Патронажный бизнес – как выйти из сумрака?

Патронажный бизнес – как выйти из сумрака?

Частная патронажная служба: бизнес на грани благотворительности

Патронажной службе «Тайто» два года. Сегодня это единственная в Карелии частная организация, через которую можно нанять сиделку или компаньона для пожилых. У руля — две женщины: Анна Лаврова и Ирина Добрышина. Открывая фирму, они не предполагали, что придется среди ночи отвечать на звонки отчаявшихся людей и давать советы. И не думали, что будут ходить по квартирам и видеть бесконечное горе.

Ирина Добрышина рассказывает, что толчком к созданию «Тайто» послужила болезнь мамы.

— Ее положили в больницу. Ходить сама она не могла. Как-то, захотев в туалет, мама не докричалась до медсестры. Терпела, терпела и, не выдержав, встала. Упала и сломала шейку бедра… Я забрала ее домой. И оказалась совершенно потеряна: с мамой нужно было находиться рядом постоянно, а я работала. Стала звонить по медучреждениям и выяснила, что при живых родственниках они оказывают помощь лишь частично. Так что уход за мамой мы разделили вместе с сестрой. А потом с Аней подумали: а не создать ли нам частную фирму, которая сможет помочь таким людям, как я? К тому времени мы уже вышли на пенсию, можно было заниматься, чем угодно.

Про космос и ответственность

— Мы сразу пришли в карельский Бизнес-инкубатор. Разработали бизнес-проект, подали заявку, и нас приняли. Здесь можно арендовать помещение, оборудование, получать помощь по бухгалтерским делам, по кадрам… Бизнес-инкубатор помогает поставить дело на ноги в течение трех лет. Нам осталось находиться здесь год, а потом пойдем в самостоятельное плавание.

— Первых клиентов искали по знакомым. Так же, как и работников. По городу ходят слухи, что попасть к нам в базу очень сложно. Мол, большие требования к работникам — надо собрать внушительный пакет документов, ведь мы контролируем работу на начальном этапе… «В космос, — говорят, — проще улететь, чем к вам». Да, анкета у нас подробная: автобиография, резюме, всевозможные справки, наличие образования, опыта работы, копии всех документов, отсутствие судимости… Если нет хотя бы одного документа из пакета, кандидат к работе не допускается. Но все требования — нормальные, обоснованные. Мы несем ответственность за тех, кто к нам обращается, и должны быть уверены в человеке, который будет работать.

— От сиделки многое зависит. Была история, когда при одной сиделке бабушка чахла, почти лежала пластом. А пришел потом молодой компаньон — и она стала причесываться, переодеваться. Он подключил свою семью — ходили все по очереди к ней. Бабуля стала хорошо кушать, лучше выглядеть, ходить.

Про обязанности и пожелания

— Суть проста. Заказчику нужна сиделка — он оформляет заявку, в которой расписывает все свои пожелания: когда человек должен приходить, как часто, что он должен и не должен делать. Мы предоставляем на выбор несколько человек из нашей базы данных, и дальше они взаимодействуют самостоятельно.

— Требования у каждого заказчика свои, поэтому наш подход индивидуальный. Кому-то хочется, чтобы к его маме приходили три раза в день и готовили. Кому-то готовка не нужна, но нужны патронажные услуги. А для кого-то важно, чтобы его родственнику организовывали досуг: читали книги, разговаривали, смотрели вместе телевизор. Кому-то хочется, чтобы медсестра была взрослая, а кому-то проще общаться с молодыми… Так что мы практикуем индивидуальный подход.

Про индивидуальный подход

— Однажды к нам пришел человек, мама которого умирала от рака. Хотел, чтобы, пока она жива, рядом была сиделка, которая продлила бы ее дни. Найти ее было сложно: кому захочется провожать человека в последний путь? Но все-таки нашли…

— Как-то за помощью обратился сын женщины-инвалида. Он жил в другом городе, а мама — с пьющим мужем. У женщины ампутированы обе ноги, диабет, передвигаться на коляске нет сил. Когда сын приезжает домой — мама накормлена, вовремя принимает лекарства. Когда его нет — женщина остается одна. В прямом смысле, потому что мужу до нее нет дела. И вот мы пришли к ним домой, чтобы понять, в какого рода помощи нуждается эта женщина. Пришли и ахнули: человек истощен, болен, в туалет ходит под себя — никто не убирает. Муж даже воды не поднесет. «Скорее бы подохла» — вот были его слова в ответ на наше непонимание. Наша сиделка продлила женщине жизнь, но она все равно умерла.

— Вот еще один пример. В прошлом году с нами стала сотрудничать врач. Женщине семьдесят три года, но дай Бог всем выглядеть так, как она, быть с такой светлой головой, такой активной и жизнерадостной! Началось все с того, что к нам обратилась молодая девушка. Мама живет в Москве, а она с бабушкой здесь. У внучки трое детей, муж, работа, и нет времени заниматься бабулей. А та еще решила в восемьдесят лет сделать операцию на глаза. Хочу и все! Одной по поликлиникам ей никак — вы же знаете, что значит, сидеть в наших очередях. И вот мы попросили знакомого активного доктора взять бабушку под свою опеку — на сопровождение по поликлиникам и больницам. И та с ней за ручку ходила, штурмом брала очереди, морально поддерживала. После операции (она прошла успешно) доктор навещала. В итоге они так сдружились, что доктор будет ходить туда и дальше — бабушка теперь только ее и слушает.

Про репутацию

— Подобные нашей фирмы в России, конечно, есть. Система работы — простая. Подбирают сиделку, сводят с заказчиком и все — дальше они уже взаимодействуют сами. Не сошлись «характерами», не подошли друг другу — фирма тут ни при чем. А мы чувствуем себя ответственными и перед заказчиками, и перед человеком, которого отправили работать. Поэтому являемся посредниками между двумя сторонами. Нам, например, звонят, и мы устраняем разногласия и непонимания между работником и клиентом. На первых порах контролируем работу. Может , мы могли бы больше успеть, если бы больше ничего не делали, но… Это ведь наша репутация!

Про варианты и консультации

— О нашем деле, наверное, можно сказать, что это бизнес на грани благотворительности. Вот бывает, у человека нет денег. Но надо и хочется помочь. И мы пытаемся минимизировать количество времени, которое у пациента проведет работник, ищем варианты, чтобы он уложился в посильные финансовые рамки.

— Телефонных звонков очень много. Люди звонят в панике, расстроенные. Им кажется, что самим уже не справиться. И начинаешь подсказывать: а туда обращались, а этот момент уточняли, а это пробовали? Часто оказывается, что помощь сиделки им вовсе не нужна… Бывает, консультируешь, смотришь на часы — времени половина двенадцатого вечера!

— Надо мной живет пожилая пара. Там плохо с дедушкой. Его жена мне как-то пожаловалась, что он не может ходить. А я ей сказала: «Вы знаете, что можете бесплатно получить то-то и то-то?». Она удивилась. Прихожу тут — у нее коляска и ходунки — позвонила по инстанциям, походила и получила бесплатно. Вот подобные консультации даю людям часто: многие настолько не верят в государство, что даже не подозревают, что оно что-то может дать.

Про Финляндию и наши реалии

— Мы хотим построить гостиницу для пожилых, как это есть в Финляндии. Я туда недавно съездила посмотреть. Стало и приятно, и обидно за нас одновременно, когда увидела уютный дом для людей старше восьмидесяти лет. Какие там довольные жизнью старики! У нас таких улыбающихся лиц почти не встретишь…. Поразительно: у наших ближайших соседей хватает денег и сочувствия, чтобы обеспечить старикам человеческие условия!

Спрашиваю, можно ли что-то подобное создать в Карелии с учетом наших реалий. Анна смеется.

— С учетом наших реалий делать порой вообще ничего хочется… И чтобы запал не пропадал, надо чаще ездить и смотреть, как хорошо бывает за границей. У нас санпиновские нормы нереальные, строительство дома дорогое, земля дорогая… Арендовать помещение страшно: сегодня все хорошо, а завтра тебя выселят, и куда девать стариков?

Про будущее и надежду на государство

— И все-таки мы не теряем надежду. В Москве и Питере есть пансионаты разного класса для пожилых людей, от «эконом» до «вип». Так же и мы хотим в будущем все устроить. Причем, эконом не будет означать железные кровати и голые стены. Все будет прилично, просто попроще. Должны быть в городе небольшие гостиницы, где будет немного старичков, где они будут между собой общаться. И можно будет их в театр водить, в кино. Вот это будет человеческий подход. Находимся в постоянном поиске партнеров — заинтересованных лиц, которые готовы поучаствовать в строительстве гостиницы.

— Надеемся на закон, который может выйти в тринадцатом году. Где мы, коммерческая организация социального обслуживания, сможем получить доступ к госсзаказу. Надеемся, что государство будет с нами сотрудничать — тогда будет легче.

— Пути назад у нас нет. Много долгосрочных договоров, много клиентов, которых мы считаем своими и бросить не можем. Они нас с праздниками поздравляют — смски шлют, открытки. Так что будем дальше работать, пока есть силы.

«Не думайте, что за больными может ухаживать всякий»

О миссии нижегородской Патронажной службы «Открытая дверь»

Уход за тяжелобольными только на первый взгляд кажется частной проблемой, касающейся конкретного человека или семьи. От ее решения зависит благополучие не только людей, оказавшихся в трудных жизненных условиях, но и развитие общества в целом. О том, как малый бизнес занимает все более уверенное место в системе патронажной помощи и как успешно взаимодействует с государством и обществом на примере нижегородской Патронажной службы «Открытая дверь», — в материале «Ленты.ру».

Каждый седьмой

Сегодня в нашей стране в услугах профессиональных сиделок нуждаются по самым скромным подсчетам 8-9 миллионов человек. Таким образом проблема патронажной помощи непосредственно касается примерно 20 миллионов россиян или каждого седьмого нашего соотечественника.

Потребность в сиделках будет год от года стремительно расти во всем мире. Под данным mordorintelligence.com рост этого рынка составит грандиозные 9 процентов в год. И это совсем не удивительно, так как медицинские технологии постоянно совершенствуются, и люди справляются с ранее считавшимися неизлечимыми болезнями, пусть и не совсем без последствий.

Поэтому проблема ухода за тяжелобольными людьми приобретает общенациональное звучание, прежде всего еще и потому, что здоровые члены семьи вынуждены в наши дни усиленно работать, не имея возможности проводить достаточное время с заболевшими близкими. Но в современном обществе этот вопрос находит решение — симбиоз страховой медицины, благотворительных и религиозных организаций, волонтерского движения и малого бизнеса совместными усилиями сможет эффективно решить проблему ухода за тяжелобольными людьми.

Читать еще:  Бизнес в подвале

И подобная работа уже вполне успешно началась в России. Насколько она экономически важна, говорят исследования национальной программы медицинского страхования США Medicare, из которых следует, что экономический эффект от распространения системы патронажной помощи составляет приблизительно 2,1 миллиарда долларов в этой стране.

Почему не обойтись в этой работе без малого бизнеса? Только потому, что людям, ухаживающим за заболевшими людьми, престарелыми и инвалидами надо платить достойные деньги. А это в современных реалиях может обеспечить только бизнес. Ведь несмотря на то, что волонтеры очень помогают ухаживать за тяжелобольными — но никто не вправе рассчитывать на их постоянную поддержку. И прежде всего, даже не по сугубо финансовым соображениям, а по резонам профессионализма.

«Не думайте, что за больными может ухаживать всякий: это дело трудное, требующее и навыка, и умения, и знаний, и любви к делу и людям, и особого склада характера. Поэтому если вы сами не обладаете этими качествами, то лучше поручите это дело другим», — писала основоположница современного взгляда на систему патронажной помощи британская сестра милосердия, общественная деятельница и ученый Флоренс Найтингейл.

Ее фундаментальные работы «Заметки о факторах, влияющих на здоровье, эффективность и управление госпиталями британской армии» и «Как нужно ухаживать за больными» полностью поменяли отношение общества к патронажной деятельности — до этого профессия медсестры или сиделки в Англии пользовалась дурной славой. Но самый главный вывод из ее работ и всей деятельности — сиделки должны быть профессиональными и получать за свой труд достойные деньги.

Кризис и простые решения

Светлана Миртова из Нижнего Новгорода, основательница Патронажной службы «Открытая дверь», стала заниматься этим крайне важным делом только в 45 лет. У Светланы два высших образования — педагогическое и управленческое. За плечами — работа учителем биологии, завучем в школе, менеджером кадрового агентства по подбору персонала. Потом Светлана Миртова стала работать заместителем директора филиала страховой компании, где она управляла большой агентской сетью, которую сама же и создавала «с нуля». Все было отлично, пока не случился очередной кризис, и компания была вынуждена закрыться.

«На тот момент мне было 45 лет. Это такой возраст, когда ты, полная сил и энтузиазма, остаешься без работы, а все остальные почему-то начинают считать тебя женщиной преклонных лет, — вспоминает Светлана Миртова. — И все! Больше не важно, что ты когда-то что-то умела. Я за полтора года попробовала работать на новых должностях, в том в числе, в одном стартапе у совершенно молодых людей. Но все как-то не подошло. Нет, на самом деле я не пожалела ни разу. Многое из того, что я у стартаповцев увидела, мне пригодилось позже. Ничего в этой жизни зря не происходит».

Светлана долго искала, чем заняться. «У меня у самой пожилые родители: папа, мама — больные достаточно, да и свекр со свекровью. В общем, у меня в семье пятеро таких пожилых людей, — говорит Светлана. — При этом мне очень важно было найти что-то масштабное — несмотря на свои 45 лет, я амбициозный человек. И тут у нас в семье случился инсульт у близкого мне человека. Я увидела, каково это — ухаживать за людьми в больницах. И у меня сразу как-то сложился пазл — я решила организовать патронажную службу».

Светлана достаточно быстро поняла, что сиделки в патронажной службе — это те же агенты, работники на процентах, без оклада, с которыми она уже раньше имела дело. «И у меня все сложилось. Сиделок должно быть много, — рассказывает о своем «моменте просветления» Светлана. — Они должны быть обучены. Они должны быть свободными. И ты ими управляешь так же, как агентами. Только разница с агентами в том, что там ты управляешь их продажами. А с сиделками ты управляешь набором их действий, правильным поведением. Все это потом конвертируется в деньги».

Первые 7-8 месяцев Светлана работала одна — сама нанимала сиделок и искала клиентов. «Потом как-то так случилось, что я стала работала без выходных, без суббот, без воскресений, без вечеров, вообще, — без всего, — вспоминает свои первые шаги на новом поприще Светлана. — Обратилась в Центр инноваций социальной сферы и говорю: мне нужна консультация — я не знаю, что делать. Они наняли консультантов и говорят: слушайте, вы со своей занятостью «зациклились» — вам уже пора нанимать персонал. Когда внутри варишься, то не понимаешь таких простых решений».

Порой простые решения действительно лежат рядом — стоить просто протянуть руку. Так и случилось с Бизнес-Навигатором МСП, разработанным в Корпорации МСП. «Вообще я очень благодарна Корпорации МСП. То, что люди обо мне знают — это целиком их заслуга, — делится секретами своего продвижения Светлана Миртова. — Обо мне пишут статьи, снимают ролики для телевидения. И все бесплатно! В общем, за мое личное продвижение — большой и низкий поклон».

Активно пользуется Миртова и образовательными программами, которые можно найти на портале Бизнес-Навигатора МСП в разделе «Жизненные ситуации». «Там есть и видео, они и рассылку делают. Я, вообще говоря, большой фанат обучения, если что стоящее — обязательно хожу. Это всегда полезно. А полезного там много и по организации дела, и по льготам для малого бизнеса».

Учиться и учиться азам

Первое, что надо организовать для успешного и эффективного патронажного дела — это достаточное количество надежных. грамотных сиделок. «Из десяти кандидатов, из десяти собеседований в сиделки берется одна, — говорит Светлана. — У нас сейчас обслуживается 120 клиентов, работают 300 сиделок. Мы постоянно растем. Поэтому каждому клиенту нужно минимум две-три сиделки. На тот случай, если у одной выходной, отпуск или больничный. Организация этой стороны дела отнимает массу сил, энергии и очень-очень много времени».

По словам Миртовой, вначале необходимо познакомиться с подопечным — выяснить характер, необходимую помощь, посмотреть на культурные особенности семьи. И, исходя из собранной информации, — подобрать сиделку. Не каждая может справиться с определенным заболеванием или тяжелым весом больного. Учитывать приходится многое.

«Но сказать, что у нас прямо такой суровый кастинг я не могу, — рассказывает Светлана. — Потому что сиделок, в принципе, на российском рынке недостаточно. И сил нашей службы едва хватает, чтобы покрыть запросы. Поэтому особого кастинга мы не проводим. Но то, что мы действительно стараемся подбирать сиделку под человека — это непреложный закон». Очень много времени уходит на коррекцию работы сиделки, на ее привыкание к обстоятельствам данной конкретной семьи. Так пошагово обеспечивается работа и обслуживание больных и пожилых людей Патронажной службой «Открытая дверь».

«Большая трудность в нашей работе заключается в том, что у патронажного дела в нашей стране до конца не сформировано законодательство, нет готовой технологии, да и культура обслуживания оставляет желать лучшего. Чаще всего сиделки — это женщины предпенсионного и пенсионного возраста, то есть 55-60 лет. Многие СМС по телефону не могут отправить — учить их сложно, — делится трудностями своей работы Светлана Миртова. — Я именем революции заставляю всех учиться, считаю, что каждый должен быть профессионалом своего дела. Клиент вправе надеяться на это».

Следующая важная проблема — профессиональное выгорание. «Сиделки после нескольких лет работы не понимают, что произошла деформация, и не хотят работать над этим — не видят в этом проблемы. Но мы же не можем этого не замечать», — уверена Светлана.

«Есть и еще одна большая проблема, — говорит Светлана. — У нас в городе порядка 20 тысяч людей первой группы инвалидности. Они, в принципе, все нуждаются в сиделках. Но у многих людей их нет вообще — никто им помощь не оказывает. И, конечно, наши 300 человек не могут обеспечить 20 тысяч человек, потому что нет такой армии желающих, обученных людей. И когда пациенты сталкиваются с сиделкой «по объявлению», они с большой долей вероятности встречаются с женщинами, находящимися в тяжелой жизненной ситуации — либо сильно закредитованными, либо от мужа, например, сбежали — такие в любой день могут не выйти на работу. А это все риски для пациентов. Но самое трудное — это дисциплина. Сегодня я хочу — приду. Завтра не захочу — не приду. А так с тяжелобольными людьми нельзя — они и так страдают».

«И мы воспитываем дисциплину и прививаем культуру. На это уходит много времени, — делится Светлана. — Важно научить тех, кто будет ухаживать за больными. Рынок патронажа сейчас в России только зарождается, и чтобы его нормализовать нужны совместные усилия государства, частного бизнеса, муниципалитетов, благотворителей, церкви, СМИ, — всего общества в целом, одним словом. Отрадно, что такая работа уже началась, — мы это чувствуем».

«Когда мы приходим на работу, у нас есть строгие регламент и порядок, — уверенно развивает тему Светлана Миртова. — А с патронажем вообще нигде ничего не прописано — нет регламентов. Я вам больше скажу: у врачей поликлиник нет регламентов обращения с лежачими больными на дому. Негде научиться и обращению с пациентами со старческим слабоумием. А ведь это достаточно своеобразно в уходе. Часто это может быть агрессивное, нестандартное поведение. И к таким больным должен быть другой определенный, непростой подход. Обучение уходу на дому за тяжелыми больными, людьми с деменцией должно взять на себя государство. Должны быть единые стандарты и у социальной защиты, и у социального предпринимателя».

Но лиха беда начало. В Патронажной службе «Открытая дверь» не унывают. Здесь пробуют, экспериментируют, работают с заботой, надеждой и любовью. Яркое тому подтверждение — проект «Детсад». «Это досуговые мероприятия для больных людей с деменцией. К нам приходят родственники и подопечные, — с интересом рассказывает Светлана. — Для пожилых людей с деменцией проводятся мастер-классы. Они там и рисуют, и поют. А родственники идут на психотерапию. У нас было много случаев, когда приходят пожилые люди с болезнью Альцгеймера, которые вообще не разговаривали, и они, представьте себе, начинают петь песни 40-х, 50-х годов. Это чудо. Чудо, которое делают любовь, надежда, терпение и последовательность».

Бизнес идея центр патронажных услуг

Ниша всё ещё свободна, а спрос есть. Причём он растёт и будет расти дальше

Читать еще:  Бизнес идея: Чистка ковров. Необходимое оборудование.

Содержание

Патронажные услуги подразумевают под собой систематический уход за больными и малоподвижными людьми. Занимаются этим профессиональные квалифицированные сиделки, способные осуществить не только минимальный набор ухода, но и исполнять медицинские предписания.

На западе эта категория бизнеса развита и известна под общим названием Home Care. Существуют целые сети фирм, готовых предоставить специалистов, чтобы обеспечить правильный уход нуждающимся людям. Более того, во многих странах эти услуги пользуются огромным спросом.

К сожалению, в России такого уровня на данный момент нет. Причём, так было не всегда. В Советском Союзе, например, сиделки были практически при каждой больнице. Всё решалось на уровне государства. Теперь же состояние государственного сектора медицины оставляет желать лучшего. Врачей не хватает, медсестёр тоже в основном из-за невыносимых условий и заработной платы, что уж говорить о специалистах этого направления.

По той же причине активировался коммерческий сектор медицинских услуг. Популярность набирают частные клиники, частные центры стоматологии и другие медицинские направления. Причём активность спроса наблюдается с обеих сторон. Клиенты с большей охотой тратят деньги на сервис и качественное обслуживание в платных больницах. А предприниматели активно осваивают этот сектор, заполняя свободные ниши.

Что же касается патронажной индустрии, то здесь до недавнего времени всё было сложнее. После утраты возможности свободно находить сиделку для пожилых и больных людей россияне стали воспринимать все тяготы этого направления как часть тяжёлой жизни, с которой нужно справляться своими силами. В том числе на ситуацию повлияло нестабильное экономическое положение в стране.

Но к счастью, культура заботы о пожилых и инвалидах не ушла совсем. И если основные медицинские направления стали сразу уходить в коммерческий сектор, то патронажные услуги начали делать это только с недавнего времени. Речь, конечно же, об общедоступных услугах, а не специальных центрах для богатых граждан, которые были всегда.

Спрос и предложение в патронажных услугах

Итак, на данный момент сложилась такая ситуация, что люди снова понимают необходимость найма специалистов для ухода за пожилыми и больными. То есть спрос растёт. В ответ на этот спрос появляется всё больше фирм, которые такие услуги готовы предоставить. И главное – специалисты для этого тоже есть. Они никуда не делись, просто отказались в своё время работать на государство, которое такой труд отказывается равноценно оплачивать. Что интересно, при этом оно активно поддерживает коммерческие проекты в этой сфере.

Как итог – ниша всё ещё свободна, а спрос есть. Причём он растёт и будет расти дальше. Как минимум потому что количество людей, которым действительно нужен профессиональный уход пугающе огромно. А предпосылок для того, чтобы это количество сокращалось увы нет.

Так и получается, что чем больше в сознании людей будет укореняться мысль о необходимости профессионального ухода во время сложных ситуаций, чем больше будет создаваться (пусть коммерческих) возможностей для доступа к таким услугам по всем городам России, тем свободнее люди будут этими услугами пользоваться. Тот случай, когда не только спрос рождает предложение, но и предложение может повлиять на рост спроса.

Агрегатор патронажных услуг

Вариантов развития бизнеса в индустрии патронажных услуг несколько. От самого простого, где не требуется открывать даже офис, до максимально комплексного – когда открывается собственный центр со стационаром. Но в данной статье мы последний вариант рассматривать не будем, потому что он мало подходит для начинающих предпринимателей. Скорее для тех, кто уже управляет частной клиникой и имеет большие возможности, как в финансовом плане, так и в плане подбора квалифицированного персонала.

Самый же простой вариант – создать агрегатор патронажных услуг. При этом вам в лайт-версии даже не придётся снимать офис. Из минимально необходимого понадобятся:

  • Контакты с несколькими сиделками
  • Телефонная линия
  • Интернет
  • Вложения в рекламное развитие

То есть вкладываться по сути нужно будет только в рекламу. На первом этапе. Если вы хотите развития, то офис всё-таки следует найти.

Чтобы понять, как будет работать такая версия агрегатора – вспомните пример с компанией, предоставляющей газели для грузоперевозок по городу. Если это самая простая фирма, работающая через интернет, то она состоит из одного человека, который всё время находится на телефоне, имеет связь с несколькими водителями, у которых газель в собственности и, принимая заказы, раздаёт их своим водителям.

Здесь тоже самое. У вас есть контакты нескольких человек, которые могут исполнять роль сиделки. Вы запускаете рекламную компанию в интернете. И при поступлении заявок, распределяете их между своими контактами. Взимая только комиссию с оплаты сиделки.

Но этот вариант не только самый простой, он не подходит ни для чего, кроме старта бизнеса. Для старта его выбирают из-за низкой стоимости вхождения. Как мы уже писали, основные инвестиции будут нужны для рекламы.

А вот если вам потребуется развиваться дальше, то необходимо задуматься о более «презентабельном» виде. Офис, в который потенциальные клиенты могут прийти и обсудить детали. Также презентабельности добавит и наличие письменных договоров. Дело в том, что если у вас только устная договорённость, то по факту ответственности никто не несёт. А компания, которая вызывает доверие – это компания, которая готова брать на себя ответственность. Так, например, если клиента не устроит предложенный вами вариант сиделки, то будет отличным решением предложить замену за счёт фирмы. Это мелочи сервиса, которые формируют представление клиента о вашей фирме. И они же вам помогут «продавать» свои услуги.

Кстати, интересный факт – предоставлением патронажных услуг занимаются также некоторые бюро занятости. Но так как для них – это побочный заработок (просто у них большая база с помощью которой можно быстро найти специалиста под эту работу), то они действуют именно как такой агрегатор.

Поэтому нужно смотреть дальше и при первой возможности уходить от простейшего безофисного предпринимательства.

Из простого агрегатора в центр патронажных услуг

Мы не просто рассматриваем возможность начать бизнес в выгодной и нужной индустрии, мы пытаемся понять, в каком направлении его развивать, чтобы получать максимальную выгоду. И здесь напрашивается очевидное решение. Постепенно перерастать из простого агрегатора без офиса в крупную компанию, в базе которой числятся множество компетентных специалистов. В компанию, которая в глазах клиента выглядит надёжной. К которой действительно можно обратиться за помощью.

Потому что проблемы, решение которым вы будете предлагать зачастую очень личные. И люди ждут решения ответственного и «участного», можно даже сказать индивидуального. Поэтому, если вместо обычного разговора по телефону и устной договорённости они получат обсуждение проблемы в хорошем офисе, вникание в то, что им действительно нужно и грамотный подбор специалиста для ухода за их родственником, они останутся довольны. А довольный клиент – рекомендующий клиент. А, как известно, сарафанная реклама по отзывам от знакомых – лучшая.

Но тут мы сталкиваемся с проблемой. Либо нужно плавно и методично развиваться от самого простого к более сложному, важному и прибыльному. Либо же сразу инвестировать деньги во всё.

Ни тот ни другой вариант начинающему предпринимателю на сто процентов не подходит. Первый – потому что прибыль будет изначально минимальна. И чтобы развиться в то, что будет приносить больший доход понадобится очень много времени. Второй – потому что требует сразу же больших затрат. А если вы не имеете ни базы контактов возможных сиделок, ни представления, как работать с такими клиентами, то риски невозврата вложенных средств удваиваются.

Поэтому есть третий вариант. Франшиза.

Франшиза патронажных услуг

Чем лучше покупка франшизы? Ведь возможно она обойдётся ещё дороже? Тем, что вы сможете заранее более-менее спрогнозировать вместе со своим франчайзером чего ждать и что делать в первую очередь. Опыт франчайзера, если он работает в этой сфере давно и если уже имеет опыт открытия фирм по франчайзинговому договору – не заменим.

Более того, большинство франчайзинговых предложений сейчас уже содержат в себе обучение, сопровождение, помощь в подборе помещения, предоставление типовой документации и прочее, что способно значительно облегчить жизнь начинающему франчайзи.

Главное не забывайте, что покупка франшизы не избавит вас от необходимости работать. Специалисты головного офиса не будут делать за вас вашу работу, они просто предоставят необходимую информацию. И ещё вы будете работать под брендом (если франшиза уже успела стать известной, то это очень важная часть, так как не придётся бороться за узнаваемость).

Можно найти множество примеров хороших франшиз. И даже по такой, пока ещё не сильно распространённой тематике как патронажные услуги. Но мы как всегда посоветуем, обратить внимание на конкретное предложение.

Франшиза Центр социального обслуживания «Близкие люди»

Всю информацию об этой франшизе вы сможете найти на их странице в нашем каталоге. Здесь же мы быстро обозначим плюсы, из-за которых решили вам эту франшизу посоветовать.

  • Компания давно на рынке. С 2011 года. Франчайзинговое направление развивает с 2013ого. Важный показатель, означающий и наличие опыта и способность держаться на плаву, и востребованность услуг.
  • Заявленные инвестиции от 130 000 рублей. По меркам бизнеса – совсем немного.
  • Есть система обучения и поддержки франчайзи.
  • Есть примерный общий расчёт прибыли от самого франчайзера, а не взятый из головы. По их данным в среднем с одного офиса можно зарабатывать 70 000 рублей чистой прибыли.

Кстати, расчёт можете посмотреть здесь.

Компания стоит того, чтобы обратить на неё внимание. Но как был ни было хорошо всё расписано, мы не устаём напоминать – информацию, которую предоставляет франчайзер в общий доступ на ознакомительной странице – лишь часть того, что нужно знать. Остальное вам обязательно нужно узнавать у представителя франшизы в личном общении. Поэтому, после того, как ознакомитесь, если франшиза вас заинтересовала, обязательно свяжитесь с франчайзером или хотя бы запросите коммерческое предложение. Сделать это можно также через их страницу в нашем каталоге по ссылке выше.

Уход на дому: может ли патронажный бизнес быть прибыльным?

Можно ли заработать деньги, помогая самым беспомощным людям на свете — прикованным к постели больным и старикам? Нижегородец Вадим Носов уверен: не просто можно — необходимо. С 2011 года он развивает систему центров социального обслуживания «Близкие люди» и одноименную франшизу.

В чем заключаются преимущества социального предпринимательства в данной сфере? Насколько перспективен этот рынок? Как правильно поставить дело, чтобы в выигрыше оказались все — подопечные, их семьи, общество и, конечно, сам предприниматель? На эти и другие вопросы Вадим Носов ответил в ходе вебинара «Лаборатории социального предпринимательства».

Читать еще:  Бизнес план розничного продуктового магазина

Рынок ждет

По статистике, в каждой тридцатой российской семье есть человек, которому необходим ежедневный уход. Из-за этого родственники вынуждены бросать работу, менять всю свою жизнь, и это —огромная проблема. Между тем компаний, предлагающих услуги по профессиональному уходу за больными, пожилыми и инвалидами, еще явно недостаточно. Несмотря на всплеск интереса к этому рынку, можно говорить о его более-менее оформленном виде лишь в четырех городах страны: Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Нижнем Новгороде. Нижегородский Центр социального обслуживания «Близкие люди» создан для помощи тем семьям, в которых кто-то нуждается в постоянном уходе.

Преимущества направления

Зачастую для работы на этом рынке не требуется массированная реклама — велик спрос и работает сарафанное радио. Люди сами ищут тех, кто может снять с них груз забот. На этом рынке нет сезонности, кризисов, и вам практически гарантирован возврат инвестиций. Это одна из немногих сфер бизнеса, где большая часть участников демонстрируют непрерывный и весьма активный рост. Увы, люди болеют и стареют, а значит, всегда есть спрос на уход и заботу. Немаловажный фактор: несмотря на то, что услуги по уходу за больными — дело непростое, лицензированию они не подлежат. Следовательно, решив заняться таким бизнесом, вы сэкономите массу времени на получении разрешений и визитах к чиновникам.

Разведка местности

С чего начать? Прежде всего нужно оценить потенциал рынка вашего города. Для этого количество жителей делим на четыре — получаем примерное количество семей. Его делим на 30 — получаем количество городских семей, в которых есть нуждающиеся в помощи родственники. И снова делим на четыре: как минимум четверть из этих людей задумывались о том, чтобы оплачивать подобные услуги, и имеют на это средства. И все равно количество получится огромным. Между тем, чтобы бизнес был успешным, в первый год нужно набрать хотя бы 50 постоянных заказчиков, а это капля в море для крупного города. Оценивая рынок, изучите также присутствие конкурентов, их сильные и слабые стороны.

Стартовый капитал

Теоретически начинать свое дело в сфере социального обслуживания можно совсем без гроша в кармане. Единственное, что потребуется: компьютер с выходом в интернет. На старте работать можно и без офиса, из дома, с минимальным (1–2 человека) количеством штатных сотрудников. В дальнейшем, конечно, потребуется офис (может быть, 2–3 офиса, если речь идет о крупном городе). Сюда приходят заказчики, здесь заключаются договоры, проводится подготовка будущих сотрудников вашего центра социально-медицинского обслуживания.

На практике начинать лучше, имея как минимум 200 тысяч рублей, а в идеале — 400 тысяч. Если вы располагаете большей суммой, то сможете открыть сразу два-три таких офиса. Преимущество этой модели бизнеса в том, что она адаптируется к самым разным форматам.

Высоких доходов, однако, ожидать не стоит, особенно на первых порах. Но в любом случае, скорее всего, вы не потеряете того, что вложили: инвестиции вернутся к вам где-то через год. Для того чтобы этот бизнес был рентабельным, нужно заключить не менее 50 договоров на обслуживание. Чем больше, тем лучше — в перспективе вполне можно вырасти до размеров среднего бизнеса.

Поиск близких людей

Кадровая модель центра представляет собой нечто среднее между агентством по подбору домашнего персонала и патронажной службой плюс собственное ноу-хау. Слово «близкие» в названии имеет двойной смысл. Речь не только о качестве ухода, но и «шаговой доступности» сотрудников. Центр должен иметь обширную базу данных квалифицированных людей, которые хотят и могут заниматься социальным патронажным обслуживанием. Тогда, когда поступает заказ, у вас всегда есть возможность подобрать для его выполнения человека, живущего поблизости.

Быстрые деньги

Социальное обслуживание — бизнес, который не нужно долго «раскручивать». Первый месяц после открытия центра «Близкие люди» мы не оказывали услуг — занимались исключительно созданием базы данных по сиделкам. Со второго месяца «вышли в ноль», а с третьего уже начали получать прибыль. Секрет прост: люди настолько нуждаются в такого рода услугах, что охотно дают предоплату.

Учет и контроль

Как видите, начать подобную деятельность довольно просто, но по мере развития, роста количества заказчиков и сотрудников задачи усложняются. После пяти лет на рынке мы разработали специальную автоматизированную систему, которая позволяет нам вести точный учет, облегчает работу с договорами и так далее.

Плюс дополнительный набор

В Центре социального обслуживания можно оказывать самые разные услуги для вашей целевой аудитории. Скажем, начать с патронажной службы, а затем предлагать услуги по перевозке больных, размещению их в пансионатах, оказывать юридические услуги, торговать расходными материалами (памперсами, пеленками и прочими гигиеническими средствами), осуществлять дистанционный мониторинг здоровья и т.д.

Шансы на реестр

Если вы за первые год-два наберете бригаду исполнителей, подготовите их, то сможете рассчитывать на государственную поддержку. Самое главное — для вас откроется возможность участия в госзаказе, включения в реестр поставщиков социальных услуг. У такого рода бизнеса — огромные перспективы. В некоторых регионах России уже сегодня государственная система социального обслуживания практически отсутствует, а ее функции выполняют частные компании.

Зачем нужна франшиза

В рамках короткого видеоурока всего, конечно, рассказать невозможно. Практика показывает, что до 90% стартаперов, приходящих в сферу социального обслуживания, совершают те или иные серьезные ошибки. Мы разработали франшизу, которая помогает организовать все аккуратно, точно, правильно. Ее можно купить полностью или частично (существует несколько вариантов). Можно пройти у нас обучение, стажировку, получить толстое методическое руководство, образцы договоров (они очень важны для того, чтобы регулировать проблемные зоны) и открыть дело под своим именем.

Без проблем!

Для предпринимателя, работающего в патронаже, по моему мнению, самым неприятным моментом является не финансовые проблемы, а возникновение какого-нибудь форс-мажора: кому отвечать, если что случится? Этот страх порою буквально не давал спать по ночам. Но практика показала, что если к этому делу подходить грамотно, взвешенно и с душой, то проблемы можно прогнозировать и купировать. В целом это спокойный, полезный, человеческий бизнес, который действительно нужен многим людям. На собственном опыте работы в данной сфере убедился, что можно быть успешным предпринимателем и при этом делать добрые дела.

Патронажный бизнес – как выйти из сумрака?

Бизнес: всем выйти из сумрака

Порядка трети отечественных малых и средних предпринимателей остаются в «сумраке» – работают, но не регистрируются или не платят налоги.

Статистику озвучил в начале года на форуме в Сочи Герман Греф. В свою очередь комитет по предпринимательству и потребительскому рынку Тульской области провел в конце лета – начале осени интернет-опрос на тему теневого бизнеса в регионе.

Один – «белый», другой – «серый»

72 процента респондентов признают факт существования «серых» схем ведения своего дела. При этом почти четверть опрошенных полагают, что на долю «теневиков» приходится 50 и более процентов от всего бизнеса. Хотя тех, кто считает, что нечистых на руку предпринимателей в регионе наберётся не больше десятой части от всей армии бизнесменов, ещё больше – 44 процента. Ну и большинство – 66 процентов респондентов – согласны, что теневой бизнес негативно влияет на развитие легального предпринимательства.

Социологическое исследование дает реальное представление об отношении жителей области, в том числе и самих предпринимателей, к проблеме и эффективности борьбы с ней. Ведь в регионе реализуется комплексный план противодействия теневому бизнесу, рассчитанный до 2021 года включительно. Потому комитет намерен впредь проводить такие интернет-опросы каждое полугодие.

По замыслу авторов плана помочь предприятиям выйти из сумрака в первую очередь должна здоровая конкуренция, чему немало поспособствует создание новых предприятий, в том числе ИП. В помощь и горячие линии – формат, многократно доказавший свою эффективность. В муниципальных районах и городских округах Тульской области они работают, и, по данным минтруда и соцзащиты, в январе-августе этого года о неофициальных расчётах с работниками и других нарушениях при оформлении трудовых отношений поступило больше 350 сигналов. Правда, детальное изучение каждой конкретной ситуации помогло отделить зерна от плевел: факты нарушений подтвердились в 149 случаях.

Такси по правилам

Нелегальные перевозки пассажиров и багажа легковым такси в регионе – проблема, которая долгое время не утрачивала своей остроты. Больше полусотни рейдов с начала года провел областной минтранс, и свыше 80-ти – районные и городские администрации.

Как замечает региональный бизнес-омбудсмен Александр Головин, по оценкам общественных организаций, доля легальных такси на рынке этих услуг составляет лишь порядка 10-15 процентов.

Кардинально изменить ситуацию – навести порядок в работе такси – профильное министерство намерено за счёт соглашений, подписываемых с ведущими игроками рынка. Договор об информационном взаимодействии заключён с «Яндекс.Такси» и «Максим-Тула». Документ обязывает так называемых агрегаторов – операторов такси – оставлять водителей, не имеющих прав на пассажирские перевозки, за бортом системы оповещения заказов. Иначе говоря, если у шофера нет разрешения на таксомоторные перевозки, произойдёт блокировка его мобильного приложения, и он не получит заказ. В конечном итоге такси должно расстаться с пренебрежительным дилетантским форматом частного извоза и обрести статус профессиональной службы.

Впрочем, от уплаты налогов укрываются не только таксисты. Земля, а точнее налог на неё – вот ещё одна статья расходов, на которой бизнесмены не прочь сэкономить. Так, сразу три надела в Туле, по документам предназначенных для строительства частных жилых домов, по факту использовались под гостиничный бизнес. Министерство имущественных и земельных отношений Тульской области (МИЗО) ситуацию исправило: теперь там вид разрешённого использования – гостиничное обслуживание. В итоге кадастровая стоимость участков возросла аж в 6,5 раза!

За ведомством закреплена функция по выявлению земель с признаками использования не по целевому назначению. И вместе с фигурантом из примера ещё 11 индивидуальных предпринимателей областного центра получили от МИЗО предостережения: либо использовать участки в соответствии с разрешением, либо документально закрепить за землей иной формат ее применения.

Всего же на начало октября этого года специалистами ведомства в ходе обследования территории Тулы было выявлено 20 земельных участков с признаками использования не по целевому назначению.

По девяти из этих объектов материалы переданы в региональное управление Росреестра для дальнейшего возбуждения дел об административных правонарушениях.

Сотрудничает МИЗО и с прокуратурой. 24 материала министерством передано надзорным органам для предъявления исковых заявлений в суд, требующих обязать использовать участки в соответствии с их целевым назначением.

В работе по выявлению использования земельных участков не по целевому назначению профильному министерству помогают и органы местного самоуправления. С их помощью вывести из сумрака удалось ещё 18 бизнес-объектов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector