеры, так сказать, общего профиля: и шоперы, и консультанты, и специалисты по разбору гардероба «в одном флаконе».

Есть только имидж-тренеры: они ведут тренинги по стилю. Есть байеры — это те, кто занимается подбором и закупкой одежды. Есть мерчендайзеры, которые витрины украшают. Есть стилисты, которые занимаются исключительно работой на фотосъемках. Но если говорить именно о разборе гардероба, шопинг-сопровождении и консультации, в основном это идет в комплексе, потому что клиент часто хочет именно общий комплекс услуг. Это самое эффективное для того чтобы преобразиться. Эти три услуги идут вместе, и предоставляют их именно стилисты-имиджмейкеры общей практики.

– Почему именно такое название «стилист-имиджмейкер»?
– Стилист-имиджмейкер — специалист, работающий со всем имиджем человека: с прической, с визажем, с одеждой, с вербальным и невербальным имиджем и т.д. Рассматривает и улучшает образ в целом. Есть и другие категории стилистов: стилист-парикмахер, стилист-визажист.

– А как дальше планируете развиваться в этой сфере?
– Планирую обучение начинающих стилистов-имиджмейкеров. И это будет не школа получения профессии стилиста-имиджмейкера, а индивидуальные программы по продвижению услуг, поиску клиентов, партнеров и единомышленников, написанию продвигающих постов, уверенности в себе. Проект уже имеет название — Супервизия для имиджмейкеров: решение вопросов и помощь в продвижении ваших услуг.

– Какие плюсы и минусы в вашей профессии?
– Минус — работа без конца. Необходимо самой себя ограничивать по времени, заставлять, например, в 9 вечера выключать ноутбук и переставать работать. Это особенность фрилансерства: у нас нет такого дяденьки, который скажет: «В 18.00 работа закончена, иди домой».

Плюсов много! Это и осознание, что работа необходима, что каждый твой проект независимо от его размера приносит реальную пользу, что каждая минута работы способствует счастью очередной женщины или очередного мужчины. По сути, стилист-имиджмейкер, образно говоря, дает в руки каждому желающему важный инструмент – личное обаяние, которое помогает прямо или косвенно привлекать к себе хороших людей и хорошие события.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector