Как в тюрьме устроен продуктовый бизнес

Как в тюрьме устроен продуктовый бизнес

Что продается в ларьках в тюрьме и по какой цене

То есть если бизнесмен сделает упор на недорогой летней одежде – легких брюках, шортах, рубашках, футболках, блузках, легких курточках-ветровках — и при этом одежда будет вполне приемлемого качества, его товар почти наверняка будет быстро раскупаться. 2 Для надежности стоит предлагать покупателям примерно такой же ассортимент, как в прошлом сезоне, разумеется, с учетом требований моды, и если прошлым летом товар был быстро распродан. 3 Что касается дорогой, тем более эксклюзивной, одежды – в период кризиса спрос на нее резко падает, это неизбежно. Поэтому долю такого товара в ассортименте следует свести к минимуму или вообще отказаться на какое-то время до момента стойкого улучшения финансовой ситуации.

Что продается в ларьках в тюрьме и по какой цене

Как в тюрьме устроен продуктовый бизнес

Спланируйте оптимальную раскладку товара, учитывая, что фрукты и овощи лучше держать не под стеклом, а в открытом доступе. Учитывая это, заказывайте оборудование для магазина. 6 И последним по очередности, но никак не по значению, является подбор персонала. Нанимайте на работу продавцов, понимая, что именно они будут формировать атмосферу в торговой точке, да и прибыль в большой мере определяется профессионализмом персонала.
7 Будьте готовы и к такому неприятному моменту в торговле фруктами, как испорченный товар. Продумайте сразу свою политику по отношению к нему: попытаетесь вы его продать по старой цене (и он медленно портится дальше) или резко снижаете цену, чтобы потом не выбрасывать вконец испортившиеся остатки. И обязательно предусмотрите приятные мелочи для привлечения покупателей, например, бесплатные пакетики.

Общество

Если с вашим близким человеком случается беда и он оказывается арестованным и помещенным в следственный изолятор, то ему необходимо оказать посильную поддержку. К сожалению, подобные учреждения в нашей стране далеки от идеала. Фактически в них можно только выживать, имея минимальный набор вещевого и продуктового довольствия.

Поэтому без помощи близких арестованному будет очень сложно справиться с такими проблемами. Однако, чтобы правильно оформить заказ продуктов в сизо, требуется знать определенные правила. Если их не соблюдать, то сделать передачу арестованному будет невозможно.

Установленные в СИЗО правила передачи по состоянию на 2018 год Для того чтобы сделать передачу продуктов питания в следственный изолятор, необходимо в первую очередь узнать график работы пункта приема передач. Он может работать не каждый день.
Получите сертификаты в СЭС и пожарной службе на соответствие помещения санитарным и пожарным нормам (уточните у арендодателя, может, данные разрешения уже оформлены). Обратитесь в фирму, торгующую торговым оборудованием, приобретите кассовый аппарат и весы и поставьте их на обслуживание. 4 Определитесь с ассортиментом продукции, которым вы планируете торговать, исходя из расположения магазина (если вы арендовали магазин в крупном торговом центре, включите в ассортимент и экзотические фрукты) и наличия рядом других магазинов с аналогичным товаром. После составления начального ассортимента подберите для себя поставщиков, принимая во внимание качество и выбор товара, цены, возможность доставки.
Помните, фрукты – товар специфический, скоропортящийся, поэтому оговорите ежедневные закупки.

Что можно передавать в сизо из продуктов?

Обратите внимание Небольшой магазин, расположенный в удачном месте, может окупить затраты на его открытие уже через полгода. Полезный совет Проверяйте у будущих продавцов не только умение работать с данной группой товара, но и наличие санкнижки. Источники:

  • как работать в фруктах

Один из видов торговли, который можно осуществлять с минимумом начальных затрат — это торговля овощами.

Хозяин и его барыги. «хроники фсин»

Вероятнее всего, вы еще до оформления в налоговой инспекции приблизительно знали, у кого будете закупать товар. Возможно, вам назвали координаты надежных поставщиков те, кто уже давно торгует на рынке и знает все тонкости этого дела. Теперь пришла пора оформлять отношения с этими поставщиками.
Отнеситесь к этой процедуре предельно серьезно, ведь от качества товара зависит ваш будущий доход. Заодно позаботьтесь о складском помещении, если это необходимо, оформите аренду и покупку. Сделайте закупку первой партии товара. 5 Получив товар, по возможности удобно и красиво разложите его на полках (стеллажах, стойках), и начинайте торговать.

Обратите внимание Будьте готовы к периодическим проверкам. Вашу работу могут проверять налоговая, противопожарная, миграционная службы, а также представители Санэпиднадзора и других ведомств. Не нервничайте, не пугайтесь и не выражайте недовольства.

После оплаты посылка будет отправлена в СИЗО, где находится ваш близкий. После получения им отправления вас уведомят о доставке. Что можно, а что нельзя передавать в следственный изолятор Прежде чем формировать передачу арестованному, нужно знать, какие продукты можно передать в СИЗО, а какие категорически запрещены.
По установленным правилам существуют продукты, которые считаются роскошью для арестованных, поэтому их передача частично ограничена. Некоторые продукты не рекомендуется передавать, так как они имеют небольшой срок годности. Поэтому, чтобы быть уверенным в том, что вашу передачу примут в полном объеме, надо знать, что входит в стандартный перечень. Он включает следующие продукты:

  1. Растительное масло, которое ценно тем, что содержит растительные жиры и не требует хранения в холодильнике.

Что продается в ларьках в тюрьме и по какой цене

Там же можно взять перечень продуктов, разрешенных для передачи в СИЗО. Необходимо учесть, что желающих сделать передачу всегда очень много и придется выстоять очередь. Продукты можно передавать арестованному только один раз в месяц, а вес посылки в большинстве учреждений не должен превышать 30 кг. По этой причине стоит максимально ответственно подойти к выбору ассортимента и количества продуктов. Ведь в следующий раз порадовать близкого человека можно будет только через месяц. В пункте передачи необходимо написать заявление определенной формы на стандартном бланке для передачи, в котором перечисляются все продукты и их количество. Процедура передачи посылки предполагает полный досмотр содержимого с удалением всего упаковочного материала. При этом продукты помещаются в полиэтиленовую прозрачную упаковку.

  • — помещение площадью 20-50м2;
  • — свидетельство о регистрации ИП, разрешительные документы;
  • — договор с одним или несколькими поставщиками пива;
  • — комплект оборудования для продажи разливного пива;
  • — сменный продавец-реализатор.

Инструкция 1 Попытайтесь представить себе такое место, где продажа разливного пива обязательно будет приносить выгоду. Как показывает практика, в наиболее оживленных и людных местах разливное пиво большим спросом не пользуется – его покупают, чтобы выпить не спеша, а не на ходу, как бутылочное. Поэтому лучший для вас вариант – открыть магазин живого пива в густонаселенном районе города.

2 Подыщите в соответствующем месте сдающуюся в аренду площадь – пары десятков квадратных метров будет вполне достаточно.

Как в тюрьме устроен продуктовый бизнес

Кем бы ты ни был в прошлой жизни, хоть бизнесменом, хоть чиновником, хоть биндюжником, в тюрьме тебе придется бороться за жизнь в физиологическом смысле. Поэтому в местах лишения свободы продукты питания играют жизненно важную роль — у заключенных не может быть денег и возможности ходить в обычный магазин, то есть процесс организации питания является одним из самых важных в жизни зека. На тюремном корме долго не протянешь, а многие — как я, например — просто не могут есть баланду, организм не принимает подобного пищевого унижения. За два года лишения свободы я изучил продуктовый бизнес в тюрьме досконально.

Откуда еда вообще попадает в тюрьму?

Во-первых, это передачи от родных. Если мы говорим о законопослушном поведении заключенного, то передачи в тюрьме — вещь сложно организуемая. Сложно передать то, в чем реально есть необходимость, и легко — то, что есть в избытке. К тому же список разрешенных для передачи продуктов строго ограничен, и общих правил нет: все зависит не только от тюрьмы, но даже от настроения смены на приеме передач. В Бутырке, например, апельсины можно было передавать, а вот мандарины были под строжайшим запретом.

Сложность прежде всего в том, что следствие обычно не дает разрешения ни на свидания, ни на звонки (считается, что таким образом ты можешь помешать расследованию). Даже если ты такое разрешение получил — например, дело уже попало к судье, и суд проявил гуманизм, дав разрешение на звонок, — реально организовать его сложно. Я не знаю ни одного человека в Бутырке — не встретил такого за год, что провел там, — кто такое разрешение смог реализовать. Получить краткосрочное свидание в период следствия практически нереально. Остается адвокат — ему можно отдать список необходимых вещей (а скорее, продиктовать), чтобы он мог передать родным, но это удовольствие тоже не для всех: за услуги адвоката нужно платить, за хорошего адвоката — много, в смысле очень много. Да и не каждый адвокат считает своим долгом помочь в организации питания.

То есть в отсутствие постоянного контакта с родными остается второй способ продуктового выживания — ларек. Чем ларек удобен? Сообразительная жена в отсутствие контакта со своим подследственным может перевести деньги на счет тюрьмы, и ты можешь по своему усмотрению использовать сумму на счете. Это удаляет бесконечные тюремные очереди из жизни твоих близких. Ассортимент ларька передается в камеру заранее. Ты подаешь заявление, отмечаешь нужные тебе продукты и получаешь их через день-два. Это удобно и для СИЗО: не надо хранить большое количество продуктов и оборудовать для этого какое-то специальное место. Впрочем, на этом все удобства ларька и заканчиваются. Дальше сплошные минусы.

1. Ларек в Бутырке функционирует раз в месяц, так что купить сразу весь набор необходимых тебе продуктов невозможно.

2. Наценка на некоторые группы товаров доходит до 200–300%, особенно видна накрутка на электротовары, прежде всего на электрочайники, а это вещь в тюрьме крайне необходимая.

3. В тюремных условиях невозможно получить холодильник. Насколько я знаю, такая же проблема и на Матросске (Платон Лебедев даже специально жаловался на это судье). И это несмотря на то, что существует приказ Минюста от 14.10.05 № 189 «Об утверждении правил распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы». В этом приказе есть приложение № 3, которое называется «Порядок оказания дополнительных платных услуг». Это очень интересный документ. Там говорится о том, что я могу получить парикмахера, холодильник и даже «доставку блюд из пунктов общественного питания», а также, например, услуги нотариуса, что вообще в тюрьме вещь первейшей необходимости. Но все это никоим образом не исполняется. Я смог выдать жене доверенность только через полгода после своего ареста за крупную взятку, после чего ни один московский нотариус не взялся ее заверить.

Неясно, кем и как утверждается список продуктов в тюремных ларьках: ассортимент там крайне скудный и приезжает ларек редко. Все это очень странно: ведь могли честно деньги зарабатывать. Непонятно, почему арестанты не могут заказывать еду в столовой Бутырки: несколько раз адвокаты кормили меня прекрасными пирожками из офицерской столовой — почему их нельзя продавать зекам? Такое ощущение, что люди не умеют и не хотят честно зарабатывать, платить налоги с заработков, а хотят только брать взятки — ровно за то же самое, только себе в карман и значительно больше — и нисколько не боятся и не смущаются.

В колонии существуют три варианта обеспечить себя продовольствием. Во-первых, это передачи и посылки (20 кг в месяц). У нас в зоне есть таксофон, с него можно официально звонить родным и заказывать необходимое — как говорят в тюрьме, «насущное». Во-вторых, это тот же ларек, и тоже один раз в месяц. В зоне у осужденных есть определенные ограничения. В обычных условиях содержания можно покупать продукты на один минимальный размер оплаты труда (4330 рублей) плюс можно использовать те деньги, которые зек заработает в качестве зарплаты (за вычетами). У нас на зоне средняя зарплата около 1000 рублей в месяц.

Я содержусь в облегченных условиях, то есть у меня нет ограничений в сумме покупок в ларьке. Сюда ларек тоже приезжает раз в месяц, ассортимент там скудный, хотя в принципе могло бы быть все. Практически невозможно купить никакие овощи: их привозят, но очень мало, и сразу разбирают.

В-третьих — и в-главных, — продукты в зону доставляют курьеры. Это важнейший бизнес местных жителей. Курьеры — это обычно бывшие зеки, которые зарекомендовали себя с положительной стороны (у сидящих), это называется «порядочный контакт». За одну поездку к одному человеку курьер берет 1000 рублей. За один раз он приводит продукты 2–3 осужденным, приезжает в среднем 2 раза в неделю. Конечно, он ездит на своем авто. То есть курьер в среднем получает около $800 в месяц, что для жителя поселка в Тамбовской области хорошие деньги и, заметьте, ничем не облагаемые. К тому же эти люди подрабатывают и извозом — привозят родственников с вокзалов и автостанций и, что важнее, забирают их потом с зоны. Для освободившихся местных жителей это хорошая работа. Плюс это заработок и для тех, кто остается внутри: координаты хорошего курьера просто так не даются, на таких людей налипают посредники внутри зоны.

Есть люди, которые дают себя развести. Я спрямил ситуацию — отодвинул посредника. Да и курьеру так удобнее, для него ведь чем больше клиентов, тем лучше. Хороший бизнес, никак не ограниченный законом: курьер получает деньги от родных почтовым переводом, покупает все сам, не связываясь с чужими передачами и не рискуя передавать запрещенные предметы. Зачем? Ему и так хорошо: маленький, стабильный, законопослушный бизнес.

Следующий пост — о том, как я жил два года без интернета.

Миллиарды из тюрьмы

Как устроен бизнес ФСИН: хитрость руководства госпредприятий

  • Уголовно-исполнительная система — не только колонии и изоляторы с более чем полумиллионом заключенных. В подчинении Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) есть несколько десятков государственных предприятий с миллиардными оборотами. Совместное расследование «Новой газеты» и «Трансперенси интернешнл — Россия» показало, что зачастую единственный видимый результат создания собственных производств в системе исполнения наказаний — это повышение государственных расходов в полтора-два раза и успех коммерсантов, близких к руководству госпредприятий ФСИН.

    «Продовольственные» ФГУПы, в которых работают заключенные, по идее, должны собственными силами обеспечивать их продуктами питания. Но в реальности эти госпредприятия часто становятся лишь звеном в цепочке между заказчиками (колониями или региональными управлениями ФСИН) и настоящими производителями. В этом расследовании мы расскажем о том, что делают руководители госпредприятий системы ФСИН, чтобы не попасть под действие норм антикоррупционного законодательства.

    Суммы

    Федеральная служба исполнения наказаний среди лидеров по освоению бюджетных средств. Последние пять лет она ежегодно получала больше 250–260 миллиардов рублей. А в этом году расходы на нее перевалили за 280 миллиардов.

    (В 2015 году расходы на ФСИН составили 269,1 млрд рублей, в 2016-м — 261 млрд рублей, в 2017-м — 257,6 млрд рублей, в 2018-м — 264,5 млрд рублей, в 2019-м — 281,5 млрд рублей).

    Значительная часть этих денег осваивается через ведомственные унитарные предприятия, которые по форме являются коммерческими организациями, а по факту — подразделениями ФСИН.

    Как это должно работать

    В начале века в службе исполнения наказаний было учреждено несколько унитарных предприятий, большей частью по производству продовольствия. По замыслу начальства, эти ФГУПы должны были, с одной стороны, обеспечивать работой осужденных, отбывающих сроки в колониях, а с другой — снабжать те же колонии вкусной и здоровой пищей по приемлемой цене.

    Выглядело логично: отсутствие посредников, дешевая рабочая сила на собственных производственных мощностях, обеспеченный сбыт, а как следствие — снижение цены.

    В системе исполнения наказаний было учреждено тринадцать строительных ФГУПов, три ФГУПа промышленного производства, два торговых ФГУПа и семнадцать ФГУПов пищевой промышленности. Часть этих предприятий со временем ликвидировали, часть — реорганизовали, а большинство продолжают работать.

    Как это работает

    Благодаря постановлению правительства России от 26 декабря 2013 года учреждения и предприятия уголовно-исполнительной системы (УИС) имеют право закупать практически всю номенклатуру продовольственных продуктов у единственного поставщика, определяя его самостоятельно.

    За последние восемь лет (по нашим подсчетам) на ведомственные ФГУПы пришлось 54% всех поставок для ФСИН: это 156,4 миллиарда рублей из внутреннего товарооборота предприятий и учреждений ФСИН в 288 810 770 179 рублей.

    Читайте также

    Хозяин и его барыги. Как устроен теневой бизнес в колонии. Свидетельства заключенных в расследовании Елены Масюк

    Вечные и.о.

    Руководитель унитарного предприятия, по закону, не может быть учредителем юридического лица и заниматься предпринимательством. Он обязан декларировать доходы, согласовывать сделки с заинтересованностью и соблюдать ограничения на трудоустройство родственников.

    Но закон не предусматривает таких ограничений для того, кто лишь временно исполняет обязанности руководителя.

    ФГУПы системы исполнения наказаний одолевает нехватка руководящих кадров. Складывается ощущение, что там годами не могут найти постоянных руководителей для своих предприятий. 84 руководителя ФГУПов в разное время трудились «исполняющими обязанности», причем иногда руководили несколькими предприятиями, которые располагались в тысячах километрах друг от друга.

    Инфографика: Вероника Цоцко / «Новая»

    Что это дает

    Достоинство статуса «исполняющего обязанности» руководителя — не только в возможности обойти установленные для ФГУП ФСИН лимиты на выплату вознаграждений директорам (на и.о. такие ограничения не распространяются). Но, что гораздо важнее, — возможность забыть про запрет на участие в коммерческой деятельности и про конфликт интересов.

    К примеру, ФГУПами «Вологодское», «Владимирское» и ФГУСХП «Ульяновское» с 2016 по 2018 год в статусе и.о. руководил Роман Токарев.

    До 2015 года он был начальником планово-экономического отдела крупнейшего на Северо-Западе импортера мяса птицы — Группы компаний «Рубеж».

    В 2015 году Токарев создал в Петербурге компанию «Агро-трейд».

    А когда в том же году он стал руководителем ФГУП «Вологодское» системы ФСИН, компания «Агро-трейд» превратилась в поставщика этого госпредприятия. К концу 2016 года ФГУП закупило у «Агро-трейда» куриного мяса, банок и гофротары на 94,6 миллионов рублей.

    В 2016 году Токарев стал и.о. директора ФГУП «Ульяновское». И это госпредприятие также закупило у «Агро-трейда» продукции на 34,9 миллиона рублей.

    Инфографика: Вероника Цоцко / «Новая»

    После того как Токарев покинул систему ФСИН, успех «Агро трейда» в получении тюремного госзаказа сразу закончился.

    После обращения «Трансперенси Интернешнл — Россия» в региональные прокуратуры с просьбой рассмотреть вопрос о возможных нарушениях были получены ответы, что формальных оснований для применения мер прокурорского реагирования нет.

    Большие деньги

    Хотя подобные случаи не единичны, доходы руководителей госпредприятий системы ФСИН за счет совместительства и вечного «временного исполнения обязанностей» — далеко не самые большие деньги, которые зарабатывают в непрозрачной системе ФГУПов. Крупные схемы устроены сложнее. Колонии и изоляторы, к примеру, потребляют рыбной продукции на миллиарды рублей. Мы выяснили, кто на этом зарабатывает и как замороженная рыба по пути от производителя к потребителю вдвое вырастает в цене.

    Подробнее об этом — в ближайших номерах «Новой газеты».

    Материал подготовлен
    при участии Дмитрия Сухарева и Екатерины Сухаревой,
    «Трансперенси интернешнл — Россия»

    Друзья!

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

    10 идей для бизнеса на заключенных

    А вы знали, что с помощью лиц, находящихся в местах не столь отдаленных, можно… открывать элитные рестораны, создавать линейки одежды для премиум сегмента, конструировать внедорожники или вырабатывать дешевую электроэнергию? Портал «1000 идей» решил подробно прошерстить интернет, а также изучить собственную картотеку и отыскал немало оригинальных примеров бизнеса на заключенных.

    1. Велотренажер, вырабатывающий электроэнергию и сокращающий срок заключения

    В 2012 году руководство тюрьмы в Санта-Рита-ду-Сапукаи на востоке Бразилии придумало весьма необычный способ выработки электроэнергии для уличного освещения. Увидев в интернете пример того, как в американских спортзалах спортсмены вырабатывают ток, крутя педали велотренажера, судья по имени Хосе Энрике Маллманн решил адаптировать идею для местной тюрьмы.

    Руководством было закуплено 4 тренажера, способных вырабатывать электроэнергию в специальные батареи. Вместо спортсменов были приглашены восемь местных зэков. В качестве стимула для них была придумана схема «16 часов кручения педалей=минус один день заключения». Заключенным позволили использовать велотренажеры три дня в неделю по восемь часов. Получаемой энергии хватало на энергию для 10 уличных фонарей, установленных на городской набережной.

    2. Ресторан в действующей тюрьме

    Рестораны, расположенные в самых настоящих действующих тюрьмах можно посетить в Италии. Один из них расположен в окрестностях города Пиза – в городке Волтерра, в 500-летней крепости Fortezza Medicea.

    Всеми процессами в этом ресторане руководят осужденные, начиная от приготовления пищи и обслуживания посетителей и заканчивая управляющими должностями. Атмосфера заведения, как можно догадаться, довольно специфична. Мало того, что убийцы и маньяки готовят еду, разносят заказы и играют на фортепиано, так еще за каждым шагом персонала следят суровые надсмотрщики. На входе всех посетителей тщательно досматривают. Пользоваться металлическими вилками, ложками и ножами нельзя – в ходу только безопасный пластик. Исключение составляют лишь повара, с которых не сводится взгляд охранника. В меню ресторана преимущественно традиционные блюда, в том числе различные пасты, популярные в криминальных провинциях Апенинского полуострова.

    Еще один подобный ресторан с названием In Galera (“На каторге”) работает в итальянском городе Болланте, провинция Милан. Здесь зэкам отведена лишь роль официантов – на должностях шеф-поваров и метрдотеля трудятся лица без криминального прошлого. Заведение отличает изысканное меню. В частности, «На каторге» можно отведать каштаны и паппарделле с олениной и соусом бренди, дичь в смородиновом соусе и рулеты из маринованного лосося. При этом средний чек ресторана составляет всего 13 евро. Интересно, что в обоих случаях руководство тюрем говорит о том, что поводом к открытию ресторанов послужила исключительно забота о будущем своих подопечных.

    3. Защищенный планшет для заключенных

    В 2015 году компания JPay презентовала планшет JP5mini, предназначенный для использования на территории мест лишения свободы. Нынешняя версия устройства гаджета уже не первая. Ранее JPay уже выпустила около 60 тысяч планшетов, которые с успехом используются в тюрьмах США. Новый девайс работает через ОС Android имеет 4,3-дюймовый экран, 32 гигабайта встроенной памяти, мощный аккумулятор, позволяющий прослушивать музыку в течение 35 часов, а также противоударный корпус, способный выдержать падение с 10-ти футов. С помощью планшета можно смотреть фильмы, играть в логические игры, посылать короткие идеограммы длительностью до 30 секунд, обмениваться сообщениями и выполнять банковские транзакции, если это предусмотрено мерой наказания.

    Создатели планшета сделали невозможным установку прошивок, позволяющих использовать устройство как-либо иначе. Кроме того, контент, к которому получают доступ заключенные, тщательно модерируется. К примеру, тексты песен проверяются на наличие призыва к проявлению жестокости. Также разработчики собираются выпустить подборку специализированных приложений, которые «помогут заключенным встать на путь исправления». Пользоваться электронными устройствами арестантам СИЗО в США разрешено с недавнего времени. При этом гаджеты не должны иметь выхода в интернет, устройств съемной памяти, фото- и видеокамеры и диктофона.

    4. Внедорожник-амфибия, собранный заключенными

    Умением конструировать внедорожники-амфибии могут похвастать заключенные одной из исправительных колоний на территории Ростовской области. Уникальный автомобиль-вездеход был собран на базе отечественного УАЗ-3151 в течение двух месяцев. Внедорожник получил двигатель от «Волги», гребной винт, а также огромные колеса с шинами низкого давления. Благодаря такой конструкции ни песка, ни грязи, ни мелких водных преград – CARDON, а именно так решили назвать заключенные свое детище, не боится.

    Мощность двигателя внедорожника составляет 130 лошадиных сил. Скорость автомобиля – около 70 километров в час на суше и 4-5 километров в час на воде. На трассе максимальная скорость может достигать 110 километров в час. Вездеход без подготовки входит в воду под углом 20 градусов без забора воды в салон. Транспорт планируется реализовывать фермерским и охотничьим угодиям. Ориентировочная стоимость одного внедорожника около 1,3-1,4 млн. руб.

    5. Оффлайн Instagram для заключенных

    Сервис под названием Pigeonly создал бывший заключённый. Его цель – наладить связь между всеми, кто отбывает сроки и не имеет возможности быть онлайн, и их родными. Нет, письма доставляет не голубь, как это можно подумать из названия. Для того, чтобы человек, не имеющий возможности увидеть фотографию через смартфон, планшет или компьютер, смог ее получить, отправитель заходит в приложение сервиса Pigeonly. К фотографии он прикрепляет адрес доставки. В итоге через два-три дня фотография доходит до адресата в зону, отпечатанная в хорошем качестве. 5 фото в неделю можно отправить бесплатно, все, что свыше, будет стоить по 50 центов с каждого снимка. Сервис работает не в ущерб себе, как можно подумать, а рекламирует другой платный ресурс, с помощью которого можно осуществлять прямые звонки в зону.

    6. Эко-бренд одежды из тюрьмы

    Пожалуй, одна из самых распространенных идей для бизнеса на заключенных заключается в использовании их труда и творческого потенциала для создания одежды. Один из ярких примеров – бренд тюремной моды Heavy Eco из Эстонии – с 2010 года занимается производством футболок, сумок и аксессуаров. Вся продукция производится силами заключенных, отбывающими наказания в тюрьмах Восточной Европы. Вещи создаются из поливиниловых материалов – переработанных рекламных билбордов и органического индийского хлопка. Продукция украшается принтами с романтической тюремной тематикой. Часть прибыли идет самим заключенным, а 50% поступает на благотворительные цели – на поддержку сиротам и бездомным.

    7. Лимитированная линейка денима от заключенных

    Использовать излишки «свободного времени» заключенных решили также в Великобритании. Представители компании Gaolhouse обратили внимание на то, что тысячи заключенных по всей стране отбывают свои сроки, не имея при этом какой-либо постоянной работы. Так в сотрудничестве с Королевской тюремной службы Ее Величества под брендом компании начался выпуск коллекционных джинсов, созданных руками заключенных.

    Интересно то, что свою продукцию компания решила ориентировать на премиум сегмент. Одна пара джинсов стоит от 9 до 11,5 тыс. рублей. Продукция выпускается ограниченными партиями по 200 пар. Делаются джинсы после тщательного обучения ремеслу и без всякой спешки – торопиться «дизайнерам» просто некуда. В результате большая часть заработанного достается заключенным, остальное – идет в фонд развития пенитенциарной системы Великобритании. Кроме того, после освобождения страна получает превосходных брючных портных, которые уже никогда не будут сидеть без дела.

    8. Бизнес-курсы для заключенных

    Американский проект под названием The Last Mile («Последняя миля») создан для развития практических навыков малого предпринимательства среди заключённых. Команда бизнес-акселераторов занимается тем, что превращает люмпенов-маргиналов в представителей основы стабильности общества – в малых предпринимателей. Из специальных курсов заключенные узнают принципы работы предприятий, получают навыки работы в команде, учатся принимать критику и генерировать новые идеи, знакомятся с современными технологиями программирования и веб-дизайна, осваивают HTML, JavaScript, CSS и Python. Правда, обучение ведется без подключения к интернету, на специально разработанной платформе, имитирующей живой опыт кодирования. Для США проект можно назвать не просто социальным, но и «спасательным»: 25% заключенных всего мира отбывают свои наказания в американских тюрьмах. При этом государственные учреждения ежегодно должны тратят на тюремные расходы почти 48 млрд. долларов в год.

    9. Адвокат за 15 минут

    Следующую идею родом из США можно отнести скорее к области «как не попасть в тюрьму по собственной глупости». «Если я хочу пиццу, я делаю заказ и получаю свежую пиццу через 15 минут в любое время дня и ночи. Если я захочу мороженое в полночь, мой заказ тоже будет исполнен», – говорит в своем интервью газете NYtimes Крис Майлз (Chris Miles), совладелец компании по доставке адвокатов LawyerUp. Компания Криса, которая начала работать в 2011 году на территории штатов Коннектикут, Массачусетс и Роуд Айленда предлагает срочные услуги адвоката за 15 минут с доставкой в любую точку города в любое время суток. Крис сотрудничает с лучшими местными адвокатами по уголовным делам, которые согласны на поздние звонки и ночные визиты. Схема работы с клиентами простая: в чрезвычайной ситуации клиент набирает короткий и бесплатный номер и излагает оператору суть проблемы. Далее после проверки всех данных, оператор передает контакты адвокату, который начинает работать сразу в течение 15 минут, и перечисляет ему на карту сумму в $250 за часовой визит.

    10. Идеальный тюремный фонарь

    И, напоследок, еще одно отечественное изобретение в нашем рейтинге – «идеальный тюремный фонарь», разработанный зэками одной из челябинских колоний. Фонарь имеет светодиодный холодный светильник, который благоприятно влияет на самочувствие заключенных и способен обеспечивать видеокамерам слежения четкую картинку даже глубокой ночью – диспетчер может заметить малейшее движение на экране и предотвратить побег. Кроме того, изобретательные мастера придумали такой способ замены лампочки, при котором не нужно забираться наверх к макушке фонаря по страховке – с помощью специальной мачты светильник можно с легкостью опустить вниз.

    Зарабатывай до
    200 000 руб. в месяц, весело проводя время!

    Тренд 2020 года. Интеллектуальный бизнес в сфере развлечений. Минимальные вложения. Никаких дополнительных отчислений и платежей. Обучение под ключ.

    Техника креативности “1000 идей для соцсетей”

    Сегодня соцсети – это уже не столько место для общения, сколько пространство для самореализации, зарабатывания денег и славы. Но для всего этого нужно одно – интересный контент. Как его добывать?

    Техника креативности “Сам себе бизнес-тренер” или “Шесть шляп мышления 2.0”

    Что делать, когда под рукой нет креативной команды? Модифицируем всемирно известную техники креативности “Шесть шляп мышления” так, чтобы придумывать новые идеи можно было в одиночку.

    Техника креативности Илона Маска: искусство задавания вопросов

    Как бы это заезжено ни звучало, но главный тренд современного бизнеса – это креатив. А в основе этого явления лежит не умение “выдавать что-то эдакое”, а умение задавать. Умение задавать вопросы.

    Другие статьи по вашей теме:

    22 необычных зарубежных бизнес-идеи 2019 года

    Какими идеями бизнеса удивляют Шанхай, Нью-Йорк, Сеул и другие крупные города мира в 2019 году? Необычные форматы и способы торговли, идеи дизайна и многообещающие новинки продукции для общепита.

    Бизнес-идеи: 30 реальных идей бизнеса, прибыльных в 2020 году.

    Какие идеи бизнеса принесут прибыль в 2020 году? В этой подборке мы объединили 30 лучших бизнес-идеи, которые пользуются популярностью у малого и среднего бизнеса.

    Как сделать бизнес в тюрьме: 6 способов от заключённого Олега Навального

    Вам весточка из ИК №5 Орловской области

    Из материалов всероссийской общественно-политической газеты ФСИН России «Казённый дом» я узнал, что американский финансовый аферист №1, старина Мейдофф организовал в тюрьме локальную монополию на горячий шоколад. Для отечественных лагерей это продукт экзотический — трудно представить зэка, греющего руки об алюминиевую кружку с горячим шоколадом во время перерыва на лесоповале в окрестностях посёлка Чиринда. Мэйдофф скупает весь товар в тюремном магазине и продаёт с дополнительной наценкой (часть продукции, вероятно, направляет на увеличение лояльности тюремных группировок — расходами на безопасность пренебрегать нельзя). Спекулирует то есть. А выражаясь великомогучим — думает. Такая возможность не противоречит законодательству США.

    А что у нас? Неужто и тут мы отстаём от загнивающего Запада? Успокою взволнованную общественность. С предпринимательством в старом добром ГУЛАГе всё хорошо. Можем и самого Мейдоффа кое-чему научить. Правда, заработать деньги в отечественной тюрьме, не нарушая закон, невозможно. А что возможно — деньгами назвать стыдно. Даже теоретически возможную легальную схему можно провернуть, лишь коррумпировав тюремное руководство. Это простецкая, но всё же нарушающая закон задача. Прочих способов заработать — миллион и ещё несколько. Я остановлюсь на основных и расположу их в порядке убывающей криминогенности.

    Рэкет

    Если кто-то неаккуратно занимался оборотом наркотиков в больших объёмах или мошенничеством в крупном размере, то знает, что в тюрьме его ждут особенно. Таких сидельцев при содействии и материальной заинтересованности администрации помещают в СИЗО в специальные камеры, постояльцы которых убеждают вновь прибывших, что они должны «уделить внимание общему». Ничего такого в этом нет. Любой порядочный арестант направляет взносы в, так скажем, профсоюзную казну, но их размеры не фиксированные. Всё делается «по возможности». И вообще, дело это сугубо добровольное. Однако новичок без связей в криминальном мире не всегда об этом осведомлён. Попав под давление зэков, с одной стороны, и сотрудников ФСИН — с другой, «внимание» он, как правило, «уделяет» в суммах, которые исчисляются сотнями тысяч или миллионами рублей. Всё зависит от возможностей.

    Казино

    Игра — понятие важное. Играют везде, а некоторые этим живут, имея своеобразную «масть» игровых. Игровые обороты в тюрьме потрясают воображение. Некоторые, попав в застенок, проигрывают бизнес, жильё, автомобили. Соответственно, кто-то выигрывает.

    Определённый процент от игрового оборота отчисляется в воровской общак, поэтому чистота процесса и соблюдение установленных правил — объект пристального контроля со стороны уголовных авторитетов. В каждом исправительном учреждении есть свой смотрящий за игрой (в зависимости от численности контингента и объёма игр их может быть несколько). Он выступает арбитром, устанавливает потолок ставок, а также удостоверяет платёжеспособность игроков. Вне зависимости от того, состоялся ли игровой расчёт, отчисления в воровскую казну должны быть осуществлены в установленном размере — это как раз зона ответственности смотрящего.

    Как говорится, карточный долг — долг чести. В тюрьме это надо воспринимать буквально. Зэк, не осуществивший выплату в срок, получает неприятный статус «фуфлыжник». Это социальное днище. Никем хуже фуфлыжника в тюрьме стать невозможно. Если не выплативший долг становится личным рабом выигравшего, это можно считать благополучным исходом.

    Борьба администраций колоний с азартными играми носит многолетний и бесполезный характер. Игра — это неудалимый атрибут криминальной романтики и может быть искоренена только одновременно с самим воровским движением (то есть не может быть искоренена). Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений отдельными пунктами запрещаются карты и любые азартные игры, имеющие своей целью наживу. Играющих особо рьяно подвергают взысканиям и ставят на профучёт. В таком случае к фамилии и номеру отряда на нагрудном знаке осуждённого добавляется диагональная полоса и комментарий «склонен к азартным играм». Может ли это остановить того, кто готов сорвать большой куш? Я так не думаю!

    Играют везде. Некоторые, попав в застенок, проигрывают бизнес, жильё, автомобили

    Помимо карт играют во всё, где можно делать ставки. Развитие смартфонов и их проникновение в места заключения привело к тому, что гигантская часть зэков играет на всевозможных тотализаторах. Кое-где в колониях устраивают регулярные турниры с низким потолком ставок. Это скорее благотворительное действо — основная часть банка направляется на материальную подпитку зэков, сидящих в больницах, карцерах, помещениях камерного типа, и прочим категориям страдальцев.

    Барыжий движ

    Вернёмся к тому, с чего начали, — к спекулянтам, или «барыгам» в застеночной терминологии. Предлагаемый ими ассортимент поистине грандиозен и может включать:

    — предметы, изъятые или ограниченные в гражданском обороте (типа наркотиков или оружия);

    — предметы, запрещённые в исправительных учреждениях вроде молотков и средств связи;

    — продукты, предназначенные для организации питания з/к и выкупленные у хозобслуги столовой. Понятное дело, хиты продаж — сахар и дрожжи. И тут барыга может превращаться в бутлегера;

    — продукты питания и предметы первой необходимости.

    На последнем пункте остановлюсь подробнее. Стоимость товаров у тюремных спекулянтов существенно выше, чем в тюремном ларьке. Например, лапшу быстрого приготовления при стоимости 19 рублей могут продавать за 45. Каким же образом барыги выигрывают конкурентную борьбу с ГУПами ФСИН? Это позволяют делать следующие преимущества:

    — возможность приобретать товары 24/7 и вне графика — по закону зэку отводятся определённые дни;

    — разнообразие способов оплаты, в том числе и в рассрочку, — официально можно оплачивать только из средств на лицевом счёте осуждённого;

    — государство ограничивает размер денежных средств, которые з/к могут потратить на приобретение еды, спекулянты — нет.

    С предпринимательством в старом добром ГУЛАГе всё хорошо. Можем и самого Мейдоффа кое-чему научить

    Размах деятельности барыг зависит от степени коррупционной вовлечённости администрации. Где-то в бараках можно увидеть настоящие супермаркеты, где-то тайком продают только наркотики и мобильные телефоны.

    Отдельно стоит сказать о сигаретах — своеобразной тюремной валюте (процент курильщиков тут близок к 100). Борьба за здоровье нации и рост акцизов на табачную продукцию конкретно увеличили долю контрафакта на российском рынке. В основном он прячется под личиной белорусской и казахской продукции и на воле стоит 30 рублей за пачку против 60 за самые плохонькие легальные сигареты. Ну и вот простая математика. Стандартный вес передачи — 20 кг, что позволяет получить в зону 800 пачек сигарет с закупочной стоимостью 24 000 рублей и реализовать их почти моментально за 40 000 рублей.

    Отношение зэков к спекулянтам двоякое. С одной стороны, барыги — арестанты «непорядочные», так как наживаются на других. С другой — очень удобно, что они есть. Поэтому, балансируя между администрацией и неформальными лидерами, умасливая и тех и других и обеспечивая приемлемый уровень цен, чтобы избежать социального взрыва, спекулянт и несёт предпринимательский крест через свой срок.

    Маклёры

    Некоторые умельцы промышляют производством сувенирной продукции типа чёток, шкатулок, нард и т. д. Изготавливают их в основном из сворованных материалов, но иногда и делают из материалов на заказ. В этом случае стоимость сырья оплачивают отдельно. Забавно, что по понятиям в таком обороте отрицается предпринимательский дух. Считается, что продукт делается «от души», а оплата и не оплата вовсе, а «благодарность», размер которой зависит от «возможностей». На самом деле это лукавство, так как, например, все знают, сколько сигарет надо отдать за чётки определённого качества. Такое понятийное отрицание обосновывается тем, что цель сделки — нажива. А наживой живут барыги (см. «Барыжий движ»).

    Хотя любой товарооборот между зэками запрещён, кустарей, или маклёров по-тюремному, администрация не подвергает особым гонениям из-за безобидности их занятия. Маклёрством денег особых не заработаешь, но на «покурить и заварить» всегда хватит.

    Доить промку

    Считается, что после заката того периода нашей истории, когда всё колоссальное в народном хозяйстве возводилось руками зэков, продукт, производимый зонами, потерял свою конкурентоспособность и нет ему места в рыночной экономике. На самом деле это не совсем так.

    Кое-где, конечно, трудовые предприятия (aka промка) не работают на радость зэкам, но это вопрос не потребительских свойств выпускаемой продукции, а пофигизма ФСИН. Вообще говоря, местные администрации не сильно заинтересованы в развитии своих предприятий, так как все доходы направляются в федеральный центр, а расходы остаются на месте. Но там, где промка работает, её активно используют для обогащения различные начальники, отгружая продукцию налево или получая откат от покупателя за заниженную себестоимость.

    Размах деятельности барыг зависит от степени коррупционной вовлечённости администрации. Где-то в бараках можно увидеть настоящие супермаркеты

    Понятное дело, что сейчас качество у зэк-продукции поганое — низкая эффективность рабского труда очевидна. Не то чтобы труд совсем уж рабский, но очень близок к этому: средняя зарплата менее 1 МРОТ, да ещё и до 75% заработка зэк обязан направлять на компенсацию своего содержания. Но тут есть мощное поле для оптимизации. Зная ситуацию изнутри, можно повысить качество производимых товаров, обеспечив стимулирование работников (тут белорусы со своими сигаретами очень пригодятся), а вступив в коллаборацию с администрацией, обеспечить заключение контракта со своей посреднической компанией. Так действительно можно подзашибить хорошую деньгу, но об уважительном отношении криминального сообщества можно забыть. Зарабатывая на бесправных арестантах и водя дела с администрацией, «порядочным» быть не получится.

    Дистанционное управление

    Ничто не мешает управлять собственным бизнесом, находясь в тюрьме. Законом участие з/к в гражданско-правовых отношениях почти не ограничено. Всё, что для этого нужно, — оставаться на связи. Теоретически это можно осуществить и в полностью легальном русле: у осуждённых есть право на телефонные и видеозвонки (при наличии технических возможностей) до 15 минут с одним абонентом в день и без ограничения их количества. Деловую документацию можно получить в любом объёме, так как переписка, хоть и цензурируется, но не лимитируется. Хоть ежедневно на свидание может приходить адвокат или иное лицо, осуществляющее юридическую помощь. Этих каналов связи достаточно, чтобы осуществлять контроль за уже работающим бизнесом. Но, конечно, удобства тут мало, и оперативное управление осуществлять не удастся, не говоря уже о том, что администрация посредством аудиоконтроля переговоров и цензуры переписки будет в курсе всех коммерческих тайн.

    Но слава богу, мы в России. А значит, в тюрьме не будет проблем с мобильной связью (конечно, если ты не находишься на спецконтроле, как некоторые политзаключённые). Я знаю пару зэков, которые организовали бизнес, непосредственно сидя в колонии. В одном случае это небольшая транспортная компания. В другом — сеть парикмахерских. Причём изначально эти бизнесмены попали в тюрьму не по экономическим статьям. Предпринимательская жилка проклюнулась у них уже тут. Ну что ж, неплохо. Срок идёт, копейка капает.

    З/к — предприниматель

    Как-то мне попалось весьма познавательное издание «Карманная книжка заключённого» под авторством Андрея Бабушкина. Там упоминаются инструкции МВД от 1992 и 1993 годов, в соответствии с которыми осуждённые могут осуществлять индивидуальную и групповую предпринимательскую деятельность. Кратко там такая суть: по согласованию и с одобрения администрации зэки организуют предприятие на базе колоний, а агентом по сношениям со свободным миром выступает администрация. Экономические требования к бизнесу — окупаемость расходов на содержание, то есть копейки.

    Ничто не мешает управлять собственным бизнесом, находясь в тюрьме. Законом участие з/к в гражданско-правовых отношениях почти не ограничено

    Я ни разу не слышал, чтобы это работало хоть где-то. Кроме того, групповые объединения по упомянутой инструкции возможны в форме ТОО, а товариществ с ограниченной ответственностью у нас не существует уже года так 23. Но, вообще говоря, идея более чем здравая. В соответствии с положениями уголовно-исполнительного законодательства стимулирование уважительного отношения к труду — один из важнейших методов исправления преступников. Сейчас уважительное отношение стимулируют очень своеобразно: работающие на сдельной оплате на производстве выполнить норм не могут и получают (буквально) единицы рублей за месяцы работы. Те, кто трудится по повременной ставке, зачастую нигде не числятся и не получают ничего, фактически работая за благосклонное отношение администрации и возможность освободиться по УДО.

    Стимулирование индивидуального предпринимательства в тюрьме могло бы обеспечить ресоциализацию преступников, выход части тюремного предпринимательства из тени и компенсировать расходы на содержание зэков, снизив нагрузку на федеральный бюджет. Всё зависит от инициативы функционеров ФСИН на местах и в федеральном центре. Нужно ли им это? Чтобы ответить на этот вопрос, послушайте байку, которую мне рассказали про одного начальника пермской колонии. Он заставил зэков сколотить ему из досок танк, а потом возить его пьяного на нём по колонии.

    Фотография на обложке: Павел Бедняков / ТАСС

    Читать еще:  Организация праздника как бизнес. С чего стоит начать?
    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector