Десять лет спустя. Как изменились крупные бизнесмены и чиновники за «нулевые»

Десять лет спустя. Как изменились крупные бизнесмены и чиновники за «нулевые»

Как изменились крупные бизнесмены и чиновники за 10 лет? Помолодели.

Как изменились крупные бизнесмены и чиновники за «нулевые», то есть за прошедшие для них 10 лет.

Роман Абрамович, слева 2000 г., депутат Госдумы от Чукотского АО, с декабря 2000 г. – губернатор округа. Справа 2009 г., председатель Думы Чукотского автономного округа.

Дмитрий Медведев, слева 2001 г., первый заместитель руководителя администрации президента РФ, председатель совета директоров ОАО «Газпром». Справа 2009 год, Президент Российской Федерации.

Вагит Алекперов, слева 1997 г., президент ОАО «ЛУКОЙЛ». Справа 2009 г., президент ОАО «ЛУКОЙЛ».

Александр Абрамов, слева 2000 г., президент ЗАО «Группа предприятий ЕАМ». Справа 2009 г., председатель совета директоров «Евраз Груп С.А.»

Елена Батурина, слева 1999 г., президент компании «ИНТЕКО». Справа 2009 г., президент компании «ИНТЕКО», заместитель руководителя рабочей группы по нацпроекту «Доступное и комфортное жилье».

Олег Дерипаска, слева 2001 г., генеральный директор ОАО «РУСАЛ». Справа 2009 г., генеральный директор холдинга «Базовый элемент», председатель правления, генеральный директор UC Rusal.

Михаил Фридман, слева 2000 г., председатель наблюдательного совета директоров консорциума «Альфа-Групп», председатель совета директоров «Альфа-банка». Справа 2009 г., врио главного управляющего директора – исполнительный председатель совета директоров «ТНК-BP», председатель наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп».

Алексей Кудрин, слева 1999 г., первый заместитель председателя правления РАО «ЕЭС России». С июня – первый замминистра финансов РФ. Справа 2009 г., заместитель председателя правительства РФ – министр финансов РФ.

Владимир Лисин, слева 2000 г., председатель совета директоров ОАО «НЛМК». Справа 2009 г., председатель совета директоров ОАО «НЛМК», президент Стрелкового союза России.

Слева Юрий Лужков, мэр Москвы, с Борисом Ельциным, 1996 г., справа Юрий Лужков, мэр Москвы, с Дмитрием Медведевым, 2009 г.

Валентина Матвиенко, слева 2000 г., заместитель председателя правительства РФ. Справа 2009 г. губернатор Санкт-Петербурга.

Алексей Мордашов, слева 2000 г., генеральный директор ОАО «Северсталь». Справа 2009 г., председатель совета директоров ОАО «Северсталь», генеральный директор ЗАО «Северсталь-групп».

Владимир Потанин, слева 2000 г., Президент, председатель совета директоров холдинга «Интеррос». Справа 2009 г., президент и член совета директоров холдинга «Интеррос», член Общественной палаты Российской Федерации.

Михаил Прохоров, слева 1999 г., президент-председатель правления «ОНЭКСИМ Банка». Справа 2009 г., президент «Группы ОНЭКСИМ», член наблюдательного совета «Роснано».

Владимир Путин, слева 1999 г., директор ФСБ России, с марта – секретарь совета безопасности РФ, с августа – председатель правительства РФ. Справа 2009 г., Председатель Правительства РФ.

Игорь Шувалов, слева 2000 г., председатель РФФИ, руководитель аппарата правительства РФ, министр РФ (с мая). Справа 2009 г., первый заместитель председателя правительства РФ.

Алишер Усманов, слева 2001 г., и.о. советника председателя правления ОАО «Газпром». Справа 2009 г., генеральный директор ООО «Газпроминвестхолдинг».

Виктор Вексельберг, слева 2000 г., президент и член совета директоров «СУАЛ-Холдинга», справа 2009 г., председатель наблюдательного совета группы компаний «Ренова», председатель совета директоров UC Rusal.

Петр Авен, слева 1998 г., член совета директоров, президент «Альфа-Банка», член наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп». Справа 2009 г., член совета директоров, президент «Альфа-Банка», член наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп».

Владимир Богданов, слева 2000 г., генеральный директор ОАО «Сургутнефтегаз». Справа 2009 г., генеральный директор ОАО «Сургутнефтегаз».

Андрей Мельниченко, слева 2000 г., председатель правления «МДМ-Банка». Справа 2009 г., председатель совета директоров компании «Еврохим», член совета директоров «СУЭК».

Леонид Федун, слева 2000 г., вице-президент ОАО «Лукойл», начальник главного управления стратегического развития и инвестиционного анализа. Справа 2009 г., член правления ОАО «Лукойл», вице-президент ОАО «Лукойл», начальник главного управления стратегического развития и инвестиционного анализа, председатель совета директоров ИФД «Капитал».

Герман Хан, слева 1998 г., генеральный директор сырьевого департамента ООО «Альфа-Эко», член наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп». Справа 2009 г., исполнительный директор «ТНК-ВР», член наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп».

Александр Лебедев, слева 1999 г., президент «Национального резервного банка». Справа 2009 г., председатель совета директоров ЗАО «Национальная Резервная Корпорация».

Александр Мамут, слева 1999 г., председатель совета директоров «МДМ-Банка», советник главы администрации президента РФ. Справа 2009 г., председатель совета директоров компании A&NN Advisor Limited.

Виктор Рашников, слева 2000 г., генеральный директор ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», депутат Законодательного собрания Челябинской области. Справа 2009 г. председатель совета директоров ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», президент ООО «Управляющая компания ММК».

Рустам Тарико, слева 2000 г., председатель совета директоров ЗАО «Банк Русский Стандарт». Справа 2009 г., председатель совета директоров ЗАО «Банк Русский Стандарт».

Анатолий Чубайс, слева 1998 г., первый заместитель председателя правительства РФ, с апреля председатель правления РАО «ЕЭС России». Справа 2009 г., генеральный директор госкорпорации «Роснано».

Сергей Игнатьев, слева 1999 г., первый заместитель министра финансов РФ. Справа 2009 г., председатель Центрального банка России.

Алексей Миллер, слева 2001 г., заместитель министра энергетики РФ, с июля председатель правления ОАО «Газпром». Справа 2009 г., председатель правления ОАО «Газпром», заместитель председателя совета директоров ОАО «Газпром».

Владислав Сурков, слева 1997 г., первый заместитель председателя «Альфа-банка». Справа 2009 г., первый заместитель руководителя администрации президента РФ.

Сергей Богданчиков, слева 1999 г., президент «Роснефти». Справа 2009 г., президент «Роснефти».

Владимир Евтушенков, слева 2000 г., председатель совета директоров АФК «Система». Справа 2009 г., председатель совета директоров АФК «Система».

Игорь Сечин, слева 2000 г., заместитель руководителя администрации президента РФ. Справа 2009 г., заместитель председателя правительства РФ, председатель совета директоров ОАО «Интер РАО ЕЭС».

Сергей Иванов, слева 1999 г., замдиректора ФСБ, начальник департамента анализа, прогноза и стратегического планирования, с ноября секретарь совета безопасности России. Справа 2009 г., заместитель председателя правительства РФ.

Виктор Зубков, слева 1999 г., замминистра России по налогам и сборам, начальник Государственной налоговой инспекции по Санкт-Петербургу. Справа 2009 г., первый заместитель председателя правительства Российской Федерации.

Игорь Щеголев, слева 1998 г., пресс-секретарь премьер-министра РФ Евгения Примакова, руководитель управления правительственной информации аппарата правительства РФ. Справа 2009 г., министр связи и массовых коммуникаций РФ.

Сергей Шойгу, слева 1999 г., министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, член совета безопасности РФ. Справа 2009 г., министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, член совета безопасности РФ.

Как изменились 10 участников «Фабрики звезд», чьи песни мы пели в нулевые

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Первая «Фабрика звезд» вышла на экраны 17 лет назад. Мы смотрели это шоу после школы, подпевая участникам: «Круто ты попал на ТВ!», и каждую неделю с нетерпением ждали отчетных концертов. Потом «Фабрики звезд» стали сменять одна другую, мы начали забывать имена участников, не различать их внешне и вообще потеряли интерес к подобным шоу. Но подсмотреть, в кого превратились и как изменились наши вчерашние кумиры, все-таки любопытно.

AdMe.ru отследил, что интересного произошло в жизни выпускников «Фабрики»: удалось ли им достичь успеха за пределами съемочного павильона или многие из них так и живут от одного проекта до другого?

1. Тимати, «Фабрика звезд — 4»

Тимати, он же Тимур Юнусов, стал одним из самых успешных «фабрикантов». Он преуспел не только в музыкальной карьере, но и в бизнесе. Тимати основал группу компаний Black Star, объединившую музыкальный лейбл, сеть ресторанов быстрого питания, барбершоп и тату-салон, сеть автомоек, бренд модной одежды и многое другое.

В 2014 году у Тимати родилась дочь Алиса от модели, второй вице-мисс Россия — 2012 Алены Шишковой. Сейчас рэпер помолвлен также с моделью, первой вице-мисс Россия — 2014 Анастасией Решетовой, которая ждет от него ребенка.

2. Рита Дакота, «Фабрика звезд — 7»

Рита Дакота (настоящее имя — Маргарита Герасимович) после завершения проекта забросила карьеру эстрадной исполнительницы. Сначала она основала рок-группу Monroe, а после «переквалифицировалась» из певиц в авторы. Она написала песни для Светланы Лободы, Елки, Ани Лорак и многих других. В 2015 году Рита вновь напомнила о себе, приняв участие в музыкальном проекте «Главная сцена» и записав несколько треков.

В том же году девушка вышла замуж за своего приятеля из «Фабрики звезд» — певца Влада Соколовского. В 2017 году у пары появилась дочь Мия. После 3 лет брака Рита подала на развод.

3. Анастасия Кочеткова, «Фабрика звезд — 4»

Анастасия Кочеткова пришла на «Фабрику звезд — 4» 15-летней девушкой. На проекте Настя, Тимати, Доминик Джокер и Ратмир Шишков организовали группу «Банда», но после смерти Ратмира коллектив распался.

Девушка вышла замуж за начинающего режиссера Резо Гигинеишвили и снялась в его фильме «Жара». В браке родилась дочь Мария, но в 2008 году семья распалась: режиссер ушел к актрисе Надежде Михалковой. После развода Анастасия пробовала вернуться на сцену. А в 2016 году она уехала в Америку, окончила там киноакадемию, вышла замуж и стала мамой во второй раз.

4. Сати Казанова, «Фабрика звезд — 1»

Сати Казанова стала популярна благодаря участию в группе «Фабрика». Спустя 12 лет девушка покинула коллектив, признавшись, что ей «стало тесно в рамках популярной музыки». Она создала проект Sati Ethnica, в котором соединяет народные песни и молитвы с электронной музыкой. Сати много лет практикует йогу, не ест мяса и всячески пропагандирует здоровый образ жизни.

В 2017 году певица вышла замуж за итальянского фотографа Стефано Тиоццо.

5. Дмитрий Бикбаев, «Фабрика звезд — 7»

Участие в «Фабрике звезд — 7» и образовавшийся там бойз-бенд «БиС» принесли молодому певцу широкую известность. Но и до проекта Дмитрий успел проявить себя: он окончил актерский факультет ГИТИСа, сыграл несколько заметных ролей в театре и кино.

После распада группы «БиС» певец кардинально сменил имидж. Он создал собственную рок-группу, не оставляя при этом актерскую работу. Бикбаев работает худруком Культурного центра имени И. М. Астахова и больше 10 лет служит в Московском театре Луны. Он сыграл небольшую роль в голливудском триллере «Черная роза».

6. Арсений Бородин, «Фабрика звезд — 6»

Арсений Бородин из миловидного юного парня превратился в брутального рокера. И изменения эти не только внешние. На «Фабрике звезд» Бородин вошел в состав поп-группы «Челси», с которой он по окончании контракта расстался, чтобы заняться сольной карьерой. Арсений записал несколько композиций, принял участие и одержал победу в проекте «Главная сцена», участвовал в шоу «Голос».

Долгое время встречался с блогером и телеведущей Настей Ивлеевой.

«Помните, как мы богатели в нулевые? А теперь Россия стала страной с экономикой доширака»

  • Мир закрывает границы с Китаем. Россия отменила безвизовые туристические поездки в страну
    Купить и выгодно продать: топ автомобилей с лучшей остаточной стоимостью
    «Руки прочь». В Екатеринбурге растет протестная активность горожан
    «Эволюцию невозможно отменить. Ее можно замедлить, если везде поставить Росгвардию»

    «Часто ли вы раньше видели колбасу дешевле 150 руб. за кг? А сейчас таких предложений масса. С чего у нас при ненулевой инфляции колбаса подешевела? На чем там сэкономили, не на ингредиентах ли?»

    Константин Юрченко, доцент кафедры внешнеэкономической деятельности УрГЭУ:

    — Периодически статистические и опросные ведомства выдают данные об изменении количества бедных людей в России. В зависимости от методики оценки, примененного критерия бедности и, будем честными, порой от поставленной задачи мы видим либо леденящие душу данные об увеличении числа бедных, либо умиротворяющие новости о том, что их, бедных, стало-таки меньше.

    «Официальные» цифры гуляют вокруг 20 млн человек, иные же предлагают то удвоить эту цифру, то применить к ней иной повышающий коэффициент, указывая, какой процент людей не может позволить себе вторую пару обуви или подготовить детей к школе.

    На каком-то этапе к теме подключились даже федеральные ТВ-каналы, которым по долгу службы, особенно в наши информационно непростые времена, положено отрицать сам факт присутствия негативных тенденций. Помнится, диктор одной из передач ЦТ воодушевленно сообщал, что во время всеобщего обеднения целесообразно, например, не купаться в ванной целиком, а совершать омовение душем, ибо это дает экономию на услугах ЖКХ по строкам «водоснабжение» (причем, горячее — традиционно более дорогое) и «водоотведение». Была еще тема ночных бдений и стирок при двухтарифном счетчике электроэнергии.

    Впрочем, видимо, вскоре откуда надо поступил сигнал о недопустимости пораженческой риторики в центральных СМИ, и подобные лайфхаки из их повестки исчезли. Тут появились те, кто говорит, что разгул бедности мнимый, и все на самом деле не так плохо, а только кажется, либо «виноваты сами». В конечном итоге, не в цифрах дело. Ясно одно: дыма без огня не бывает. И раз о бедности пошло так много разговоров, то она явно усиливается и уже деформирует экономику и общество.

    При этом у бедности появляются даже сторонники, которые, не имея возможности отрицать ее, пытаются наделить ее положительными чертами (причем по возможности избегая вступать в ряды бедных). Их аргумент: бедность = удешевление рабочей силы = снижение издержек = повышение ценовой конкурентоспособности (ну или, как вариант, рентабельности бизнеса).

    Еще императрица Екатерина восхищалась бедностью, отметив после одной из своих поездок по подмандатным городам и весям, что чем беднее народ, тем меньше ему надо дать, чтобы снискать расположение. Такой вот был век просвещенного дворянства, но согласитесь, странным было бы слышать подобный аргумент сегодня. Хотя порой, как выражался известный герой одного отечественного фильма, «меня терзают смутные сомненья». Хитрость нынешних элит не стоит сбрасывать со счетов.

    При всей экономической подоплеке таких аргументов давайте скажем честно, что растущий уровень бедности — явление однозначно плохое для экономики, для общества и для стабильности всего. Не будем говорить о цифрах, характеризующих бедность, — их полно в интернете, и все разные. Поговорим о ее качественных индикаторах, которые каждый из нас может прочувствовать, не став при этом жертвой статистических иллюзий. О том, почему для экономики это плохо, из-за чего это происходит, ну и в очередной раз поставим главный вопрос российской интеллигенции: «Что делать?».

    Экономика доширака

    Итак, как мы чувствуем и видим прогрессирующую бедность населения, даже если непосредственно нас она не касается (пока — ибо «от тюрьмы и от сумы не зарекайся»).

    Во-первых, удешевление и упрощение потребления. Для магазинов это — снижение покупательского трафика и уменьшение среднего чека (об этом недавно отчитались практически все крупные ритейлеры). Для людей — увеличение в расходной части семейного бюджета затрат на продукты питания (у нас в среднем «по больнице» это уже около 35%), что оставляет все меньше и меньше на увеселения и на приобщение к разумному, доброму, вечному. А что делать: еда — это жесткий спрос, а увеселения можно отложить, без риска умереть от голода.

    Во-вторых, бум открытия магазинов в низком ценовом сегменте, который мы наблюдали два-три года назад. Посмотрите на первые этажи городских домов, покрасневшие от вывесок и логотипов. Иллюзий быть не должно: шанс урвать по запредельно низкой цене что-то невероятно качественное близок к нулю. Поэтому массовое появление дешевых товаров — не манна небесная, а нормальная реакция бизнеса на снижение покупательной способности.

    Вспомните, часто ли вы видели колбасу дешевле 150 руб. за кг пять-шесть лет назад? Или вообще не обращали на такие изделия внимание? А сейчас предложение таких товаров довольно широко, там не так просто сделать выбор. Вот и задайтесь вопросом: с чего же у нас при ненулевой инфляции колбаса подешевела? И подсолнечное масло? На чем там сэкономили, не на ингредиентах ли?

    Помните, некоторое время назад финская Kesko ушла с российского рынка, поскольку упавшая платежеспособность беднеющих российских масс не позволяет им покупать достойные товары, а торговать товарами, соответствующими оставшейся платежеспособности россиян, финнам не позволяет этика. Конечно, уход финского ритейлера — это не альфа и омега, но симптом.

    В-третьих, массовое появление в магазинах покупателей со своими пакетами — это тоже к бедности. И не надо говорить об экологическом самосознании: оно не может массово проснуться у бедного населения, ибо есть иерархия потребностей, которую ничем не перешибить.

    Не бывает такого, что люди готовы разбрасывать алюминиевые банки налево и направо, но при этом не позволяют себе выбрасывание лишнего полиэтиленового пакетика. А вот стремление сэкономить в годину суровых финансовых испытаний имеет тут более высокую объясняющую способность.

    Наконец, в-четвертых, кредитная лихорадка, когда люди заимствуют не на долгосрочные покупки от прущего богатства, а на поддержание приемлемого уровня жизни. О возможных последствиях этой гонки потребкредитования коллеги уже неоднократно высказывались. Там иногда действительно потряхивает от предвкушения возможных сценариев грядущего.

    Давайте вспомним, что крепкая экономика — это экономика с большим и, желательно, растущим потреблением. А бедность бьет именно сюда.

    Ведь в нашей стране с ее сложившимися практиками распределения благосостояния бедность жутко асимметрична (то есть, раздается по принципу «где пусто, а где густо»). Отсюда рост имущественного неравенства. Мало того, теоретически это приводит к той самой ситуации, когда «низы могут не захотеть, а верхи — не смочь жить по старому».

    Такая картинка постепенно превращает страну в экономику доширака, так как массовый спрос удовлетворяется дешевыми продуктами, а немассовый спрос на качественные товары удовлетворять нерентабельно, поэтому удовлетворяется он в основном за рубежом.

    Да, и к большим свершениям экономика доширака не предрасположена: прыгнуть высоко вверх из положения лежа затруднительно. А уж если при продолжении наблюдаемой динамики бедность проникнет в массовое сознание — пиши пропало. Мы это уже проходили сто лет назад, когда создавались «комбеды». Последствия помним. Не надо больше.

    Что же делать?

    Совсем недавно звучали предложения по поводу того, что надо перестать относить к бедным тех, у кого есть 6 соток приусадебного участка с корнеплодами, не обращая при этом внимания на размер текущего дохода. Но это, конечно, все от лукавого. Так можно и коррупционеров официально переименовать, например, в «мздоимцев» и на голубом глазу заявить, что ни одного коррупционера у нас больше нет, всех вывели. Тут как в медицине: лечить правильнее не симптомы, а болячку.

    Бедность — это симптом, а болячка — это падающие (уже пять лет) реальные располагаемые доходы, которые не позволяют душе разгуляться в магазине. Эти доходы угнетаются, например, повышением существующих и введением новых налогов, введением платы за капремонт или утилизацию бытовых отходов, ну и прочими придуманными и находящимися в стадии разработки «ништяками» из серии лицензионных платежей за сбор грибов и ягод в лесу или за выращивание капусты на собственном огороде, которые призваны компенсировать в бюджете предоставляемые льготы госкорпорациям (хотя в теории предполагалось, что будет наоборот).

    В чем опасность прогрессирующей бедности для общества? Подобно вирусу, она воспроизводит себя дальше. Люди попадают в ловушку нищеты, которая программирует их на бедность.

    Вы бедны и не можете позволить себе нормальное питание и расходы на здоровье и отдых. Льгот вы не имеете, живете плохо, работаете много, отмучаетесь рано. Ваши дети, которым вы не смогли из-за бедности помочь получить сильное образование (которое пока еще имеет значение на рынке труда) и попасть в годную тусовку, скорее всего, не смогут хорошо «устроиться» и воспроизведут бедный образ жизни по вашему образцу. Ну и так далее, поколение за поколением.

    Как быть, и каков здесь опыт успешных стран? Либо верхи делятся (сейчас это называется «социальной ответственностью»), либо государство формулирует условия, при которых этих верхов не станет. И это вовсе не про социализм.

    Нобелевский лауреат Дуглас Норт писал, что экономические успехи во многом являются «результатом изменений в институциональном каркасе, который задает продуманную стимулирующую систему общества» (заметьте, без нацпроектов, которые заряжают денежные потоки по накатанной колее). Похоже, именно эта система у нас и сломалась. А она была.

    Помните, как мы богатели в нулевые: у нас стали появляться плазменные телевизоры импортные (два), места в подземных паркингах, абонементы в фитнес-центры и прочие атрибуты современной жизни. А потом элиты сказали, что у них поменялись взгляды, подросли дети, подешевел рубль, поэтому отныне будет по-другому.

    Ну и после этого вот это вот все с бедностью и закрутилось, и наше общество все больше стало походить на фантазийное «общество с цветовой дифференциацией штанов» — опять же, из известного отечественного фильма, — в котором «чатлане» никогда не снизойдут до чаяний «пацаков».

    Кстати, про изменение отношения элит к бедности и про готовность решать эту проблему во благо себе, в том числе. В пору моей юности транслировался фильм Мела Брукса «Life Stinks», в русскоязычном переводе шедший под двумя названиями: «Деньги не пахнут» и «Жизнь — дерьмо». При том, что это комедия, местами там встречались серьезные пассажи и мысли. Собственно, фильмов с подобными сюжетами, где богатый и бедный на время менялись местами, снято немало. Так что задумывался народ над этой проблемой, и, кажется, время задуматься пришло вновь.

    «Помните, как мы богатели в нулевые? А теперь Россия стала страной с экономикой доширака»

    • Мир закрывает границы с Китаем. Россия отменила безвизовые туристические поездки в страну
      Купить и выгодно продать: топ автомобилей с лучшей остаточной стоимостью
      «Руки прочь». В Екатеринбурге растет протестная активность горожан
      «Эволюцию невозможно отменить. Ее можно замедлить, если везде поставить Росгвардию»

      «Часто ли вы раньше видели колбасу дешевле 150 руб. за кг? А сейчас таких предложений масса. С чего у нас при ненулевой инфляции колбаса подешевела? На чем там сэкономили, не на ингредиентах ли?»

      Константин Юрченко, доцент кафедры внешнеэкономической деятельности УрГЭУ:

      — Периодически статистические и опросные ведомства выдают данные об изменении количества бедных людей в России. В зависимости от методики оценки, примененного критерия бедности и, будем честными, порой от поставленной задачи мы видим либо леденящие душу данные об увеличении числа бедных, либо умиротворяющие новости о том, что их, бедных, стало-таки меньше.

      «Официальные» цифры гуляют вокруг 20 млн человек, иные же предлагают то удвоить эту цифру, то применить к ней иной повышающий коэффициент, указывая, какой процент людей не может позволить себе вторую пару обуви или подготовить детей к школе.

      На каком-то этапе к теме подключились даже федеральные ТВ-каналы, которым по долгу службы, особенно в наши информационно непростые времена, положено отрицать сам факт присутствия негативных тенденций. Помнится, диктор одной из передач ЦТ воодушевленно сообщал, что во время всеобщего обеднения целесообразно, например, не купаться в ванной целиком, а совершать омовение душем, ибо это дает экономию на услугах ЖКХ по строкам «водоснабжение» (причем, горячее — традиционно более дорогое) и «водоотведение». Была еще тема ночных бдений и стирок при двухтарифном счетчике электроэнергии.

      Впрочем, видимо, вскоре откуда надо поступил сигнал о недопустимости пораженческой риторики в центральных СМИ, и подобные лайфхаки из их повестки исчезли. Тут появились те, кто говорит, что разгул бедности мнимый, и все на самом деле не так плохо, а только кажется, либо «виноваты сами». В конечном итоге, не в цифрах дело. Ясно одно: дыма без огня не бывает. И раз о бедности пошло так много разговоров, то она явно усиливается и уже деформирует экономику и общество.

      При этом у бедности появляются даже сторонники, которые, не имея возможности отрицать ее, пытаются наделить ее положительными чертами (причем по возможности избегая вступать в ряды бедных). Их аргумент: бедность = удешевление рабочей силы = снижение издержек = повышение ценовой конкурентоспособности (ну или, как вариант, рентабельности бизнеса).

      Еще императрица Екатерина восхищалась бедностью, отметив после одной из своих поездок по подмандатным городам и весям, что чем беднее народ, тем меньше ему надо дать, чтобы снискать расположение. Такой вот был век просвещенного дворянства, но согласитесь, странным было бы слышать подобный аргумент сегодня. Хотя порой, как выражался известный герой одного отечественного фильма, «меня терзают смутные сомненья». Хитрость нынешних элит не стоит сбрасывать со счетов.

      При всей экономической подоплеке таких аргументов давайте скажем честно, что растущий уровень бедности — явление однозначно плохое для экономики, для общества и для стабильности всего. Не будем говорить о цифрах, характеризующих бедность, — их полно в интернете, и все разные. Поговорим о ее качественных индикаторах, которые каждый из нас может прочувствовать, не став при этом жертвой статистических иллюзий. О том, почему для экономики это плохо, из-за чего это происходит, ну и в очередной раз поставим главный вопрос российской интеллигенции: «Что делать?».

      Экономика доширака

      Итак, как мы чувствуем и видим прогрессирующую бедность населения, даже если непосредственно нас она не касается (пока — ибо «от тюрьмы и от сумы не зарекайся»).

      Во-первых, удешевление и упрощение потребления. Для магазинов это — снижение покупательского трафика и уменьшение среднего чека (об этом недавно отчитались практически все крупные ритейлеры). Для людей — увеличение в расходной части семейного бюджета затрат на продукты питания (у нас в среднем «по больнице» это уже около 35%), что оставляет все меньше и меньше на увеселения и на приобщение к разумному, доброму, вечному. А что делать: еда — это жесткий спрос, а увеселения можно отложить, без риска умереть от голода.

      Во-вторых, бум открытия магазинов в низком ценовом сегменте, который мы наблюдали два-три года назад. Посмотрите на первые этажи городских домов, покрасневшие от вывесок и логотипов. Иллюзий быть не должно: шанс урвать по запредельно низкой цене что-то невероятно качественное близок к нулю. Поэтому массовое появление дешевых товаров — не манна небесная, а нормальная реакция бизнеса на снижение покупательной способности.

      Вспомните, часто ли вы видели колбасу дешевле 150 руб. за кг пять-шесть лет назад? Или вообще не обращали на такие изделия внимание? А сейчас предложение таких товаров довольно широко, там не так просто сделать выбор. Вот и задайтесь вопросом: с чего же у нас при ненулевой инфляции колбаса подешевела? И подсолнечное масло? На чем там сэкономили, не на ингредиентах ли?

      Помните, некоторое время назад финская Kesko ушла с российского рынка, поскольку упавшая платежеспособность беднеющих российских масс не позволяет им покупать достойные товары, а торговать товарами, соответствующими оставшейся платежеспособности россиян, финнам не позволяет этика. Конечно, уход финского ритейлера — это не альфа и омега, но симптом.

      В-третьих, массовое появление в магазинах покупателей со своими пакетами — это тоже к бедности. И не надо говорить об экологическом самосознании: оно не может массово проснуться у бедного населения, ибо есть иерархия потребностей, которую ничем не перешибить.

      Не бывает такого, что люди готовы разбрасывать алюминиевые банки налево и направо, но при этом не позволяют себе выбрасывание лишнего полиэтиленового пакетика. А вот стремление сэкономить в годину суровых финансовых испытаний имеет тут более высокую объясняющую способность.

      Наконец, в-четвертых, кредитная лихорадка, когда люди заимствуют не на долгосрочные покупки от прущего богатства, а на поддержание приемлемого уровня жизни. О возможных последствиях этой гонки потребкредитования коллеги уже неоднократно высказывались. Там иногда действительно потряхивает от предвкушения возможных сценариев грядущего.

      Давайте вспомним, что крепкая экономика — это экономика с большим и, желательно, растущим потреблением. А бедность бьет именно сюда.

      Ведь в нашей стране с ее сложившимися практиками распределения благосостояния бедность жутко асимметрична (то есть, раздается по принципу «где пусто, а где густо»). Отсюда рост имущественного неравенства. Мало того, теоретически это приводит к той самой ситуации, когда «низы могут не захотеть, а верхи — не смочь жить по старому».

      Такая картинка постепенно превращает страну в экономику доширака, так как массовый спрос удовлетворяется дешевыми продуктами, а немассовый спрос на качественные товары удовлетворять нерентабельно, поэтому удовлетворяется он в основном за рубежом.

      Да, и к большим свершениям экономика доширака не предрасположена: прыгнуть высоко вверх из положения лежа затруднительно. А уж если при продолжении наблюдаемой динамики бедность проникнет в массовое сознание — пиши пропало. Мы это уже проходили сто лет назад, когда создавались «комбеды». Последствия помним. Не надо больше.

      Что же делать?

      Совсем недавно звучали предложения по поводу того, что надо перестать относить к бедным тех, у кого есть 6 соток приусадебного участка с корнеплодами, не обращая при этом внимания на размер текущего дохода. Но это, конечно, все от лукавого. Так можно и коррупционеров официально переименовать, например, в «мздоимцев» и на голубом глазу заявить, что ни одного коррупционера у нас больше нет, всех вывели. Тут как в медицине: лечить правильнее не симптомы, а болячку.

      Бедность — это симптом, а болячка — это падающие (уже пять лет) реальные располагаемые доходы, которые не позволяют душе разгуляться в магазине. Эти доходы угнетаются, например, повышением существующих и введением новых налогов, введением платы за капремонт или утилизацию бытовых отходов, ну и прочими придуманными и находящимися в стадии разработки «ништяками» из серии лицензионных платежей за сбор грибов и ягод в лесу или за выращивание капусты на собственном огороде, которые призваны компенсировать в бюджете предоставляемые льготы госкорпорациям (хотя в теории предполагалось, что будет наоборот).

      В чем опасность прогрессирующей бедности для общества? Подобно вирусу, она воспроизводит себя дальше. Люди попадают в ловушку нищеты, которая программирует их на бедность.

      Вы бедны и не можете позволить себе нормальное питание и расходы на здоровье и отдых. Льгот вы не имеете, живете плохо, работаете много, отмучаетесь рано. Ваши дети, которым вы не смогли из-за бедности помочь получить сильное образование (которое пока еще имеет значение на рынке труда) и попасть в годную тусовку, скорее всего, не смогут хорошо «устроиться» и воспроизведут бедный образ жизни по вашему образцу. Ну и так далее, поколение за поколением.

      Как быть, и каков здесь опыт успешных стран? Либо верхи делятся (сейчас это называется «социальной ответственностью»), либо государство формулирует условия, при которых этих верхов не станет. И это вовсе не про социализм.

      Нобелевский лауреат Дуглас Норт писал, что экономические успехи во многом являются «результатом изменений в институциональном каркасе, который задает продуманную стимулирующую систему общества» (заметьте, без нацпроектов, которые заряжают денежные потоки по накатанной колее). Похоже, именно эта система у нас и сломалась. А она была.

      Помните, как мы богатели в нулевые: у нас стали появляться плазменные телевизоры импортные (два), места в подземных паркингах, абонементы в фитнес-центры и прочие атрибуты современной жизни. А потом элиты сказали, что у них поменялись взгляды, подросли дети, подешевел рубль, поэтому отныне будет по-другому.

      Ну и после этого вот это вот все с бедностью и закрутилось, и наше общество все больше стало походить на фантазийное «общество с цветовой дифференциацией штанов» — опять же, из известного отечественного фильма, — в котором «чатлане» никогда не снизойдут до чаяний «пацаков».

      Кстати, про изменение отношения элит к бедности и про готовность решать эту проблему во благо себе, в том числе. В пору моей юности транслировался фильм Мела Брукса «Life Stinks», в русскоязычном переводе шедший под двумя названиями: «Деньги не пахнут» и «Жизнь — дерьмо». При том, что это комедия, местами там встречались серьезные пассажи и мысли. Собственно, фильмов с подобными сюжетами, где богатый и бедный на время менялись местами, снято немало. Так что задумывался народ над этой проблемой, и, кажется, время задуматься пришло вновь.

      Прощайте , «десятые»: чем мы запомним уходящее десятилетие

      Кажется , вы еще об этом не думали , но 31 декабря закончится не только 2019 год , но и «десятые». Мы помним и «лихие» девяностые , и «гламурные» нулевые. Но чем же запомнится текущее десятилетие? Мы считаем , что «Десятые» — это десятилетие , в котором стал активно развиваться диджитал. Цифровой маркетинг ворвался в наши будни , наполнив их контентом , и за 10 лет наша жизнь кардинально изменилась. Почти все эти перемены связаны с двумя вещами: смартфонами и мобильным интернетом. Не верите? Сейчас докажем по пунктам , чтобы вы могли определить самое знаковое диджитал-событие , повлиявшее на вашу жизнь за последнее десятилетие.

      2010: соцсети

      До этого года мы не понимали , зачем фотографировать свой обед и ноги на фоне пляжа ( грешили , понимаем). Но в 2010-м в App Store ( 12+) появилось новое приложение — Instagram ( 12+). В тот же день его скачало 25 тысяч человек , а сейчас его аудитория составляет уже более миллиарда пользователей. За следующие 10 лет соцсети плотно вошли в нашу жизнь: Twitter ( 12+) для шуток , ВКонтакте ( 12+) для мемов , и даже TikTok ( 12+) для забавных музыкальных видео. А при устройстве на работу некоторые уже привыкли предъявлять свою страничку в Facebook ( 12+) — уже 70% работодателей проверяют социальные сети соискателей. Все это стало привычным , благодаря развитию мобильного интернета. Ведь без него выкладывать в соцсети фотки или общаться было бы просто сложно — проводить столько времени у домашнего компьютера — роскошь при современном ритме жизни. Но сейчас в России Сеть 4G по состоянию на конец октября 2019 года обеспечивает покрытием 85% населения страны. Операторы связи активно развивают связь четвертого поколения на территории страны , например , Билайн только за последние два года более чем в два раза увеличил число базовых станций.

      2011: мессенджеры

      Вслед за соцсетями активно стали развиваться и мессенджеры , что неудивительно , ведь бесплатные сообщения потеснили с пьедестала «смски». В 2009 году был создан WhatsApp ( 6+), постепенно осваивавший российский рынок — к 2015 году в России им пользовались 7,5 млн человек. А в 2013 году создатель «ВКонтакте» Павел Дуров запустил мессенджер Telegram ( 12+). Уже в первый год его аудитория достигла 1 млн человек. Кто-то пользовался им из-за безопасности , кто-то из-за «легкости», а кто-то из-за смешных стикеров с енотами. Но факт остается фактом: мессенжеры ворвались в нашу жизнь и не сбавляют оборотов. Тому подтверждение — сегодня аудитория WhatsApp насчитывает 1,6 миллиардов человек по всему миру.

      2012: смартфоны

      В 2008 году на рынок вышел iPhone 3G , а в 2012 году в продажу поступил Samsung Galaxy S III и Sony Xperia E. 1 гб оперативной памяти , 8-мегапиксельная камера , дисплей с диагональю в 4,8 дюймов — средние характеристики телефона тех лет. Сейчас смартфоны совсем другие , теперь предпочтение отдается устройствам с большим дисплеем и объемом памяти. А производители придумывают необычные новшества , например , гибкие экраны. И к в 2019 году представить нашу жизнь без смартфона почти невозможно. Samsung и Apple даже приучили нас следить за их ежегодным противостоянием — чьи же новинки лучше , а за ними подтянулись и китайские производители. Теперь телефон заменяет нам плеер , планер , фитнес-тренера , кинотеатр и далее по списку , выберите своего бойца. Так компактные и все более производительные смартфоны «подсидели» компьютеры — сейчас почти 30 млн россиян выходят в интернет только ( !) со смартфона ( у десктопов это число вдвое ниже). Поэтому крайне важно , чтобы интернет в устройстве работал стабильно и качественно , ведь без него даже самый «навороченный» смартфон — просто телефон , чей функционал не так велик.

      2013: мобильный интернет

      Развитие соцсетей и мессенджеров происходило вместе с ростом популярности смартфонов. Причина этого роста — становился все более доступным и «шустрым» мобильный интернет. В начале 2010-х по всему миру , включая Россию , начали внедряться сети поколения 4G. Уже в 2013 году Билайн запустил в Москве первую сеть 4G , а за первые 10 месяцев 2019 года Билайн , реализуя задачу по усилению 4G на территории страны , стал лидером среди операторов связи в стране по скорости роста сети 4G. В целом , результат налицо — сейчас уже 90% ( !) молодежи в стране пользуется мобильным интернетом.

      2014: Удаленная работа

      Кажется , что в начале 2010-х работать вне офиса могли только авторы текстов. Но к концу 2019 ситуация изменилась , мы пережили бум дауншифтинга , фриланса , и удаленной работы. В 2014 году на рынке «чистых фрилансеров» было 34%, а сейчас , в 2019 — уже 52%. Не последнюю роль в развитии тренда сыграло улучшение качества интернета — большая часть фрилансеров ( 69%!) находит работу именно в сети. А развитие мобильного интернета сделало мобильными и нас самих. Теперь можно хранить все нужные для работы данные прямо в облаке , и начать трудовой день ( или ночь) можно где угодно — в кафе , парке , дома или прямо в метро. Совещание в скайпе на берегу океана? Легко! Вместо двух часов дороги по пробкам , провести встречу онлайн? Пожалуйста! Оптимизировались не только работники , но и мобильный интернет. Билайн продолжил развивать сеть 4G , в 2014 году она появилась в Мордовии , Астраханской , Ростовской , Калининградской , Сахалинской областях , а также в Республике Алтай и Ставропольском крае , Барнауле , Самаре , Казани , Новосибирске , Владивостоке и других городах России.

      2015: Умная техника

      В 2010-м казалось , что умная техника — это новый ноутбук. Но в 2015 году стартовала продажа умных часов Apple Watch. С тех пор «поумнели» колонки , пылесосы , и даже наши дома. Теперь мы реже теряемся в незнакомых районах и городах с GPS-картами , голосовые помощники могут ответить на наши вопросы , а видеоняни помогают следить за нашими детьми. В том же году Билайн впервые сделал 4G бесплатным и безлимитным для всех владельцев смартфонов в России , что повысило комфорт от пользования всеми умными гаджетами. Все это стало возможным , благодаря мобильному интернету. Первого ноября 2019 года наступило будущее из «Бегущего по лезвию» и , хотя мы ( к счастью!) не стали репликантами , роботы стали частью нашей жизни , сделав ее куда проще.

      2016: Оплата телефоном

      К 2016 году все мы уже привыкли расплачиваться с помощью банковских карт , но от полных карманов монет это еще не избавило — карты терялись , кошельки забывались. Но в октябре 2016 года в России запустился Apple Pay ( 16+), в 2017 году за ним «подтянулся» Google Pay ( 16+). В тоже время росла популярность банковских приложений и предложений «давайте переведу на карту по номеру телефона», которые мы слышим от наших друзей и коллег. Так телефоны стали «мобильными кошельками». Теперь , когда мы расплачиваемся ими , это выглядит слегка футуристично, ( но как же удобно!).

      2017: Youtube , сериалы , стримы

      В 2017 году на Youtube ( 12+) вышло шоу «вДудь» ( 16+), которое задало новые тренды на контент в интернете. Для ряда пользователей телевидение заменил YouTube , ставший за этот период не просто площадкой с подборкой смешных видео с котиками ( хотя котики остались , не паникуем), но буквально платформой с контентом на разный вкус. Забавно , что изначально платформу создали трое приятелей , которые просто не смогли передать другу видео. Теперь мы сами решаем , что и когда смотреть , и не зависим от телепрограммы. Популярность на этой волне набирали стриминговые сервисы , перезапустив индустрию сериалов ( кто еще не видел «Игру престолов» ( 18+), отзовитесь?). Сериалом в кино становится даже одна из самых популярных и дорогих франшиз 2010-х — «Мстители» ( 16+). И это связано с тем , что больше не нужно бежать домой к телевизору к 8 вечера , чтобы не пропустить любимый сериал , можно заранее оформить подписку на онлайн-кинотеатр* или оплатить разовый просмотр фильма и посмотреть его где угодно , даже в дороге ( и больше никакого настраивания антенны , ура!) Не забудьте , чтобы в руках был смартфон с доступом к скоростному мобильному интернету 4G. Так , в 2017 году абоненты Билайн потребили почти в 3 раза больше мобильного трафика в сети 4G , чем годом ранее. Этот тренд не сбавляет оборотов , показывая ежегодный рост и по сей день.

      2018: Доставки всего через интернет

      2010-е в шутку называют «раем для интровертов», ведь теперь можно почти не выходить из дома — кажется , что курьером в интернете реально заказать столько всего нужного и интересного. В 2009 году основали компанию Uber. И к 2020 году мы уже можем заказать не только доставку себя до места назначения , но и получить еду из популярных сервисов доставки или товары прямо на дом. Неудивительно , что новую компьютерную игру «Death Stranding”(с англ: «Дэф стрэндин», 18+) рунет встретил , как «симулятор курьера» ( 125 000 результатов по запросу в гугле). Покупки услуг и товаров в интернете стали частью нашей повседневности из-за того , что не требуют усилий. А это возможно в том числе и потому , что качество связи постоянно растет. В 2018 году Билайн взял курс на мощное усиление и развитие 4G в России. Оператор за год построил 16 000 новых базовых станций , в результате сеть 4G выросла в 1,5 раза. А по итогам первых 10 месяцев 2019 года Билайн сохраняет лидерство среди российских мобильных операторов по скорости роста сети 4G. Это стало результатом реализации самой масштабной в истории компании программы развития сети — всего за последние полтора года Билайн более чем в 2,2 раза увеличил количество базовых станций LTE.

      2019: Дроны

      В конце 2019 года власти решили создать систему для мониторинга полетов дронов , а мы этому даже не удивились. В такие моменты становится ясно , что уходящее десятилетие мы запомним именно развитием технологий. То , что в 2010 году казалось необычным , сейчас стало нашей повседневностью. Теперь дроны делают нам фотографии , снимают фильмы , и ищут потерявшихся людей — поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» уже использует технологию , позволяющую искать пропавших людей , пропуская через самообучающуюся нейронную сеть от Билайна фотографии , сделанные с дронов. Сейчас сеть 4G от Билайн обеспечивает покрытием 85% населения страны. А в Москве 4G обновлена более чем на 95%. При модернизации сети в Лужниках была запущена тестовая зона 5G. Билайн ( ПАО «ВымпелКом») совместно с компанией Huawei , Российским обществом хирургов ( РОХ), Российским обществом эндоскопических хирургов ( РОЭХ) на базе клиники GMS Hospital организовали удаленный консилиум для сопровождения двух операций с использованием медицинского оборудования и сетей 5G. Запуск 5G по России — задача ближайшего будущего.

      За уходящее десятилетие в нашу жизнь плотно вошло множество вещей , без которых теперь сложно представить реальность. Мы , безусловно , стали более зависимы от смартфонов , но это упростило нашу жизнь и освободило время для свершений. Можно пофантазировать , каким будет наше будущее , стоящее на пороге — полетим ли мы на Марс , станут ли наши машины летающими , придумают ли таблетку от всех болезней? Это предстоит выяснить опытным путем , а пока можно вспомнить прошлое и выбрать самое знаковое для вас диджитал-событие «десятых»!

      • Новости компаний

      Эта закладка предназначена для тех наиболее внимательных из вас, кто замечает опечатки, орфографические, пунктуационные и фактические ошибки в наших текстах и хотел бы помочь нам исправить их. Мы заранее благодарим всех, кто вместе с нами стремится улучшить качество наших материалов. Ваша помощь неоценима не только для редакции – она также важна для тех читателей, которые благодаря вам прочтут эти тексты в правильной редакции.

      Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

      Читать еще:  Бизнес-план магазина сумок
      Ссылка на основную публикацию
      Adblock
      detector