Экономические катаклизмы помогли ему создать новый бизнес

Экономические катаклизмы помогли ему создать новый бизнес

Экономические катаклизмы помогли ему создать новый бизнес

Совладелец компании Food Trade Group и сети кофеен “Кофеин” Евгений Коган считает, что экономические катаклизмы помогли ему создать новый бизнес: полгода назад предприниматель запустил сеть премиальных мини-павильонов “Хлеб и молоко”.

Веселый молочник
Евгений Коган продает “социальные продукты” с премиальным ценником

Во времена кризисов, считает Коган, меняется мировоззрение людей. Для бизнесмена, который уже много лет занимается пищевыми продуктами, смена мировоззрения — это в первую очередь новый взгляд на питание. “Деньги тяжело даются,— объясняет Коган.— Не хочется их тратить лишь бы на что”.

Павильоны Когана торгуют “социальными” продуктами — хлеб и молоко составляют основу ассортимента. Но эти продукты имеют короткий срок хранения и упакованы как премиальные. Отсюда и цена: хлеб продается по 40-120 руб. за буханку, молоко — по 100 руб. за литр. В рознице аналоги стоят в два раза меньше. Покупателей не смущает высокая цена. “Наконец-то мы научились себя любить”,— объясняет Коган. С лета 2011 года он открыл 20 магазинов в Москве и собирается открывать дальше — по три точки в месяц, пока общее число не достигнет сотни. Запуск каждой обходится в $20-25 тыс.

Оборот одного павильона колеблется от 20 тыс. до 80 тыс. руб. в день. В среднем одна точка окупается за полгода. Это фантастические показатели для продуктового ритейла. Коган ловко поймал тренд — растущую популярность натуральных “деревенских” продуктов, на которой уже сыграли интернет-магазин “Лавка” и сеть молочных прилавков “Избенка”. “Лавка” доставляет еду от фермеров к состоятельным гурманам, а “Избенка” торгует молоком, арендуя точки в продуктовых магазинах. “”Хлеб и молоко” работает на марже, а мы — на обороте”,— говорит гендиректор “Избенки” Андрей Кривенко.

Но есть проблема: торговать деревенской едой в масштабах большой сети почти невозможно. Скоропортящиеся продукты нужно быстро собирать в нескольких хозяйствах и в тот же день доставлять в магазины. К тому же вкус фермерских продуктов будет меняться от поставки к поставке. Так что продукты в сети “Хлеб и молоко” привозят вовсе не фермеры.

Молоко для проекта Евгения Когана разливает Волоколамский молочный завод. Оно приходит на завод с тех хозяйств, которые выбраны лично Коганом. То же самое с хлебом: его производят на пищевом комбинате Food Trade Group. Свое производство позволяет контролировать качество хлеба. Главное преимущество Когана — автопарк из 50 машин. Они развозят продукты в сети супермаркетов, в кофейни “Кофеин” и “Кофе хауз”, а заодно и в “Хлеб и молоко”.

Любовь потребителей ко всему натуральному и “домашнему” оставляет предпринимателям еще много возможностей. Сеть фирменных торговых точек собирается развивать холдинг “Рузское молоко”. “Избенка” только за март 2012 года откроет десять новых магазинов. Однако Евгению Когану удалось откусить самый аппетитный и маржинальный кусок рынка.

Имей сто

Сергей Мастобаев (на фото) и двое его бывших однокурсников по СПбГУ в недалеком прошлом осуществили давнюю мечту — позавтракали с создателем сети “В контакте” Павлом Дуровым и основателем фонда DST Юрием Мильнером. Сергей рассказал им про свой стартап “ДругДругу”, запущенный летом прошлого года. Проект стал одним из шести победителей конкурса Start Fellows: Мильнер и Дуров выбирали из 2 тыс. проектов те, которые достойны получить от них безвозмездный грант $25 тыс.

“Крестный отец” и совладелец проекта “ДругДругу” — Аркадий Морейнис, руководитель холдинга “Главстарт”. Морейнис инвестирует в стартапы на самой ранней стадии и консультирует их. “ДругДругу” объединяет людей, у которых есть желания, и тех, кто может их исполнить. Обычно это забавные мелочи вроде фотосессии или урока игры на контрабасе. Если желание одного посетителя сайта совпадает с возможностями другого, между ними совершается сделка. За исполненные желания принято благодарить внутренней валютой сайта “друбль”, которую можно купить за рубли, а потратить — в интернет-магазине Ozon.ru. Создатели сайта “ДругДругу” получают комиссию с покупок в Ozon.ru. Особенностью сервиса Сергей Мастобаев считает концепцию, который он называет “сделка 2.0”: услуги не имеют конкретной цены, пользователи сами решают, сколько заплатить. Пока большинство участников проекта просто благодарят друг друга, но если уж решают заплатить, то часто готовы переплачивать. Сайт уже получил несколько десятков тысяч долларов от инвесторов.

Почтовое отделение


Фото: Татьяна Бекасова

8 историй, которые вдохновят вас на бизнес-подвиги

Путь к успеху обычно сложный и тернистый. Поэтому у тех, кто его прошёл, есть чему поучиться.

1. Фёдор Овчинников, «Додо Пицца»

Не бойтесь начинать всё с нуля. Даже во второй раз.

youtube.com

Путь в бизнесе Фёдор Овчинников начал, когда открыл книжный магазин, обманом получив кредит в банке: сказал, что деньги ему нужны на ремонт в квартире. Все свои действия предприниматель описывал в блоге, благодаря чему быстро стал популярным. Успех привлёк влиятельных партнёров, которым Овчинников был вынужден продать свою долю в бизнесе во время кризиса 2008 года.

Новое дело предпринимателя с продажей книг связано не было. Если не считать того, что на кассе в «Додо Пицца» предлагают написанное им издание. Сам он признавался, что его отговаривали открывать пиццерию в Сыктывкаре, так как она не выдержит конкуренции, а доставка и вовсе никому не нужна. Но его бизнес-модель сработала.

Предприниматель открыт для общения, подробно рассказывает о своей работе в соцсетях. Да и из приготовления пиццы секрета не делают: клиент может наблюдать за процессом через веб-камеру.

Позднее одна пиццерия в Сыктывкаре превратилась в международную сеть, но бизнес Овчинникова — нечто большее, чем розничные заведения. Это и собственная информационная система, которая интегрируется в бизнес-процессы и позволяет делать их более эффективными, и франчайзи-продукт.

Кстати, в январе 2017 года выручка той самой первой пиццерии «Додо Пицца» в Сыктывкаре составила 7 Как приумножить капитал миллионов рублей.

2. Майкл Блумберг, Bloomberg

Ненужного опыта не бывает, ищи, как его использовать.

bloomberg.org

Успешный предприниматель и 108-й мэр Нью-Йорка прочно обосновался в списке богатейших людей мира Forbes. В 2018 году он занял одиннадцатую THE BILLIONAIRES — 2018 строчку рейтинга.

Будущий миллиардер родился в небогатой семье бухгалтера и секретаря. Ни в школе, ни в вузе он не блистал, его оценки были средними. В Университет Джонса Хопкинса он поступил благодаря протекции сотрудника фирмы по продаже оргтехники, где подрабатывал в старших классах. Но к последним курсам вуза Блумберг неожиданно для преподавателей вошёл в число лучших студентов.

После университета будущий предприниматель стал студентом Гарвардской школы бизнеса, успешно её окончил и устроился в Salomon Brothers. Его карьера в этой крупной инвестиционной компании была многообещающей. Он начал с низов, а в итоге стал старшим партнёром фирмы.

После 15 лет работы на компанию Блумберга уволили — якобы из-за сокращения штата. Однако сам он видел причину в конфликте с одним из руководителей.

39-летний финансист оказался на улице, правда, с хорошими отступными в размере 10 миллионов долларов. В этом же году Блумберг создал Innovative Market System, позднее переименованную в Bloomberg L.P. Компания специализировалась на предоставлении финансовой информации. Чтобы его не обвинили в заимствовании технологий у Salomon Brothers, Блумберг начал разрабатывать собственное программное обеспечение. Благодаря созданию терминала, через который пользователи могут в реальном времени контролировать и анализировать движение финансового рынка, фирма заработала 600 тысяч долларов на первой же сделке по их продаже.

Позднее финансовая компания Блумберга разрослась в целую медиаимперию. Информационное агентство Bloomberg News Service предоставляло СМИ новости финансовых рынков с 1990 года. Затем к холдингу присоединились радиостанция WNEW, круглосуточная новостная телепрограмма Bloomberg Information Television, Bloomberg Magazine.

Опыт успешного управления проектами Блумберг позднее использовал на посту мэра Нью-Йорка.

За 12 лет ему удалось снизить уровень безработицы и преступности, реформировать образование, улучшить экологию. И всё это за зарплату в 1 доллар в год.

3. Михаил Перегудов, «Партия еды»

Покажите людям, что вам можно доверять.

partiyaedi.ru

Бизнесмен из Петербурга зарабатывает на желании людей облегчить себе жизнь. «Партия еды» — сервис доставки коробок с расфасованными продуктами и рецептами к ним. Перегудов подсмотрел идею у компании Plated из Нью-Йорка. Зарубежный проект активно рос, к тому же сервис выглядел удобным и востребованным.

«Партию еды» запустили как раз вовремя: она стала всего лишь третьей компанией на рынке, которая занималась доставкой продуктов для приготовления ужинов. Впоследствии открывалось множество клонов, но мало кому удалось получить такую же известность.

Сам Перегудов сложность развития подобного бизнеса видит в недоверии людей.

Основные возражения — слишком дорого, порции маленькие, продукты некачественные. Работают с ними достаточно активно. Например, на канале компании в YouTube есть ролики, которые дают ответы на распространённые вопросы. В одном из них Перегудов закупает продукты по меню «Партии еды» в обычном супермаркете и сравнивает итоговую стоимость с ценой коробки.

Проект стартовал в 2014 году практически в то же время, когда были введены первые экономические санкции. Перегудов признавался в интервью, что ситуация была стрессовая. Сейчас «Партия еды» предлагает шесть разных меню, а также фруктовые и овощные сеты и продуты для приготовления десертов дополнительно. Рецепты созданы шеф-поваром Михаилом Степановым.

4. Амансио Ортега, Inditex

Не останавливайтесь, даже если в вас не верят.

luxury-insider.com

Имя этого испанского бизнесмена не самое узнаваемое, зато его детище известно всем. Ещё год назад он боролся за лидерство Амансио Ортега стал самым богатым человеком планеты в рейтинге самых богатых людей мира Forbes.

Ортега родился в семье железнодорожника, его мать работала служанкой. Из-за отсутствия денег он не смог окончить школу и в 13 лет начал работать посыльным в магазине рубашек.

В 14 лет он попробовал себя в роли подмастерья у модельера, но тот сказал, что портного из него не выйдет. И ошибся.

В 1972 году Ортега открыл свою трикотажную фабрику. Сначала он и его жена сами шили одежду и бельё на заказ в гостиной собственного дома. Когда партнёр отказался выкупать крупную партию товара, супруги решили продать её сами, для чего открыли небольшой магазинчик Zara. Позднее бренд вырос в корпорацию Inditex.

5. Анна Цфасман, «Даблби»

Боритесь со стереотипами, если уверены в своём продукте.

medium.com

Цфасман, по её признаниям, не собиралась открывать собственный бизнес. Она была гендиректором сети «Кофеин» и проработала в компании более пяти лет. Но в 2012 году ушла, не согласившись с желанием инвесторов снизить качество кофейных зёрен. Предпринимательница вернулась на рынок уже со своим проектом. Вместе с шеф-бариста Ольгой Мелик-Каракозовой они отрыли собственную кофейню.

Изначально бывшие менеджеры «Кофеина» собирались открыть сеть магазинов с чаем и кофе, причём планы были амбициозными — 300 точек за полгода. Но собственников арендуемых помещений оказалось проще уговорить на кофейни, и в итоге было решено остановиться на них. Инвесторы нашлись довольно быстро, они вложили в бизнес 1 миллион долларов.

У проекта «Даблби» «скромная» цель: предлагать клиентам один из лучших кофе в мире.

Сейчас в сети более 85 кофеен, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России, Дубае, Барселоне, Праге, Тбилиси. Большинство из них открыто по франшизе.

Одной из сложностей кофейного бизнеса для Цфасман стала борьба со стереотипами: люди настороженно относятся к добавкам вроде сахара, молока и сиропа, к отсутствию еды в кофейне. Однако пока выбранный формат работает. В планах компании открыть бюджетные кофейни DoubleB White и кофейно-алкогольные бары DoubleB Black.

Читать еще:  Бизнес на услугах по сборке мебели. Сборка корпусной и мягкой мебели

6. Майки Джагтиани, Landmark Group

Найдите, что нужно людям, и дайте им это.

menaherald.com

Семья индийца Джагтиани переехала в Кувейт, а затем отправила сына учиться в колледж в Лондон. Он не оправдал надежд: завалил экзамены, злоупотреблял алкоголем, бросил учёбу и подрабатывал в такси. Джагтиани вернулся на родину и очень скоро остался один: все члены его семьи умерли.

У предпринимателя осталось наследство в 6 тысяч долларов и место в Бахрейне, которое его брат арендовал для торговли до того, как заболел.

Все деньги Джагтиани потратил на покупку детской одежды, которую планировал продавать своим соотечественникам, приезжавшим в Кувейт на заработки.

Поначалу приходилось работать без помощников, но это помогло ему генерировать идеи, которые привлекали покупателей. Например, он установил скамейку для мужчин, чтобы они могли ждать жён. Хотя магазин с полным ассортиментом детских товаров и так был в новинку.

Сейчас принадлежащая Джагтиани компания Landmark Group со штаб-квартирой в Дубае представлена в десяти странах. При этом бизнесмен по-прежнему в ценовой политике старается ориентироваться на средний класс и иммигрантов из Индии.

7. Евгений Дёмин, SPLAT

Не изменяйте своим идеалам, если вы верите, что всё делаете правильно.

belretail.by

Предприниматель начал бизнес с распространения БАДов и чаёв. Но вскоре решил переключиться на создание собственного продукта, и команда приступила к разработке формулы зубной пасты. Головокружительного взлёта не получилось из-за кризиса. Все деньги уходили на проект, а Дёмин признавался, что в кошельке в то время было пусто, и даже телефон отключили за неуплату. Даже когда уникальный продукт появился, покупатели не выстроились за ним в очередь: рынок был переполнен дешёвыми разрекламированными товарами.

Проблему могло бы решить удешевление пасты за счёт изменения рецептуры, но Дёмин предпочёл другой вариант — объяснить потенциальным покупателям, почему им нужно выбирать этот продукт.

Так в коробочках SPLAT появились вкладыши с письмами от предпринимателя, благодаря которым запустилось сарафанное радио.

В итоге спрос породил предложение: аптеки и торговые сети разместили пасты на своих полках. Сейчас зубная паста SPLAT продаётся более чем в 40 странах мира.

8. Дональд Трамп, президент США

Превратите себя в легенду, и люди захотят к ней прикоснуться.

cnn.com

История Трампа мало похожа на стандартную историю успеха в стиле «был никем — стал всем». Его отец — успешный предприниматель, застройщик. Дональд Трамп получил хорошее образование: закончил частную школу-интернат, Уортонскую школу бизнеса. Проблем с трудоустройством у него тоже не было: карьеру он начал в строительной компании отца.

Ещё в колледже Трамп реализовал проект по модернизации многоквартирного комплекса, который принёс 6 миллионов долларов чистой прибыли. До 1989 года будущий президент становился успешнее и богаче. Но всё изменил финансовый кризис.

Трамп строил дорогостоящие объекты не на собственные средства. Чтобы наращивать темпы, брались кредиты, которые перекрывались другими займами. В итоге схема не сработала.

Долги Трампа составляли 9,8 миллиарда долларов, в результате чего в отношении компании и его самого была начата процедура банкротства.

Бизнесмена спасло его умение договариваться. Он согласился уступить шести кредиторам 49% своей доли в пятизвёздочном отеле. В обмен на это Трамп получил более выгодные условия для выплат по взятым у них займам. Бизнесмен отказался от авиакомпании Trump Shuttle, не сохранил право собственности ни на одну из строительных площадок. Ему предложили управлять строительством за скромную зарплату, но разрешили использовать своё имя на зданиях. Важным имиджевым ходом было сохранение Trump Tower в Нью-Йорке.

Когда я ходил по улицам Нью-Йорка и видел бездомных, то понимал — какие они счастливые люди! Они богаче меня на 9,8 миллиарда долларов.

В 1995 году Трамп предпринимает ещё одну попытку выйти на прежний уровень и организовывает акционерное общество Trump Hotels & Casino Resorts, куда входят оставшиеся у него казино. Однако падение цен на акции компании в 1998 году вновь заканчивается долгами. В периоды взлётов фирма возвращала себе часть активов, затем накапливала долги и несколько раз объявляла о банкротстве.

Несмотря на финансовые проблемы, Трамп превращает свою фамилию в бренд.

Он запускает телешоу «Кандидат», свою линию бутилированной воды и карту Visa Trump, реализует крупные строительные проекты. Хоть в его биографии слова «банкротство», «суд» и «долги» встречаются чуть ли не в каждой второй строчке, в глазах общественности он всегда выглядел успешным бизнесменом.

От Великой депрессии – до экологической катастрофы

Эксперты Давоса определили новые вызовы для мировой экономики

На Всемирном экономическом форуме в Давосе оценят новые риски для глобальной экономики. Фото Reuters

Миру грозит новая Великая депрессия, предупреждают в Международном валютном фонде (МВФ). Причина: всеобщее неравенство и нестабильность финансового сектора, которые могут привести к обвалу, сравнимому с кризисом 1929 года. Эксперты Всемирного экономического форума (ВЭФ) основные вызовы связывают с климатическими угрозами, призывая бизнес и правительства одновременно и ускорять экономику, и сдерживать выбросы CO2. На форуме в Давосе, который стартует уже во вторник, фактически хотят предложить новый общественный договор, по которому целью бизнеса будет не только максимальное извлечение прибыли, но также решение социальных и экологических проблем.

Предупреждение о новых угрозах для мировой экономики сделала глава МВФ Кристалина Георгиева, выступая в Институте мировой экономики Петерсона. Она отметила, что сейчас наблюдаются такие же признаки надвигающегося кризиса, как и в 1920-х годах, которые окончились крахом рынков в 1929 году. Глава МВФ текущую тенденцию сравнивает с ситуацией начала ХХ века, когда технологии и укрупнение предприятий привели к процветанию, эпохе «ревущих 20-х», а в итоге – к финансовому кризису.

Одна из главных угроз – растущее неравенство. Несмотря на то что за последние 20 лет неравенства между странами стало меньше, разрыв между гражданами внутри одной страны стал гораздо заметнее, отмечает Георгиева.

В качестве примера она приводит Великобританию. «10% самых обеспеченных граждан имеют столько же богатства, сколько 50% беднейших. Эта ситуация наблюдается практически в каждой стране Организации экономического сотрудничества и развития, где разрыв между богатейшими и беднейшими слоями достиг или близок к рекордному», – приводит ее слова газета Guardian.

Финансовый сектор в борьбе с неравенством может быть как злом, так и благом, отмечают в МВФ. В организации считают, что расширение финансовых услуг в экономике может уменьшить неравенство в доходах, но только до определенного момента, после которого его влияние будет иметь противоположный эффект. «Более широкий доступ к банковским услугам и кредитам может помочь сократить разрыв в доходах, позволяя людям больше экономить и вкладывать больше средств. Но как только финансовый сектор преодолевает определенный порог размера относительно экономики, его рост обычно усугубляет неравенство», – следует из выводов фонда. В МВФ приводят в пример США, где слишком большой объем кредитов, в том числе и займов, выданных домохозяйствам с низким уровнем дохода, в итоге способствовал краху 2008 года.

Чрезмерный рост неравенства в итоге играет на руку популистам, что чревато политическими переворотами. А вкупе с климатическими проблемами и торговым протекционизмом это грозит еще большей финансовой волатильностью и социальной нестабильностью в будущем, делают вывод в МВФ.

Если в МВФ в качестве основной угрозы мировой экономике называют проблему неравенства, то для экспертов ВЭФ главным вызовом остается климатическая угроза. В своем новом докладе «О глобальных рисках», подготовленном для форума в Давосе, они отмечают утрату биоразнообразия и разрушение экосистем как основные угрозы, с которыми человечество столкнется в ближайшие 10 лет.

Для сравнения, еще несколько лет назад эксперты ставили на первое место такие угрозы, как обвал цен на активы, неравенство доходов, природные катаклизмы, международные конфликты и вынужденную миграцию.

В ВЭФ такой выбор связывают с тем, что почти все общества и экономики так или иначе зависят от природы. «Наше исследование показывает, что получение 44 трлн долл. экономической ценности – более половины мирового ВВП – умеренно или сильно зависит от природы. Ухудшение состояния природы имеет значение для большинства предприятий через воздействие на операции, цепочки поставок и рынки», – следует из их доклада о глобальных рисках.

Именно поэтому человечеству срочно необходимо переосмыслить свои отношения с природой, чтобы остановить и обратить вспять тревожную деградацию мира природы, делают вывод в ВЭФ. По их мнению, решающую роль в решении должен сыграть бизнес. «Крайне важно, чтобы компании как можно быстрее переходили к низкоуглеродной экономике и более устойчивым бизнес-моделям», – пишет один из авторов доклада, директор по рискам группы Zurich Insurance Group Питер Гигер.

При этом отмечается, что «без неотложного внимания к восстановлению социальных различий и обеспечению устойчивого экономического роста» невозможно системно противостоять климатическим и биоразнообразным кризисам.

В свою очередь, в качестве основных краткосрочных рисков на 2020 год экономисты ВЭФ называют «экономические конфронтации» и «внутриполитическую поляризацию». В частности, усиления этих рисков в текущем году ожидают 78% опрошенных ВЭФ экспертов.

«Геополитическая турбулентность подталкивает нас к «неурегулированному» одностороннему миру соперничества великих держав в то время, когда лидеры бизнеса и правительства должны срочно сосредоточиться на совместной работе для решения общих рисков», – считают аналитики, подчеркивая, что рост внутренних и международных разногласий приведет к дальнейшему замедлению экономического развития.

То есть, говорят экономисты, с одной стороны, странам необходимо стимулировать экономический рост, с другой – жестко следовать экологическим целям.

В итоге аналитики ВЭФ предлагают новый консенсус: умеренный капитализм, или капитализм для всех заинтересованных сторон. «Сегодня бизнес должен в полной мере принять капитализм для всех заинтересованных сторон; он должен не только думать о максимизации прибыли, но и использовать свои способности и ресурсы, чтобы в сотрудничестве с правительствами и гражданским обществом решать основные вопросы этого десятилетия. Он должен активно вносить вклад в создание более целостного и устойчивого мира», – заявил исполнительный председатель ВЭФ Клаус Шваб. «Компания – больше чем экономическая единица, генерирующая благосостояние. Будучи частью более крупной общественной системы, она также способствует реализации устремлений людей и общества. Результаты ее деятельности должны измеряться не только доходом акционеров, но также и тем, как она достигает целей в области защиты окружающей среды, социальной ответственности и корпоративного управления», – перечисляет Шваб.

Россию на предстоящем экономическом форуме в Давосе, как сообщалось ранее, представит и.о. главы Минэкономразвития Максим Орешкин. По мнению экспертов, интерес к российской делегации будет только в том случае, если они привезут на форум какую-либо сенсацию.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Дэвид Кортен – План создания Новой экономики. От воображаемого богатства к реальному

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “План создания Новой экономики. От воображаемого богатства к реальному”

Описание и краткое содержание “План создания Новой экономики. От воображаемого богатства к реальному” читать бесплатно онлайн.

Проблемы экономики сегодня волнуют каждого. Мировой финансовый кризис отразился и продолжает отражаться на жизни многих из нас, поэтому стабильность национальной экономики по-прежнему является одним из главных источников для беспокойства.

Дэвид Кортен, известный американский экономист, рассказывает о причинах мировых финансовых потрясений и способах их преодоления. По его мнению, главная причина экономических катастроф – крах Уолл-стрит, центра финансового района Нью-Йорка, в 2008 году. «Так как Уолл-стрит делает деньги в невероятных количествах, мы позволили ей взять на себя управление всей экономикой – и в этом месте находится источник всех наших проблем», – считает автор. Он предлагает план создания Новой экономики – экономики, ориентированной не на прибыль, которая выражается в денежном эквиваленте, а на разумное использование ресурсов и здоровую экологию.

Читать еще:  Бизнес-план мусоросортировочной станция с элементами раздельного сбора и прессования отходов

Дэвид Кортен советует, как правильно распределять средства и уменьшать расходы, а также учит нас принимать верные экономические решения. Прочитав эту книгу, вы узнаете, как повлиять на свое собственное финансовое положение – а также мировую экономику – уже сейчас!

План создания Новой экономики. От воображаемого богатства к реальному

«Agenda for a New Economy. From Fantom Wealth to Real Wealth»

Перевод с английского И. А. Емельяновой

Стиву Пиерсанти и невероятной команде издательства «Berrett-Koehler», которые предложили проект этой книги и оказали ему поддержку – как до, так и после ее написания.

Штату и коллегиальному совету журнала «YES!», который пропагандирует новое видение человеческого потенциала.

Штату, коллегиальному совету и всем участникам сети «Союз предпринимателей, выступающих за активную местную экономику» («Business Alliance for Local Living Economies», BALLE), которые занимаются строительством Новой экономики.

Сотрудникам Института политических исследований, которые помогают оформлять политическую программу Новой экономики и строить поддерживающее политическое объединение.

Сотням народных объединений, участвующим в популяризации экономического образования и политической мобилизации.

А также пиратам и каперам Уолл-стрит[1], включая наиболее показательного их представителя Бернарда Мэйдоффа[2] – человека, чья крайняя неумеренность в расходах вылилась в финансовую систему, столь коррумпированную и далекую от действительности, что даже не подлежала никакой коррекции. Без них призыв закрыть Уолл-стрит никогда не нашел бы отклика.

Взрыв Уолл-стрит в 2008 году и ее последующий отказ от совершения каких-либо действий по выходу из кризиса представляет беспрецедентную возможность начать обсуждение давно назревших проблем на национальном уровне и поднять ряд основных, не заданных ранее вопросов.

1. Предпринимала ли Уолл-стрит, с точки зрения национальных интересов, такие действия, направленные на решение насущных проблем, чтобы можно было открыть ей свободный доступ к национальным финансовым ресурсам в триллионы долларов для ее спасения от последствий собственной невоздержанности?

2. Возможно ли, что вся система взглядов Уолл-стрит строилась на иллюзии, что она не несет никакой ответственности за ужасные экономические, социальные и экологические последствия, отражающиеся на жизни общества?

3. Могут ли быть другие пути обеспечения необходимых и полезных финансовых услуг с большей эффективностью и с меньшей стоимостью?

Чтобы устранить ситуацию неопределенности, ответы на эти вопросы должны быть следующими: (1) нет, (2) да, (3) да.

Бо́льшая часть всех общественных дискуссий по поводу финансового кризиса была сфокусирована на поиске виноватых. Кто участвовал в преступной деятельности? Кто нес ответственность за фальсификацию секретных данных? Кто был ответственным за регулирование ценовой политики? Какие регулирующие органы проявили апатию в критический момент и почему? Многие требовали установления более строгих правил и жесткого контроля. Некоторые – особенно Дин Бэйкер[3] (книга «Воровство и ошибки», «Plunder and Blander»), Кевин Филлипс[4] (книга «Плохие деньги», «Bad Money») и Чарльз Моррис[5] (книга «Растаявшие триллионы», «The Trillion Dollar Meltdown») – не уделили особого внимания разбору документации и разоблачению коррупционных сделок в рамках наиболее мощных институтов Уолл-стрит.

Как ни крути, а я все-таки должен прислушиваться к тому, что говорят и пишут различные комментаторы, включая Бэйкера, Филлипса или Морриса, предполагая, что в целом работа по преодолению финансового кризиса позволит освободиться от Уолл-стрит и построить Новую экономику, основанную на других ценностях и заведенных порядках.

Я написал «План создания Новой экономики», чтобы прервать молчание и начать открытую дискуссию по поводу тех перспектив, которые до сих пор не были упомянуты. В особенности они адресованы тем людям, которые хотят углубить свое понимание того, что пошло не так, и почему произошедшие события так ужасно отразились на экономике, социуме и окружающем мире, и кто ищет реальных решений проблем не только в плане «залатывания дыр» на теле пострадавших институтов.

Вкратце расскажу необычную историю о том, как появилась эта книга.

Осенью 2008 года Рабби Майкл Лернер[6] предложил мне написать статью для журнала «Tikkun», в которой нужно было представить обзор концептуальных книг двух влиятельных экономистов. Под руководством Майкла статья про финансовый обвал потеряла свою актуальность и, в конце концов, стала призывом к реконструкции наших экономических институтов и предложением, адресованным президенту Обаме, в виде плана создания Новой экономики. В то время, когда я работал с Майклом, редакторы журнала «YES!», Сара ван Гельдер и Дуг Рибель, предложили мне подготовить статью, которая бы освещала капитуляцию Конгресса и при этом содержала в общих чертах описание плана создания Новой экономики. Обе статьи в журналах «Tikkun» и «YES!» появились в ноябре 2008 года, вскоре после президентских выборов. Именно они послужили основой для написания этой книги. Я адаптировал материал обеих статей по своему усмотрению. Я должен особо поблагодарить двоих редакторов вышеупомянутых журналов за побуждение к действиям и руководство проектом; без их участия эта книга могла бы никогда не появиться.

Поздним вечером 24 ноября Стив Пиерсанти, президент и издатель, руководящий издательством «Berrett-Koehler», под эгидой которого я работал над своими наиболее известными книгами, прислал мне сообщение по электронной почте. Там говорилось, что он прочитал статью в журнале «YES!» и хочет помочь мне дать широкую огласку этой идее, возможно, посредством небольшой книги.

Мы с моей женой Фран обсудили его предложение на следующее утро, и уже вечером я пообщался со Стивом по телефону. В течение разговора мы разработали конспект и составили календарный план работы, согласно которому книга должна была быть готова к «спуску на воду» 23 января 2009 года, непосредственно к моменту торжественного вступления в должность президента Обамы. И это был день, когда я был внесен в список докладчиков национальной теологической конференции, спонсируемой исторической церковью Троицы, расположенной в сердце Уолл-стрит. Мы сочли, что сложно представить более подходящее время и место для обнародования идеи о конце Уолл-стрит и алтаря денег.

Идея была активно подхвачена всей командой издательства «Berrett-Koehler», мы приняли этот вызов все вместе. У нас было ровно восемь недель от момента начала работы до выхода книги в свет, приуроченного ко дню конференции в церкви Троицы. Я должен был создать рукопись, содержащую как уже высказанные идеи, так и новый материал, на основе моих предыдущих работ. Редактирование, дизайн, производство и публикация – все это нужно было успеть за несколько недель. Тесное сотрудничество всех участников проекта привело к интеграции сил на самом высоком уровне и достойному результату.

Хочу выразить глубокую благодарность за ту колоссальную поддержку, которую я получил от команды «Берретт-Кохлер», Фран и других моих коллег. Стив Пиерсанти читал черновые варианты каждой главы и обеспечивал обратную связь, что было неоценимой помощью с его стороны. Майкл Кроули во время своего отпуска сводил текст на обложке, надписи и информацию рекламного характера. Карен Серигучи, редактор этой книги, работала со мной буквально круглые сутки в течение 10 дней до окончания всех работ по написанию текста.

Четко установленный срок выпуска книги определил жесткий график работ и помог мне добиться высокой концентрации во время создания рукописи. Соответственно, и идейный посыл книги заключался в определенном практическом результате: закрытие Уолл-стрит и создание Новой экономики на базе Мэйн-стрит, в основе которой будет лежать новая финансовая система, служащая истинно национальным интересам.

Жесткие сроки и ясно обозначенные ключевые моменты помогли мне удержаться от соблазна углубиться в сложности различных финансовых схем и мошеннических проделок Уолл-стрит. Одно нам было ясно – Уолл-стрит производит операции, связанные с вымогательством, и это возлагает на общество груз невыносимых затрат без каких-либо выгод для него и обнаружения выходов из ситуации. Действительно, нам не нужно было беспокоиться о темных сторонах мошенничества. Для тех, кто желает узнать детали, есть другие книги, а именно (упомянутые мною выше) работы Бэйкера, Филлипса и Морриса. «План создания Новой экономики» показывает более обширную картину.

Как только я достиг финиша спринтерской дистанции, я осознал, что, по сути, готовился всю свою жизнь к тому, чтобы написать эту книгу. Я вырос в маленьком консервативном городке, где научился ценить семейные ценности, общество и природу, а также понимать такую особенность Америки, как демократические установки среднего класса, свободного от крайних проявлений богатства и бедности. Именно это заставило меня в свое время поверить в ценности менее передовых стран. Когда я был ребенком, мой отец, местный розничный торговец, учил меня, что если задачи твоего основного бизнеса не заключаются в служении покупателям и обществу, то, считай, у тебя нет никакого настоящего дела. За юные годы, проведенные на лоне дикой природы, я научился почитать окружающий мир.

Правила и антиправила для успешного фермера. Советы экономистов и агробизнесменов

“Я — фермер” — в последние годы эта фраза в России звучит все чаще. В глубинке все больше появляется тех, кто продал свои квартиры, оставил престижные профессии, сменив привычную городскую суету на сельскую жизнь. Только вот по-настоящему успешными становятся единицы: вместо молочных рек или званий “мясных королей” начинающие фермеры получают нулевой доход и теряют все.

Бизнес-план — необходимость, но не панацея

Фермер Егор Кожухов, бухгалтер по образованию и выпускник СПбГУ, на земле работает почти два года. Он создал мясное хозяйство в Новосокольническом районе Псковской области, рядом с базой отдыха “Кудыкина гора”.

Сейчас у него более 300 га земли, стадо овец романовской породы и множество заказов на экологически чистую баранину. В этом году его заметили областные власти и выдали грант почти в 3 млн рублей. А начинал, вспоминает Кожухов, с нуля, точнее, с бизнес-плана.

“В Воронеже тогда проходила игра “Начинающий фермер”, я занял призовое место с проектом “Экокластер на Кудыкиной горе”: начиная от заготовки кормов для животных, заканчивая выпуском готовой продукции — пельменей, тушенки. Но знающие люди посоветовали сузить проект, и у нас получилось направление — крупный рогатый скот. Нужно составлять бизнес-план, чтобы было видно, через сколько лет что-то может получиться. Мне кажется, те, кто не делает так, допускают основную ошибку. Когда я составлял свой первый бизнес-план, он был очень далек от того, что у меня сейчас. Но благодаря тому, что он был, я его постоянно дорабатывал, это дало эффект и помогло скоординировать свое направление развития”, — рассказывает фермер.

Егор убежден: все, что у фермера в голове, должно быть отражено на бумаге. Как у поэта — быстро записать гениальную рифму, так и у аграриев — все идеи нужно сразу брать “на карандаш”. “В бизнес-плане нужно как можно шире расписать выбранное направление. Это основное, так как потом умные и знающие люди вам помогут. Так было и у меня. Я сейчас заканчиваю магистратуру, и мой дипломный проект тоже связан с сельским хозяйством. Я создал бизнес-план, в котором старался просчитать все возможные риски, и оказалось, что это имеет право на жизнь”, — поясняет хозяйственник.

Читать еще:  Бизнес-идея: кулинарный фаст-фуд

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector