Эксперт: Челночный бизнес продолжает успешно конкурировать со стационарной розничной сетью

Эксперт: Челночный бизнес продолжает успешно конкурировать со стационарной розничной сетью

Челночный бизнес

Что такое челночный бизнес, стоит ли вкладывать деньги в это дело или оно уже изжило себя? На эти вопросы вам ответит данная статья.

Капитальные инвестиции в бизнес: от 1 000$

С ними неразрывно связана целая эпоха.

Кто-то нашел в этом единственное средство для выживания своей семьи, приносившее копейки.

А кто-то «на волне» превратил этот бизнес в золотую жилу.

Речь идет о челночниках.

Пожалуй, современные подростки уже не смогут ответить на вопрос – что такое челночный бизнес.

А между тем еще каких-то 15-20 лет назад они были чуть ли не основными поставщиками продукции на рынках и в магазинах!

Какая ситуация на рынке сейчас?

Стоит ли вкладывать свои деньги в челночный бизнес или это дело уже изжило себя?

На эти вопросы вам ответит данная статья.

Что такое челночный бизнес?

Челночный бизнес – это особый вид индивидуального предпринимательства.

Суть его заключается в том, что обычные люди получают туристические визы и ездят по ним за границу.

Там они мелким оптом приобретают определенные бытовые товары.

Продукцию привозят на родину и реализуют со значительной наценкой.

Основные Мекки торгового туризма – это Турция, Китай, Польша, Италия и Испания, ОАЭ.

Везут оттуда самые разные категории товаров, как правило, для каждой страны основные направления импорта будут свои.

Но в целом вывозимый товар можно разделить на такие группы:

  • шубы, куртки, плащи;
  • мужская, женская и детская обувь;
  • ювелирные украшения;
  • различная бытовая техника, электронные устройства;
  • платья с вышивкой, из натуральных материалов, синтетические.

Появление и развитие челночного бизнеса

Про челночный бизнес люди узнали в разгар 90-х годов.

В то время на полках было слишком мало товаров, денег у людей также не было.

Зато выехать из страны было проще, да и таможенные правила были менее жесткими.

Всё это стало благодатной почвой для популяризации торгового туризма.

Сами челночники «убивали двух зайцев».

Челночный бизнес – это не только источник немалого дохода.

Но и возможность отдохнуть, расширить горизонты, увидеть новые места.

От челночника за границей требовалось уметь торговаться и делать покупки.

Настоящий труд начинался уже на родине: на торговых точках часто челночники стояли сами, подключая родных, но не наемную рабочую силу.

А до этого огромные баулы нужно было ухитриться провезти через таможню.

Обвал в работе челночного бизнеса случился в 1998 году, когда произошла девальвация рубля.

Разумеется, любые товарно-рыночные отношения с зарубежными партнерами происходили в долларах.

Из-за этого как минимум на треть сократился объем челночного бизнеса и многие предприниматели забросили эту деятельность.

Еще страшнее были последствия для «зарубежной стороны».

Закрылись обанкротившись десятки фабрик и фирм, которые производили продукцию специально для челночного бизнеса (то есть для российского рынка).

Тем не менее несмотря на некоторые сложности, челночный бизнес продолжал существовать.

На текущий момент перспективы у такой занятости уже не такие радужные.

Но он по-прежнему имеет право существовать.

Тем более для деятельности достаточно получить торговую лицензию.

Оформлять регистрацию юридического лица (фирма, компания) нет необходимости.

А это говорит о меньших расходах, чем в стандартной торговой деятельности.

Турция – популярное место для челночного бизнеса

Интересный факт:
В июле 2009 года в Екатеринбурге, около центрального входа на самый большой на Урале вещевой рынок «Таганский ряд», был открыт памятник челнокам. Решение об его установке было связанно с тем, что эта профессия постепенно уходит в прошлое в связи с развитием крупного бизнеса.

Турция всегда была самым популярным местом для челночного бизнеса.

Кроме простоты пересечения границы, страна привлекает возможностью прекрасно отдохнуть, параллельно занимаясь работой.

Продукцию для перепродажи челночники разыскивают на местных колоритных рынках, торговых лавках, но также и в бутиках.

Особо популярностью у туристов-бизнесменов пользуется Стамбул.

Для продажи челноки приобретают в стране вышитые коврики ручной работы, изделия из замши, керамическую посуду, различную одежду – этническую и современную, изделия из меди, различные украшения.

А вот о покупке антиквариата опытные люди настоятельно рекомендуют забыть!

Прежде всего, потому что вывести его из страны практически невозможно. Вам потребуются особые документы, оплата пошлины.

Многие вещи, вообще, категорически запрещено импортировать.

Еще одна веская причина: большинство старых на вид вещей у турецких продавцов – это самая обычная подделка.

Так что если вы не эксперт в этом вопросе, лучше заниматься другими категориями товаров.

Что челночный бизнес привозит из Китая?

Китайская продукция давно и прочно заполонила рынок.

Пусть и не самая качественная, но зато яркая, разнообразная, а главное – дешевая.

Но на самом деле стереотип о ненадежности китайских товаров уже устарел.

Действительно, там производят очень много «ширпотреба» и дешевых копий. Но в то же время в Китае можно найти пусть не такую дешевую, но качественную продукцию для челночного бизнеса.

Какой вариант предпочтительнее для вас и какие товары покупать решаете только вы.

Ассортимент предложений очень разнообразный, потому стоит отталкиваться от потенциального спроса и выделенной суммы капиталовложений.

Опытные челночники советуют выбирать то, что близко и интересно вам самим, если вы планируете развивать челночный бизнес, а не сделать разовый выезд.

Привлекает Китай и удобством для шоппинг-туризма.

Есть даже специальные экскурсии для челночников, которые организовывают из Амурской обл. и Хабаровского края.

Они длятся несколько дней и досматриваются на таможне не так строго, как обычные. Кроме того, для таких поездок не нужна специальная виза.

Есть ли перспективы у челночного бизнеса сегодня?

Для особо избирательных людей есть интернет-магазины, благодаря которым любой может заказать желаемый товар из другой страны.

Из-за этих факторов челночный бизнес перестал быть настолько востребованным.

Чтобы привезенная продукция имела спрос, она должна быть абсолютно уникальной и особо привлекательной. Или просто заполнять средний товарный сегмент, но быть доступной по цене.

Ведь в условиях нынешней конкуренции былые 200-400% накрутки позволить себе нельзя.

Таким образом, челночникам нужно везти красивые и особенные вещи, так еще и организовывать им пиар-кампанию.

Просто точка на рынке с усредненной ценой будет приносить «просто деньги».

Чтобы выйти на достойный доход, бизнес нужно будет продвигать.

Некоторую продукцию можно будет реализовывать даже через социальные сети или сайт без организации стационарной точки.

Сколько нужно вложить в челночный бизнес?

Однако и челночная торговля требует немалых затрат.

Ориентировочный список представлен в таблице:

Статья расходов по бизнесу Сумма
Итого: 2750 $
Покупка товара для перепродажи От 2000$
Расходы на проезд и проживание во время шоппинга за границей От 400$ (для Турции)
Затраты на получение лицензии, оплата таможенных сборов От 100$
Оплата аренды торгового места 25-100$ ежедневно (для Москвы)
Налоговые выплаты
Зарплата для продавца 100-150 $ ежемесячно на человека

Это ориентировочная таблица инвестиций в челночный бизнес.

Получать доход с помощью торговли можно и с меньшими вложениями.

К примеру, вы приобретаете недорогие национальные украшения, которые продаете исключительно через социальные сети без помощи других людей, а самостоятельно.

В таком случае вам нужно будет потратиться только на закупку и, желательно, продвижение в интернете.

Также про меньшую сумму вложений в челночный бизнес шла речь в 90-е.

Тогда прибыльность держалась на уверенном уровне 100-150% и выше с одной только поездки!

Даже если товара закупалось всего-то на 500-600$.

Тому, что такое челночный бизнес и как он зарождался,

посвящен следующий видеосюжет:

Окупаемость челночного бизнеса

И эти товары покупали на раз-два, а продавцы зарабатывали состояние.

Но сегодня ситуация изменилась, и среднестатистическая наценка составляет около 50%.

Срок окупаемости челночного бизнеса будет определяться размером и целью начального капиталовложения.

Если большая часть капитала будет уходить на закупку товара, вложения «отобьются» относительно быстро.

Но если вы будете также вкладываться в аренду торгового места и наймете на работу продавца, срок окупаемости растянется на 6-12 месяцев.

Сами челноки считают, что челночный бизнес ждут не самые радужные перспективы.

Есть фактор высокой конкурентности со стороны самих китайских и турецких брендов.

Также внесли свою лепту и отечественные современные производители.

Но те, кто занимается бизнесом не первый год, не собираются так легко сдаваться.

Так что челночная торговля еще обязательно будет существовать, но уже не так процветать, как в годы перестройки.

Сейчас мы можем наблюдать постепенную интеграцию челночного бизнеса в сторону традиционной инфраструктуры торговли.

Непотопляемый челнок

. Вопреки сложившимся еще в 90-е годы представлениям о мелкооптовых рынках как о месте сосредоточения дешевого импортного ширпотреба исследование ВШЭ показало: в настоящее время на отечественные товары приходится более 40% их оборота.

Российские челноки – это уже не навьюченные сумками безработные одиночки, а респектабельные индивидуальные предприниматели. Они закупают свой товар на складах у российских производителей и крупных фирм-импортеров либо его получают от своих давних партнеров в Турции и в Китае через карго-перевозчиков. Традиционная гибкость и умеренная 50-процентная торговая наценка по-прежнему позволяют им конкурировать со стационарной розничной сетью
“Эксперт” N 35
“Стоит ли реализовывать свои способности на мелкооптовых рынках?”
В. Власова
Согласно данным госстатистики, доля продаж товаров на вещевых, смешанных и продовольственных рынках в общем объеме оборота розничной торговли в 2000-2004 годах снизилась весьма незначительно – с 26 до 22 %. При этом объем продаж на рынках в текущих ценах вырос более чем вдвое, а в физическом выражении – на 25 %. Мелкооптовые рынки по-прежнему остаются одним из значимых каналов реализации потребительских товаров с оборотом, который в 2004 году превысил 44 млрд долларов. Более половины этой суммы составляют продажи непродовольственных товаров, которые традиционно ассоциируются с так называемой челночной торговлей.

Сколько, что, откуда?
Согласно данным обследования, средний объем продаж на рынках по непродовольственным товарам в расчете на одну торговую точку составлял чуть более 200 тыс.рублей (около 7 тыс. долларов) в месяц. При этом в Москве средний товарооборот торговой точки достигал почти 500 тыс.рублей (17,4 тыс. долларов), а в Хабаровске он был меньше 80 тыс.рублей (около 2,5 тыс. долларов). Столь сильный отрыв Москвы может объясняться тем, что столичные рынки до сих пор являются перевалочными базами для более мелких торговцев из соседних регионов.
Вопреки сложившимся еще в 90-е годы представлениям о мелкооптовых рынках как о месте сосредоточения дешевого импортного ширпотреба исследование ВШЭ показало: в настоящее время на отечественные товары приходится более 40% их оборота.
Если говорить об импортных товарах, то каналы их поставки на мелкооптовые рынки в последние годы заметно поменялись. Во всех регионах за исключением Хабаровского края подавляющая часть импортных товаров (от 65 до 90%), реализуемых на вещевых и смешанных рынках, в настоящее время закупается на территории России. Закупаются эти товары на оптовых базах фирм-импортеров (что характерно для Москвы и Краснодара) или на мелкооптовых рынках, базарах, у крупных челноков (данный вариант более популярен в Омской и Свердловской областях).
Другая любопытная тенденция – четкое разделение рыночных торговцев на тех, кто продолжает сам ездить за товаром, и тех, кто делает закупки у оптовиков или у более крупных челноков. Причем последних становится все больше, а сочетание самостоятельных закупок за границей и приобретение товаров у оптовиков встречается достаточно редко. В целом по выборке данные о наиболее популярных маршрутах челночных поездок выявляют двух традиционных лидеров – Турцию и Китай, которые привлекают внимание российских челноков еще с начала 90-х годов.
Решающим фактором, определяющим выбор челноков из определенного региона в пользу Турции или Китая, остается географический. Неудивительно, что в Хабаровском крае челночные закупки проводятся исключительно в Китае, а в Краснодарский край товары завозятся челноками в основном из Турции.
В Москве удаленность от Китая, а также более высокий уровень доходов объясняют популярность итальянского направления. Несколько неожиданным на первый взгляд кажется присутствие в списке Белоруссии. Этот результат, по нашему мнению, можно объяснить тем, что Белоруссия сегодня выступает в качестве перевалочной базы для товаров из Европы и Турции. Дополнительным стимулирующим фактором здесь может быть отсутствие таможенной границы между Белоруссией и РФ – при существенно большей прозрачности белорусской границы для потоков “серого” импорта с Запада.
Похоже, что для Западной Сибири такую же роль перевалочных баз товаров – уже китайских – начинают выполнять Узбекистан и Киргизия.
Традиционная претензия к челночной торговле всегда сводилась к тому, что низкие цены здесь обеспечиваются за счет низкого качества товаров. Однако в последние годы наметились любопытные перемены. В неформализованных интервью практически все респонденты говорили о стремлении закупать пусть более дорогие, но качественные товары – это позволяет им удерживать постоянных покупателей.

Кухня челночного бизнеса
Если в середине 90-х еще оставались челноки, которые брали товар с собой в самолет, то теперь, делая закупки в Турции, практически все наши респонденты пользуются услугами карго-перевозчиков. При этом карго-перевозчики проводят растаможивание грузов от своего имени. Это означает, что в данном случае уже не могут использоваться те льготы по уплате таможенных пошлин, которые в соответствии с законодательством предоставляются физическим лицам и которые долгое время гарантировали конкурентные преимущества челнокам перед импортерами – юридическими лицами. Конечно, карго-перевозчики стараются всячески минимизировать издержки растаможки, занижая таможенную стоимость ввозимого товара, манипулируя его номенклатурой и так далее. Однако на подобные уловки идут все импортеры.
Вместе с тем данные свидетельствуют о постепенном повышении ставок оплаты услуг карго-перевозчиков. Расходы на транспортировку и растаможивание в среднем в конечной цене реализации составляют около 36%. При этом у челноков, возящих товар через границу самостоятельно, этот показатель достигает 42%, а у тех, кто использует карго, он существенно ниже – 23%. Можно предположить, что примерно такие же (около 20%) затраты на перевозку товара и прохождение таможни у фирм-импортеров.
Данные обследований ВШЭ свидетельствуют о том, что стоимость аренды торгового места на московских рынках в долларовом эквиваленте заметно снизилась – до 15-35 долларов в день против 25-100 накануне кризиса 1998 года. Это объективный результат снижения эффективности челночного бизнеса и соответствующего снижения спроса со стороны челноков на услуги торговой инфраструктуры. Тем не менее нынешние ставки аренды все равно рассматриваются московскими челноками как очень высокие. Учитывая, что “торговое место” обычно занимает не более четырех-пяти квадратных метров, годовые ставки аренды в Москве для челноков составляют от 1200 до 3000 долларов за метр торговой площади.
Следует отметить очень существенные различия в издержках челноков по аренде торгового места между столицей и регионами. Например, для одного из наших респондентов в Курске плата за торговое место на городском рынке составляла лишь 50 рублей в день.
Общей тенденцией развития челночного бизнеса является, все большее отделение функций по закупке товаров от функций по их реализации. Для успешных челноков типичной является аренда нескольких торговых мест на одном или нескольких рынках. В отдельных случаях дополнительно арендуемые места обслуживаются членами семьи челнока, но гораздо чаще для этого привлекаются наемные продавцы.
До кризиса оплата труда продавцов, которых нанимали челноки для реализации своих товаров на вещевых рынках, в Москве составляла 150-200 долларов в месяц. В первые годы после кризиса зарплата заметно снизилась, но более существенным стало изменение ее структуры – с выделением гарантированной части в размере 1, 5-2 тыс.рублей и введением стимулирующих процентных отчислений от ежедневной торговой выручки. По данным наших респондентов, уровень таких отчислений – от 1 до 10 %.
В среднем по результатам обследования торговая наценка на импортные товары на рынках составляет около 37% в конечной цене реализации или примерно 50% к закупочной цене и расходам на транспортировку.
С учетом того что из торговой наценки покрываются расходы на аренду, зарплату продавцов и налоги, остающийся чистый доход в абсолютном выражении дает не самые впечатляющие цифры. При объеме закупок в 3-4 тыс. долларов в месяц это обычно 500-600 долларов. Московским торговцам, закупавшим до кризиса товаров на 50-100 тыс. долларов и получавшим несколько тысяч долларов в месяц, такая сумма кажется удручающей. Однако в Курске аналогичный чистый доход воспринимается как вполне достойный, дающий возможность отдохнуть на море, купить подержанную машину, дать образование детям.

Популярная самодеятельность
Согласно расчетам специалистов Института экономики переходного периода, в 1995-1996 годах ввоз челноками товаров из дальнего зарубежья по стоимости достигал 2, 5-3 млрд долларов в квартал, что составляло до трети всего российского импорта.
Челночная торговля также играла весьма существенную роль в создании альтернативных рабочих мест в период трансформационного спада. По некоторым оценкам, в России в середине 90-х годов челночный бизнес на всех его стадиях – от закупки товаров за рубежом до их продажи на вещевых рынках – давал работу 10 млн человек.
Сам же челночный бизнес стал развиваться благодаря возможности свободного ввоза товаров физическими лицами на сумму до 5000 долларов. По факту эта льгота открыла канал для беспошлинного коммерческого импорта.
В результате для челночной торговли была характерна очень высокая эффективность: долгое время норма прибыли в этом бизнесе не опускалась ниже 100 % за одну поездку даже при закупках всего на 500-600 долларов. Такая эффективность и масштабы оборотов привели к формированию вокруг челночного бизнеса весьма развитой инфраструктуры, включавшей в себя оптовые рынки, туристические и транспортные компании в России, а также специализирующиеся на обслуживании российских клиентов отели, магазины, склады и фабрики в Турции, Китае и других странах-поставщиках.
Резкая девальвация рубля в августе 1998-го означала для челночного бизнеса колоссальные убытки, поскольку все расчеты с зарубежными партнерами велись в долларах. По свидетельствам наших респондентов, кризис привел к примерно трехкратному падению оборотов и значительному сокращению количества челноков. В наибольшей степени пострадали самые крупные московские торговцы, имевшие от поставщиков товарные кредиты на несколько десятков тысяч долларов.
Респонденты также отмечали тяжелые последствия российского кризиса для своих зарубежных поставщиков. Тем не менее кризис 1998 года не остановил развития челночного бизнеса, а скорее усилил те тенденции, которые уже наблюдались в 1996-1997 годах – в частности, смещение активности челноков в регионы и переключение части из них на аналогичные торговые операции на внутреннем рынке.
Некоторых челноков кризис подтолкнул к поиску новых форм организации бизнеса и альтернативных каналов сбыта. Среди московских челноков весьма популярными становятся ярмарки, которые периодически организуются в подмосковных городах, не имеющих своих вещевых рынков. Местом проведения такой ярмарки обычно является местный Дворец культуры или кинотеатр, которые часто пустуют и поэтому не склонны завышать арендную плату.

Перспективы
Основная часть челноков достаточно трезво оценивает перспективы своего бизнеса.
Вместе с тем более успешные челноки думают о развитии бизнеса. Многие предприниматели, арендующие несколько торговых точек на рынках, хотели бы стать владельцами своего магазина – но не у всех хватает для этого финансовых ресурсов. Более перспективны для челноков в этом отношении малые города и сельские районы, где крайне неразвита торговая инфраструктура, невысока конкуренция и одновременно в последние годы наблюдается расширение платежеспособного спроса.
В целом, можно говорить о постепенном встраивании челноков в традиционную торговую инфраструктуру – с привнесением в практику российской торговли тех конкурентных преимуществ, которые изначально были свойственны челночному бизнесу. Фактический отказ челноков от использования таможенных льгот, предусмотренных при ввозе товаров в Россию для физических лиц, открывает сегодня возможности для цивилизованного легального развития челночного бизнеса как специфической формы малого предпринимательства.

Челноки – кто они?
Информационной базой исследований ГУ-ВШЭ по проблемам челночной торговли, проводимых с 2001 года, является серия из более чем 100 глубоких неформализованных интервью, проведенных в 2001-2003 годах в Москве, Курске, Екатеринбурге, Новосибирске и Хабаровске (свыше 80 интервью), а также в Стамбуле на крупнейшем в Турции рынке в районе Лалели (около 20 интервью).
Эта преимущественно качественная информация была дополнена результатами анкетного обследования 1500 продавцов вещевых, смешанных и продовольственных рынков в пяти регионах – Москва, Краснодарский край, Свердловская область, Омская область, Хабаровский край, проведенного в 2004 году в рамках проекта “Разработка организационно-методологических подходов к совершенствованию методики досчетов объемов внешней торговли” для Росстата, Банка России и Федеральной таможенной службы.
Как среди продавцов на рынках, так и среди владельцев товара преобладают женщины. В числе причин, объясняющих это явление, респонденты называли большую гибкость женщин, их лучшее умение торговаться с поставщиками при закупках в Турции или в Китае, а также способность привлечь потенциального покупателя и убедить его совершить покупку.
Разброс респондентов по возрасту достаточно велик. Вместе с тем наиболее типичны, по-видимому, челноки в возрасте от 30 до 40 лет. В этом возрасте частые поездки со сменой климата еще не являются обременительными. В то же время для более молодых людей этот рынок уже не столь доступен, как раньше. В 90-е годы многие приходили в челночный бизнес сразу после окончания учебы в вузе и неудачной попытки трудоустройства или работы по специальности. Однако теперь, как правило, прежде чем начать собственный бизнес, надо отработать три-четыре года в качестве наемного продавца на рынке.
Среди респондентов преобладают люди с высшим образованием (есть даже кандидаты наук) и подавляющее большинство из них стали заниматься челночной торговлей до 1996 года. Судя по нашей выборке, а также по оценкам туроператоров, специализирующих на организации шоп-туров, приток людей в этот бизнес с 1999-2000 годов возобновился. Правда, осуществляется он исключительно за счет регионов. Все московские респонденты пришли в челночный бизнес в 1992-1994 годах.

Региональный ритейл: инструкция по выживанию в условиях конкуренции с федеральными сетями

ljsphotography / Depositphotos.com

Широкое распространение федеральных торговых сетей в основном негативно отразилось на региональном бизнесе, считают эксперты. Федеральный ритейл задает новые стандарты потребления, привлекает покупателей широким ассортиментом и низкими ценами, и его выбирает большинство. Так, по данным совместного исследования ВЦИОМ и Центра социального проектирования “Платформа”, представленного вчера в ходе круглого стола, в магазинах, принадлежащих торговым сетям, приобретают продукты 72% респондентов, в магазинах у дома, которые не относятся к торговым сетям – 33%, на постоянно действующих рынках – 20%, у фермеров или в магазинах, торгующих фермерской продукцией, – 11%, на рынках выходного дня – 7%, онлайн – 2%. В опросе приняло участие 2 тыс. потребителей во всех федеральных округах, на этот вопрос можно было дать не более двух ответов.

При этом 60% опрошенных совершают покупки в федеральных торговых сетях регулярно, 21% – время от времени, 13% – крайне редко и 5% – никогда. Это характерно для городов, особенно крупных, а в селах тенденция снижается. Более того, большинство также поддерживает дальнейшее распространение торговых сетей (65% опрошенных), к преимуществам респонденты относят большой выбор, возможность купить все в одном месте, низкие цены, доступность и здоровую конкуренцию. Не согласны с распространением федеральных сетей лишь 16% потребителей, считая, что таких магазинов и так очень много. Они указывают на низкое качество продуктов, просроченные товары, и отсутствие развития для малого бизнеса и фермеров.

То есть, как пояснил руководитель практики информационной политики и коммуникационных технологий ВЦИОМ Кирилл Родин, сегодня на рынке ритейла однозначно доминируют торговые сети, и в подавляющем большинстве случаев россияне выступают за развитие федеральных сетей. Многие эксперты-бизнесмены, согласно данным, которые привел генеральный директор Центра социального проектирования “Платформа” Алексей Фирсов, считают, что многие местные сети в их нынешнем виде объективно не выдержат конкуренции с федеральными.

Однако есть и оптимистичный сценарий, согласно которому местные сети могут занять локальные ниши на рынке и завоевать внимание потребителей. Дело в том, что по результатам исследования выяснилось – потребители ценят продукты местных производителей. Так, 47% предпочитают покупать те, которые произведены в их регионе, 29% приобретают и местные, и привезенные, 19% не обращают внимания на место производства, и только 4% выбирают продукты из других регионов. Эта тенденция характерна для городов, в том числе “миллионников”, а также сел, но не для мегаполисов.

И в этом эксперты видят определенный конфликт – потребители выступают за развитие федеральных торговых сетей, но отдают предпочтение местной продукции. По мнению 56% в федеральных сетях представлено достаточно продуктов местного производства, но 34% с ними не согласны. Как отметил Кирилл Родин, 34% – это большая цифра, практически треть респондентов.

Следовательно, первый шаг для местных торговых сетей, желающих привлечь потребителя, – это расширение ассортимента местных продуктов. На подобные конкурентные преимущества местных магазинов и торговых сетей указывают и сами потребители. По мнению 39% опрошенных, они должны предоставлять внутри магазинов площади, где фермеры могли бы торговать своей продукцией, 38% выступают за более широкий ассортимент и повышение качества услуг, 33% – за увеличение количества продукции местных производителей, 12% – за развитие торговли экопродуктами. Есть и иные варианты – 9% респондентов рекомендуют открывать в магазинах отделы кулинарии, готового питания, а 3% – продавать продукты через Интернет.

В целом с таким сценарием развития согласны и представители малого и среднего бизнеса (в опросе поучаствовало более 300 экспертов). Региональному ритейлу, по их оценке, следует заняться поиском и развитием новых маркетинговых моделей, например, начать тесно взаимодействовать с местными производителями. Бизнесмены считают, что местным сетям и магазинам нужно предоставлять внутри магазинов площади, на которых производители могут торговать своей продукцией напрямую (40% опрошенных), улучшать ассортимент и повышать качество услуг (33%) и развивать направление торговли экопродуктами (29%).

Именно такие направления развития – в угоду потребителю – важны, поскольку снижение покупательной способности для местных сетей опаснее, чем конкуренция с крупными сетями. Снижение покупательной способности называют риском 47% опрошенных бизнесменов, а конкуренцию – 41%. Третьим фактором, кстати, считаются новшества государства по введению электронных систем контроля (34% респондентов).

Также важным фактором для развития, по мнению экспертов, является желание местного бизнеса меняться. Они отмечают разделение местного бизнеса на две части – одна уже адаптировалась, лояльна к федеральным сетям, рассчитывает на партнерские связи или уже сотрудничает с ними. Другая часть не сменила тактику и стратегию развития, занимает критическую позицию и апеллирует к местной власти. “Огромное количество проблем, которые озвучивают местные сети и производители, часто являются следствием того, что они – те, кто громче всех кричит, кто идет к местным властям, обращается к федеральным депутатам – “защитите нас, остановите развитие федеральных сетей” – это те, кто реально не хочет меняться, кто занял свою нишу в 90-е, 2000-е годы”, – рассказал председатель комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка Александр Борисов. Он подчеркнул, что такие бизнесмены не замечают, как резко изменились потребности и вкусы покупателей, и хотят остаться в привычной нише вместо того, чтобы искать новые.

Что важно, как считают эксперты, развитие местных сетей должно происходить при поддержке, но не жестком регулировании со стороны государства (не путем ограничения влияния федеральных сетей на цены в регионах). Согласно опросу, бизнесмены приветствуют разумный баланс регуляторных мер, в частности, в виде контроля качества и финансовой поддержки производства, например, через льготное кредитование. С тем, что государство должно развивать фермерство, согласны 44% опрошенных бизнесменов, больше регулировать вопросы качества производства – 39%, обеспечить льготное кредитование – также 39%.

Вместе с тем, пока рано говорить, что федеральные торговые сети полностью заняли рынок. Так, указал директор Союза независимых сетей России Сергей Кузнецов, практически в каждом субъекте Федерации сегодня есть сильные местные региональные игроки, которые идут достаточно быстрыми темпами в небольшие города и поселки, и качество их услуг вполне удовлетворяет местное население.

Эксперт: Челночный бизнес спас тысячи людей

Союзлегпром сделал серьезный выпад в сторону российских челноков. Организация обвинила торговцев в подрывной деятельности: якобы челноки мешают развитию отечественной легкой промышленности. Однако эксперты, опрошенные “Правдой.Ру”, заявляют, что челноки, наоборот, приносят большую пользу стране. Проблема же вся в том, что в России не умеют шить.

Главная сложность для российской таможенной службы заключается в том, что челноки провозят продукцию легкой промышленности под видом личных вещей. И определить, какие вещи окажутся на рынке, а какие — на человеке, пересекающем границу, крайне сложно, ведь провозится этот нелегальный товар мелкими партиями, и только потом объединяется в одну большую. При этом до сих пор бесплатно провозить багаж весом до 50 килограмм можно было по доверенности, что позволяло челнокам совершенно безнаказанно под видом личного гардероба перевозить через границу огромное количество продукции легкой промышленности.

Первыми тревогу забили представители Союзлегпрома, предложившие избавиться от доверенностей и ввести обязательную электронную маркировку поступающих в Россию товаров. По данным объединения, челноки ежегодно нелегально провозят в РФ продукции на 1 триллион рублей, с которых ни копейки не поступает в казну, поскольку налоги челноки не платят. При этом половину этого незаконного импорта составляет одежда. С обувью дела обстоят еще хуже — в нашу страну нелегально поступает больше пар обуви, чем производится на местных фабриках.

К Союзлегпрому присоединились чиновники из Минпромторга, поддержавшие предложенные меры по борьбе с челноками. Надо заметить, что эффективность мер не вызывает сомнений, чего нельзя сказать о затратах. Помогут ли данные меры решить проблему челноков и настолько ли велика проблема, как ее рисует Союзлегпром, “Правда.Ру” узнала у экспертов.

Как заявил зампред комитета РСПП по промышленной политике и регулированию естественных монополий и зампред комитета ТПП РФ по научно-техническим инновациям и высоким технологиям Владимир Рудашевский, предложенные меры не смогут помочь деятелям легкой промышленности России, не выдерживающим никакой конкуренции. Более того, эксперт уверен, что меры, предложенные Союзлегпромом, могут задавить любую промышленность, а не только легкую.

“Они не способствуют улучшению в принципе предпринимательского климата. Они противоречат тем задачам и словам о том, что мы должны создавать благоприятный предпринимательский климат, что мы зовем инвесторов и прочее и прочее. И при этом начинаем принимать такие меры, которые на самом деле ухудшают предпринимательский климат, — считает Владимир Рудашевский. — Челноки занимаются мелким бизнесом и, конечно, они не способствуют развитию нашей легкой промышленности, но конкуренция есть конкуренция. Поэтому по отдельным направлениям мы вполне можем конкурировать и с Китаем, и с Турцией, и со всеми остальными. Значит, надо пытаться дальше продолжить. Потребителю хорошо, что доставляются товары из Китая, из Турции и так далее? Раз он покупает охотно — значит хорошо”.

По мнению Рудашевского, цены на ткани и другие товары легкой промышленности российского производства, или привезенные из таких стран, как Италия, слишком высоки, а у россиян должен быть выбор. “Челночникам не надо мешать. Челночный бизнес спас тысячи людей, между прочим”, — резюмирует представитель РСПП.

Не видит российский рынок без челноков и эксперт потребительского рынка Марина Петрухина. “Здесь какие предприятия страдают? Это наши предприятия, которые считают, что они бы отшивали свою одежду и продавали бы ее успешно. Но им все равно надо нормально конкурировать в рамках ВТО, а они точно совершенно не работают. Надо просто делать лучше, чтобы челночники не ездили, не возили, и чтобы им просто это было не выгодно”, — считает эксперт.

По мнению Петрухиной, ситуация на рынке РФ такова, что действительно качественную одежду могут позволить себе только жители городов-миллионников, у которых достаточно высокие зарплаты. Кроме того, в таких населенных пунктах присутствует конкуренция, в том числе ценовая. В регионах же, тем более в отдаленных, граждане не имеют достаточно средств на покупку дорогих товаров, и потому продукция челноков там незаменима.

“Челноки — это пока те люди, которые действительно составляют конкуренцию по каким-то крупным сетевым поставкам. И я вообще говорила бы о том, что совершенно точно существует ценовой сговор, и ФАС нужно было бы этим заняться. Например, на обувь в Москве. Потому что купить сегодня обувь хорошего качества ниже 15 тысяч сложно. От 12 до 15 — вот это основная цена обуви. Если мы берем верхнюю одежду, тоже упираемся в ту же цифру. То есть, сегодня за одну вещь покупатель в Москве готов платить 500 долларов. Вот это та цена, которую сегодня диктует московский рынок, но в регионах эту цену платить не готовы. И представьте, во что будет одеваться тот же Дальний Восток, если там прекратить поездки в Китай? Я считаю, что эта мера чрезмерна, — замечает Марина Петрухина, подчеркивая, что электронные чипы, к тому же, обязательно будут подделывать — это еще лишний коррупционный ресурс. Любые запретные меры — это лишний коррупционный ресурс”.

Исходя из мнений экспертов, можно сделать вывод, что не челноки губят легкопромышленную отрасль России, а отечественные предприятия, которые просто не в силах обеспечить рынок качественным и недорогим товаром. А вы как считаете, правы ли в этом вопросе эксперты?

Читайте самое актуальное в разделе “Экономика”

Розничные сети конкурируют за места

Федеральные продуктовые сети активно проникают на самарский рынок розничной торговли. Из-за нехватки площадей многие из них готовы приобрести местных игроков. Причем их интересуют не форматы торгов

эксперты
Дмитрий Брытков
руководитель проекта консалтинговой группы «МАРКС»
Светлана Вагнер
директор розничной сети «Любимый магазин»
Александр Ефимов
директор по рознице ООО «Меркурий»
Марина Киселева
руководитель PR-департамента сети магазинов «Патэрсон»
Мария Никитина
PR-менеджер ООО «Раменко»
Андрей Полежаев
менеджер по маркетингу Senat Consulting Services

Какой формат предпочитают развивать местные игроки?
Почему западные инвесторы открывают гипермаркеты?
Зачем местные ритейлеры увеличивают количество торговых точек сети?

В апреле 2006 г. федеральный ТД «Копейка» приобрел 100% акций самарской торговой сети «Самара-продукт». Ведущий оператор розничного продовольственного рынка Самары располагал разветвленной сетью продуктовых магазинов площадью 500-800 кв. м каждый и ассортиментом 10-12 тыс. наименований. По оценкам экспертов, стоимость одних только магазинов составляла $10-12 млн, а общая стоимость активов превышала $20 млн.

Вскоре после завершения сделки «Копейка» начала ребрендинг сети, повсеместно заменяя бренд «Самара-продукт» на свой собственный. Изменился и сам формат торговых точек. «Самара-продукт» выстраивал их в стиле классического супермаркета. «Копейка» переформатировала магазины в дискаунтеры. Резко уменьшился ассортимент, зато снизились цены. Как и все дискаунтеры, «Копейка» зарабатывала на снижении издержек за счет минимизации сервиса и ассортимента. По мнению участников рынка, этот пример для нашего города показателен. Учредители «Самара-продукта» выгодно продали почти идеально отлаженный бизнес. Но собственников «Копейки» интересовал не бизнес как таковой, а лишь готовые торговые точки в оживленных местах. По оценкам участников рынка, в Самаре наблюдается дефицит торговых площадей. Поэтому фактически сеть купили исключительно ради помещений.

Новая розница вытесняет «прилавки» современными технологиями

По оценкам участников рынка, в 2005 г. оборот розничной торговли в Самаре составил порядка 96 млрд руб., в 2006 г. он увеличился на 8-9%. Рынок рос прежде всего за счет прихода и развития крупных федеральных сетей – «Магнита», «Патэрсона», «Перекрестка» и др. PR-менеджер ООО «Раменка» (сеть магазинов «Рамстор») Мария Никитина: «Первый магазин в Самаре мы открыли в декабре 2004 г. Сегодня в этом городе у нас работают два гипермаркета и один «магазин у дома». Однако, по последней информации, «Раменка» продает свою сеть – покупатель пока неизвестен.

В 2004 г. начала освоение самарской губернии столичная сеть продовольственных магазинов «Патэрсон». Сегодня, по словам руководителя PR-департамента компании Марины Киселевой , на местном рынке 8 супермаркетов под брендом «Патэрсон»: по четыре в Самаре и Тольятти. Из местных розничных продуктовых сетей наиболее динамично развивался «Любимый магазин». Директор сети Светлана Вагнер: «Сегодня в нашей сети работает 17 магазинов, причем 10 из них мы открыли в течение последнего года».

Эксперты отмечают, что сегодня основную долю продовольственного ритейла занимает неструктурированная розница: киоски, павильоны и магазины прилавочного типа. По оценке Светланы Вагнер, они контролируют порядка 70% рынка розничной торговли продуктами питания. Вместе с тем, отмечает директор по рознице ООО «Меркурий» Александр Ефимов , торговых точек такого типа с каждым годом становится все меньше. Руководитель проекта консалтинговой группы «МАРКС» Дмитрий Брытков: «По прогнозам аналитиков, к 2010 г. доля неструктурированной розницы на региональных рынках снизится до 50%».

Конкурируя друг с другом за покупательский трафик, федеральные сети вынужденно инвестируют не только в площади, но и в форматирование и высокотехнологичные бизнес-процессы. Для них отточенный тиражируемый формат и современные торговые технологии – гигиенический фактор присутствия на рынке. Поэтому «новая» розница становится все более технологичной и управляемой. Например, сеть магазинов «Рамстор» первой начала выпуск клубных карт, с помощью которых покупатель может ознакомиться с представленными в магазине новинками, проверить по штрих-коду стоимость заинтересовавшего его продукта, узнать о проводимых акциях и действующих скидках.

Возрастающая автоматизация процессов минимизирует значение человеческого фактора, поэтому количество продавцов в супермаркете сводится к минимуму. Как отметил менеджер по маркетингу кадровой компании Senat Consulting Services Андрей Полежаев , нехватка квалифицированных кадров – общая проблема всех продовольственных сетей, практически независимо от формата.

Продуктовые сети становятся мультиформатными

Вопреки бытующему среди консультантов мнению о необходимости жесткого форматирования сетевых магазинов, локальные ритейлеры в большинстве случаев могут не уделять «чистоте» формата каждой точки такого же пристального внимания, что и федеральные игроки.

По мнению Дмитрия Брыткова, в России торговые форматы не выражены так четко, как на Западе. «Магазины у дома» расположены в жилых кварталах и рассчитаны на повседневные покупки, – подчеркивает г-н Брытков. – Это и есть их главная особенность, а не торговая площадь и ассортимент».

Как утверждают эксперты, в условиях напряженной конкурентной борьбы и развитого продовольственного ритейла наибольшее значение приобретает удобство расположения магазина. Игроки стараются размещать свои торговые точки в спальных районах, вблизи транспортных развязок. Недостаток центральных районов – высокие ставки арендной платы и отсутствие места для парковок.

Работа в формате «магазина у дома» позволяет игрокам выживать в условиях конкуренции с сетями федерального масштаба. Их главными конкурентами становятся небольшие окрестные павильоны, открываемые поблизости. Это позволяет игрокам максимально сужать поле конкурентной борьбы. С другой стороны, каков бы ни был формат магазинов локальной сети, в случае ее продажи форматная «разношерстность» не будет помехой для покупателя – федеральной компании. Одной из главных тенденций развития розничного продуктового рынка эксперты считают мультиформатность сетей. Она может проявляться двояко. Во-первых, магазины разных форматов могут объединяться в рамках одной сети. Нередко ритейлер, освоив один формат, начинает развивать другой. Например, как сообщила Мария Никитина, «Рамстор» открывает свои торговые точки в форматах «магазинов у дома», супермаркетов, гипермаркетов и торговых центров. Другой вариант – объединение может состоять из разноформатных сетей. Это так называемые сделки по слиянию и поглощению бизнеса. Например, компания, чьи торговые точки работают в формате дискаунтера, покупает сеть, магазины которой развивают формат «магазинов у дома». В таком случае конкурировать между собой будут отдельные торговые точки, а не сами сети.

Классический пример такого объединения – слияние торговых сетей «Пятерочка» и «Перекресток» в компанию X5RetailGroup. «Пятерочка» – классический дискаунтер, «Перекресток» – типичный образец современного супермаркета. В этом случае компании в рамках одной сети не конкурируют между собой, так как рассчитаны на разные группы потребителей. По мнению руководителя проекта консалтинговой группы «МАРКС» Дмитрия Брыткова, именно эти факторы и являются ключевыми преимуществами мультиформатности.

Как подчеркивают эксперты, магазины разных форматов лучше открывать под различными брендами. Человек привыкает к бренду и связанным с ним особенностями торговой точки. Например, известный федеральный оператор «Тандер», владеющий сетью дискаунтеров «Магнит», решил открывать в регионах и супермаркеты. Первый подобный эксперимент был проведен в Самаре. Однако супермаркет на пр. Ленина открылся под вывеской не «Магнита», а «Тандера».

Покупатель будет неприятно удивлен, обнаружив за вывеской дискаунтера супермаркет, цены в котором будут на порядок выше.

Местные компании развивают одноформатные сети

Самарские игроки склонны развивать одноформатные сети. Этому способствует выгодное стратегическое положение занятых ими площадок. Как правило, их супермаркеты – это «неубиваемые» «магазины у дома». Светлана Вагнер считает, что сеть с одним форматом более управляема. Другая причина развития одноформатных сетей – дефицит «крупногабаритных» помещений. Приобрести компактное помещение значительно легче.

Но развитие формата «магазинов у дома» сдерживается дефицитом торговых площадей. Проблема еще и в том, что торговых точек прилавочного типа с подходящими площадями (не менее 400 кв. м) в Самаре тоже не очень много.

По мнению экспертов, формат «магазина у дома» почти так же востребован, как гипермаркет. Эксперты объясняют это ленью потребителя – люди готовы платить больше за счет увеличения комфортности. В формате «магазина у дома» работают все самарские розничные сети – «Меркурий», «Остап», «Любимый магазин» и др. Однако развитие этого формата более трудоемкое – за счет низкой доходности сложно быстро получить прибыль. Соответственно, увеличивается срок окупаемости объекта.

Как отмечает Дмитрий Брытков, дискаунтеры и «магазины у дома» объединяет принцип удобного месторасположения в жилом районе. По его мнению, именно поэтому магазины этих форматов напрямую конкурируют друг с другом. Дмитрий Брытков: «Когда «Копейка» приобрела «Самара-продукт», ассортимент в магазинах снизился с 10-15 тыс. до 3 тыс. наименований. Это вызвало резко негативную реакцию со стороны потребителей. Люди у нас привыкли к более широкому выбору товаров. Поэтому с потребительской точки зрения формат «магазина у дома» однозначно предпочтительнее дискаунтера».

Компании повышают капитализацию своих активов

Эксперты отмечают, что одной из главных стратегий локальных продовольственных ритейлеров становится развитие своего бизнеса с целью последующей продажи. Дмитрий Брытков подчеркивает, что в ближайшем будущем не исключена возможность продажи одной или нескольких самарских продуктовых сетей федеральным компаниям. «Местным игрокам важно занять как можно больше торговых площадей, чтобы затем выгоднее продать свой бизнес, – полагает г-н Брытков. – Конечно, сами компании вряд ли признаются, что у них есть такие намерения. Но никто и не скажет, что это исключено. По-моему, вопрос только в цене».

Наибольшие шансы у тех компаний, которые смогут воспроизвести сценарий продажи сети магазинов «Самара-продукт» московскому ритейлеру «Копейка». Последнему сразу досталось множество компактных торговых площадей – сеть торговых помещений, охватывающая практически все районы города. Причем в большинстве случаев точки располагались в оживленных местах, на транспортных развязках. Например, один из магазинов располагался на мини-рынке на пересечении ул. Чернореченской и Дачной, рядом с областной стоматологической поликлиникой и трамвайной остановкой. Другая точка размещалась неподалеку от Троицкого рынка.

Эксперты сходятся во мнении, что в большинстве случаев федеральные и иностранные игроки покупают местный магазин (или сеть) с одной целью – приобрести помещения нужной площади для последующей реконструкции. Например, «Магнит» несколько лет назад для открытия одной из своих точек на ул. Клинической выкупил магазин «Фрукты-овощи». Вскоре там сделали перепланировку и реконструкцию, увеличив площадь помещения.

Эксперты утверждают, что главное в предпродажной подготовке сети – места расположения торговых точек, географический охват и, наконец, наличие торговых площадей соответствующего размера. «Выгодно продаться» может и разветвленная сеть, и прилавочный магазин, и небольшой торговый павильон. Вкладываться в торговые технологии и форматирование локальной сети, выбравшей стратегию предпродажной подготовки, вполне можно по «остаточному принципу», основные инвестиции направляя в квадратные метры площадей.

детали
Иностранные компании предпочитают открывать гипермаркеты
Современные торговые сети используют два основных способа привлечения покупателей. Это максимально широкий ассортимент при доступных ценах. Противоположный путь – сравнительно узкий выбор при низких ценах.
Первый способ активнее всего используют гипермаркеты. Как отмечает Дмитрий Брытков, гипермаркет – один из самых востребованных потребителями торговых форматов. Прежде всего это связано не с низкими ценами, а с большим количеством товаров на полках и особенностями раскладки товаров в универсамах такого типа. В отличие от «магазина у дома», который рассчитан на людей, совершающих повседневные покупки, в гипермаркетах потребители закупают всего много и сразу. Поэтому в «магазинах у дома» товары первой необходимости выставляются на видное место, а в гипермаркетах, наоборот, располагаются в самом дальнем углу. Дойдя до него, покупатель может ознакомиться со всем ассортиментом.
Поэтому, отмечает Дмитрий Брытков, иностранные ритейлеры, заходящие на самарский продуктовый рынок, предпочитают открывать именно гипермаркеты: «Тем самым они рассчитывают сразу занять большую долю на рынке. Ведь оборот одного гипермаркета может быть равен обороту 2 тыс. небольших магазинов». Главная нагрузка приходится на выходные дни. Именно в это время здесь и сосредоточен основной покупательский поток. По мнению экспертов, практически все торговые точки подобного формата работают с минимальной наценкой и без платы за «вход» в сеть. Последняя представляет собой что-то вроде бонуса, который совершенно официально прописывается в договоре между поставщиком и торговой точкой крупной сети. Обычно речь идет о внесении поставщиком определенной ежемесячной платы за то, чтобы его товары продавались в магазинах этой сети.

Читать еще:  Лучшее время для того, чтобы начать свой бизнес
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector