Сетевики пожирают малый бизнес

Сетевики пожирают малый бизнес

Гипермаркеты против киосков: как выживает малый бизнес в борьбе с сетевыми магнатами

Вот уже несколько лет торговые киоски Приамурья выживают под натиском крупных сетей. Прилавочные магазины теснят дискаунтеры, супер- и гипермаркеты. Предприниматели кричат о давящей конкуренции. Отчаявшись, многие сворачивают дело, освобождая дорогу тем, кто рискует. И выигрывает! Кто победит в переделе рынка и кому это выгодно: «Амурская правда» собрала истории благовещенских бизнесменов и мнения экспертов.

«Мы любим свое дело!»

Старт своему маленькому бизнесу Юлия Бризе и ее муж Александр дали в 2015 году. Молодые и отчаянные — тогда им было по 27 лет — взяли кредит в 100 тысяч рублей и пятачок торговой площади. «Семьдесят тысяч отдали за двухмесячную аренду, на оставшиеся 30 купили сигареты и набрали у агентов товары в рассрочку», — вспоминает Юлия Бризе. За два месяца начинающие бизнесмены рассчитались с долгами, и дело пошло в гору. Семья не скрывает: начинать было рискованно и страшно. Александр к моменту открытия только искал нишу в бизнесе, стабильной работы у него не было.

— Я трудилась главным бухгалтером на предприятии. Работу бросать не стала, дала себе зарок — всю прибыль в кассе до копейки как минимум полгода пускать на развитие магазина, — вспоминает Юлия.

50

миллионов рублей выделено на субсидии предпринимателям в 2018 году властями Амурской области. Условия предоставления поддержки сейчас в разработке. Право на участие в конкурсе дадут и владельцам малых торговых точек

Опытом в торговле супруги тоже похвастать не могли: она — экономист, он — по образованию учитель труда. Азы постигали, набивая шишки. Первое время не могли даже нанять продавцов. Оба директора стояли за прилавком по очереди, в ночную смену тоже. Довольно скоро точка начала приносить прибыль, появилась возможность расширяться. К тому моменту владельцы досконально знали все тонкости работы и управляющего, и продавца, и мерчандайзера.

— Я думаю, очень многие магазины сегодня разоряются из‑за неграмотного управления, — рассуждает Юлия Бризе. — Единицы готовы встать и торговать. Берут деньги у родителей или в кредит и сразу нанимают персонал, который потом их обманывает.

Юлия, прежде чем искать управляющих, сама руководила магазинами. «Я знаю, какую прибыль должна приносить каждая точка. Как меня могут обмануть?» — отмечает предпринимательница. Вместе с мужем они не раз разоблачали подворовывающий или некомпетентный персонал. «Однажды нам попался очень хитрый мальчишка-продавец. Он умудрялся продавать товар мимо кассы под видеонаблюдением, а выручку забирал себе. Но мы его вычислили. Он подносил продукты к оборудованию той стороной, где нет штрихкода, в итоге продажа не проходила через компьютер», — вспоминает Александр, как они ночами напролет листали накладные и отчеты.

— Нужно жить своим делом, болеть им и работать не покладая рук, — выводит первое условие успеха Юлия.

Теперь бизнесмены с улыбкой вспоминают, как просили у агентов отсрочки по долгам. Сегодня с их сетью сотрудничают больше 150 дистрибьюторов. А супруги поставили цель — в год открывать по одному магазину. Пока они движутся по графику. «Готовимся запустить четвертый супермаркет в центре города», — делится планами Александр.

Как конкурировать с монстрами торговли

Бизнесмены признают: конкурировать с супер- и гипермаркетами сложно. «За счет больших объемов крупные сети получают товар по цене ниже вплоть до 30 %! А люди в наше непростое время сравнивают и идут туда, где дешевле», — констатирует Александр. Многих неравные условия ломают. «Первыми с рынка уходят те, кто ошибся с выбором места для торговой точки», — отмечают предприниматели. Магазины Юлии и Александра находятся рядом с автотрассами и крупными объектами, через которые ежедневно проходит много людей.

— Рядом есть заводы и больницы. Я бы никогда не открыла магазин просто в жилом квартале и тем более в элитном доме. Максимум люди спускались бы ко мне взять лук или майонез, которые забыли купить в супермаркете, — отмечает Юлия.

Основная клиентская масса торговых точек днем — работники заводов, по ночам — таксисты. Ассортимент подбирают на любого покупателя. «Мы стали работать по типу закусочной. У нас всегда есть выпечка, готовые обеды и горячие напитки. В день только сдобы берут на 4—6 тысяч рублей», — отмечает Александр. Когда начался отток покупателей, владельцы магазина приняли решение трудиться и по ночам.

— Многие ошибочно думают, что работать круглосуточно невыгодно. Боятся: мол, кто придет ночью? Зачем нести затраты на коммуналку и зарплату продавцам ради 2—3 клиентов? Но есть люди, которые возвращаются домой с работы в 23 часа, когда все супермаркеты закрыты. Они покупают то же самое, что и клиенты днем. У нас был шок, когда мужчина в 4 утра пришел за краской для волос! — смеется Юлия.

39

торговых центров общей площадью 208 тысяч кв. м работают в Благовещенске, по данным на 1 января этого года

В век, когда больше всего ценят время, в прилавочных магазинах супруги стали внедрять принципы работы супермаркета, в основе которого — доверие и близость к покупателю. Здесь не запирают холодильники — клиент может сам выбрать пельмени, блинчики, мороженое и напитки. «Людям хочется ознакомиться с продуктом, почитать этикетку. Психологически человек настроен купить больше, если он берет товар в руки», — объясняет Юлия. Супруги-бизнесмены советуют хвататься за любой способ заработать. К примеру, недавно они начали доставлять товары на дом, и уже получают по несколько заявок в день.

— Кроме нас, эту услугу предоставляет только один магазин. Она востребована, особенно среди людей с ограниченными возможностями. Кто‑то сломал руку, например, или бабушка не может донести домой несколько пятилитровых бутылей воды, — рассказывает Александр.

Помимо экономической стратегии, Юлия Бризе вывела целую философию маленького магазинчика. Немаловажное место в ней занимает эстетика. «Многие считают затраты на электричество лишними расходами. Но благодаря хорошему свету выкладка товара кажется лучше, а в самом магазине покупателю уютнее», — подмечает хозяйка бизнеса. Даже к персоналу одно из требований — приятная внешность и умение общаться с людьми.

— Нам приходилось увольнять хороших работников за грубое обращение с покупателями, — не скрывает Юлия.

Ведь магазин в своем районе часто становится едва ли не комнатой психологической разгрузки. Продавцов знают по именам, рассказывают им о своих проблемах и даже дарят девушкам за прилавком цветы. «Бывает, что мужчины идут к определенной кассирше. А в прошедший Новый год у нас был рекорд: одной из наших продавщиц за смену подарили 40 шоколадок», — рассказывает Александр.

Бизнес борется за покупателя

Предпринимательское сообщество массово жалуется на катастрофическое падение прибыли. Малый бизнес давят возросшие налоги и новые требования — узаконить алкоголь через ЕГАИС, установить онлайн-кассы. Вместе с открытием новых гипермаркетов клубок этих проблем стал решающим поводом задуматься о закрытии дела и для Натальи (имя изменено по ее просьбе), которая 10 лет держала продуктовый минимаркет на окраине Благовещенска. Долгое время торговая точка была ведущей в микрорайоне Тепличный.

— А потом появились «Перекресток», «Острова», «Самбери», люди ездят туда на машинах, а к нам заходят, если что‑то забыли купить в крупном гипермаркете. Ко всему прочему у людей сейчас нет денег, упала покупательская способность», — сетует предприниматель.

К нам заходят только, если что-то забыли купить в крупном гипермаркете.

За последние два года оборот товара в магазине Натальи снизился почти наполовину. По ее словам, бизнес работает в ноль: прибыли хватает лишь на покрытие расходов. Подобные трудности переживают и крупные торговые сети: гипермаркеты «съедают» дискаунтеры и супермаркеты. К примеру, вернувшийся к жизни «Наш универсам» выдает чеки с надписью «Самбери». В компании подтвердили: теперь эти магазины входят в один холдинг с популярнейшей торговой сетью. Иными словами, торговые точки, оказавшиеся на грани банкротсва, купили конкуренты.

В сложившихся условиях в выгодном положении оказывается покупатель, за которого продавцы вынуждены бороться. По данным управления по развитию потребительского рынка и услуг Благовещенска, обеспеченность торговыми площадями в амурской столице превышает норматив более чем в два раза. В областной столице работает больше тысячи различных объектов торговли, 39 торговых центров. Каждый хочет, чтобы люди пришли к нему.

— С открытием «Самбери» отток клиентов в первую неделю у нас составил 50%, значительно упала выручка, — на условиях анонимности рассказали «Амурской правде» в одной из крупных торговых сетей Благовещенска, работающей 10 лет. — Спустя время люди стали возвращаться. Такое происходит всегда, когда на рынке появляется новый конкурент. И это заставляет старых игроков вливать средства в рекламу, ребрендинг, меняться. Мы, к примеру, набрали штат поваров и открыли собственное производство. Продаем людям то, что они хотят — готовые обеды, салаты, выпечку, даже хлеб свой начали печь.

И, пожалуй, еще никогда супермаркеты не делали столько скидок и акций с розыгрышами путевок на моря и бытовую технику.

«Речь о качестве»: как амурский инженер стал популярным поваром

Даже маленький бизнес может стать конкурентным. Это доказал амурчанин Виктор Косицын. В 2016 году уставший от неприбыльной работы инженер-строитель решился на отчаянный шаг — он уволился и запустил по Благовещенску гриль-мобиль. Это был фургон на колесах, оснащенный профессиональным оборудованием — печью и грилем. Виктор сам, будучи поваром-любителем, готовил стейки, шашлыки и овощи-гриль на глазах у покупателей. Так он стал владельцем единственного в городе ресторана на колесах, где элитные блюда, приправленные авторскими соусами, подавали в течение 20 минут и дешевле, чем в заведениях общепита. Первое время новоиспеченный бизнесмен дерзко парковался напротив гипермаркета «Перекресток».

— Люди делали заказы, пока шли в магазин, а сделав покупки, забирали готовое блюдо, — рассказал о своем опыте Виктор, не побоявшийся, что его бизнес «съедят» торговые гиганты.

«Речь о качестве и вкусе еды, — уверен предприниматель, привлекший покупателей уникальным ассортиментом. — В гипермаркете готовая еда лежит на прилавке целый день. А у меня стейк из-под ножа. И не нужно томиться в ожидании в ресторане». По подсчетам Виктора, в день благовещенцы заказывали от 20 до 50 порций. Прибыль составляла порядка 20 тысяч рублей, половина из них — чистая выручка. А плюсом кухни на колесах стала ее мобильность.

Читать еще:  Разведение опарыша как бизнес

— Меня приглашали люди при деньгах. Вечером в пятницу я приезжал, жарил им шашлыки, а после вечеринки возвращался домой, — отмечает Виктор.

По стечению обстоятельств амурчанин уехал в Санкт-Петербург вместе с бизнесом. Его гриль-мобиль по-прежнему на ходу, но уже в северной столице.

Мнение

«Маленькие магазины вымрут»

Борис Белобородов, председатель амурского отделения общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России»

— В сложившихся условиях маленькие магазинчики постепенно будут вымирать. Они не выдержат конкуренции с крупными сетями, если не получат поддержку от властей — муниципальные контракты, льготы по налогу на имущество. Это не очень хорошо, так как крупные гипермаркеты есть далеко не везде. А мелкие торговые точки работают в шаговой доступности от жилых домов и выполняют, в том числе, социальную функцию.

«Супермаркеты стимулируют конкуренцию»

Татьяна Кочергина, начальник отдела развития предпринимательства и конкуренции регионального министерства внешнеэкономических связей, туризма и предпринимательства

— Открытие больших супермаркетов на первоначальном этапе для мелких магазинов — потрясение. Но это развитие конкуренции, стимул искать свою нишу. Отток покупателей заставит предпринимателей не идти по накатанной дороге, а задуматься о качестве своего товара, о расширении ассортимента, появлении уникальной продукции. Закрываются те торговые точки, которые не хотят трансформировать бизнес под потребности современности. Более того, в районах области не хватает предпринимательской инициативы. У бизнесменов есть возможность получать муниципальные заказы на торговлю, но они просто не участвуют в конкурсах. На место старых предпринимателей приходят новые. По статистике, количество торговых площадей и мелких торговых точек в Амурской области растет.

«Клиентам нужно быстрое обслуживание»

Любовь Полищук, руководитель отдела рекламы и PR сети гипермаркетов «Самбери»

— Современная розница вытесняет традиционную торговлю за прилавком. Это связано с тенденциями рынка. Клиентам нужно быстрое обслуживание, люди не готовы тратить время на то, чтобы стоять в очереди, поэтому выбирают дискаунтеры, супер- и гипермаркеты. Покупатель хочет прийти в магазин и выбрать товар сам, не спрашивая у продавца цену и не приглядываясь к продукту из‑за прилавка.

Сетевики пожирают малый бизнес

В Петербурге продолжается негласная борьба между сетевиками и малым бизнесом. Когда в Питере началось активное развитие сетевых структур, к чему оно привело и еще может привести?

Тему разговора подсказала, в общем, сама жизнь. Недавно один мой приятель, который занимается поставками продуктов в крупные розничные сети, признался: наверное, буду уходить из бизнеса. «Входной билет» неимоверно дорогой, мы постоянно отдаем сетям какие-то штрафы, доплаты и т.д. Если раньше я поставлял до 80 наименований продуктов, то сейчас осталось меньше 20. Чистая прибыль – не более 5-6%. А деваться некуда», – жаловался он.

О проблемах малого бизнеса сегодня рассуждает Председатель Санкт-Петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков.

– Началось все в 2005 году, когда осенью был принят пресловутый документ «О концепции развития потребительского рынка Санкт-Петербурга на 2005-2007 годы». В нем стратегической задачей провозглашалось «развитие сетевого принципа организации торговли, привлечение в Санкт-Петербург крупных компаний, занимающихся созданием и эксплуатацией крупных торговых сетей». И малый бизнес сразу стали вырубать под корень. Сразу оговорюсь, сам по себе сетевой формат ни плох и ни хорош. В нем есть свои безусловные плюсы – низкие цены, большой ассортимент товаров и т.д. Но ситуация с гипермаркетами как со змеиным ядом – в малых количествах лекарства, в больших – яд. Вечером в Европе вы никогда не найдете работающего супермаркета. Там знают, что есть еще малый бизнес, которому тоже надо заработать. Сетевой и малый бизнес не должны быть антагонистичны. А у нас получилось по Черномырдину – хотели как лучше, получилось как всегда.

– Вы считаете, что это просто банальная ошибка?

– Нет, ну коррупционную составляющую отрицать просто бессмысленно, она есть. Но неверно сводить все только к коррупции и злому умыслу. Судя по моим наблюдениям, есть несколько групп чиновников. Одни – да, коррупционеры. Но есть и умные порядочные люди. Просто ошиблись, просчитались. К тому же у меня есть основания полагать, что топ-менеджмент города далеко не всегда при принятии решений получает адекватную и достоверную информацию. Во всем мире сетевая торговля есть – значит, надо импортировать. Однако сейчас уже ситуация критическая – по данным Петростата, на 1 июля 2007 года соотношение совокупного объема продаж крупного розничного бизнеса (а его с большой долей вероятности и можно считать сетевым) и малого таково: 81% против 19%. А еще в 2005 году соотношение было 63% и 37. Да ладно бы просто строили супермаркеты! За два года прошла целенаправленная зачистка малого бизнеса. Чтобы отчитаться перед начальством о реализации концепции, чиновники начали сносить мелкую розницу. Первыми мы потеряли остановочные павильоны. Около 1800 штук. Это значит, что больше полутора тысяч предпринимателей и их работников потеряли работу.

Следующий удар – метро. Там было свыше 2 тысяч предпринимателей. А ведь огромное количество объектов строилось на кредитные деньги, срок окупаемости которых несколько лет! Третье. Комплексы мелкорозничной торговли (КМРТ). На рубеже тысячелетий их было 880, а всего через шесть лет – 249. Уже в прошедшем феврале их осталось 219. Сейчас очевидно, что КМРТ в Питере не больше двухсот. Умножьте количество исчезнувших комплексов хотя бы на пятьдесят – по среднему числу торговых точек на одном комплексе – счет разорившихся пойдет на десятки тысяч! Я по опыту предпочитаю умножать на сто.

Причем, это только прямой ущерб от перекоса в сторону развития сетей – экономический и социальный. Дальше начинают «сыпаться» смежные отрасли, местный пищепром, например. Производителям оказывается просто некуда сбывать свою продукцию. Возможный выход — изготовление по заказу сетевиков товаров под их торговыми марками — неприемлем, т.к. закупочные цены предлагаются ниже себестоимости. Хотя бы потому, что себестоимость молочных продуктов из натурального молока — 10 рублей за литр, а из новозеландского порошка — 3 рубля. Поскольку сети супер- и гипермаркетов занимают монопольное положение на рынке, они могут диктовать свою волю и поставщикам тоже. Вы уже наслышаны о том, какие условия они могут ставить. Получается, что не сети для нас, а мы для сетей.

– Но, похоже, до этого никому нет дела…

– Не скажите. Еще в мае прошлого года практически одновременно главы ФАС и МЭРТа Артемьев и Греф выступили с предложениями ограничить сетевую торговлю. Артемьев предлагал снизить порог доминирования раз в пять-шесть. И это нормально. В Европе ограничения действуют – как только ты их превышаешь, у тебя должны начаться сложности с получением пятен под застройку и т.д.

Греф предложил тоже любопытную вещь – законодательно запретить создание торговых сетей в городах с населением менее 40 тысяч жителей. У американцев в свое время был печальный опыт. Когда самая большая и агрессивная сеть магазинов в мире – WallMart двинулась по маленьким американским городам, люди столкнулись с очень неприятной вещью – строится гипермаркет и город экономически умирает. Исчезает мелкая розница, а дальше как костяшки домино начинают «сыпаться» все, кто был рядом. Разоряется парикмахер, кондитер, частный врач. Американское правительство решило, что в маленьких городах крупным магазинам делать нечего. Герман Греф тоже предлагал нечто подобное. Эти идеи прозвучали в мае прошлого года.

– Но так ведь долго продолжаться не может. Должна же экспансия когда-то закончиться? Рынок не резиновый.

– Верно. Если сетевую экспансию не ограничить законодательно, борьба может в итоге привести к созданию нескольких мегакорпораций, которым некуда будет развиваться дальше. И они рухнут. И рынок с ними.

С сетевой экспансией трудно бороться еще и потому, что в нашем законодательстве в принципе нет такого термина, как «сетевая торговля». Доходит до анекдотичных вещей. Торговля через автоматы, к примеру, сигаретами, называется вендинговой. Так вот, если завтра с автоматом у вас будет что-нибудь не так, ничего нельзя будет сделать. Согласно законодательству, вендинговой торговли у нас в стране нет. Нет термина «сеть розничных супермаркетов», нет «интернет-магазинов» – таких терминов можно насчитать сотни. Остро назрела необходимость единого федерального закона о розничной торговле, где были бы прописаны все аспекты взаимоотношений малого и крупного розничного бизнеса. Пока же эту сферу регулирует либо региональное законодательство, либо федеральное отраслевое, например, закон о розничной торговле алкоголем.

А на самом деле я думаю, что в итоге мы все равно достигнем нужного баланса. Законы экономики и природы еще никто не отменял. Другой вопрос – когда это произойдет и какую цену мы за это заплатим.

Ситуацию на рынке «Фонтанке» прокомментировали специалисты

Председатель Совета директоров Союза участников потребительского рынка (СУПР), депутат Госдумы Петр Шелищ:

– С точки зрения выгоды и удобства, для потребителя, конечно, хороши именно сети. Там действительно цены на товары оказываются ниже, чем в обычных магазинах. К тому же в сетевых магазинах обычно поддерживаются определенные стандарты качества продуктов и обслуживания – покупатель уверен, что завтра он купит такой же продукт, что и вчера. Что, к сожалению, совсем не гарантировано в магазинах малого бизнеса. Но при этом не могу не отметить, что малый бизнес – это еще и сфера занятости огромного количества людей – и в самой торговле, и в товаропроводящей сети. Это вечером человек – ПОКУПАТЕЛЬ. А днем ему зарабатывать нужно. Поэтому государство должно обеспечивать некий баланс интересов малого и крупного бизнеса. Почему в Европе поддерживают, например, своего агрария? Потому что там понимают, что если этого не делать, государству придется дополнительно СОДЕРЖАТЬ миллионы людей, которые в принципе могут это делать и сами.

Я против того, что районы Петербурга поощряют в городском соревновании за увеличение доли соотношения «розничные сети-магазины малого бизнеса». Чиновники соревнуются между собой, кто больше построит сетей – это не правильно. А что касается предложений Артемьева и Грефа об ограничении доминирования сетей… Мне кажется, они неисполнимы. Сети – это несколько (или много) магазинов, принадлежащих одному юридическому лицу. Какая, скажите, проблема, если будет нужно, разделить компанию на несколько юридических лиц? Никакой. Я думаю, будет достаточно просто дать право местной власти ограничивать время работы торговых объектов площадью свыше 400 квадратных метров. Причем, только в случае, если доля общей площади таких объектов превысит половину общей площади всех торговых объектов города. В Европе, насколько мне известно, именно так и поступают.

Читать еще:  Как начать свой бизнес с нуля в Беларуси?

Начальник отдела маркетинга компании «Лента» Наталья Ардонская:

Надо сказать, что рыночные тенденции неотвратимы. Если рассмотреть показатель концентрации рынка в европейских странах, то станет очевидно, что тенденция к укрупнению бизнеса ритейла характерна в первую очередь для развитых стран. Голландия – 93%, Франция – 88%, Германия – 70%, Великобритания – 67%, Чехия – 27%, Польша – 17% ,Турция – 7%, Россия – 5%(Данные «ACNielsen»).

Доля сетевой розницы в Санкт-Петебурге действительно высока. Допустим, что показатель концентрации рынка равен 80% (хотя, по другим данным, это 70%). Но более важна другая цифра: сколько компаний делят между собой эту долю. Давайте, обратим внимание на показатель по Германии. В этой стране 70% рынка удерживают всего пять компаний. Теперь предлагаю посмотреть, сколько игроков в Петербурге составляют 80% рынка. Судя по данным из отчета РБК за 2006г.: более 30 компаний!

Как делить покупателя? Малые бизнесмены Югры устали бороться с «сетевиками»

В Нижневартовске открылся очередной торговый центр, который обещал не уступать по своим масштабам сургутским моллам. Но всё же уступил – резюмируют вартовчане. В магазине почти не представлены популярные бренды одежды, и жители города по-прежнему отправляются на шопинг в Сургут. Зато немалую часть площадей здесь занял очередной продуктовый гипермаркет под федеральным брендом. И это нанесло новый удар по малому бизнесу города. Но, судя по всему, владельцы маленьких магазинов уже устали бороться за выживание.

Нельзя не пустить

Не прошло и трёх лет с тех пор, как местное бизнес-сообщество открыто заявило, что «федералы» вытесняют «малышей», и потребовало от окружных властей вмешаться. Напомним, что пик недовольства «сетевиками» пришелся на 2013 год. Тогда, во время встречи с бизнес-омбудсменом Ольгой Белоножкиной нижневартовские предприниматели вели речь о чуть ли не массовом закрытии торговых точек шаговой доступности. Крупные игроки рынка вполне могли себе позволить продавать товар дешевле или даже, в некоторых случаях, в убыток. Логично, что жители города сделали выбор в пользу новых гипермаркетов. Натерпелись от нашествия ритейлеров и местные товаропроизводители. Покупать их товары федералы не отказывались, однако выставляли невыгодные условия.

На сей раз, предприниматели уже не поднимают шума, очевидно, осознав бесперспективность борьбы за выживание. Единственная структура, которая теоретически может остановить наступление федералов, – Федеральная антимонопольная служба. А она претензий к сетевикам не имеет. По данным заместителя руководителя УФАС по Югре Василия Иванова, в минувшем году было зарегистрировано всего два обращения на действия сетевых компаний. Жалобы написали предприниматели из Сургута и Лянтора. Однако специалисты ведомства нарушений не обнаружили. Например, доля сети «Магнит» на продуктовом рынке в Югре составляет всего 7,3%. По закону, ограничить компанию, например, в приобретении или аренде дополнительных торговых площадей можно только в том случае, если она занимает четверть рынка.

Между тем, развитие малого и среднего бизнеса приносит доход не только его владельцам. Создаются новые рабочие места, и, что важно, «малыши» обеспечивают приток налоговых поступлений в местную казну. Ритейлеры же платили и до сих пор платят налоги по месту своей регистрации. Депутат нижневартовской думы Сергей Землянкин неоднократно предлагал выйти с законодательной инициативой на федеральный уровень: пусть крупные игроки платят налоги с квадратного метра и по месту нахождения объекта:

«Сегодня, если площадь торгового зала не превышает 150 квадратов, налог платится, исходя из квадратуры, вне зависимости от места регистрации предприятия. А почему нельзя применить аналогичный закон, даже если торговая площадь «сетевика» 1000 квадратов? Я никак не могу получить ответ на этот вопрос. Значит, кто-то лоббирует интересы транснациональных компаний?»

Однако в администрации уже не раз отвечали на подобного рода выпады. В конце концов, многие местные бизнесмены сами продали «сетевикам» торговые площади. Сити-менеджер Алла Бадина утверждает, что закрыть город от прихода федеральных сетей невозможно, а местным предпринимателям никто не мешает участвовать в аукционах на земельные участки под строительство торговых центров.

Ищите фишку

Владелец небольшой торговой точки в Нижневартовске Артур Аббасов признаётся, что, несмотря на близкое соседство с гипермаркетом, от нехватки покупателей он не страдает. Жители микрорайона приходят к нему за хлебом, сметаной, выпечкой. Покупают кое-что из мясной продукции – то, чего не продают в сети. И даже фрукты-овощи, которые по цене выше, чем в большом магазине, люди покупают здесь – качество выше.

Представители самых разных структур не отрицают, что малому и среднему бизнесу сегодня трудно. Однако специально его никто не давит. Более того, руководитель уральского представительства Агентства стратегических инициатив Даниил Мазуровский сообщил, что Югра создает самые комфортные в УрФО условия для ведения бизнеса. А по некоторым пунктам автономия вошла в десятку лучших по России.

Тем не менее, факт остаётся фактом – местные магазины неуклонно теряют выручку. Особенно это бросается в глаза в Ханты-Мансийске. Жители югорской столицы замечают, что с приходом в город «Райта», «Магнита», «Ленты» их родной «Югра-торг» чувствует себя неуверенно. Не говоря уже о более мелких торговых точках. Едва влачит существование и городской рынок.

Сегодня Югре, в отличие от большинства регионов России, приходится сталкиваться в новыми торговыми реалиями. Ведь исторически здесь не было крупных магазинов. Но теперь сетевики добрались до «северов». Всё идёт к тому, что малому бизнесу предстоит окончательно пересмотреть свои подходы к работе, ориентируясь не на массовые продажи, а на уникальный ассортимент.

«Я не понимаю, какой сейчас смысл «сталкивать лбами» гипермаркеты и мелкие магазины. У всех своя функция, – рассуждает вартовчанин Пётр Левшин. – Если надо продукты на неделю закупить, я еду в большой магазин. А если хлеба и молока после работы взять – заскочу в маленький возле дома».

Вопрос лишь в том, сможет ли этот маленький магазин выжить.

Подстроиться под рынок

Сергей Великий, депутат думы Югры:

– Даже в непростой экономической ситуации округ продолжает поддерживать «малышей». Более того, антикризисный план включил в себя новые механизмы поддержки – от грантов и снижения арендных ставок до налоговых каникул для начинающих бизнесменов. Например, в рамках нижневартовской муниципальной программы на 2016-2020 годы, разработана система мероприятий по созданию благоприятной среды для развития предпринимательства. На эти цели только из городской казны направят свыше 43 млн рублей.

Сегодня называть заход федеральных сетей в Югру проблемой уже не следует. Те, кто умеет подстраиваться под рынок, пользуется инструментами, которые дают закон и госпрограммы поддержки, остаются в бизнесе. Окружные власти помогают решить вопросы с недостатка собственных средств, минимизируют сложности в получении кредитов, помогают решить вопрос с имущественной базой и даже повышением квалификации кадров. И всё это даёт «малышам» неплохие преимущества.

Мнения из социальных сетей

«Есть здоровая конкуренция, когда побеждает тот, к кому больше народа идет за покупакми. А это следствие того, что он предлагает именно то, что покупателям нужно» (Антон).

«Всё, время маленьких лабазов ушло в прошлое, надо это ясно и чётко понимать. Революция высоких технологий, а не злая воля власти уничтожает малый торговый бизнес. Надо перестраиваться или бросать свою торговлю и гибко обучаться другим ремёслам. Кто знает, возможно через 30 лет и гипермаркеты умрут, а вы будете сидеть у компа и заказывать всё прямо на дом, с доставкой» (Николай).

«Я вижу выход только в волевом решении властей, направленном на развитие малого бизнеса. Но его не поднимают, а только гнобят и обкладывают бумагами. Стране не нужна деловая активность населения» (Ольга).

«В гипермаркетах повсеместно низкое качество обслуживания покупателей. Поэтому продавцам маленьких магазинов нужно стать эталоном благожелательного отношения к покупателям. Пускай заучивают как зовут по имени-отчеству постоянных покупателей. И улыбаются, улыбаются, улыбаются» (Алексей).

Покупай локальное

Александр Калинин, президент общественной организации малого и среднего бизнеса «Опора России»:

– Сегодня бизнес вынужден работать в условиях сжимающегося рынка и растущих издержек. Естественно, в такой ситуации он будет частично уходить в тень. Если мы хотим изменить ситуацию, мы должны осознанно делать растущие рынки и падающие издержки. Как это сделать?

Мы должны культивировать новую модель рынка под названием «Покупай локальное». И это должна быть осознанная региональная политика. Посмотрите на Европу. Там, например, никто не пьет привозное пиво. Пьют только местное, потому что оно лучше, свежее. Это как раз пример локального рынка. И таких локальных рынков в нашей стране много – молочные продукты, ягоды, варенье, рыба. Именно такие локальные рынки могут помочь расти малому бизнесу в сотнях российских муниципалитетов. И на этом можно строить принципиально новую экономику.

Теперь о снижении издержек. Впервые за много лет этот вопрос включен в государственную повестку. Есть налоговые каникулы для индивидуальных предпринимателей, есть у регионов возможность снижать ставку по «упрощёнке». Но к этому тоже нужно подходить осознанно. Если мы людям постоянно создаём дополнительные издержки, но при этом призываем их активно развиваться – это неправильно! Нужно переоценить тот пакет административных барьеров, которые уже созданы и которые планируется создать.

Я вспоминаю 90-е годы. Тогда экономические процессы шли очень активно, потому что в малый бизнес пришли большие массы людей. А сегодня у нас есть большой резерв по привлечению в экономику молодежи, которая может принести в малый бизнес знания, задор, патриотизм.

Минпромторг озабочен тем, как крупные торговые сети убивают мелкую розницу

Губернаторам разъяснили слово «минимальный»

Постановление правительства от 9 апреля 2016 года утвердило правила, в соответствии с которыми регионы должны рассчитывать нормативы минимальной обеспеченности населения торговыми площадями. Однако органы власти регионов восприняли указание превратно, следует из письма Минпромторга. Как следует толковать слово «минимальный», министерство разъясняет с использованием жирного шрифта.

Читать еще:  Чем заняться? Поиск идеи для своего бизнеса

«Обращаю особое внимание, что нормативы устанавливают минимально допустимое количество торговых объектов, то есть определяют нижние пороги обеспеченности населения торговлей», — говорится в письме (копия есть у «Газеты.Ru»), где пять последних слов, а также слова «минимально допустимое количество» выделены жирным. Документ за подписью замминистра Виктора Евтухова разослан по списку в органы исполнительной власти всех регионов (всего 85 адресов).

Востребованность и необходимость торговых объектов любого формата определяется исключительно готовностью бизнеса к созданию новых объектов.

Использование минимальных нормативов в качестве обоснования для сокращения существующих или недопущения открытия новых торговых объектов, прежде всего малых форматов, недопустимо, отмечается в письме.

Скидки как стратегия экономии

В качестве дополнительного стимула Минпромторг указывает, что степень превышения нормативных минимумов в сфере торговли будет одним из критериев для оценки деятельности органов власти регионов.

Для комфорта потребителей и развития производства важно разнообразие торговых форматов, прокомментировал «Газете.Ru» свое письмо Виктор Евтухов. Он отметил, что «огромное количество производителей не разовьются за счет одних лишь сетей», для этого не у всех есть необходимые мощности, «форматные» товары, вес на рынке, чтобы договариваться с сетями о поставках.

Маленькие магазины, базары и ярмарки важны как канал сбыта для фермеров. «Это абсолютно неадекватная ситуация, когда для производителя в каком-то муниципалитете не хватает места на ярмарке», — возмущается он.

Постановление правительства о минимальных нормативах устанавливало понятные правила для формирования в регионах разноформатной торговой инфраструктуры, подчеркнул Евтухов. «В ближайшее время мы дополним их нормативами минимальной обеспеченности населения торговыми местами по продаже продтоваров на розничных рынках», — пообещал замминистра.

В этих нормативах будет учтена специфика территории, в том числе климатические и географические особенности. «Это должно остановить процесс сокращения малых и нестационарных торговых объектов и даст производителям дополнительные каналы сбыта», — полагает он.

Экспансия сетей

На практике присутствие малого бизнеса в розничной торговле продолжает сокращаться — его вытесняют крупные торговые сети, которые в условиях кризиса продолжают наращивать свое присутствие в регионах.

Россиянам приходится несладко

Оборот розничной торговли в России продолжил падать в первом полугодии 2016 года: по данным Росстата, падение составило 5,7%. Темп роста выручки крупнейших сетей тем временем остается на высоком уровне. Так, X5 Retail Group заявила об увеличении доходов за первое полугодие на 26,3%. Основной вклад внесло расширение торговой сети эконом-класса «Пятерочка» — только во втором квартале Х5 открыла 539 таких новых магазинов.

Выручка «Ленты» в первом полугодии 2016 года выросла на 21,9%, в том числе за счет открытия новых гипер- и супермаркетов. Сеть «Дикси» также нарастила за этот период выручку на 20,2%. «Магнит» в первом полугодии выручил почти на 15% больше, чем за тот же период в прошлом году, нарастил сеть почти на 800 новых магазинов, а в августе анонсировал открытие новых гипермаркетов. Открывала новые дискаунтеры и сеть «О’кей», нарастив выручку на 10,1%.

Розничный сговор

Информацию об обороте розничной торговли Росстат дает без разбивки по сегментам и форматам торговли, однако выделяет долю розничных рынков и ярмарок. Из года в год она устойчиво сокращается — с 10,4% в июне 2012 года упала уже до 7% в июне 2016 года. В столице доля ярмарок выше среднего по стране, но и снижается быстрее — с 15,5% в июне 2015 года она сократилась за год до 12,3%.

«Точной статистики у нас нет, но то, что крупные сети активно наступают на мелкую розницу, мелкую и среднюю, — это факт», — говорит Александр Жарков, председатель совета московского отделения «Опоры России».

Формально региональные правительства, конечно, не поддерживают развитие сетей за счет малого бизнеса, однако зачастую чиновники убеждены в том, что сети платят больше налогов и работать с ними проще, говорит общественный деятель.

Кризис: стратегия выживания

«Я являюсь членом комиссии по мелкой рознице и вижу, как благодаря лоббизму сетей правительство ставит вопрос о переносе мелких торговых объектов, например, дальше от сетевых магазинов. Это касается тех же киосков с мороженым, а мотивируют тем, что этот товар уже есть в сетевых магазинах», — приводит пример Жарков.

В целом в Москве закрылось много небольших магазинов за последние годы, в спальных районах явно доминируют торговые сети, продолжает он. В других регионах тенденции похожие, а там сети еще быстрее убивают мелкую розницу. В результате государство может столкнуться с печальными последствиями, предостерегает Жарков: прежде всего вырастут цены, поскольку нескольким крупным игрокам проще между собой сговориться, чем сотням мелких точек. Качество товара тоже может пострадать.

В то время как крупные федеральные сети продолжают экспансию, сокращаются средние и региональные, отмечает президент Коалиции киоскеров Владлен Максимов.

«Они жалуются, что получают товар от поставщиков по тем расценкам, которые в федеральных сетях в рознице», — говорит он. А на мелкую розницу продолжается административное давление в разных регионах. Самая сложная ситуация сейчас в Калужской области, в Липецке, отмечает Максимов.

«Говорят одно и то же: внешний вид плохой. Конечно, плохой, если у людей твердых прав нет», — возмущается он.

В кризис это может быть естественный процесс, полагает директор Союза независимых сетей Сергей Кузнецов. «В условиях неблагоприятной экономической ситуации идет консолидация рынка. Наиболее сильные компании увеличивают долю даже на падающем рынке за счет более слабых, которые уходят», — констатирует он.

Но сам российский розничный рынок еще находится на этапе становления, доля сетевого ритейла в России сейчас около 50%, а на развитых рынках она выше.

Поэтому этот процесс, скорее, нормальный, но государство должно следить за тем, чтобы не создавать преимущества тем или иным игрокам, заключает эксперт.

“Есть стало просто нечего”: как торговые сети уничтожают малый бизнес и здоровье покупателей

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 10 ЗР
  • 2 часa промо-показов 20 ЗР
  • 3 часa промо-показов 30 ЗР
  • 4 часa промо-показов 40 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Все больше крупных торговых сетей заходят в регионы, вытесняя мелкие продовольственные магазинчики с рынка. Местные муниципальные власти открыто заявляют о невозможности бороться с экспансией крупных торговых сетей. И минус не только в том, что вся их прибыль уходит в Москву, но и в том, что качество продукции оставляет желать лучшего, пишет Ura.ru.

“Если бы хоть часть торговых помещений или общепита была в собственности города, мы бы могли влиять на ситуацию. Но 100% торговых площадей – частные, собственники сами решают, кому их отдать”, – поделилась с Ura.ru председатель комитета по товарному рынку администрации Екатеринбурга Елена Чернышева.

По ее словам, невозможно доказать, что торговая сеть является монополистом, ведь все торговые точки зарегистрированы на разные лица.

Региону пользы от прихода крупных торговых сетей немного. Создаются новые рабочие места и бюджет пополняется зарплатными налогами, однако вся остальная прибыль уходит в Москву. Тем временем крупные ритейлеры успешно вытесняют с рынка местных благодаря более низким ценам.

“Крупные сети недоступны для небольших кооперативов, фермеров. Только входной билет туда стоит 200-300 тыс рублей. Кроме того, товар нужно привозить расфасованным, упакованным. А для этого надо нанять фасовщиков, оборудование купить. Столько денег у нас просто нет”, – сообщил изданию известный свердловский сельхозпроизводитель, заместитель директора АПК ООО “Диетпродукт”, председатель СПК “Галкинский” Василий Мельниченко.

“За заключение договора с каждым магазином мы платим от 80 до 100 тыс рублей. Потом платим за наименование каждой продукции, которую будем поставлять, от 5 до 15 тыс рублей. Я выпускаю 150 наименований товара – это торты, пирожные. То есть весь ассортимент не представишь”, – уточнила руководитель кондитерской сети “Кешка-сладкоежка” Валерия Пахтаева из Югры.

По ее данным, для заключения договора сети требуют, чтобы срок годности ее продукции был дольше трех-пяти дней.

“Из чего их надо делать, чтобы они хранились дольше? Они говорят: хоть дерьмо положите, главное, чтобы дешевле было. Сотрудничать мы отказались, теперь в сетях лежат торты “Мирэль”, “Равелла”, которые хранятся по полгода. Даже страшно представить, за счет чего. Да и вся продукция такая – есть стало просто нечего”, – добавила Пахтаева.

Директор сургутского хлебозавода Сергей Пустозеров также рассказал, что сети требовали увеличения срока годности хлеба с 2 до 10 дней. Однако “пичкать химией” хлебобулочные изделия он отказался, из-за чего получил убыток в 15 млн рублей. На такую сумму сети вернули его заводу продукцию, которую не смогли реализовать до окончания срока годности.

При этом далеко не каждая сеть возвращает просрочку поставщикам. Согласно данным региональных управлений Роспотребнадзора, в Свердловской области основными нарушениями на предприятиях продовольственной торговли являются продажа продукции с истекшим сроком реализации, нарушение условий хранения продуктов и неэффективная работа холодильного оборудования. На подобные нарушения жалуются покупатели и в других регионах страны.

В Перми лидером по количеству жалоб является “Пятерочка”. В ХМАО прошлым летом несколько десятков людей, купивших салаты в гипермаркете “ОКей”, заболели сальмонеллезом. В крупных сетях нередко прибегают к использованию просроченной продукции в салатах, приготовлении протухших куриных тушек на гриле и переклеивании этикеток с датами упаковки.

“Один из знакомых взял на работу женщину, которая ранее работала вроде бы в “Монетке” менеджером по просрочке. Да, и такая должность есть. Так она ему всю колбасу “Фейри” отмыла”, – рассказал президент городской ассоциации малых и микропредприятий в сфере торговли Тюменской области Владимир Панов.

Издание подчеркивает, что образовавшаяся в регионах монополия полностью уничтожила розницу, особенно в небольших городах, где практически весь малый бизнес строится на торговле. Заставить крупные сети работать другим способом может только конкуренция, а ее больше нет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector