Хороший улов: как зять Геннадия Тимченко строит форелевый бизнес

Хороший улов: как зять Геннадия Тимченко строит форелевый бизнес

Хороший улов: как зять Геннадия Тимченко строит форелевый бизнес

Группа компаний (ГК) «Русское море» принадлежит зятю бизнесмена Геннадия Тимченко Глебу Франку и брату губернатора Московской области Андрея Воробьева Максиму. В 2007 году компания приобрела небольшое рыбное хозяйство в 250 км от Петрозаводска. Так начался ее рыбный бизнес. За 7 лет «Русское море» вложило около полумиллиарда рублей в форелевое хозяйство в Карелии и стало одним из основных производителей форели в России.

В начале 2016 года акционеры компании приняли решение сконцентрироваться только на аквакультурном бизнесе. Дистрибуторское подразделение ГК «Русская аквакультура» — Русская рыбная компания готовится к продаже. Соответствующее ходатайство размещено на сайте Федеральной антимонопольной службы, оно будет рассмотрено до 30 марта 2016 года. Покупателем выступает компания «РРК холдинг», принадлежащая компаниям «Хунг выонг рус» (51%) и бывшему гендиректору Русской рыбной компании Дмитрию Коцюбинскому (49%). Средства от продажи дистрибуторского подразделения «Русская аквакультура» планирует направить на развития аквакультурного направления.

Как работает крупнейшее рыбное производство в стране?

Как все начиналось

Карельское хозяйство «Русского моря» начиналось с 10 садков (искусственных водоемов для содержания и разведения рыбы) в 2007 году. Тогда на Сегозерском водохранилище в деревне Попов Порог были только пара вагончиков и старый пирс. Сейчас компании принадлежит пять рыбопромышленных участков, на которых располагаются 120 садков. По словам начальника смены рыбоводов, каждая «рыбина» весит около 3 кг.

Затерянная деревня

Попов Порог расположен в 28 км от бетонной дороги, по которой можно доехать в Петрозаводск. Добраться до бетонки или от нее в деревню можно только по грунтовой дороге. Осенью и весной это невозможно, поэтому транспортная связь с Поповым Порогом пропадает. Большая часть трудоспособного населения поселка работает на форелевое хозяйство.

Откуда мальки

Мальков высаживают в воду весной. Обычно «Русское море» закупает их в Белоруссии, но в этом году мальки будут отечественные, из Карелии.

Как мальки превращаются в рыбу

Сейчас в форелевых садках «Русского моря» около 1500 тонн рыбы. Малек становится рыбой в 3 кг примерно за три года. Около 20% закупленных мальков погибает, но такие потери специалисты считают неизбежными.

Выращивание рыбы — импортозависимый бизнес. Например, «Русское море» закупает корм во Франции.

Как снимают рыбу

Съем (вылов из садка) рыбы начинается зимой. Рыбоводы работают круглосуточно, живут в небольшом домике рядом с садками, а продукты, воду, бытовую химию и снаряжение им привозят на снегоходе из Попова Порога. Еду на несколько дней готовит специально приезжающий повар .«Работа тяжелая, вахтовая», — признает начальник смены рыбоводов. Но в самую горячую пору (осень-зима) они готовы задерживаться на следующую смену за дополнительную плату.

Перерезать артерию

Когда малек превращается в рыбу, пригодную для продажи, ее отсаживают в отдельные садки, где она живет еще какое-то время. Затем рыбу вылавливают, перерезают артерию и отправляют на снегоходе в цех обработки.

Комфорт для рыбы

В садках необходимо поддерживать определенную температуру. Если вода прогревается слишком сильно, то рыба гибнет и производитель несет большие потери. Если за цикл погибло более 15-20% рыбы, это значит, что условия ее выращивания были нарушены или у рыбы был подорван иммунитет.

Красный снег

При транспортировке на снегоходе рыба с перерезанной артерией оставляет следы на снегу.

Цех обработки

В цеху форель потрошат вручную. За одну 12-часовую смену цех производит около 10-12 тонн готовой к продаже рыбы.

Рыбу не воруют

Правила работы в рыбном цехе строгие — все сотрудники в обязательном порядке должны надеть белый непромокаемый костюм, резиновые белые сапоги и шапочку. За тем, чтобы сотрудники не воровали рыбу, следит служба безопасности. «Мелкие кражи, конечно, случались. Но на крупных [кражах мы] своих никогда не ловили», — говорит исполнительный директор «Русское море – Аквакультура» Александр Темнышев.

Средняя зарплата

По словам гендиректора «Русское море – Аквакультура» Юрия Киташина, средняя зарплата работников цеха — 30 000 рублей, что выше, чем в целом по Карелии. «Многие у нас работают семьями. Жена — в цеху, муж — на вылове, например», — рассказывает Киташин. За 1 кг готовой рыбы смена получает 1,2 рубля, а в среднем за смену производится более 10 тонн.

На прилавок!

Распотрошенная и вымытая рыба поступает в отдел упаковки. Там рыбу засыпают молотым льдом. В тот же вечер ящики с форелью отправятся в распределительный центр в Санкт-Петербурге. На следующий день форель уже можно купить в супермаркетах северной столицы.

Икра «Карелочка»

Особой гордостью хозяйства стал икорный цех. Здесь производится форелевая икра под брендом «Карелочка». Процесс ее засаливания занимает всего 15 минут: икру надо успеть собрать в нужный момент, чтобы рыба не успела ее сбросить.

Офис, кухня и отдых

В 2009 году оба цеха — и рыбный, и икорный — уже работали. Был построен административно-трудовой комплекс с офисом, кухней и комнатами отдыха для сотрудников. Чуть позднее появился склад кормов.

Технологии Попова Порога

Форелевое хозяйство в Поповом Пороге — самая первая рыбная ферма «Русского моря». В 2012 году компания открыла такое же производство в Мурманске, где будет выращивать лососей. По словам Киташина, все технологии, которые сейчас используются в Мурманске, оттачивались в Поповом Пороге. По словам представителя «Русского моря», Геннадий Тимченко ни разу не был на ферме в Карелии. Франк приезжал, но чаще бывает на производстве в Мурманске.

Жертвы санкций

В начале августа 2014 года на мурманском производстве «Русского моря» ожидали партию 600 000 мальков атлантического лосося из Норвегии. Однако в июле правительство ввело санкции против США и стран ЕС, ограничив в том числе импорт мальков. Через несколько месяцев запрет был снят, но заказ уже был отменен. По словам Киташина, на форелевую ферму в Карелии мальков успели закупить, поэтому последствий эмбарго она не почувствовала.

Тонны рыбы

«Русское море» уже вложило в свои производства в Карелии и Мурманске около 2 млрд рублей. На 29 участках компания планирует выращивать в год около 70 000 тонн, то есть покрывать 50% общего потребления семги и форели в России. В этом году ожидается 900 тонн товарной форели и 50 тонн форелевой икры.

Геннадий Тимченко: «Компания видит перспективы в сфере рыбной добычи»

В 2011 г. Геннадий Тимченко (12-й в списке богатейших Forbes, на фото) решил инвестировать в крупнейшую российскую рыбоперерабатывающую группу компаний «Русское море». Что привело миллиардера-нефтетрейдера в одну из самых закрытых отраслей экономики, зачем новые акционеры меняют стратегию развития компании и поможет ли ей это выбраться из долговой ямы?

«Русское море» — детище старшего сына Юрия Воробьева Андрея. А Юрий Воробьев — давний соратник нынешнего министра обороны и бывшего главы МЧС Сергея Шойгу. Первую продукцию завода, «Селедочку столичную», покупатель мог просто не заметить на полке. В те времена компании обычно заходили в розницу через крупных дистрибуторов. «Воробьеву предложили пойти по другому пути — создать собственную дистрибуторскую компанию: дело затратное, но того стоит. Воробьев согласился», — рассказывает один из его знакомых. Первый офис этой компании состоял из стула, стола и телефона, еще была одна машина. Задача перед командой из шести человек была сформулирована жестко: выйти на уровень продаж 1 млн упаковок продукции в год, что тогда казалось фантастикой.

В начале 2000-х, пока компания набирала обороты, Андрей Воробьев стал отходить от дел, заинтересовавшись политикой. Начав с должности помощника вице-премьера Шойгу, через полгода он возглавил фонд поддержки «Единой России». К 2007 г. Воробьев стал видным «единороссом», а группа «Русское море» — крупнейшим игроком на рынке морепродуктов, контролировавшим около 40% поставок на российский рынок семги и форели и 30% поставок пелагической рыбы (сельдь, мойва, скумбрия). По итогам 2008 финансового года (закончился 30 июня) группа увеличила выручку более чем в 1,5 раза, до 16,3 млрд руб. Но потом все пошло не так.

В 2007–2009 гг. эпидемия анемии практически полностью уничтожила атлантического лосося на чилийских фермах (Чили — один из крупнейших производителей искусственно выращиваемой рыбы). В результате за три года мировая цена за 1 кг атлантического лосося выросла на 18–24% (расчеты на основе данных компании Kontali Analyse). Валютные риски для «Русского моря» выросли, из-за кризиса к концу осени 2008 г. продуктовые сети стали задерживать платежи. Сроки возврата денег производителям увеличились в два-три раза и доходили до 90 и даже 120 дней. Неудивительно, что в 2009 финансовом году, который пришелся на пик кризиса, ГК «Русское море» при росте выручки на 10%, до 17,9 млрд руб., сократила прибыль почти в три раза (115 млн руб., или $3,9 млн).

2011 г. компания встречала, медленно, но верно входя в штопор. 16 мая 2011 г. капитализация «Русского моря» достигла дна и составила 3,73 млрд руб. Спас всех Геннадий Тимченко. Его фонд Volga Resources и RS Group Максима Воробьева создали компанию RSEA Holdings Limited, которая на паритетных началах стала владельцем 60,94% акций обремененного долгами ОАО «ГК «Русское море». Акции фонд выкупил лично у Воробьева примерно за 1,6 млрд руб. Капитализация «Русского моря» на момент объявления сделки составляла 5,52 млрд руб.

Идею инвестировать в «Русское море» Тимченко предложил его зять Глеб — сын бывшего министра транспорта и главы «Совкомфлота» Сергея Франка, рассказывает Forbes человек из окружения миллиардера. Сам Франк заинтересовался рыбной темой после знакомства с Воробьевым-младшим. Оба любители хоккея: играют в «звездной» команде вместе с Геннадием Тимченко и членами семьи Ротенбергов. Иногда поиграть в хоккей приезжает и Владимир Путин. Воробьев называет свои отношения с Франком «товарищескими» и характеризует своего приятеля как «бизнесмена нового поколения».

«С тех пор как Глеб стал членом семьи Тимченко, у него проявилась недюжинная бизнес-хватка», — иронизирует другой собеседник Forbes. Глеб Франк вошел в советы директоров компаний Тимченко, например «Стройтрансгаза», позднее — «ГК «Русское море». «Не стоит ассоциировать непосредственно Тимченко с рыбным бизнесом, в этой ситуации его именем просто прикрылись», — говорит другой знакомый из окружения миллиардера.

«Для Volga Resources вхождение в капитал ГК «Русское море» было портфельной инвестицией, решение принималось «в соответствии с установленными инвестиционными процедурами», — объясняет это приобретение Глеб Франк. В свою очередь, Максим Воробьев утверждает, что с идеей выкупа доли в фонд Тимченко обратился лично он. «Volga Resources привлекла возможность построить самую успешную рыбную компанию на базе современного флота. Они провели due diligence и приняли положительное решение», — лаконично прокомментировал Воробьев.

Вскоре после появления нового акционера группа объявила о вхождении в рыбодобычу. «Компания видит перспективы в сфере рыбной добычи и планирует развитие данного сегмента на базе стратегического партнерства с «Объединенной судостроительной корпорацией», — говорится в официальном сообщении группы от 22 сентября 2011 г. Почему компания, занимавшаяся оптовой торговлей и розницей, неожиданно пошла в добычу? По официальной версии, это поможет снизить зависимость от колебаний цен на сырье, что важно для компании полного цикла — от добычи до розничной продажи. Однако на деле причины оказались совсем другими.

В конце 2012 г. группа компаний «Русское море», обладающая, по данным исследования TNS Gallup, самым известным брэндом в категории «рыбные деликатесы», неожиданно решила уйти из розницы и переработки. Она объявила, что продает главный актив — перерабатывающий завод в Ногинске — и торговую марку российской «дочке» белорусско-немецкой группы «Санта-Бремор». Сумма сделки, по заявлению компании, составила $52 млн.

Читать еще:  Малый бизнес в 2017 году в России

Спустя месяц ГК «Русское море» объявила о покупке за $350 млн дальневосточных компаний «Турниф» и «Интрарос». Стало известно, что компания проводит due diligence «Совгаваньрыбы» и «Востокрыбфлота». На эти четыре компании приходится более 10% квот на вылов российского минтая. И это при том что капитализация самого «Русского моря» не превышает $150 млн (данные на конец февраля 2013 г.). Чиновник одного из управлений Росрыболовства объясняет, что потенциальному покупателю интересны не столько суда компаний, сколько их долгосрочные квоты на добычу, которые с 2008 года правительство выдает на 10 лет (с 2018 г. — уже на 20 лет).

«Наша стратегическая цель в перспективе 3–5 лет — стать одной из крупнейших добывающих компаний в России и мире», — заявил Глеб Франк. Хорошие новости для акционеров «Русского моря»? Не для всех. Строить рыбодобывающую империю Франк вместе с Воробьевым собираются, по-видимому, отдельно от «Русского моря», чьи акции обращаются на бирже, — на базе ООО «Русское море — Добыча», зарегистрированного 11 октября 2011 г. Эта компания никак не связана с группой, но именно она покупает дальневосточные активы. В числе ее учредителей значатся Максим Воробьев и Глеб Франк. Вдвоем они контролируют 72%. Остальные акции, по данным ЕГРЮЛ, распределены между гендиректором «Русского моря — Добыча» Александром Тетеркиным (5,4%), президентом «Стройтрансгаза» Вадимом Гуриновым (12,6%) и кипрской офшорной компанией «Октомер трейд лимитед» (10%).

Глеб Франк признает, что рыбодобыча — самостоятельный проект, не связанный с деятельностью ГК «Русское море». По его словам, принято решение о параллельном развитии рыбодобывающего бизнеса и бизнеса группы: «Я не вижу синергии от создания вертикально интегрированной компании в нынешней возможной композиции активов». Воробьев в своем письменном ответе также утверждает, что «Русское море — Добыча» — отдельный от группы «Русское море» бизнес, который финансируется за счет денег акционеров и заемного капитала. Деньги для финансирования сделки, по словам Франка, он занял «в том числе у Геннадия Тимченко». Тем не менее, по утверждению Франка, являясь членом совета директоров группы «Русское море», он представляет интересы акционера в лице фонда Volga Resources и Геннадия Тимченко. В ООО «Русское море — Добыча» он, как акционер, все решения принимает самостоятельно.

Гонка за квотами

Для молодых партнеров Тимченко на новом рынке открываются большие перспективы. Спрос на рыбу в мире будет стабильно расти. К 2021 году, по данным Продовольственной организации ООН, средняя цена за тонну вырастет с $2 684 до $3 475. Чтобы заниматься добычей, компании понадобятся квоты на вылов. Сейчас они распределены между тысячей компаний. Среди них есть крупные со своими флотами, а есть совсем мелкие. «У таких из имущества комната, а в ней стол. Квота у него такая маленькая, что нет смысла арендовать судно, и он просто перепродает. Понятно, что в будущем от них избавятся», — объясняет профильный чиновник. По его оценке, доля таких рыбных рантье около 30%. Он ожидает, что через пять лет этот кусок будет перераспределен между крупными компаниями. Тут-то и пригодятся возможности хозяев «Русского моря». «Мало кто знает, какие планы у руководства страны на развитие сырьевого рынка, а вот акционеры «Русского моря» это хорошо понимают», — говорит глава Рыбного союза Сергей Гудков.

Новые владельцы компании уже продемонстрировали свои административные возможности. Летом 2012-го антимонопольная служба заговорила о том, что китайская компания Pacific Andes через подставных лиц контролирует десятки рыболовецких компаний на Дальнем Востоке, обходя запреты на добычу в российской экономической зоне. ФАС начала расследование. В ноябре 2012-го сразу после заседания комиссии по иностранным инвестициям в стратегические отрасли, которое вел премьер Дмитрий Медведев, к журналистам вышел глава ФАС Игорь Артемьев. «Китайская сторона должна уйти и продать свои активы российским компаниям. Сейчас, я знаю, целый ряд российских компаний уже ведет переговоры. Они это делают вообще-то по собственному желанию, как коммерсанты», — заявил тогда глава ФАС. А вскоре две из четырех фирм-нарушителей отошли компании Воробьева и Франка. Первая административная «рыбалка» для молодых бизнесменов оказалась очень удачной.

Хороший улов: как зять Геннадия Тимченко строит форелевый бизнес

Группа компаний (ГК) «Русское море» принадлежит зятю бизнесмена Геннадия Тимченко Глебу Франку и брату губернатора Московской области Андрея Воробьева Максиму. В 2007 году компания приобрела небольшое рыбное хозяйство в 250 км от Петрозаводска. Так начался ее рыбный бизнес. За 7 лет «Русское море» вложило около полумиллиарда рублей в форелевое хозяйство в Карелии и стало одним из основных производителей форели в России.

Как работает крупнейшее рыбное производство в стране?

Карельское хозяйство «Русского моря» начиналось с 10 садков (искусственных водоемов для содержания и разведения рыбы) в 2007 году. Тогда на Сегозерском водохранилище в деревне Попов Порог были только пара вагончиков и старый пирс. Сейчас компании принадлежит пять рыбопромышленных участков, на которых располагаются 12 садков. По словам начальника смены рыбоводов, каждая «рыбина» весит около 3 кг.

Попов Порог расположен в 28 км от бетонной дороги, по которой можно доехать в Петрозаводск. Добраться до бетонки или от нее в деревню можно только по грунтовой дороге. Осенью и весной это невозможно, поэтому транспортная связь с Поповым Порогом пропадает. Большая часть трудоспособного населения поселка работает на форелевое хозяйство.

Мальков высаживают в воду весной. Обычно «Русское море» закупает их в Белоруссии, но в этом году мальки будут отечественные, из Карелии.

Сейчас в форелевых садках «Русского моря» около 1500 тонн рыбы. Малек становится рыбой в 3 кг примерно за три года. Около 20% закупленных мальков погибает, но такие потери специалисты считают неизбежными.

Выращивание рыбы — импортозависимый бизнес. Например, «Русское море» закупает корм во Франции.

Съем (вылов из садка) рыбы начинается зимой. Рыбоводы работают круглосуточно, живут в небольшом домике рядом с садками, а продукты, воду, бытовую химию и снаряжение им привозят на снегоходе из Попова Порога. Еду на несколько дней готовит специально приезжающий повар .«Работа тяжелая, вахтовая», — признает начальник смены рыбоводов. Но в самую горячую пору (осень-зима) они готовы задерживаться на следующую смену за дополнительную плату.

Когда малек превращается в рыбу, пригодную для продажи, ее отсаживают в отдельные садки, где она живет еще какое-то время. Затем рыбу вылавливают, перерезают артерию и отправляют на снегоходе в цех обработки.

В садках необходимо поддерживать определенную температуру. Если вода прогревается слишком сильно, то рыба гибнет и производитель несет большие потери. Если за цикл погибло более 15-20% рыбы, это значит, что условия ее выращивания были нарушены или у рыбы был подорван иммунитет.

При транспортировке на снегоходе рыба с перерезанной артерией оставляет следы на снегу.

В цеху форель потрошат вручную. За одну 12-часовую смену цех производит около 10-12 тонн готовой к продаже рыбы.

Правила работы в рыбном цехе строгие — все сотрудники в обязательном порядке должны надеть белый непромокаемый костюм, резиновые белые сапоги и шапочку. За тем, чтобы сотрудники не воровали рыбу, следит служба безопасности. «Мелкие кражи, конечно, случались. Но на крупных [кражах мы] своих никогда не ловили», — говорит исполнительный директор «Русское море – Аквакультура» Александр Темнышев.

По словам гендиректора «Русское море – Аквакультура» Юрия Киташина, средняя зарплата работников цеха — 30 000 рублей, что выше, чем в целом по Карелии. «Многие у нас работают семьями. Жена — в цеху, муж — на вылове, например», — рассказывает Киташин. За 1 кг готовой рыбы смена получает 1,2 рубля, а в среднем за смену производится более 10 тонн.

Распотрошенная и вымытая рыба поступает в отдел упаковки. Там рыбу засыпают молотым льдом. В тот же вечер ящики с форелью отправятся в распределительный центр в Санкт-Петербурге. На следующий день форель уже можно купить в супермаркетах северной столицы.

Особой гордостью хозяйства стал икорный цех. Здесь производится форелевая икра под брендом «Карелочка». Процесс ее засаливания занимает всего 15 минут: икру надо успеть собрать в нужный момент, чтобы рыба не успела ее сбросить.

В 2009 году оба цеха — и рыбный, и икорный — уже работали. Был построен административно-трудовой комплекс с офисом, кухней и комнатами отдыха для сотрудников. Чуть позднее появился склад кормов.

Форелевое хозяйство в Поповом Пороге — самая первая рыбная ферма «Русского моря». В 2012 году компания открыла такое же производство в Мурманске, где будет выращивать лососей. По словам Киташина, все технологии, которые сейчас используются в Мурманске, оттачивались в Поповом Пороге. По словам представителя «Русского моря», Геннадий Тимченко ни разу не был на ферме в Карелии. Франк приезжал, но чаще бывает на производстве в Мурманске.

В начале августа 2014 года на мурманском производстве «Русского моря» ожидали партию 600 000 мальков атлантического лосося из Норвегии. Однако в июле правительство ввело санкции против США и стран ЕС, ограничив в том числе импорт мальков. Через несколько месяцев запрет был снят, но заказ уже был отменен. По словам Киташина, на форелевую ферму в Карелии мальков успели закупить, поэтому последствий эмбарго она не почувствовала.

«Русское море» уже вложило в свои производства в Карелии и Мурманске около 2 млрд рублей. На 29 участках компания планирует выращивать в год около 70 000 тонн, то есть покрывать 50% общего потребления семги и форели в России. В этом году ожидается 900 тонн товарной форели и 50 тонн форелевой икры.

Читайте также

Комментарии

Читайте на 123ru.net

Пудож

Суоярви

Медвежьегорск

Беломорск

На 123ru.net все авторские, только что опубликованные новости доступны в разделе “Пользователи сайта”, а также в городе, в котором данная новость опубликована. Кроме того, наиболее интересные и популярные на сегодня новости (рейтинг определяется по времени публикации и количеству посетителей, которые просмотрели публикацию на данный момент) бесплатно транслируются в автоматическом режиме на страницах партнёрского таблоида (только для новостей с изображениями, прикреплёнными к новости и имеющих достаточное для публикации разрешение и размер). Для трансляции в таблоиде, при публикации не забудьте выбрать раздел новости, в котором Ваша новость и будет впоследствии отображаться. 123 Новости (раз, два, три) – мгновенная публикация новостей из первых уст с ежеминутным обновлением. Первые новости – в первых строках!

Мы отбираем самое интересное, самое актуальное и востребованное именно сейчас, именно в том городе и регионе, где это происходит. Каждый пользователь сайта в любой момент может опубликовать свою новость в автоматическом режиме без модерации с нашей стороны, соблюдая лишь элементарные правила корректности в высказываниях и общепринятые нормы морали. Стать нашим корреспондентом в любом городе можно прямо сейчас.

Мы не берём денег не только за публикации Ваших новостей, сообщений и объявлений, но и рекламу Ваших публикаций на страницах наших таблоидов на всех языках мира. На сегодня наши услуги совершенно бесплатны для всех без исключения пользователей сайта.

Мы не берём денег не только за публикации Ваших новостей, сообщений и объявлений, но и рекламу Ваших публикаций на страницах наших таблоидов на всех языках мира. На сегодня наши услуги совершенно бесплатны для всех без исключения пользователей сайта.

Читать еще:  Боссабол — свободная ниша для бизнеса

На 123ru.net все новости (в том числе и ваши) доступны в переводе на практически любой из популярных языков мира. Для перевода достаточно выбрать из списка языков, размещённого в шапке сайта, интересующий Вас. Перевод выбранной страницы мы осуществим мгновенно в автоматическом режиме и с индексацией через поисковые системы. Читайте новости на языках мира у нас в режиме онлайн. 123ru.net — Ваш мир без границ и языковых барьеров! А с недавнего времени мы добавили и новости по разделам, категориям, интересам и блогам, что позволяет получить пользователю сервиса не только оперативную, но и альтернативную информацию по интересующей теме со всего мира, от совершенно разных независимых популярных и не очень источников на одной странице. Сервис также позволяет просмотреть всю ленту новостей по каждому источнику информации отдельно в формате календаря за любую выбранную дату и период.

Товары и услуги в Петрозаводске и Карелии от рекламодателей

Недавно просматривали в рекламных предложениях:

Крабовые страдания Франка

Автор: Надежда Попова , 2018-09-20 10:08:28

Владелец Русской рыбопромышленной компании, зять Геннадия Тимченко Глеб Франк купил 9 новых судов, поскольку вокруг крабовых квот продолжают бурлить нешуточные страсти.

Накануне этого громкого заявления Северо-западный рыбопромышленный консорциум наоборот заявил, что может отказаться от покупки новых судов, из-за нового распределения квот. Франк дает понять, что сможет возместить убытки? В ситуации разбирался корреспондент The Moscow Post.

Напомним, что не так давно компания Франка приобрела на аукционе за 10 млрд. рублей квоты на вылов 2414 тонн краба. До этого шаланды Глеба Франка ловили только сельдь и минтай. За вылов краба пришлось побиться, несмотря на высоких покровителей, не все пошло (и идет) гладко. За 2017 год Русская рыбопромышленная компания , согласно данным Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока, освоила только 542 т квот (около 22% того, что дали).

И дабы сохранить право на вылов, необходимо 2 года подряд осваивать не менее половины квот. Но для освоения этих квот компании Франка не хватало кораблей. По всей видимости, после покупки новых судов ситуация изменится. И Русская рыбопромышленная компания Глеба Франка будет добывать много, очень много крабов. Сколько рыбных компаний разорится?

С платиновой ложкой во рту

Глеб Франк родился с платиновой ложкой во рту: у него было счастливое детство, отрочество, не менее счастливая юность. И заход в большой бизнес сразу после окончания престижного учебного заведения.

Он не знает, что такое мозоли, потому что Глеб Франк – сын бывшего министра транспорта РФ, генерального директора ПАО “Совкомфлот” Сергея Франка. Глеб Франк счастливо женат на младшей дочери бизнесмена Геннадия Тимченко Ксении. Сегодня Ксения Франк занимает 14-е место в рейтинге Forbes за 2017 год богатейших женщин России с состоянием 200 млн. долларов.

Младшая дочь миллиардера Тимченко Ксения Франк

Рыбный бизнес – основной бизнес Франка-младшего. Кроме Русской рыбопромышленной компании сыну Сергея Франка принадлежат 100% ООО “Инфо-Норд холдинг “(вложения в ценные бумаги) и 100% “ООО Роквелл капитал” (консультирование по вопросам коммерческой деятельности). Бывший основной партнер Франка-младшего – Максим Воробьев, брат губернатора Московской области Андрея Воробьева. Недавно они расстались.

Максим Воробьев – владелец 47,8% акций крупнейшего производителя аквакультурной форели и лосося “Русская аквакультура” . Он – совладелец девелоперской компании “Самолет ЛО” и ООО “ТД Надеко “(оптовая торговля черными металлами).

Максим Воробьев и Глеб Франк вместе создавали Русскую рыбопромышленную компанию, но крабов Франк ловит в одиночестве

Но объединял Глеба Франка и Максима Воробьева именно рыбный бизнес. Недавно Франк выкупил долю Воробьева. И теперь рулит компанией единолично.

В 2011 году партнеры основали компанию для ловли рыбы на Дальнем Востоке “Русское море – добыча”. Они стали энергично консолидировать рыбодобывающие активы. Самые главные приобретения были сделаны в 2013 году. В состав вошли рыбодобывающие компании ООО “Совгаваньрыба”, ОАО” Турниф”, ЗАО “Интрарос”, ООО “Востокрыбпром” .

В ноябре 2014 года “Русское море – добыча” приобрела еще 2 фирмы ООО “Имлан” и ООО “Пелагиаль”. И вскоре после этого приобретения Русское море- добыча вдруг поменяла свое название. И превратилась в Русскую рыбопромышленную компанию. Сегодня она входит в тройку крупнейших рыбодобывающих компаний Российской Федерации.

По итогам 2017 года компания выловила более 303 тыс. тонн рыбы: 226,3 тыс. тонн минтая и 65,5 тыс. тонн сельди. Выручка за 2017 год – более 360 млн. долларов.

Владельцы рыбных компаний продолжают резко выступать против агрессивного ведения бизнеса зятя Тимченко. Об этом сообщает Весматудей. По мнению одного из крупнейших рыбопромышленников Колымы, депутата Магаданской областной думы Михаила Котова, если новые правила по ловле крабов вступят в силу, то компании свернут все социальные проекты (30 млн. рублей в год), а 600 человек, занятых в краболовстве, могут оказаться безработными.

Северо-западный рыбопромышленный консорциум (СЗРК)- один из главных бенефициаров Геннадий Миргородский -после всех квотовых баталий может отказаться от заказа на строительство 10 судов-краболовов. И тогда Выборгский судостроительный завод окажется в сложном экономическом положении. Причина -именно новый порядок распределения квот на вылов краба, который должен вступить в силу в 2019 году с подачи зятя Тимченко.

Сергей Франк, генеральный директор ПАО “Совкомфлот”

До покупки новых судов флот компании Франка-младшего состоял из 12 траулеров и 2 транспортных судов. Средний возраст траулеров – 28 лет. Восемь из 12 траулеров прошли модернизацию. И теперь эти старые посудины смогут удить рыбу еще лет 5-6.

Низкие темпы

Суета вокруг крабовых квот привела к тому, что генеральный директор Русской рыбопромышленной компании Андрей Тетеркин недавно покинул свой пост. В компании он трудился 6 лет. Причина, скорее всего, кроется в недовольстве владельца компании Глеба Франка низкими темпами освоения квот на вылов краба.

Андрей Тетерин до прихода в компанию Франка трудился на руководящих должностях в структурах СИБУРа . Именно при Тетерине сформировалась вся структура Русской рыбопромышленной компании. Сегодня промысел краба ведут 6 судов. Недавно Глеб Франк озвучил, что собирается построить еще 10 кораблей. И уже в осенью 2017 года компания подписала с Адмиралтейскими верфями контракт на строительство 6 траулеров стоимостью более 38 млрд. рублей. Еще компания планирует построить 2 перерабатывающих завода в Мурманске и Приморье общей стоимостью 2,2 млрд. рублей. Всеми этими проектами до последнего времени занимался Андрей Тетерин. Но ему пришлось уйти из компании Франка. Настоящую причину ухода он так и не озвучил.

К слову, о “разделе” бизнеса с Воробьевым. В СМИ прошли сообщения, что причиной “развода” Франка-Воробьева могло стать “крабовое письмо” Владимиру Путину. По другой версии Франк просто “выжил” своего компаньона – вынудил его уйти. Как говорится, с таким другом, врагов не надо.

“Крабовое письмо”

Об этом письме сначала шепотом, а потом вслух заговорили в октябре прошлого, 2017 года. Это был своего рода скандал, в связи с которым упоминалась Русская рыбопромышленная группа. Об этом сообщал РБК.

Итак, на имя Владимира Путина пришло письмо с просьбой пересмотреть механизм распределения квот на вылов краба. И было такое предложение – вернуться к практике продажи квот через аукционы.

Авторы письма не назывались, но, по данным источников газеты “Коммерсант”, инициатива могла исходить именно от компании Франка-младшего, свежего игрока на крабовом рынке.

Квоты на добычу краба распределяли через аукционы до 2003 года

Напомним, что квоты на добычу краба распределяли через аукционы до 2003 года. Но в 2004 году Правительство РФ отменило эту практику из-за кризиса, разразившегося в рыбной отрасли. И квоты на вылов краба стали закрепляться за рыбными компаниями на 15 лет по “историческому принципу” на основании аукционов 2000–2003 годов.

Но об аукционах вдруг заговорил и человек Тимченко -глава Росрыболовства Иван Шестаков.

Глава Росрыболовства Иван Шестаков

Он заявил, что аукционы имеют определенные плюсы. Такие неосторожные выступления вызвали шквал критики у представителей рыбной отрасли. В случае возвращения к крабовым аукционам некоторые рыбопромышленные предприятия ждет дефолт. И это еще не все. Под угрозой окажется выполнение контрактов на постройку рыбопромысловых судов.

О рисках возврата к крабовым аукционам предупреждает и Сбербанк. Ведомство Германа Грефа финансирует проекты рыбодобывающей отрасли на 1 млрд. долларов.

Но страсти не утихают. В конце декабря 2017 года журналистам стало известно, что в Правительстве РФ горячо обсуждается новый компромиссный вариант распределения крабовых квот. Подробнее на РБК:

Такой вариант предложила Русская рыбодобывающая компания Глеба Франка. Итак, по мнению бизнесмена Франка, 40% квот должно разыгрываться на аукционах, 40% – распределять по “историческому принципу”, а 20% передавать инвесторам под инвестиционные квоты . Они должны будут представляться в обмен на обязательство постройки кораблей на российских верфях.

Ловля краба – один из наиболее маржинальных бизнесов в рыболовстве

И вскоре Росрыболовство информировало Министерство финансов РФ о том, что в 2019 году предполагается ввести новые виды квот исключительно на краба – аукционную квоту с инвестиционными обязательствами. Она будет предусматривать выставление на аукцион высоколиквидных и особо востребованных долей квот на добычу крабов и крабоидов в Дальневосточном и Северном бассейнах. По оценке Росрыболовства, эта инициатива может принести в бюджет 81,9 млрд. рублей . 20 июля Росрыболовство направило в Министерство сельского хозяйства РФ предложения, обосновывающие экономическую эффективность введения аукционов на право добычи крабов.

Но один из самых опытных экспертов, президент ВАРПЭ ( Всероссийская Ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров – ред.) Герман Зверев заметил, что материалы, подготовленные Росрыболовством, не учитывают позицию игроков рыбохозяйственного комплекса, а также исследовательских институтов и независимых экспертов. И более того, материалы содержат искаженную информацию о рентабельности крабового промысла. Об этом писал портал Примамедиа.ру.

Но госорганы – регуляторы отрасли (Минсельхоз, Росрыболовство) подготовили финансовую модель продажи до 50% прав на промысел крабов на аукционах. И попытались собрать оценки бизнес-сообщества. Отрасль отозвалась резким неприятием “аукционных инициатив”. И объявила об этом на IV Съезде рыбаков в феврале 2018 года. Представители рыбной отрасли впервые публично озвучили свои подозрения, что именно Русская рыбопромышленная компания, принадлежащая Глебу Франку, могла стоять за попытками вывести квоты на добычу крабов из системы “исторического принципа”. И разыграть их на аукционе.

22 июня “аукционный” вопрос был рассмотрен на заседании у председателя правительства РФ Дмитрия Медведева. По информации СМИ, правительство рассматривало два варианта изъятия половины крабовых квот из действия “исторического принципа”: продажа 50% квот на аукционе с условием для победителей построить новые суда или же продажа 30% квот на аукционе без всяких обременений. И включение 20% крабовых ресурсов в программу “инвестиционных квот”. Тогда предприятие может рассчитывать на соответствующую долю квоты после введения в эксплуатацию нового судна или берегового предприятия.

Эксперты напоминают, что ловля краба – один из наиболее маржинальных бизнесов в рыболовстве. Это быстрый оборот денег. При промышленном рыболовстве рыба вылавливается, перерабатывается, замораживается. И может долго ожидать доставки, храниться на складе. И деньги, таким образом, можно получить через несколько месяцев.

Квота на вылов краба на этот год составляет 80 тыс. тонн в Дальневосточном бассейне и 15 тыс. тонн в Северном бассейне.

Приватизация Совкомфлота возможна?

Но, возможно, папа и сын Франки готовят очередной сюрприз всем нам? Что именно сподвигло компанию Франка-младшего вдруг влезть в крабовый промысел? Ведь у него так хорошо шла (и идет) ловля минтая и селедки?

Почему вдруг крабы так “стукнули” в голову?

Читать еще:  Игровой лабиринт – прибыльный бизнес! 7 шагов начинающему предпринимателю!

Не будем забывать, что Франк -старший является генеральным директором ПАО “Совкомфлот”. Правительство с 2011 года безуспешно пытается продать 25% Совкомфлота . В 2017 году доходы от приватизации этого пакета были заложены в бюджет. Изначально рассматривалась продажа акций на Московской бирже Однако первый вице-премьер ( уже бывший) Игорь Шувалов сказал, что рассматривается вариант прямой продажи инвесторам, в том числе азиатским. Об этом сообщал РБК.

В “гаражах” Совкомфлота сегодня насчитывается 158 судов

Ранее разговоры о приватизации сопровождались традиционной ремаркой, что “нынче – не лучшее время”, но потом выяснилось, что в ушедшем навсегда 2015 году окно возможностей было широко открыто, поскольку прибыли танкерных компаний тогда были максимальными! Сегодня, помимо ухудшения показателей и высокой долговой нагрузки размещению акций на международных биржах не способствует и напряженная политическая обстановка.

Напомним и о таком факте. В начале 2017 года правительство РФ утвердило прогнозный план приватизации на 2017-2019 годы. За этот период предусматривалось приватизировать доли государства в крупнейшей судоходной российской компании Совкомфлот. Планировался полный выход государства из капитала Новороссийского морского торгового порта.

Но вот в середине сентября первый вице-премьер РФ, министр финансов Антон Силуанов на вопрос журналистов, планируется ли приватизация Совкомфлота, переадресовал этот вопрос министру экономического развития Максиму Орешкину. “Он ведет проработку этой тематики. Я вам точно не могу сказать”, – цитирует слова Антона Силуанова ТАСС.

Но если вдруг случится эта приватизация, не получится ли так, что весь краб уйдет к папе и сыну Франкам? Для чего тогда нужно было “крабовое письмо”, написанное на имя Владимира Путина? “Выдавливание ” из Русской рыбопромышленной компании партнера – брата губернатора Воробьева , а также избавление от “глаз” и “ушей” – бывшего генерального директора компании Андрея Тетерина? Похоже, что на пороге – новый, семейный валютоемкий бизнес?

Подписывайтесь на наши каналы ЯНДЕКС.ДЗЕН и ПУЛЬС Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Геннадий Тимченко: «Компания видит перспективы в сфере рыбной добычи»

В 2011 г. Геннадий Тимченко (12-й в списке богатейших Forbes, на фото) решил инвестировать в крупнейшую российскую рыбоперерабатывающую группу компаний «Русское море». Что привело миллиардера-нефтетрейдера в одну из самых закрытых отраслей экономики, зачем новые акционеры меняют стратегию развития компании и поможет ли ей это выбраться из долговой ямы?

«Русское море» — детище старшего сына Юрия Воробьева Андрея. А Юрий Воробьев — давний соратник нынешнего министра обороны и бывшего главы МЧС Сергея Шойгу. Первую продукцию завода, «Селедочку столичную», покупатель мог просто не заметить на полке. В те времена компании обычно заходили в розницу через крупных дистрибуторов. «Воробьеву предложили пойти по другому пути — создать собственную дистрибуторскую компанию: дело затратное, но того стоит. Воробьев согласился», — рассказывает один из его знакомых. Первый офис этой компании состоял из стула, стола и телефона, еще была одна машина. Задача перед командой из шести человек была сформулирована жестко: выйти на уровень продаж 1 млн упаковок продукции в год, что тогда казалось фантастикой.

В начале 2000-х, пока компания набирала обороты, Андрей Воробьев стал отходить от дел, заинтересовавшись политикой. Начав с должности помощника вице-премьера Шойгу, через полгода он возглавил фонд поддержки «Единой России». К 2007 г. Воробьев стал видным «единороссом», а группа «Русское море» — крупнейшим игроком на рынке морепродуктов, контролировавшим около 40% поставок на российский рынок семги и форели и 30% поставок пелагической рыбы (сельдь, мойва, скумбрия). По итогам 2008 финансового года (закончился 30 июня) группа увеличила выручку более чем в 1,5 раза, до 16,3 млрд руб. Но потом все пошло не так.

В 2007–2009 гг. эпидемия анемии практически полностью уничтожила атлантического лосося на чилийских фермах (Чили — один из крупнейших производителей искусственно выращиваемой рыбы). В результате за три года мировая цена за 1 кг атлантического лосося выросла на 18–24% (расчеты на основе данных компании Kontali Analyse). Валютные риски для «Русского моря» выросли, из-за кризиса к концу осени 2008 г. продуктовые сети стали задерживать платежи. Сроки возврата денег производителям увеличились в два-три раза и доходили до 90 и даже 120 дней. Неудивительно, что в 2009 финансовом году, который пришелся на пик кризиса, ГК «Русское море» при росте выручки на 10%, до 17,9 млрд руб., сократила прибыль почти в три раза (115 млн руб., или $3,9 млн).

2011 г. компания встречала, медленно, но верно входя в штопор. 16 мая 2011 г. капитализация «Русского моря» достигла дна и составила 3,73 млрд руб. Спас всех Геннадий Тимченко. Его фонд Volga Resources и RS Group Максима Воробьева создали компанию RSEA Holdings Limited, которая на паритетных началах стала владельцем 60,94% акций обремененного долгами ОАО «ГК «Русское море». Акции фонд выкупил лично у Воробьева примерно за 1,6 млрд руб. Капитализация «Русского моря» на момент объявления сделки составляла 5,52 млрд руб.

Идею инвестировать в «Русское море» Тимченко предложил его зять Глеб — сын бывшего министра транспорта и главы «Совкомфлота» Сергея Франка, рассказывает Forbes человек из окружения миллиардера. Сам Франк заинтересовался рыбной темой после знакомства с Воробьевым-младшим. Оба любители хоккея: играют в «звездной» команде вместе с Геннадием Тимченко и членами семьи Ротенбергов. Иногда поиграть в хоккей приезжает и Владимир Путин. Воробьев называет свои отношения с Франком «товарищескими» и характеризует своего приятеля как «бизнесмена нового поколения».

«С тех пор как Глеб стал членом семьи Тимченко, у него проявилась недюжинная бизнес-хватка», — иронизирует другой собеседник Forbes. Глеб Франк вошел в советы директоров компаний Тимченко, например «Стройтрансгаза», позднее — «ГК «Русское море». «Не стоит ассоциировать непосредственно Тимченко с рыбным бизнесом, в этой ситуации его именем просто прикрылись», — говорит другой знакомый из окружения миллиардера.

«Для Volga Resources вхождение в капитал ГК «Русское море» было портфельной инвестицией, решение принималось «в соответствии с установленными инвестиционными процедурами», — объясняет это приобретение Глеб Франк. В свою очередь, Максим Воробьев утверждает, что с идеей выкупа доли в фонд Тимченко обратился лично он. «Volga Resources привлекла возможность построить самую успешную рыбную компанию на базе современного флота. Они провели due diligence и приняли положительное решение», — лаконично прокомментировал Воробьев.

Вскоре после появления нового акционера группа объявила о вхождении в рыбодобычу. «Компания видит перспективы в сфере рыбной добычи и планирует развитие данного сегмента на базе стратегического партнерства с «Объединенной судостроительной корпорацией», — говорится в официальном сообщении группы от 22 сентября 2011 г. Почему компания, занимавшаяся оптовой торговлей и розницей, неожиданно пошла в добычу? По официальной версии, это поможет снизить зависимость от колебаний цен на сырье, что важно для компании полного цикла — от добычи до розничной продажи. Однако на деле причины оказались совсем другими.

В конце 2012 г. группа компаний «Русское море», обладающая, по данным исследования TNS Gallup, самым известным брэндом в категории «рыбные деликатесы», неожиданно решила уйти из розницы и переработки. Она объявила, что продает главный актив — перерабатывающий завод в Ногинске — и торговую марку российской «дочке» белорусско-немецкой группы «Санта-Бремор». Сумма сделки, по заявлению компании, составила $52 млн.

Спустя месяц ГК «Русское море» объявила о покупке за $350 млн дальневосточных компаний «Турниф» и «Интрарос». Стало известно, что компания проводит due diligence «Совгаваньрыбы» и «Востокрыбфлота». На эти четыре компании приходится более 10% квот на вылов российского минтая. И это при том что капитализация самого «Русского моря» не превышает $150 млн (данные на конец февраля 2013 г.). Чиновник одного из управлений Росрыболовства объясняет, что потенциальному покупателю интересны не столько суда компаний, сколько их долгосрочные квоты на добычу, которые с 2008 года правительство выдает на 10 лет (с 2018 г. — уже на 20 лет).

«Наша стратегическая цель в перспективе 3–5 лет — стать одной из крупнейших добывающих компаний в России и мире», — заявил Глеб Франк. Хорошие новости для акционеров «Русского моря»? Не для всех. Строить рыбодобывающую империю Франк вместе с Воробьевым собираются, по-видимому, отдельно от «Русского моря», чьи акции обращаются на бирже, — на базе ООО «Русское море — Добыча», зарегистрированного 11 октября 2011 г. Эта компания никак не связана с группой, но именно она покупает дальневосточные активы. В числе ее учредителей значатся Максим Воробьев и Глеб Франк. Вдвоем они контролируют 72%. Остальные акции, по данным ЕГРЮЛ, распределены между гендиректором «Русского моря — Добыча» Александром Тетеркиным (5,4%), президентом «Стройтрансгаза» Вадимом Гуриновым (12,6%) и кипрской офшорной компанией «Октомер трейд лимитед» (10%).

Глеб Франк признает, что рыбодобыча — самостоятельный проект, не связанный с деятельностью ГК «Русское море». По его словам, принято решение о параллельном развитии рыбодобывающего бизнеса и бизнеса группы: «Я не вижу синергии от создания вертикально интегрированной компании в нынешней возможной композиции активов». Воробьев в своем письменном ответе также утверждает, что «Русское море — Добыча» — отдельный от группы «Русское море» бизнес, который финансируется за счет денег акционеров и заемного капитала. Деньги для финансирования сделки, по словам Франка, он занял «в том числе у Геннадия Тимченко». Тем не менее, по утверждению Франка, являясь членом совета директоров группы «Русское море», он представляет интересы акционера в лице фонда Volga Resources и Геннадия Тимченко. В ООО «Русское море — Добыча» он, как акционер, все решения принимает самостоятельно.

Гонка за квотами

Для молодых партнеров Тимченко на новом рынке открываются большие перспективы. Спрос на рыбу в мире будет стабильно расти. К 2021 году, по данным Продовольственной организации ООН, средняя цена за тонну вырастет с $2 684 до $3 475. Чтобы заниматься добычей, компании понадобятся квоты на вылов. Сейчас они распределены между тысячей компаний. Среди них есть крупные со своими флотами, а есть совсем мелкие. «У таких из имущества комната, а в ней стол. Квота у него такая маленькая, что нет смысла арендовать судно, и он просто перепродает. Понятно, что в будущем от них избавятся», — объясняет профильный чиновник. По его оценке, доля таких рыбных рантье около 30%. Он ожидает, что через пять лет этот кусок будет перераспределен между крупными компаниями. Тут-то и пригодятся возможности хозяев «Русского моря». «Мало кто знает, какие планы у руководства страны на развитие сырьевого рынка, а вот акционеры «Русского моря» это хорошо понимают», — говорит глава Рыбного союза Сергей Гудков.

Новые владельцы компании уже продемонстрировали свои административные возможности. Летом 2012-го антимонопольная служба заговорила о том, что китайская компания Pacific Andes через подставных лиц контролирует десятки рыболовецких компаний на Дальнем Востоке, обходя запреты на добычу в российской экономической зоне. ФАС начала расследование. В ноябре 2012-го сразу после заседания комиссии по иностранным инвестициям в стратегические отрасли, которое вел премьер Дмитрий Медведев, к журналистам вышел глава ФАС Игорь Артемьев. «Китайская сторона должна уйти и продать свои активы российским компаниям. Сейчас, я знаю, целый ряд российских компаний уже ведет переговоры. Они это делают вообще-то по собственному желанию, как коммерсанты», — заявил тогда глава ФАС. А вскоре две из четырех фирм-нарушителей отошли компании Воробьева и Франка. Первая административная «рыбалка» для молодых бизнесменов оказалась очень удачной.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector