Даниил Мишин о том, как он организовал бизнес хостелов в Москве

Даниил Мишин о том, как он организовал бизнес хостелов в Москве

Как в 20 лет создать бизнес с оборотом $2 млн

17 октября состоялось награждение победителей российского этапа Международной молодежной премии в области предпринимательства (GSEA), организованного известным предпринимателем Сергеем Выходцевым совместно с Департаментом науки, промышленной политики и предпринимательства г. Москвы. Глава Департамента Алексей Комиссаров вручил первый приз Даниилу Мишину, не только самому удачливому, но и самому молодому среди финалистовему сейчас 20 лет. Заниматься бизнесом в сфере гостеприимства (а проще говоря, сдавать жилплощадь отдыхающим) он начал в 14 лет в родном Севастополе на Украине, для начала переделав под хостел 2-комнатную квартиру родителей (модный формат хостела подсмотрел за границей). В 16 лет приехал «покорять Москву», да так здесь и обосновался. Сейчас ему принадлежит сеть Bear Hostels из трех хостелов в Москве и еще четыре хостела на Украине.

— Как вам пришла мысль заняться хостелами?

— На Украине эта идея не звучала как что-то экстраординарное, таким бизнесом занято большинство, полно пацанов стоят с табличками на вокзалах и завозят народ в квартиры.

— Но хостел вроде бы не просто квартира. Что это такое в вашем понимании?

— Трудно определить, лично я считаю, что это молодежная гостиница, для которой характерным является многоместное размещение, наличие минимального количества дополнительных сервисов, санузлы и душевые на этаже. Зато проживание сопряжено с большим количеством новых знакомств, в том числе международных. Нас часто покупают не из-за дешевизны или местоположения, а потому что атмосфера правильная, это важно.

— Когда вы решили поехать в Москву?

— В 16 лет, когда экстерном кончил школу и решил поступить в московский ВУЗ. Вместо этого занялся бизнесом. Это в 2008 году было, у вас кризис, у нас, наоборот, успешное начало. Недвижимость очень дешевая была.

— У вас арендованные помещения?

— Да, и тогда удавалось очень хорошо продавливать арендодателей по цене. В кризис мы очень быстро развивались. Я тогда это не полностью понимал, но недвижимости было столько, мама не горюй, и стоила она ничтожно мало.

— И почем вы арендовали первый хостел?

— Это была квартира 120-130 м, мы ее арендовали за 70 000 рублей в месяц, в центре, на Маяковке. Потом, когда рынок начал расти, стало сложнее.

— В Москве не было хостелов на тот момент?

— Их было шесть. Но при въездном потоке иностранцев на тот момент — около 2,5 млн человек — это ничто.

— Неужели никто раньше вас не догадался делать хостелы?

— Ну знаете, мы во многом от Запада отстаем, идеи приходят сюда постепенно. Я приехал, увидел возможность и решил: почему бы и нет.

— На Украине кто у вас основные клиенты? Наши, россияне?

— Знаете, нет. Я открылся на Украине, и вскоре она стала безвизовой для стран Евросоюза, США и других. А потом появилась авиакомпания-дискаунтер, которая стала делать перевозки на Украину из Центральной и Западной Европы. Из Лондона можно реально прилететь за £20.

— В Москву вы приехали с каким-то начальным капиталом?

— Миллион рублей у меня был. В то время этого было достаточно.

— На ремонт стометровой квартиры? Маловато, я сказал бы.

— Ну, конечно, экономили, приходилось креатив включать. Мы первые многоярусные кровати, например, закупили в организации, которая занималась поставками в тюрьмы по госконтракту. Более того, эти кровати были б/у, так что пришлось самим надписи всякие закрашивать.

— Как вы гарантируете, что владелец вас не выгонит из помещения?

— Это типичный риск для проектов в сфере HoReCa. Ну что делать, подстраховываемся долгосрочными договорами аренды, которые подлежат регистрации в Росреестре. Это уже документ, который невозможно игнорировать.

— Ну это еще надо уговорить арендодателя, ему же придется налоги платить.

— А мы никогда недвижку вчерную не брали, нам это не надо. Мы же на упрощенной системе налогообложения с объектом «доходы минус расходы» работаем. Нам выгодно платить аренду вбелую, расходы показывать.

— Кто владельцы Bear Hostels?

— Я, мой брат и два знакомых банкира.

— Сколько у вас сейчас мест в хостелах в Москве?

— 230 мест. Это немного. Мы не стали сильно расширяться по одной причине — хотели как следует разобраться в этом бизнесе. Очень много знаю проектов, которые на волне первого успеха стали тиражироваться и потом разорились. Нам нужно сделать правильную франшизную документацию, прописать все процессы и т. п. В общем, продукт был готов к тиражированию только в сентябре этого года.

По каким признакам вы это определили?

— По невовлеченности себя, это во-первых. У меня наконец-то качественный управленец по Москве, экспат. Во-вторых, по загрузке — я вижу, что она резко возросла, это говорит о прорыве в качестве продукта и о прорыве в маркетинге.

— Как вы продвигаетесь, кстати? Среди иностранцев в основном?

— Нет, у нас 65% клиентов россияне и граждане СНГ.

— Вам удается удерживать формат? Ваши хостелы не превратились в общежития для гастарбайтеров?

— Нам удалось не превратиться в ночлежку, это как раз то, чего мы больше всего боялись с самого начала. Сейчас я вижу, что получился качественно иной продукт. Раньше случались периодически разные проблемы, мне постоянно звонили, теперь этого нет.

— Какие проблемы?

— Если не налажен процесс, персонал не знает, что делать в нештатных ситуациях: когда гость хамит, или кто-то напился, или драка, или не хочет платить. Сейчас мне уже, слава богу, больше года не звонят с такими вопросами. У нас свой ЧОП теперь есть. Две минуты, и они на объекте.

— Для работы хостела нужно какое-то лицензирование?

— Нет, порядок уведомительный.

— Какая у вас выручка?

— В 2012 году планируем выйти на $2 млн.

— Где доходнее бизнес, в России или на Украине?

— В России, конечно. В Москве большой пассажиропоток. Летом у нас самые разные страны и личности, а зимой в основном молодежь приезжает на культурные и спортивные мероприятия, к друзьям, к родителям.

— Сколько у вас стоит место?

— 630 рублей в сутки в Москве.

— Что труднее всего оказалось наладить в этом бизнесе?

— Побороть воровство, причем самих сотрудников. Была большая проблема: около 20% выручки сливали себе в карман некоторые. Мы научились работать с этим, отказались от собственных кассовых аппаратов и поставили терминалы Qiwi, подвязанные к нашей системе автоматизации. Ни один клиент в руки сотруднику деньги не передает, мы это видим по видеокамерам.

— Питание в хостелах ведь у вас есть?

— Да, конечно. Мы сдаем в аренду партнерам площадь под терминалы по продаже горячего питания. Мы зарабатываем с этого, а для клиента это новый сервис, который пользуется большим спросом: за день все съедают подчистую. У нас на территории продается все: и средства гигиены, и трусы, и носки, все что угодно, и все через автоматы. Часть аппаратов пришлось даже самим разрабатывать, для продажи шампуней и зубных щеток, например.

— Эти дополнительные услуги дают большую прибавку к выручке?

— Неплохую, около 30%. Мы же со всего комиссии берем: заказ такси, билет в кино, авиабилет и т. п.

— А рекламируетесь как?

— Сейчас основной источник клиентов — наш сайт. Мы его переделали, 300 000 рублей вложили. Для вас это смешные деньги, наверное.

— Ну отчего же, вовсе нет. Мы не только про олигархов пишем.

— Когда меня спрашивают, зачем вы этим занимаетесь, я отвечаю: «Хочу попасть в десятку Forbes».

Даниил Мишин о том, как он организовал бизнес хостелов в Москве

Даниил Мишин: «Молодым быть не просто. Но всегда можно доказать делом, чего ты стоишь»

Даниил – один из самых молодых успешных предпринимателей. Сейчас ему 19 лет, а его бизнесу – уже 3 года. Путешествуя с родителями по Европе, Даниил обратил внимание на большое количество молодежных хостелов, или мини-гостиниц с размещением по несколько человек в номере. В России на тот момент таких отелей практически не было, и он решил занять эту нишу. О трудностях, с которыми начинающий предприниматель столкнулся, развивая бизнес в Москве, о достижениях за время работы, Даниил рассказал в интервью на портале предпринимателей Smallbusiness.ru.

Я всегда стремился зарабатывать. Когда учился в престижной школе, начал свой первый бизнес. Дети богатых родителей любили дорогие конфеты, но в школьной столовой их не было, и тогда я начал их продавать. Мне было всего 8 лет. Позже давал деньги под проценты одноклассникам. Однажды мы поехали с родителями в Европу, где я узнал, что такое хостелы. У нас была квартира, которая осталась после смерти бабушки. Родители хотели сдавать ее в аренду, но от этого была бы незначительная прибыль. И я предложил им создать хостел. Они поддержали мою идею.

И когда начали бизнес в Москве?

В 16 лет. Я поступил в университет, но не сдал первую сессию. А во время учебы постоянно подрабатывал. Сначала устроился помощником юриста в поликлинике за 6 тыс. рублей в месяц. Старался как-то выживать на эти деньги, а свой «капитал» не трогал. Но постепенно начал тратить отложенные запасы, ушел с работы и устроился в один из московских хостелов управляющим. Проработал там несколько месяцев, изучил «кухню» этого бизнеса изнутри и после этого принял решение открыть свой хостел в Москве.

Читать еще:  Как защитить свою бизнес-идею от воровства

Конкуренция в этом сегменте рынка существенная?

Эта ниша и сейчас не очень занята, поэтому я решил продвигать эту идею.

Начинали один или с партнерами?

У меня есть партнер по бизнесу – мой брат.

Сколько времени ушло на реализацию проекта?

Около месяца. У меня ведь не классический случай: обычно вынашивают идею, прорабатывают ее. У меня же все происходило очень быстро: я не просчитывал риски, я просто шел туда, куда хотелось идти.

И даже бизнес-плана не было?

Ничего. Я что-то прикинул «на салфетке» – и просто начал работать.

Как в таком молодом возрасте удалось создать компанию? Не сталкивались с недоверием взрослых предпринимателей?

Сталкивался. Молодым быть не просто. Но всегда можно доказать делом, чего ты стоишь.

Найти свою нишу – полдела. А где искали клиентов?

Я не отталкиваюсь от теории, потому что по натуре практик. Поэтому понимал, что о нас должны узнать как можно больше людей. Придумывал разные тексты для продвижения нашей идеи. Интернет для этого –лучшая площадка. Сейчас у нас есть свой сайт и страницы в социальных сетях – мы там появились самыми первыми. Также активно работаем с регионами, поддерживаем связь с местными СМИ. Лучше всего идет точечная реклама. Она помогает информированию клиентов. Активно принимаем участие в благотворительности, совместно с общественными организациями и фондами. Также сотрудничаем со спортивными федерациями, ассоциациями, студенческими союзами и региональными компаниями.

То есть сначала Вы утвердились в Москве, а затем вышли в регионы?

Давайте к началу вернемся. Каким был этот «московский этап»?

Открыл первый хостел я сам, на работу никого не принимал, потому что не было бюджета. Я был одновременно и администратором, и управляющим, и охранником, и уборщиком, а также занимался маркетингом и бухгалтерией. Спал урывками. В результате попал в больницу с нервным срывом. Это был для меня урок: бизнес нужно вести планомерно, без надрыва.

Совсем не было средств, чтобы нанять помощника?

Денег тогда катастрофически не хватало. Пришлось даже у знакомых занимать.

Как же Вы вышли из этой ситуации?

Взял деньги в долг. Когда пошла первая прибыль, начал нанимать людей на работу, и постепенно все вошло в норму. Штат увеличивался, а я занимался оперативным управлением. Сейчас моя задача – разработка более серьезных стратегических задач.

Когда оформили компанию юридически?

Как только открыл в Москве первый хостел.

Были ли проблемы на первом этапе, уже после того, как бизнес начал развиваться?

Да нет, бизнес развивался неплохо, и в какой-то момент мы поняли, что благодаря тем объектам, которые мы открыли, достигли потолка, и надо двигаться дальше. Стали работать над новым хостелом. Отрабатывали на нем cистему маркетинга, продаж, PR. Так, постепенно, перешли к сетевому проекту. Весной следующего года планируем открытие еще нескольких объектов. В идеале, все должно сложиться в большую структуру: мы хотим открыть мини-отели в разных городах.

А сколько их работает сейчас?

На данный момент их 4, а весной будут открыты еще 2.

Можете дать напутствие таким же, как Вы, молодым предпринимателям, которые только собираются строить свой бизнес?

Не старайтесь все слишком анализировать, обезопасить себя от рисков, все просчитать… Мне кажется, это не работает. Нужно пробовать и делать, пусть даже и падать, но вставать и идти дальше. Я так понимаю логику любого бизнеса: кто-то хочет что-то продать, а кто-то – купить. По сути, моя концепция бизнеса с 8 лет до сегодняшнего момента не сильно-то изменилась. Как я продавал конфеты одноклассникам, так и продолжаю их продавать.

Сеть хостелов в 20 лет. Как Даниил Мишин строит бизнес по-взрослому

Даниил Мишин влюбился в атмосферу хостела в 11 лет. Вскоре он открыл собственный в родном Севастополе, а через несколько лет развернулся в центре Москвы. Жизнь удалась? Еще нет, считает юноша, построивший миллионный бизнес

Даниил Мишин Возраст: 20 лет Образование: Академия социальных и трудовых отношений (не окончил) За что попал в клуб: за развитие российского рынка хостелов

Подключите воображение. Вам 20 лет, а у вас как будто все уже есть. Пускай не все, но немало: свой бизнес и репутация восходящей звезды. Тяжело не поддаться соблазну уверовать в свою исключительность в таком-то возрасте. Лично я, полагаю, слетел бы с катушек. Но создатель сети хостелов в России и на Украине Даниил Мишин дает понять, что наигрался в игрушки молодых, да ранних. Он не скрывает, что устал повторять журналистам историю своего успеха: первый хостел открыл в 11 лет в Севастополе с $200 в кармане – приехал в бесприютную Москву – увидел нишу – открыл хостел здесь – вошел в раж и добавил к нему еще несколько – в итоге оборот близок $2 млн – вау!

На новом жизненном этапе предприниматель хочет явно большего, чем просто совершенствоваться в пиаре. «Через несколько лет возраст перестанет быть моим главным конкурентным преимуществом, – говорит Мишин. – Надеюсь, тогда его место займет дело, то, чем я занимаюсь».

В понедельник Даниил Мишин проснулся в своем загородном доме от телефонного звонка – последнего из полусотни пропущенных. Часы показывали 10 часов утра. Едва продрав глаза, предприниматель принялся расхаживать по своему загородному дому, не отрывая трубку от уха.

Спал он максимум часов пять, поскольку лег под утро. Думал над проектами. Вечером предыдущего дня Мишин общался с консультантами, но прежде принимал у себя толпу телевизионщиков. Съемка требовалась к завтрашнему эфиру на «Первом канале» – для ток-шоу Андрея Малахова «Пусть говорят». На понедельник у Мишина было назначено десять часовых встреч с подрядчиками и партнерами. Впрочем, на деле переговоры завершились быстрее, так что к 18.00 Даниил уже сидел в «Останкино», играя привычную роль предпринимателя-вундеркинда, «молодого миллионера».

После девяти вечера рабочий день продолжился. По планам предстояло общение с русским Forbes. После интервью ужин до половины второго ночи с друзьями, после которого Даниил на своей Mazda 3 добрался до дома, где еще пару часов возился с документами. Лег в четыре.

«В своей жизни я больше всего боюсь двух вещей – сойти с ума и не состояться», – с сходу заявляет мне человек, на два часа опоздавший на встречу. Бледное лицо Даниила Мишина выражает напряжение и усталость. Уже четверг. Сразу видно – выдалась тяжелая неделя. А может, самая обычная.

Привычку много работать Даниил усвоил еще совсем ребенком. Приблизительно с тех самых пор, как открыл для себя новый мир, определивший его жизнь на годы вперед. Хостел – впервые в этом спартанском месте 11-летнему Мишину довелось переночевать в Берлине, где он отдыхал вместе с родителями. Вероятнее всего, это был стандартный постоялый двор в европейском духе – с лепниной на фасаде и подобием коммуналки внутри, где с двухъярусных кроватей свисали ряды волосатых ног. Но юный Даниил был очарован. Повсюду сновали студенты, одетые словно бродяги, мирно беседуя друг с другом на множестве языков. Такого в Севастополе точно не было.

Вскоре Даниил уже энергично наводил порядок в трехкомнатной квартире, оставленной покойной бабушкой. Кровати ему наспех сколотили матросы Черноморского флота из запасенной древесины. Через подругу мамы, промышлявшую челночным бизнесом, он закупил комплекты постельного белья. На все про все ушло $200, то есть весь капитал, заработанный на летних каникулах. Это был первый из четырех хостелов, впоследствии запущенных Мишиным в своем родном городе.

Глубже понять, как устроена сфера гостеприимства, помогло знакомство с предприимчивым норвежцем, обосновавшимся в Киеве. Тот научил подростка навыкам работы в интернете, премудростям системы бронирования, но главное – заразил его искренним желанием плясать под дудку клиента, потакать его прихотям.

«Я ему понравился, потому что был 12-летним дерзким пацаном, приехавшим и потребовавшим: Учи!»

– вспоминает Мишин. Конечно, благотворительностью здесь и не пахло. Достаточно сказать, что юный практикант не получал денег за свой детский труд в хостеле, название которого уже успеть забыть. Зато предприниматель помнит точное число хостелов в Москве, когда он приехал сюда несколько лет спустя – шест! На таком рынке было где разгуляться.

Проживание в одной комнате шести, десяти, а то и больше людей не имело ничего общего ни с общежитием, ни с резиновыми квартирами для гастарбайтеров, ни тем более с апартаментами, в избытке представленными в столице по куда более высокой цене. В этом и состояло главное отличие хостела – сочетание дешевизны и приемлемого сервиса гостиничного уровня, столь важного для туриста. Из чего складывался этот сервис? Из возможности бронирования на международных сайтах вроде Booking.com, приличного ремонта, свежего белья, уборки, гостевых компьютеров, дружелюбного персонала, владеющего английским. Перед гостиницей, в свою очередь, хостел имел преимущество иного рода – раскрепощенный дух молодежного братства, так полюбившийся Даниилу в Берлине.

Читать еще:  Как решать нестандартные бизнес-задачи

Мишин уговорил родного брата, жившего в столице, поровну вложиться в стоящее дело. Вскоре на Тверской-Ямской открылся первый хостел Мишиных на 28 мест – «Олимпия», потребовавший миллион рублей. Второй хостел под тем же названием появился через три месяца неподалеку от первого. Проживание в обоих стоило 450 рублей в сутки, что было фантастикой, учитывая шаговую доступность Красной площади. Стоило Мишину заявить о себе в сети, как вскоре у него уже не было отбоя от клиентов.

Через полтора года владельцам поступило предложение, от которого те не смогли отказаться – бизнес был выгодно продан покупателям из Сочи.

У меня всегда все было просто

Впрочем, с растущего рынка братья Мишины и не думали уходить. Деньги от продажи были инвестированы в новую сеть дешевых мини-гостиниц, самонадеянно пообещавших «качество пятизвездочного отеля по цене общежития». В центре открылись три хостела под вывеской Bear Hostels в общей сложности на 240 мест. В них клиентам предлагались всякие приятные, но не слишком затратные мелочи: бесплатный wi-fi, спутниковое телевидение в общей зоне, кухня и индивидуальные комплекты, в которые, например, входили беруши, зубные щетки и тапочки. Стоимость удовольствия, если вы только были согласны ночевать в одной комнате с другими пятнадцатью постояльцами, как и прежде, начиналась от 450 рублей за сутки. При этом Мишин поработал с ценообразованием, сделав его более гибким – в зависимости от раннего или позднего бронирования и текущего количества свободных мест. Он также увеличил продажи за счет дополнительных услуг – помощи в оформлении приглашения, аренды машины, покупки билетов, трансфера, экскурсий. А еще расширил целевую аудиторию, выйдя на корпоративного клиента, отправляющего сотрудников в Москву на «конференции, переговоры, политические съезды и спортивные мероприятия».

При средних сроках окупаемости московских хостелов, от 2 до 5 лет, точки Bear Hostels справлялись с этой задачей заметно быстрее. За прошлый год сеть выручила $1 млн, в этом, прогнозирует Мишин, будет вдвое больше. Ранее он оценивал рентабельность продаж в 50%, но, по собственному признанию, погорячился. Скорее она ближе к 30%, что в любом случае очень и очень заманчиво.

Успехи Мишина и низкий порог входа в бизнес – ведь при желании можно превратить в хостел все, что угодно, не исключая двушку в хрущевке, – раззадорили конкурентов. Теперь хостелов в Москве около 80, хотя Даниил не готов поручиться за их жизнеспособность: «Открывается 30 хостелов, закрывается 20». Почему так? «Высокие издержки – люди плохо считают свою экономику», – рассуждает Мишин.

Сам он, однако, еще недавно вел себя не лучше. «Я никогда просто не считал свой бизнес как экономику, – откровенничал предприниматель в радиоэфире Finam FM. – У меня всегда все было просто: если покупают, значит, надо продавать. Если много покупают, цену можно повышать, мало – понижать». Даниил сыпал фразами о том, как важно не зацикливаться на издержках – на фоне гостиниц, считавших каждый сантиметр туалетной бумаги и грамм жидкого мыла, они звучали свежо. Ведь в отличие от большинства конкурентов Bear Hostels продавал не койко-место, а веселую атмосферу интернациональной тусовки. Правильная идея, казалось, сама по себе будет притягивать деньги.

За последний год – а в понимании Даниила это вечность – романтика уступила место трезвому расчету. Значение издержек резко повысилось, так же как и понимание практической пользы от их систематического сокращения. «Я расту», – глубокомысленно замечает Мишин. Молодой человек, закончивший школу экстерном (чтобы не отвлекала от работы), теперь много читает. «Это вещь, от которой меня ничто не заставит отказаться – ни женщина в постели, ни ночной клуб», – твердо заявляет он. Хостельер поглощает книги по маркетингу, стратегии, тайм-менеджменту. Впрочем, ни одна из них не перевернула сознание Даниила так, как «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд.

Для Мишина фокус смещается в сторону саморазвития. Он больше следует внутренним целям и меньше стремится покорить всех вокруг. Предприниматель отмахивается от тщеславных выходок своей юности вроде «официальной странички» в интернете со ссылками на многочисленные интервью и подробной биографией от первого лица, которую венчают планы на будущее – «создать крупнейший холдинг хостелов в мире».

Одно время Даниил активно консультировал, делился секретами мастерства. По его словам, фирма «Медвежий консалт» успела обслужить три десятка клиентов и открыть несколько объектов под ключ. Но подобное занятие уже не вызывает былого энтузиазма. «Сейчас это наименее приоритетная работа», – отрезает он. Ему нет дела до им же созданной ассоциации «Союз хостелов». Мишин вышел из нее через неделю после основания: «Я не общественник, просто не мой путь». Даниилу интереснее двигать не отрасль, а идею предпринимательства. Он запустил шоу «Мама, я босс!» на спутниковом телеканале «Успех», в которой в качестве ведущего принимает в гостях молодых бизнесменов.

Сам Мишин метит в серийные предприниматели – эти редкие для России люди придумывают и реализуют бизнесы в режиме нон-стоп. Одновременно он мечтает стать выдающимся менеджером, подлинным мастером делового администрирования. Обе стези уживаются в голове Даниила в причудливом альянсе.

На собственно хостелы с некоторых пор Мишин тратит не больше пяти часов в неделю. С хозяйством справляются ассистент, руководитель отдела продаж и управляющий-египтянин, с которым предприниматель однажды познакомился на курорте. «Египтяне прекрасно умеют делать гостиничный бизнес», – поясняет Мишин сделанный выбор.

Свободное время открыло пространство для новых маневров в бизнесе. По вечерам – что для Даниила зачастую глубокая ночь – он включает в своем кабинете классическую музыку и размышляет, в надежде нащупать какую-нибудь прорывную идею. Самые удачные мысли приходят к нему, когда он «сознательно занимается процессом мышления».

Сейчас Мишин погружен в разработку концепции продукта, про который предпочитает говорить загадками: «Нечто такое, чего больше всего не хватает в российской HoReCa». Что бы это ни было, его запуск будет не таким, как раньше. Сначала скрупулезные подсчеты, отработка технологии, и только затем тиражирование. Мишин рассчитывает, что интенсивная работа над ошибками до их умножения в масштабах федеральной сети к 2018 году сделает компанию одним из самых крупных и успешных игроков на профильном и ряде смежных рынков.

«Раньше было много вопросов о будущем, которые следовало себе задать, затевая бизнес. Но я их не задавал, просто зажмуривал глаза», – говорит Даниил. Возможно, он вел себя как ребенок. В двадцать лет такое уже не к лицу.

Даниил Мишин: «Мини-отели и хостелы в жилом фонде – единственная возможность бюджетного размещения в центре Москвы»

Даниил Мишин (фото), управляющий партнер сети хостелов Bear Hostels, рассказал в интервью H&R о том, как приживается новый вид размещения в Москве и почему он так необходим столице.

– Даниил, давайте для начала уточним, что такое хостел, чем он отличается от гостиницы и общежития. Ведь четкого определения в законодательстве нет, и в итоге этим словом называют самые разные средства размещения.

– Хостел – бюджетное средство размещения, часто он расположен в жилых домах, предполагает многоместные номера, в них размещается больше двух гостей. Хостел предлагает особую атмосферу: человек, который едет туда, понимает, что он с кем-то познакомиться, обязательно будет общаться. Не случайно хостелы, как правило, выбирают молодые люди, студенты.

– Какие услуги должны предоставлять хостелы – расскажите на примере вашей сети.

– Bear Hostels изначально ставила себе цель предвосхищать ожидания гостей. А какие были ожидания три года назад, когда мы начинали? Человек, который предполагал разместиться в Москве за 500 рублей, представлял себе грязное общежитие с гастарбайтерами на соседних койках. И очень удивлялся, когда видел достойные интерьеры, чистоту, порядок.

Сейчас мы предоставляем такие услуги: бесплатный Wi-Fi, спутниковое телевидение, DVD, полностью оборудованная гостевая кухня, в некоторых хостелах есть сауна. Гости могут воспользоваться факсом, сканером, принтером. Есть небольшая библиотека, мини-бар, чай и кофе предлагаются бесплатно, продаются замороженные продукты.

– Где расположены ваши хостелы?

– В Украине – в Севастополе, Балаклаве. И в Москве: возле метро «Парк культуры», «Смоленская», «Маяковская». Сейчас мы уже начали ремонт в помещении будущего четвертого хостела. Почти все московские хостелы размещены в жилом фонде, это несколько квартир или целый этаж. Мы – самая крупная сеть хостелов в Москве: 147 мест. Планируем открыть еще несколько хостелов в столице. Нас интересуют и регионы: Нижний Новгород, Казань, Ростов-на-Дону. Есть планы поработать в Киеве, мы планируем развивать сеть в СНГ.

– Получается, открыть бюджетную гостиницу в центре Москвы почти невозможно, а хостел проще?

– Застройка города такова, что открыть гостиницу в центре действительно очень сложно, разве что супер-бренд. Чтобы создавать бюджетное размещение, нужно открывать мини-отели, хостелы в рамках жилого фонда. Такие возможности в Москве, на мой взгляд, есть.

– Слово «хостел» многих пугает. Когда вы говорили, что многие ваши гости морально были готовы увидеть обшарпанное общежитие, я подумала, что – да, так и есть. Как решаете проблему создания положительного имиджа?

– Для этого мы сотрудничаем со средствами массовой информации, ищем поддержки в общественных организациях. Bear Hostels, например, вступила в Российский союз туриндустрии. В основном, сложности с российскими клиентами: иностранцы хостелов меньше боятся.

Читать еще:  Перепелиный бизнес: высокие обороты и быстрая окупаемость

– Из этого следует, что среди ваших гостей преобладают иностранцы?

– Высокий сезон у нас с мая по сентябрь, загрузка в это время год назад была 84%. И в это время приезжают, главным образом, иностранцы – туристы, которые хотят посмотреть Москву. В структуре летних гостей их – 75%. С ноября по апрель туристов меньше, у нас в это время селятся, в основном, командированные из регионов. В году загрузка не падает ниже точки безубыточности, это для хостела 30%.

– Предпринимаете ли какие-то меры, чтобы лучше «грузиться» зимой?

– Сейчас работаем над специальным зимним пакетом: 7-8-дневный тур с посещением заснеженной Москвы, на мой взгляд, мог бы привлечь туристов из стран юга Европы. Туристами из российских регионов тоже активно занимаемся, сотрудничаем с региональными СМИ, привлекаем клиентов через социальные сети, блогосферу. Готовимся запустить единый центр бронирования.

Чтобы кардинально решить задачу привлечения российских гостей, нужно и в самом деле работать над имиджем. Проблему усугубляет и то, что законодательно проблема хостелов не решена, нет юридического определения этого понятия. Любое непрезентабельное общежитие может повесить на фасаде вывеску «хостел», и никому за это ничего не будет, если не считать дискредитации нормальных хостелов.

– А как вы решаете проблемы с регистрацией ваших гостей?

– Никак им помочь не можем. Сами ходят на почту и регистрируются, тратят на это время, вместо того, чтобы смотреть Москву. Дорогие визы, непонятная процедура регистрации – все это отпугивает иностранных туристов. Столица и Россия в целом теряют самую путешествующую аудиторию – молодых людей из стран Евросоюза. Они ведь решение о поездке принимают как? Садятся накануне выходных и прикидывают: а куда бы нам слетать? Разве можно так в одночасье принять решение о поездке в Россию? А виза? А дорогое размещение? Когда Украина в одностороннем порядке отменила визы, туризм в страну стал расти огромными темпами. Тут же появилось множество бюджетных рейсов, сейчас из многих городов Европы в Украину можно прилететь за 30 евро.

– Про кадры хотела у вас спросить. Кто в хостелах работает?

– Работают студенты, которым нужна подработка. Поначалу с ними было очень тяжело. Я вообще не мог понять, как их контролировать, как с ними работать? Потом стало понятно, чему их учить, как проверять. Поняли, что нужно расписать каждый шаг, сделали очень хорошие инструкции, наглядные пособия для администратора – на все случаи жизни: как заселять, как организовывать экскурсии и т. д. Ошибки все равно есть, но сейчас у нас очень хорошая команда менеджеров, которые ведут обучение и контролируют работу. В каждом хостеле работает администратор, горничные и менеджер. Менеджер отвечает и за обстановку в хостеле: помогает наладить общение, устраивает игры, соревнования, следит, чтобы ночью никто никому не мешал.

– Даниил, скажите, а как вам пришла идея заняться таким бизнесом?

– Мы с родителями поехали в отпуск в Европу, когда возвращались домой, опоздали на стыковочный поезд Берлин – Варшава. Надо было где-то переночевать в Берлине, а денег уже мало оставалось, все-таки конец отпуска. Нашли какой-то хостел, приехали испуганные, как, бывает, и к нам сейчас люди приезжают, не знали, чего ждать. Все было очень прилично, в центре Берлина, с видом на Бранденбургские ворота. Вокруг иностранцы, мы так хорошо с ними общались. Потом нам досталась в наследство квартира в Севастополе, и я решил сделать из нее хостел. В свой первый хостел инвестировал всего лишь 100 долларов. Родители заняты, на работе, а у меня были каникулы, я этим активно занимался, потом увлекся и – стал открывать хостелы один за другим в Украине, позже переехал в Москву и продолжил здесь. За несколько лет мне это занятие не надоело, наоборот, становится все интереснее…

Мишкин дом

Предприниматель из Севастополя Даниил Мишин к 20 годам создал сеть хостелов Bear Hostel. В Москве и на Украине уже работает семь мини-отелей, рассчитанных на молодую аудиторию. Мишин планирует отдать часть бизнеса на аутсорсинг и развивать сеть в регионах.

Опоздав на поезд Берлин — Варшава, семья 11-летнего севастопольца Даниила Мишина задержалась в Берлине с 20 евро на троих. О том, чтобы снять номер в гостинице, не было и речи, а знакомых в немецкой столице у Мишиных не оказалось. Денег хватило только на три кровати в городском хостеле.

Когда Даниил вернулся в родной Севастополь, у него родилась идея создать на Украине мини-отель по европейскому образцу. Мальчик убедил родителей отдать в его распоряжение квартиру бабушки, где спустя несколько месяцев, ушедших на отделку помещения силами школьных товарищей, появился первый в Севастополе хостел. За четыре теплых месяца дело юного бизнесмена принесло 10 тыс. долл., и Мишин с друзьями посчитали, что этих денег хватит на открытие еще нескольких хостелов.

Окончив экстерном школу, Даниил решил поступать в филиал Московской академии труда и социальных отношений в Севастополе. Однако, погостив у брата в Москве, остался в российской столице≈— договорился о переводе в вузе и устроился работать управляющим в хостел Yellow Blue Bus. Разобравшись со спецификой работы мини-гостиниц для экономных туристов на московском рынке, Мишин открыл в столице собственный хостел на 28 мест и назвал его «Олимпия» (символом стал олимпийский мишка). Первый проект обошелся юному предпринимателю в 1,5 млн руб. — на него пошли деньги, вырученные от работы украин­ского хостела, часть расходов взял на себя брат Даниила. Предприниматели старались максимально экономить — купили кровати через компанию, поставлявшую мебель в тюрьмы по госконтракту, и списанное на украинской железной дороге постельное белье. Отбить деньги, вложенные в «Олимпию-1», удалось за три месяца, в этом же году в соседнем доме Мишин открыл еще один хостел, уже на 30 гостей.

Когда обе «Олимпии» стали приносить прибыль, предприниматель продал компанию и под брендом Bear Hostel открыл новую сеть. В конце 2010 года заработала первая мини-гостиница на «Смоленской» (новый объект с улучшенным ремонтом и мебелью обошелся в 3 млн руб.). Бизнес Мишина заинтересовал нескольких банкиров, и они вложили в компанию более 30 млн руб. (к концу 2012 года инвесторы вышли из проекта). На эти деньги предприниматель открыл хостелы на «Арбат­ской» и «Маяковской».

«Наш основной клиент — парень или девушка 17—25 лет, приехавшие в Москву и независимо от цели своего путешествия не желающие переплачивать за место в гостинице, предпочитая потратить деньги на более приятные вещи», — рассказывает Даниил Мишин. В среднем остановиться на сутки в одном из хостелов Bear Hostel стоит чуть больше 700 руб. В стоимость услуг входит место в комнате (в Bear Hostels есть номера от двух до 16 мест), доступ к Wi-Fi, ТВ, игровые приставки, кухня и сейф. По словам предпринимателя, завышать стоимость услуг он не собирается — ежегодная индексация цен в Bear Hostel не превышала 3—4%.

Сегодня сеть объединяет четыре хостела в России (три в Москве, один в Перми) и четыре на Украине. Более 70% фонда Bear Hostel — арендованные площади. Г-н Мишин планирует открыть до конца года еще несколько 3-звездочных отелей, а также хостелы в регионах, сознательно не выходя на рынок Санкт-Петербурга из-за его насыщенности. Предприниматель делает ставку на аутсорсинговую модель бизнеса: организация питания гостей, продажа туристических путевок, а также бухгалтерия и финучет делегированы партнерам.

В прошлом году выручка компании составила более 65 млн руб., в этом году средний чек (чек зависит от числа туристов в группе и дней ее проживания) достиг 3,4 тыс. руб.

В ближайших планах Даниила Мишина помимо выхода в регионы и в сегмент бюджетных отелей строительство придорожных жилых комплексов вдоль главных российских трасс, а также развитие сети дешевых общежитий (от 300 руб. за ночь) специально для рабочих в Москве. Новые проекты он планирует реализовать на собственные деньги, не привлекая новых инвесторов.

Конкуренты Bear Hostel не считают историю успеха Мишина уникальной. Владелец сети PS hostels (объединяет семь хостелов) Арик Погосян рассказывает, что выход компании в регионы, на что нацелен Мишин, будет сопряжен с «безликостью» каждой новой точки. «Если комнаты будут оборудованы одинаково и все услуги будут стандартизированы (это необходимо, если хозяин находится в другом регионе), то теряется изюминка бренда, — говорит он. — Мы идем другим путем: каждый хостел у нас сделан в собственном стиле, главное лицо в нем — администратор. Мы, если будем расширяться, будем сохранять дух каждого хостела».

Анна Пульчева, основательница сети хостелов «Нарния» (четыре хостела в Санкт-Петербурге, три хостела в Москве), делает ставку на расширение присутствия за счет партнерских программ. «Мы подписываем партнерский договор о разделении прибыли 50/50, наша компания фактически предоставляет услуги по управлению, — поясняет Анна. — Сейчас мы пересматриваем модель — возникали сложности с взаиморасчетом, да и парт­неры хотят иметь больше влияния на бизнес».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector