Второй дом за миллион: кто зарабатывает на обучении мигрантов

Второй дом за миллион: кто зарабатывает на обучении мигрантов

Второй дом за миллион: кто зарабатывает на обучении мигрантов

Штаб-квартира московской компании «Второй дом» чем-то напоминает биржевой зал в разгар торгов. Сотрудники беспрерывно звонят по телефонам, следят за мониторами компьютеров, передают друг другу документы и распечатки. «У меня немало друзей-бизнесменов. Один говорит — закрываю магазин, другой — сокращаю персонал, третий — пропал драйв, — рассказывает гендиректор и владелец «Второго дома» Андрей Шешенин. — А мы едва успеваем в своих офисах новые столы ставить».

Не так давно Шешенин подбирал топ-менеджеров для Альфа-Банка, Allianz, Ritzio Group, «Русгидро», «Евраза», «Донстроя», «Евросети». Теперь он организует обучение и тестирование трудовых мигрантов. На открытие «Второго дома» бывший хедхантер потратил 1 млн рублей. За полгода выручка компании составила почти 95 млн рублей. С 1 января 2015 года иностранцы, желающие получить в России вид на жительство, разрешение на работу или трудовой патент, должны сдать экзамен и получить сертификат о владении русским языком и знании истории и законодательства Российской Федерации. Разрешения к тому же будут заменяться патентами, оформлять которые теперь обязан мигрант, а не работодатель. Но без сертификата о тестировании ни патент, ни разрешение не действительны.

В прошлом году, по данным Пограничной службы, в Россию из стран СНГ прибыло 21,6 млн человек. Из них 3 млн по служебным и 17 млн по частным делам, но в реальности — на заработки. В этом году число мигрантов, предположительно, может вырасти на 15–20%. Трудовых патентов в России (а значит, и сертификатов) пока выдано немногим более 1 млн. Потенциальный спрос на услуги тестирования огромен, этот рынок только формируется. И «Второй дом» — уже самый заметный игрок, развивающийся по сетевой схеме: 31 представительство в городах России плюс офис в Таджикистане.

«Executive search я занимался более 10 лет и достиг предела», — объясняет Андрей Шешенин.

В 2007 году выручка созданного им агентства RosExecutive превышала 30 млн рублей. Экономический кризис больно ударил по рынку хедхантинга. Сильнейшие устояли, середняки с трудом восстанавливались. В 2012 году RosExecutive выполнило заказов менее чем на 15 млн рублей. Его основатель начал сотрудничать как консультант с одним из клиентов — группой компаний ОМС (комплексное обслуживание торговых и бизнес-центров, корпоративных офисов и автопарков, розничных и ресторанных сетей и т. д.)

Поскольку ОМС нанимала в том числе и мигрантов, Шешенин предложил внедрить схему, которая позволила бы получать максимальную выгоду на этом рынке трудовых ресурсов после грядущих изменений — отмены квот и распространения патентов. Мигранту выдают микрокредит — «подъемные» для переезда, помогают оформить нужные документы, обеспечивают его мобильной связью и местом в общежитии, обучают при необходимости и устраивают на работу. Кредит он закрывает из своей зарплаты.

«Идея была интересной, но в конечном счете мы решили, что ОМС этим заниматься не целесообразно, — комментирует Максим Красников, директор по организационному развитию ОМС. — Нам проще привлекать тех, кто уже имеет на руках патент со всеми сопутствующими документами». Тогда Шешенин договорился с ОМС о том, что, закрывая проект, заберет юрлицо с лицензией на образовательные услуги и аккредитацией при вузе, уполномоченном готовить и проверять тесты для мигрантов. Партнерство он предложил своей бывшей коллеге по RosExecutive Ирине Матвеевой, работавшей в Mirax Group и «Мегафоне» и знающей специфику трудовой миграции: она подбирала сотрудников для распределительных центров X5 Retail Group.

Андрей Шешенин задумал строить новый бизнес одновременно на услугах тестирования и подбора персонала. Хедхантинг он фактически забросил (RosExecutive еще существует, но с осени 2014 года выполнило всего три заказа). В январе 2015 года открылся первый офис «Второго дома» — в Екатеринбурге. Хотя почти половина мигрантов ищет работу в Москве и Подмосковье, в столичном регионе слишком высока конкуренция, в том числе со стороны государственного Миграционного центра города Москвы и подмосковного Единого миграционного центра.

В час ночи после открытия в Екатеринбурге представитель «Второго дома» принял заказ — нужно обучить и протестировать 10 человек. В Твери в первый день тестирование прошли 20 мигрантов, на следующий записались 80 человек, а пришло вдвое больше.

«Лишь спустя три месяца мы смогли более-менее свободно вздохнуть», — описывает Андрей Шешенин запуск проекта.

Открытием новых офисов сейчас занимаются шесть менеджеров. Масштаб работ вырос на порядки. За июнь услугами «Второго дома» воспользовалось около 6500 мигрантов, у компании появился учебно-оценочный центр в Душанбе.

Гендиректору «Второго дома» подчиняются региональные директора, имеющие долю в прибыли и контролирующие директоров отдельных офисов. Преподаватели и экзаменаторы подбираются среди местных специалистов. Региональный офис окупается в среднем за два месяца. Тестирование, в зависимости от региона, стоит 3000–6000 рублей с человека. Обучение — лекции, практикумы, аудиокурсы — бесплатно. Для сравнения: «Московский центр тестирования ЕВРАЗ» просит 4900 рублей за тестирование и 750 рублей за академический час подготовки к экзамену.

По словам Ирины Матвеевой, операционного директора «Второго дома», расходы на обучение составляют 22% от выручки компании, зато дают сильное преимущество. Андрей Шешенин добавляет, что в крайнем случае компания идет на демпинг, чтобы потеснить конкурентов. Центров тестирования по России открылось несколько сотен (все аккредитованы при каком-либо уполномоченном вузе — МГУ, РУДН, Государственном институте русского языка им. Пушкина, СПбГУ или Тихоокеанском университете). Подавляющее большинство ограничивается одной точкой. «Многие новички демпингуют, и это расшатывает рынок данных услуг», — сожалеет Гайк Трунян, директор НОУ ДО «Мир без границ». Миграционным консалтингом он занимается с 2004 года, а в прошлом году начал создавать сеть учебных центров. Сейчас у «Мира без границ» четыре центра в Ростове-на-Дону, один в Москве и семь в других городах, от Воронежа до Сочи. «Второй дом» — коммерческий проект, им важен поток, обороты, поэтому с ними трудно конкурировать», — замечает Трунян.

Шешенин и Матвеева уверяют, что помнят о социальной составляющей сервиса для мигрантов. К примеру, кол-центр «Второго дома» круглосуточно готов оказывать им юридическую помощь. В планах — создание социальной сети. Для мигрантов-таджиков издается газета «Вахдат». «Второй дом» уже обучил и протестировал более 30 000 человек. Базу их контактных данных Андрей Шешенин называет своим главным ресурсом. На долю заказов по подбору персонала пока приходится 7% дохода компании. Гендиректор «Второго дома» хочет за год-два поднять ее до 50% и уже намечает новые точки прибыли: «Мы готовы продавать в своих офисах страховку, распространять тарифы сотовых операторов. В отличие от executive search предела здесь я пока не вижу».

Второй дом за миллион: кто зарабатывает на обучении мигрантов

Штаб-квартира московской компании «Второй дом» чем-то напоминает биржевой зал в разгар торгов. Сотрудники беспрерывно звонят по телефонам, следят за мониторами компьютеров, передают друг другу документы и распечатки. «У меня немало друзей-бизнесменов. Один говорит — закрываю магазин, другой — сокращаю персонал, третий — пропал драйв, — рассказывает гендиректор и владелец «Второго дома» Андрей Шешенин. — А мы едва успеваем в своих офисах новые столы ставить».

Не так давно Шешенин подбирал топ-менеджеров для Альфа-Банка, Allianz, Ritzio Group, «Русгидро», «Евраза», «Донстроя», «Евросети». Теперь он организует обучение и тестирование трудовых мигрантов. На открытие «Второго дома» бывший хедхантер потратил 1 млн рублей. За полгода выручка компании составила почти 95 млн рублей. С 1 января 2015 года иностранцы, желающие получить в России вид на жительство, разрешение на работу или трудовой патент, должны сдать экзамен и получить сертификат о владении русским языком и знании истории и законодательства Российской Федерации. Разрешения к тому же будут заменяться патентами, оформлять которые теперь обязан мигрант, а не работодатель. Но без сертификата о тестировании ни патент, ни разрешение не действительны.

В прошлом году, по данным Пограничной службы, в Россию из стран СНГ прибыло 21,6 млн человек. Из них 3 млн по служебным и 17 млн по частным делам, но в реальности — на заработки. В этом году число мигрантов, предположительно, может вырасти на 15–20%. Трудовых патентов в России (а значит, и сертификатов) пока выдано немногим более 1 млн. Потенциальный спрос на услуги тестирования огромен, этот рынок только формируется. И «Второй дом» — уже самый заметный игрок, развивающийся по сетевой схеме: 31 представительство в городах России плюс офис в Таджикистане.

«Executive search я занимался более 10 лет и достиг предела», — объясняет Андрей Шешенин.

В 2007 году выручка созданного им агентства RosExecutive превышала 30 млн рублей. Экономический кризис больно ударил по рынку хедхантинга. Сильнейшие устояли, середняки с трудом восстанавливались. В 2012 году RosExecutive выполнило заказов менее чем на 15 млн рублей. Его основатель начал сотрудничать как консультант с одним из клиентов — группой компаний ОМС (комплексное обслуживание торговых и бизнес-центров, корпоративных офисов и автопарков, розничных и ресторанных сетей и т. д.)

Поскольку ОМС нанимала в том числе и мигрантов, Шешенин предложил внедрить схему, которая позволила бы получать максимальную выгоду на этом рынке трудовых ресурсов после грядущих изменений — отмены квот и распространения патентов. Мигранту выдают микрокредит — «подъемные» для переезда, помогают оформить нужные документы, обеспечивают его мобильной связью и местом в общежитии, обучают при необходимости и устраивают на работу. Кредит он закрывает из своей зарплаты.

«Идея была интересной, но в конечном счете мы решили, что ОМС этим заниматься не целесообразно, — комментирует Максим Красников, директор по организационному развитию ОМС. — Нам проще привлекать тех, кто уже имеет на руках патент со всеми сопутствующими документами». Тогда Шешенин договорился с ОМС о том, что, закрывая проект, заберет юрлицо с лицензией на образовательные услуги и аккредитацией при вузе, уполномоченном готовить и проверять тесты для мигрантов. Партнерство он предложил своей бывшей коллеге по RosExecutive Ирине Матвеевой, работавшей в Mirax Group и «Мегафоне» и знающей специфику трудовой миграции: она подбирала сотрудников для распределительных центров X5 Retail Group.

Андрей Шешенин задумал строить новый бизнес одновременно на услугах тестирования и подбора персонала. Хедхантинг он фактически забросил (RosExecutive еще существует, но с осени 2014 года выполнило всего три заказа). В январе 2015 года открылся первый офис «Второго дома» — в Екатеринбурге. Хотя почти половина мигрантов ищет работу в Москве и Подмосковье, в столичном регионе слишком высока конкуренция, в том числе со стороны государственного Миграционного центра города Москвы и подмосковного Единого миграционного центра.

Читать еще:  Как заработать на недвижимости, имея немного денег?

В час ночи после открытия в Екатеринбурге представитель «Второго дома» принял заказ — нужно обучить и протестировать 10 человек. В Твери в первый день тестирование прошли 20 мигрантов, на следующий записались 80 человек, а пришло вдвое больше.

«Лишь спустя три месяца мы смогли более-менее свободно вздохнуть», — описывает Андрей Шешенин запуск проекта.

Открытием новых офисов сейчас занимаются шесть менеджеров. Масштаб работ вырос на порядки. За июнь услугами «Второго дома» воспользовалось около 6500 мигрантов, у компании появился учебно-оценочный центр в Душанбе.

Гендиректору «Второго дома» подчиняются региональные директора, имеющие долю в прибыли и контролирующие директоров отдельных офисов. Преподаватели и экзаменаторы подбираются среди местных специалистов. Региональный офис окупается в среднем за два месяца. Тестирование, в зависимости от региона, стоит 3000–6000 рублей с человека. Обучение — лекции, практикумы, аудиокурсы — бесплатно. Для сравнения: «Московский центр тестирования ЕВРАЗ» просит 4900 рублей за тестирование и 750 рублей за академический час подготовки к экзамену.

По словам Ирины Матвеевой, операционного директора «Второго дома», расходы на обучение составляют 22% от выручки компании, зато дают сильное преимущество. Андрей Шешенин добавляет, что в крайнем случае компания идет на демпинг, чтобы потеснить конкурентов. Центров тестирования по России открылось несколько сотен (все аккредитованы при каком-либо уполномоченном вузе — МГУ, РУДН, Государственном институте русского языка им. Пушкина, СПбГУ или Тихоокеанском университете). Подавляющее большинство ограничивается одной точкой. «Многие новички демпингуют, и это расшатывает рынок данных услуг», — сожалеет Гайк Трунян, директор НОУ ДО «Мир без границ». Миграционным консалтингом он занимается с 2004 года, а в прошлом году начал создавать сеть учебных центров. Сейчас у «Мира без границ» четыре центра в Ростове-на-Дону, один в Москве и семь в других городах, от Воронежа до Сочи. «Второй дом» — коммерческий проект, им важен поток, обороты, поэтому с ними трудно конкурировать», — замечает Трунян.

Шешенин и Матвеева уверяют, что помнят о социальной составляющей сервиса для мигрантов. К примеру, кол-центр «Второго дома» круглосуточно готов оказывать им юридическую помощь. В планах — создание социальной сети. Для мигрантов-таджиков издается газета «Вахдат». «Второй дом» уже обучил и протестировал более 30 000 человек. Базу их контактных данных Андрей Шешенин называет своим главным ресурсом. На долю заказов по подбору персонала пока приходится 7% дохода компании. Гендиректор «Второго дома» хочет за год-два поднять ее до 50% и уже намечает новые точки прибыли: «Мы готовы продавать в своих офисах страховку, распространять тарифы сотовых операторов. В отличие от executive search предела здесь я пока не вижу».

Как зарабатывают на мигрантах владельцы «резиновых» квартир

После скандальной потасовки на Матвеевском рынке, где торговцы пробили череп полицейскому, столичные власти активно потрошат незаконную миграцию. Счет задержанным гастарбайтерам пошел на тысячи. Досталось и тем, кто поселил у себя нелегалов: каждый день полиция ловит 3 – 5 хозяев «резиновых» квартир. Кто эти люди, пытающиеся заработать на приезжих?

«У НАС НЕ ПРИНЯТО ОТКАЗЫВАТЬ РОДНЕ»

10 августа полиция столичного района Ново- Косино задержала очередную москвичку, организовавшую «резиновую» квартиру. На счету Раили Егорочкиной 54 «одомашненных» гастарбайтера.

Сейчас 33-летняя горожанка находится под подпиской о невыезде. За организацию незаконной миграции ей грозит штраф в 300 тысяч рублей.

Панельная многоэтажка на Суздальской улице унылого коричневого цвета. Захожу в гости к нарушительнице.

Семья Раили приехала в Москву из Татарстана более 20 лет назад. Сейчас в трехкомнатной квартире живут 11 человек: все – родственники. Но погорела женщина не на них, а на гостях из Средней Азии .

– Мой двоюродный брат Акрам владеет небольшой строительной фирмой, – говорит женщина. – Ему-то гастарбайтеры и были нужны. Он попросил нашу семью помочь с регистрацией рабочих, сам заниматься оформлением документов не мог. В нашей среде такие традиции, что близким не принято отказывать в просьбах.

Раиля, по ее словам, не знала, что идет на преступление. Брат давал документы, а москвичка лишь относила заявления в миграционную службу. За каждого человека женщина получала 400 рублей. Всего получилось заработать около 20 тысяч.

– Понятия не имею, откуда взять деньги на штраф, – качает головой женщина. На сколько именно оштрафуют Раилю, должен решить суд.

ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬ ЗА ПУЗЫРЬ

Конечно, не все хозяева, приютившие нелегалов, оказались «бедными родственниками». Большинство селили мигрантов с конкретной целью – заработать. Хотя речь идет о сравнительно небольших суммах.

Так, в начале августа суд вынес первый в столице обвинительный приговор по уголовному делу о «резиновых» квартирах. 26-летний безработный Андрей Зимаков получил два года условно за то, что зарегистрировал в своей квартире четырех узбеков. С каждого взял по 1500 рублей.

Как выяснила « КП », зачастую бизнес на регистрации азиатов – вовсе не инициатива самих москвичей. В столице действуют группировки, которые вписывают нелегалов в квартиры к опустившимся людям, алкоголикам. Так раскрутили москвичку Светлану из района Богородский. За пять месяцев женщина зарегистрировала у себя 40 мигрантов.

Полицейские задержали Светлану 9 августа. Хозяйка с трудом открыла оперативникам дверь – настолько была пьяна.

– Каждый мигрант отдавал по 500 рублей за регистрацию, – рассказали в полиции. – Этих денег москвичка не получала. За одного человека организаторы преступной схемы выдавали женщине по бутылке водки.

Дома Светлану я не застал. Несмотря на подписку о невыезде, женщина куда -то уехала. О ее «бизнесе» рассказали соседи.

– Ей алкоголь подвозили где-то раз в 10 дней, – говорит пенсионерка Алла Сергеева . – Несколько кавказцев приносили пакеты с водкой – слышно было, как гремит стекло.

После приезда полиции пара пустых бутылок оказалась на лестничной клетке. Хозяйку квартиры, судя по всему, поили контрафактом. На бутылках не видно акцизных марок, а этикетки приклеены криво.

Светлана тоже пойдет по той статье – «организация незаконной миграции». А вот спаивавшие ее дельцы останутся безнаказанными – женщина даже имен их не помнит.

Рис.: Валентин ДРУЖИНИН.

ALL INCLUSIVE НА ТЕЛЕФОННОЙ СТАНЦИИ

Конечно, тех, кто вписывает у себя нелегалов, нужно наказывать. Но надо понимать: массовым заселением мигрантов занимаются отнюдь не рядовые горожане.

Два месяца назад в совхозе «Тепличный» в районе Хорошово- Мневники обнаружили город мигрантов – почти 1000 таджиков ютились в теплицах на бывших огуречных грядках. Хозяина лагеря тогда оштрафовали, а самих гастарбайтеров разогнали.

Но нелегалы быстро нашли прибежище неподалеку. Их «родным домом» стала действующая телефонная станция на улице Демьяна Бедного. Новое цифровое оборудование занимает в разы меньше места, чем старое аналоговое – вот освободившиеся этажи и сдают под жилье.

Общежитие спокойно рекламирует себя в интернете. На сайте можно посмотреть расценки и прейскурант на «дополнительные» услуги. «Регистрацию вы получаете абсолютно бесплатно при бронировании койко-мест на сумму 650 рублей», – обещают хозяева гостиницы.

Звоню по указанному номеру, представляюсь директором небольшой строительной компании.

– У нас в Москве несколько общежитий, – рассказывает оператор Наталья. – Обычно место стоит 200 рублей. Но если вы поселите от 40 человек, то можем сделать скидку 20 рублей на одного гастарбайтера.

Спрашиваю, сколько будет стоить регистрация для трех узбеков. Оказалось, за каждого надо отдать по 1000 рублей. Обещание халявной прописки оказалось обманом.

– У нас же можно оформить все документы на рабочих, – зазывает Наталья. – У вас же нелегалы? Сейчас с разрешением на работу сложности. ФМС не так давно перестала принимать бумаги на получение квот. Цена официального пакета документов подскочила: за одного гастарбайтера нужно отдать 30 тысяч рублей.

Такой вот All Inclusive на телефонной станции – мигрантов реально поселят, пропишут и разрешение на работу оформят.

По словам Натальи, разрешениями на работу активно торгуют строительные и коммунальные компании. Сначала получают квоты легально, а потом перепродают. Официально же устроить к себе на работу приезжего иностранца сложно: до мая надо подать заявку, ее рассматривают, и в случае успеха нанять мигранта можно только в следующем году.

– Иностранные граждане подлежат учету по месту пребывания, – заявили в столичной миграционной службе. – Принимающей стороной может выступать юридическое лицо, его филиал или представительство. Общежитие подпадает под это определение – значит, оно может ставить приезжих на миграционный учет. Главное, что гастарбайтеры живут там же, где зарегистрированы.

А вот брать деньги за оформление документов запрещено. Это считается незаконным предпринимательством – вряд ли владельцы общежития платят налоги с полученных средств. Точно так же нелегально и оформление разрешений на работу. Этим может заниматься только ФМС. Квоты нельзя перепродавать!

Тем временем полиция продолжает охоту на хозяев «резинового» жилья. Заведено около 300 уголовных дел. Наказание – штраф до 300 тысяч рублей или тюремный срок до 5 лет. Но наказать таких горожан трудно.

– Следователю нужно доказать умысел в действиях обвиняемых, да и получение денег надо задокументировать, – говорит адвокат Вячеслав Парфенов. – И вряд ли полиция станет собирать полную доказательную базу, чтобы оштрафовать какую-нибудь пенсионерку.

К тому же попавшиеся москвичи в отличие от фирм, специализирующихся на легализации мигрантов, регистрируют 4 – 5 приезжих. И это капля в море: по оценкам независимых экспертов, в столице трудится около двух миллионов гастарбайтеров. И только 102 тысячи из них – легально.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

– Нелегалов пытаются остановить при помощи регистрации, но это давно не работает, – говорит президент фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин. – Пока коммерсантам слишком выгодно привлекать гастарбайтеров, бизнес от них не откажется. Полулегальные общежития, посредники, «резиновые» квартиры – следствие проблемы, а не причина. И на этом делаются большие деньги, нередко при содействии ФМС и полиции.

ОФИЦИАЛЬНО

«Иностранцев-нарушителей стало меньше»

– Мы сможем работать эффективнее, когда власти поменяют законодательство, – рассказали «КП» в пресс-службе ФМС. – У нас безвизовый режим со странами Азии – нельзя просто запретить въезд людям из Таджикистана и Узбекистана . А искать гастарбайтеров, когда они поселятся в промзонах, не так просто. Сейчас в России находится около 3 млн. нелегалов, для 165 тысяч иностранных граждан мы запретили въезд в страну. Это в разы больше, чем в 2012 году. При этом количество иностранцев, нарушивших миграционное законодательство, снизилось на 300 тысяч.

Еще больше материалов по теме: «Мигранты в Москве»

Расследование РБК: кто зарабатывает на мигрантах

Какие доходы идут в бюджет

Читать еще:  Холодные звонки по телефону – примеры успешных и провальных переговоров

С 1 января патент стал единственным документом, дающим право на работу мигрантов, прибывающих без виз из Азербайджана, Украины, Киргизии, Молдавии, Таджикистана и Узбекистана. Выходцы из этих стран, по данным Федеральной миграционной службы (ФМС), составляют подавляющее большинство мигрантов, работающих в России. За первые полгода действия новых правил эти мигранты оформили 1 млн патентов, плата за них принесла в бюджеты регионов около 10,5 млрд руб., сообщили РБК в ФМС.

Нынешние поступления — почти треть от всех денег (около 35 млрд руб.) , вырученных государством за патенты на протяжении предыдущих пяти лет, когда такие документы выдавали только мигрантам, работающим у физических лиц.

Лидеры по числу выданных патентов за первые пять месяцев 2015 года — Москва, Московская область, Петербург и Ленинградская область. В Москве выдано 238 тыс. патентов (27,8% от общего числа), в Петербурге и Ленобласти — 115 тыс. (13,5%), в Подмосковье — 95 тыс. (11,1%). В общей сложности в этих четырех регионах выдано 52,4% патентов, которые приносят 61,6% от объема всех ежемесячных платежей по патентам в стране.

Каждый получивший патент мигрант ежемесячно платит фиксированную сумму, установленную властями региона, работодатель может зачислить ее в счет уплаты НДФЛ. Тарифы устанавливают власти регионов. В Петербурге и Ленобласти плата за патент — 3 тыс. руб., в Москве и Подмосковье — 4 тыс. руб.

Но это лишь часть расходов гастарбайтера. Сопоставимые деньги гость России платит за оформление патента, в том числе за то, чтобы пройти медицинское освидетельствование, сдать анализы на наличие опасных заболеваний, экзамен на знание русского языка и основ истории и законодательства России, отпечатки пальцев, сфотографироваться.

По расчетам РБК, только в упомянутых четырех областях, где услуги по оформлению патентов оказываются централизованно, мигранты потратили на них за полгода 6,5 млрд руб.

Плюс однокурснику Путина

В столице единственной уполномоченной мэрией организацией по подготовке документов для получения патентов стало государственное бюджетное учреждение города Москвы (ГБУ) «Многофункциональный миграционный центр» (ММЦ). ММЦ расположен на территории бывшей воинской части в деревне Сахарово под Троицком. За первое полугодие специалисты центра обработали более 300 тыс. заявлений иностранных граждан и выдали 265 тыс. патентов на работу, рассказал РБК гендиректор ММЦ Николай Федосеев .

За год каждый владелец патента платит в казну города в общей сложности 48 тыс. руб. За первое полугодие мигранты заплатили свыше 3,5 млрд руб., почти вдвое больше, чем годом ранее, говорит Федосеев со ссылкой на данные управления ФНС по Москве.

Чаще всего за патентами обращаются представители Узбекистана (36,9%), Таджикистана (31,8%) и Молдавии (14,4%).

На территории ММЦ более 60 тыс. мигрантов прошли медосвидетельствование (стоимость процедуры — 2300 руб.), 155 тыс. сдали тестирование по русскому и истории (500 руб.). Услуги оказывают бюджетные учреждения департаментов здравоохранения и образования Москвы. Аналогичные тестирования в других учреждениях стоят 4500–5000 руб., подчеркивает Федосеев.

Непосредственно ММЦ, по его словам, содержится на доходы от другой обязательной услуги — подготовке документов (3500 руб.). «Мэр поставил нам цель не пытаться извлечь из мигрантов еще и прибыль, — говорит Федосеев. — Мы оказываем услуги по минимальным тарифам, которые просто окупают наше существование, чтобы общая цена оформления патента (14 500 руб., включая первый ежемесячный платеж) была доступна для мигранта. Можно брать и больше, но часть [мигрантов] уйдут в тень». Кроме того, мигранты приобретают полисы ДМС (от 2500 до 3500 руб.), их выдают шесть победивших на городском конкурсе компаний. Но половина приезжают уже с полисами, отмечает Федосеев.

Работая в круглосуточном режиме, 800 сотрудников ММЦ ежедневно принимают до 4500 иностранцев, рассказывает Федосеев. Сейчас сотрудники работают во временных конструкциях, перевезенных в конце прошлого года (аналогичные использовались в Сочи на Олимпиаде). Рядом строятся капитальные строения площадью 60 тыс. кв. м.

«За полгода уже окупились возведение и инфраструктура временных строений, — говорит Федосеев. — Думаю, за оставшиеся полгода мы заработаем [в бюджет города] еще как минимум столько же».

По подсчетам РБК, московские власти объявили 18 конкурсов на возведение временных и постоянных конструкций ММЦ на общую сумму 9,34 млрд руб. Победитель самого крупного из них (более 4 млрд руб.) — ООО «Трэйд Инвестментс» — входит в структуру группы компаний «Киевская площадь» Зараха Илиева и Года Нисанова, крупнейших в Москве владельцев недвижимости. По данным ЕГРЮЛ, соучредителем «Трэйд Инвестментс» является также однокурсник Владимира Путина, совладелец центра «Европейский» и гостиницы «Украина» Ильгам Рагимов, которого Forbes называл партнером Нисанова и Илиева.

Как рассказал РБК собеседник в правительстве Петербурга, у города нет таких возможностей, как у Москвы, чтобы построить миграционный центр за бюджетные средства.

В Петербурге, Ленобласти и Подмосковье за подготовку документов отвечает ФГУП «Паспортно-визовый сервис» ФМС России. Он, в свою очередь, привлекает коммерческие структуры, организованные в два Единых миграционных центра (у Петербурга и Ленобласти — общий).

Оба ЕМЦ, как выяснил РБК, связаны с петербургским холдингом «Форум». Он же выступает основным инвестором обоих проектов. Его головная фирма ЗАО «Холдинговой компания «Форум» учреждена АНО «Управление делами регионального общественного фонда поддержки ФСБ и СВР». А а ктивами холдинга в равных долях владеют бизнесмен Дмитрий Михальченко и бывший замначальника управления ФСБ по Петербургу и Ленобласти , экс-директор « Росморпорта » Николай Негодов.

ЕМЦ в Петербурге Михальченко и Негодов создали еще пять лет назад. По словам представителя холдинга, использовался собственный опыт по организации петербургского Единого центра документов. Схема работы центра аналогична тем, по которым работают визовые центры, только с гораздо большим спектром госуслуг — от получения прав до патентов на работу. На территории этого центра, расположенного на улице Красного текстильщика, находится и ЕМЦ, специализирующийся на документах для мигрантов.

В Петербурге сотрудники ЕМЦ предлагают мигрантам комплексную услугу по подготовке документов стоимостью 20 500 руб., в которую входит оплата страховки, экзамена, медосвидетельствования , услуг нотариуса, банковских и прочих сопутствующих услуг.

Подмосковный ЕМЦ создан по образу и подобию петербургского, говорит представитель холдинга. Но здесь тарифы на те же услуги указаны отдельно (в сумме — не менее 17 тыс. руб.). Самая дорогая из услуг — сдача экзамена в тестовом центре ЕМЦ, созданном совместно с Государственным институтом русского языка им. Пушкина (4900 руб.).

В целом важное отличие ЕМЦ от московского ММЦ (где цена услуг ниже) в том, что правительства соответствующих регионов не тратят никаких бюджетных ресурсов, переложив все издержки на частные организации, подчеркивает собеседник РБК.

На китайской территории

Если петербургский офис принадлежит самому холдингу, то подмосковный ЕМЦ арендует помещения ​в бизнес-парке « Гринвуд », принадлежащем китайскому Центру развития торговли и управления инвестициями в Европу.

В отличие от ММЦ в Сахарово в ЕМЦ вложены исключительно частные инвестиции — где-то 1 млрд руб., оценивает руководитель ЕМЦ Валерий Новиков.

Компании, связанные с холдингом «Форум», арендуют помещения в бизнес-парке и привлекают фирмы-субарендаторы, которые оказывают услуги мигрантам, объясняет представитель холдинга.

По данным Росреестра, эти площади у китайских партнеров арендует ФГУП «Паспортно-визовый сервис» ФМС России и ООО «Инвестпроект», владельцем и гендиректором которого является Наталия Крылова, гендиректор ООО «Форум-Капитал».​ В свою очередь, у « Инвестпроекта » помещения арендуют три компании, владельцы которых связаны с ООО «Мигрант эксперт», расположенной по адресу петербургского ЕМЦ .

Услуги медосвидетельствования и в « Гринвуде », и в петербургском ЕМЦ оказывает Единый медицинский центр (по данным СПАРК, принадлежит в равных долях Михальченко и Негодову ). Сайт ЕМЦ зарегистрирован, по данным whois.nic.ru, на IT-компанию « Интерфорум », входящую в холдинг «Форум».

«Самое главное, что осталось за компанией «Форум», — это поддержание имиджа проекта и контроль за неукоснительным соблюдением законодательства компаниями, которые оказывают услуги на территории ЕМЦ. В противном случае компании отказывается в размещении в ц ентре и отношения с ней прекращаются », — описывает роль холдинга его представитель .

Не всем по карману

Новая практика выдачи патентов позволила регионам увеличить собираемость налогов с мигрантов, констатирует директор Центра миграционных исследований Дмитрий Полетаев . Теперь иностранец, желающий работать, например, в Москве, фактически вынужден платить подоходный налог не меньше 4000 руб. в месяц. В противном случае его патент будет аннулирован, и инспектор ФМС может оштрафовать мигранта или выдворить его из страны, а также наказать работодателя.

Несмотря на жесткие рамки для мигрантов, работа по выдаче патентов принесла впечатляющие результаты и позволила работодателям и мигрантам выйти из тени благодаря прозрачной процедуре легализации, пришедшей на смену «квотированию», уверяет член президентского Совета по правам человека Владимир Шапошников . Однако в регионах по-прежнему остро стоит проблема деятельности недобросовестных посредников по подготовке документов, добавляет Полетаев .

Чрезмерно жесткой и несправедливой по отношению к мигрантам реализацию механизма выдачи патентов считает завсектором лаборатории экономики и демографии народонаселения экономического факультета МГУ Ольга Чудиновских. «Ужесточение миграционного законодательства совпало с ухудшением экономической ситуации. Падает спрос на услуги мигрантов со стороны физических лиц, — говорит Чудиновская. — Кроме полезных инициатив вроде обязательного медосвидетельствования, в новом законе много логических противоречий — например, люди жалуются на невозможность работы в Московской области с патентом, выданным в Москве».

По словам руководителя информационного центра «Миграция и закон» Гавхар Джураевой, мигранты также сталкиваются и с невозможностью получить реальные медицинские услуги по оформляемым в миграционных центрах полисам ДМС.

Почти все опрошенные РБК эксперты сходятся во мнении, что стоимость патентов и услуг в нынешней экономической ситуации не по карману многим мигрантам: часть из них покинули страну, часть ушли в тень.

В компании «Форум» уточняют, что оснований считать тарифы на услуги в ЕМЦ завышенными нет. «Существует гибкая система тарифов, которая предполагает индивидуальный подход к формированию стоимости услуг для крупных работодателей, а также иностранных граждан, работающих на крупных инфраструктурных проектах города», — уверяют в компании. По словам собеседника РБК, подавляющему большинству обращающихся за патентами, расходы компенсируют работодатели. Граждан, заплативших в ЕМЦ максимальный тариф — 20 тыс. руб., по статистике не более 5% от общего числа.

Стоимость патентов регулируют региональные власти, исходя из собственных данных о рынке труда, говорит представитель ФМС, а теневым отношения​м противостоит отлаженная система контроля, позволяющая оперативно заблокировать въезд нарушителя.

Расследование РБК: кто зарабатывает на мигрантах

Максим Солопов, Степан Опалев
Уже полгода все мигранты, работающие в России, должны получать трудовые патенты. РБК изучил, сколько это принесло бюджету страны и частным компаниям, занимающимся оформлением документов

Читать еще:  Чем напугать продавца? Если он не желает забирать товар назад

Какие доходы идут в бюджет

С 1 января патент стал единственным документом, дающим право на работу мигрантов, прибывающих без виз из Азербайджана, Украины, Киргизии, Молдавии, Таджикистана и Узбекистана. Выходцы из этих стран, по данным Федеральной миграционной службы (ФМС), составляют подавляющее большинство мигрантов, работающих в России. За первые полгода действия новых правил эти мигранты оформили 1 млн патентов, плата за них принесла в бюджеты регионов около 10,5 млрд руб., сообщили РБК в ФМС.

Нынешние поступления — почти треть от всех денег (около 35 млрд руб.) , вырученных государством за патенты на протяжении предыдущих пяти лет, когда такие документы выдавали только мигрантам, работающим у физических лиц.

Лидеры по числу выданных патентов за первые пять месяцев 2015 года — Москва, Московская область, Петербург и Ленинградская область. В Москве выдано 238 тыс. патентов (27,8% от общего числа), в Петербурге и Ленобласти — 115 тыс. (13,5%), в Подмосковье — 95 тыс. (11,1%). В общей сложности в этих четырех регионах выдано 52,4% патентов, которые приносят 61,6% от объема всех ежемесячных платежей по патентам в стране.

Каждый получивший патент мигрант ежемесячно платит фиксированную сумму, установленную властями региона, работодатель может зачислить ее в счет уплаты НДФЛ. Тарифы устанавливают власти регионов. В Петербурге и Ленобласти плата за патент — 3 тыс. руб., в Москве и Подмосковье — 4 тыс. руб.

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Но это лишь часть расходов гастарбайтера. Сопоставимые деньги гость России платит за оформление патента, в том числе за то, чтобы пройти медицинское освидетельствование, сдать анализы на наличие опасных заболеваний, экзамен на знание русского языка и основ истории и законодательства России, отпечатки пальцев, сфотографироваться.

По расчетам РБК, только в упомянутых четырех областях, где услуги по оформлению патентов оказываются централизованно, мигранты потратили на них за полгода 6,5 млрд руб.

Плюс однокурснику Путина

Генеральный директор ММЦ Николай Федосеев
Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

В столице единственной уполномоченной мэрией организацией по подготовке документов для получения патентов стало государственное бюджетное учреждение города Москвы (ГБУ) «Многофункциональный миграционный центр» (ММЦ). ММЦ расположен на территории бывшей воинской части в деревне Сахарово под Троицком. За первое полугодие специалисты центра обработали более 300 тыс. заявлений иностранных граждан и выдали 265 тыс. патентов на работу, рассказал РБК гендиректор ММЦ Николай Федосеев.

За год каждый владелец патента платит в казну города в общей сложности 48 тыс. руб. За первое полугодие мигранты заплатили свыше 3,5 млрд руб., почти вдвое больше, чем годом ранее, говорит Федосеев со ссылкой на данные управления ФНС по Москве.

Чаще всего за патентами обращаются представители Узбекистана (36,9%), Таджикистана (31,8%) и Молдавии (14,4%).

На территории ММЦ более 60 тыс. мигрантов прошли медосвидетельствование (стоимость процедуры — 2300 руб.), 155 тыс. сдали тестирование по русскому и истории (500 руб.). Услуги оказывают бюджетные учреждения департаментов здравоохранения и образования Москвы. Аналогичные тестирования в других учреждениях стоят 4500–5000 руб., подчеркивает Федосеев.

Непосредственно ММЦ, по его словам, содержится на доходы от другой обязательной услуги — подготовке документов (3500 руб.). «Мэр поставил нам цель не пытаться извлечь из мигрантов еще и прибыль, — говорит Федосеев. — Мы оказываем услуги по минимальным тарифам, которые просто окупают наше существование, чтобы общая цена оформления патента (14 500 руб., включая первый ежемесячный платеж) была доступна для мигранта. Можно брать и больше, но часть [мигрантов] уйдут в тень». Кроме того, мигранты приобретают полисы ДМС (от 2500 до 3500 руб.), их выдают шесть победивших на городском конкурсе компаний. Но половина приезжают уже с полисами, отмечает Федосеев.

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Работая в круглосуточном режиме, 800 сотрудников ММЦ ежедневно принимают до 4500 иностранцев, рассказывает Федосеев. Сейчас сотрудники работают во временных конструкциях, перевезенных в конце прошлого года (аналогичные использовались в Сочи на Олимпиаде). Рядом строятся капитальные строения площадью 60 тыс. кв. м.

«За полгода уже окупились возведение и инфраструктура временных строений, — говорит Федосеев. — Думаю, за оставшиеся полгода мы заработаем [в бюджет города] еще как минимум столько же».

По подсчетам РБК, московские власти объявили 18 конкурсов на возведение временных и постоянных конструкций ММЦ на общую сумму 9,34 млрд руб. Победитель самого крупного из них (более 4 млрд руб.) — ООО «Трэйд Инвестментс» — входит в структуру группы компаний «Киевская площадь» Зараха Илиева и Года Нисанова, крупнейших в Москве владельцев недвижимости. По данным ЕГРЮЛ, соучредителем «Трэйд Инвестментс» является также однокурсник Владимира Путина, совладелец центра «Европейский» и гостиницы «Украина» Ильгам Рагимов, которого Forbes называл партнером Нисанова и Илиева.

Как рассказал РБК собеседник в правительстве Петербурга, у города нет таких возможностей, как у Москвы, чтобы построить миграционный центр за бюджетные средства.

В Петербурге, Ленобласти и Подмосковье за подготовку документов отвечает ФГУП «Паспортно-визовый сервис» ФМС России. Он, в свою очередь, привлекает коммерческие структуры, организованные в два Единых миграционных центра (у Петербурга и Ленобласти — общий).

Совладелец холдинга «Форум» Дмитрий Михальченко
Фото: Артем Голощапов

Оба ЕМЦ, как выяснил РБК, связаны с петербургским холдингом «Форум». Он же выступает основным инвестором обоих проектов. Его головная фирма ЗАО «Холдинговой компания «Форум» учреждена АНО «Управление делами регионального общественного фонда поддержки ФСБ и СВР». А активами холдинга в равных долях владеют бизнесмен Дмитрий Михальченко и бывший замначальника управления ФСБ по Петербургу и Ленобласти, экс-директор «Росморпорта» Николай Негодов.

ЕМЦ в Петербурге Михальченко и Негодов создали еще пять лет назад. По словам представителя холдинга, использовался собственный опыт по организации петербургского Единого центра документов. Схема работы центра аналогична тем, по которым работают визовые центры, только с гораздо большим спектром госуслуг — от получения прав до патентов на работу. На территории этого центра, расположенного на улице Красного текстильщика, находится и ЕМЦ, специализирующийся на документах для мигрантов.

В Петербурге сотрудники ЕМЦ предлагают мигрантам комплексную услугу по подготовке документов стоимостью 20 500 руб., в которую входит оплата страховки, экзамена, медосвидетельствования, услуг нотариуса, банковских и прочих сопутствующих услуг.

Подмосковный ЕМЦ создан по образу и подобию петербургского, говорит представитель холдинга. Но здесь тарифы на те же услуги указаны отдельно (в сумме — не менее 17 тыс. руб.). Самая дорогая из услуг — сдача экзамена в тестовом центре ЕМЦ, созданном совместно с Государственным институтом русского языка им. Пушкина (4900 руб.).

В целом важное отличие ЕМЦ от московского ММЦ (где цена услуг ниже) в том, что правительства соответствующих регионов не тратят никаких бюджетных ресурсов, переложив все издержки на частные организации, подчеркивает собеседник РБК.

На китайской территории

Если петербургский офис принадлежит самому холдингу, то подмосковный ЕМЦ арендует помещения ​в бизнес-парке «Гринвуд», принадлежащем китайскому Центру развития торговли и управления инвестициями в Европу.

В отличие от ММЦ в Сахарово в ЕМЦ вложены исключительно частные инвестиции — где-то 1 млрд руб., оценивает руководитель ЕМЦ Валерий Новиков.

Компании, связанные с холдингом «Форум», арендуют помещения в бизнес-парке и привлекают фирмы-субарендаторы, которые оказывают услуги мигрантам, объясняет представитель холдинга.

Совладелец холдинга «Форум» Николай Негодов
Фото: PhotoXPress

По данным Росреестра, эти площади у китайских партнеров арендует ФГУП «Паспортно-визовый сервис» ФМС России и ООО «Инвестпроект», владельцем и гендиректором которого является Наталия Крылова, гендиректор ООО «Форум-Капитал».​ В свою очередь, у «Инвестпроекта» помещения арендуют три компании, владельцы которых связаны с ООО «Мигрант эксперт», расположенной по адресу петербургского ЕМЦ.

Услуги медосвидетельствования и в «Гринвуде», и в петербургском ЕМЦ оказывает Единый медицинский центр (по данным СПАРК, принадлежит в равных долях Михальченко и Негодову). Сайт ЕМЦ зарегистрирован, по данным whois.nic.ru, на IT-компанию «Интерфорум», входящую в холдинг «Форум».

«Самое главное, что осталось за компанией «Форум», — это поддержание имиджа проекта и контроль за неукоснительным соблюдением законодательства компаниями, которые оказывают услуги на территории ЕМЦ. В противном случае компании отказывается в размещении в центре и отношения с ней прекращаются», — описывает роль холдинга его представитель.

Не всем по карману

Новая практика выдачи патентов позволила регионам увеличить собираемость налогов с мигрантов, констатирует директор Центра миграционных исследований Дмитрий Полетаев. Теперь иностранец, желающий работать, например, в Москве, фактически вынужден платить подоходный налог не меньше 4000 руб. в месяц. В противном случае его патент будет аннулирован, и инспектор ФМС может оштрафовать мигранта или выдворить его из страны, а также наказать работодателя.

Несмотря на жесткие рамки для мигрантов, работа по выдаче патентов принесла впечатляющие результаты и позволила работодателям и мигрантам выйти из тени благодаря прозрачной процедуре легализации, пришедшей на смену «квотированию», уверяет член президентского Совета по правам человека Владимир Шапошников. Однако в регионах по-прежнему остро стоит проблема деятельности недобросовестных посредников по подготовке документов, добавляет Полетаев.

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Чрезмерно жесткой и несправедливой по отношению к мигрантам реализацию механизма выдачи патентов считает завсектором лаборатории экономики и демографии народонаселения экономического факультета МГУ Ольга Чудиновских. «Ужесточение миграционного законодательства совпало с ухудшением экономической ситуации. Падает спрос на услуги мигрантов со стороны физических лиц, — говорит Чудиновская. — Кроме полезных инициатив вроде обязательного медосвидетельствования, в новом законе много логических противоречий — например, люди жалуются на невозможность работы в Московской области с патентом, выданным в Москве».

По словам руководителя информационного центра «Миграция и закон» Гавхар Джураевой, мигранты также сталкиваются и с невозможностью получить реальные медицинские услуги по оформляемым в миграционных центрах полисам ДМС.

Почти все опрошенные РБК эксперты сходятся во мнении, что стоимость патентов и услуг в нынешней экономической ситуации не по карману многим мигрантам: часть из них покинули страну, часть ушли в тень.

В компании «Форум» уточняют, что оснований считать тарифы на услуги в ЕМЦ завышенными нет. «Существует гибкая система тарифов, которая предполагает индивидуальный подход к формированию стоимости услуг для крупных работодателей, а также иностранных граждан, работающих на крупных инфраструктурных проектах города», — уверяют в компании. По словам собеседника РБК, подавляющему большинству обращающихся за патентами, расходы компенсируют работодатели. Граждан, заплативших в ЕМЦ максимальный тариф — 20 тыс. руб., по статистике не более 5% от общего числа.

Стоимость патентов регулируют региональные власти, исходя из собственных данных о рынке труда, говорит представитель ФМС, а теневым отношения​м противостоит отлаженная система контроля, позволяющая оперативно заблокировать въезд нарушителя.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector