Вагоновожатый: как бывший продюсер зарабатывает на кинофургонах

Вагоновожатый: как бывший продюсер зарабатывает на кинофургонах

Вагоновожатый: как бывший продюсер зарабатывает на кинофургонах

Стены переговорной комнаты компании «Кинодоктор» увешаны благодарностями от клиентов. Среди них — две расколотые тарелки, наклеенные на деревянную основу. «Кинодоктор» сдает в аренду гримвагены — передвижные гримерно-костюмерные комплексы. Тарелки — это выставочные призы, «киношные» символы: посуду бьют в начале съемок, на удачу. «Мы сегодня находимся в эпицентре кинособытий», — гордится гендиректор Евгений Непейвода. Услугами его фирмы пользовались продюсеры фильмов «Высоцкий», «Духless», «Елки», «Легенда №17», «Орда» и «Сталинград», многих популярных сериалов и телевизионных шоу. При выручке 70 млн рублей в 2012 году компания получила 40 млн рублей прибыли.

Не так давно Евгений сам был кинопродюсером.

Правда, рядовым. Выпускник Белорусского университета культуры, он работал в «Телевизионном творческом объединении» и сотрудничал с кинокомпаниями Сергея Жигунова и Александра Самойленко. «В какой-то момент стало стыдно за то, на каком уровне находится техника для выездных съемок», — рассказывает Непейвода. В Европе и Америке существует целая индустрия автокомплексов для кинопроизводства, но в России первые отечественные гримвагены появились на «Мосфильме» в 2000 году. По словам директора «Мосфильма» Карена Шахназарова, они были сделаны на базе автобусов ЛиАЗ и в аренду на сторону не сдавались.

Долгое время российские съемочные группы пользовались на выезде подержанными автодомами: кровати и встроенные кухни демонтировали, вместо них устанавливали зеркала и необходимую технику. Непейвода не раз обсуждал со знакомыми, что производство полноценных автокомплексов могло бы стать успешным бизнесом.

«Женя говорил, что есть голод по такой услуге: люди работали в примитивных условиях и считали это нормой», — вспоминает соучредитель «Кинодоктора» Дмитрий Сенюк, владелец рекламного агентства «Ацтек Медиа». В разговорах родилась идея бизнеса, в котором захотел поучаствовать их общий друг — совладелец девелоперской группы компаний МИЦ Александр Пальмов. «Я далек от кино, но Женя доходчиво объяснял и горел этим, я поверил в него», — замечает он. Рынок уже начал формироваться — еще немного, и возможности будут не те. К примеру, московская фирма «Киносервис» предлагала гримвагены нескольких модификаций, оборудованные на базе домов на колесах. В 2007–2008 годах появились компании «Капитан-фильм» и «Гримваген». К тому же не дремали частники, сдающие один-два автомобиля, переделанных для кино.

В ноябре 2007 года Непейвода вышел со съемочной площадки фильма «Дачники» с сознанием того, что это был его последний продюсерский проект. Через месяц он создал компанию «Кинодоктор». Партнеры согласились, чтобы ему, как управляющему, принадлежало 33% долей. Остальные доли поровну поделили Пальмов и Сенюк (в операционном управлении они решили не участвовать).

Стартовый капитал проекта составил 15 млн рублей.

Деньги пошли на конструкторские работы, поиск поставщиков и изготовителей оборудования, сборку первых машин и аренду офиса.

Директор «Кинодоктора» лично участвовал в подготовке чертежей гримвагена: он знал, чего не хватало в переделанных вагончиках, и хотел предусмотреть все вплоть до высоты ступеней, безопасной для актрис в пышных платьях, и ширины полок под зеркалом, достаточной для кофров стилистов. В поисках подрядчиков Евгений побывал на предприятиях в Азии, Европе, США, поездил по России. Заместитель директора по развитию продаж нижегородского завода «Чайка-Сервис» Юрий Орещенко вспоминает, как Непейвода приехал к ним с заказом: попросил сделать восьмиметровые прицепы для машин вместо стандартных 15-метровых и с более низкой посадкой. При изготовлении первого из них инженеры просчитались с себестоимостью, и завод сработал себе в убыток. Зато позднее для сборки облегченных прицепов на «Чайка-Сервисе» была смонтирована конвейерная линия (оказалось, что на такую технику есть спрос).

Первые два комплекса — тягачи MAN и Renault с нижегородскими прицепами — предназначались для VIP-актера и для съемочной группы. Внутри было все то, о чем Непейвода раньше только мечтал: пароманекены, массажные кресла, мобильные электрогенераторы. Но осенью 2008 года, в разгар кризиса, продюсерам было не до того. Несколько съемочных групп отказались от услуги или взяли время подумать. Первый заказ «Кинодоктор» получил от агентства BBDO Moscow, работавшего над рекламой чипсов Lay’s. Видеоролик делали иностранцы, и агентство хотело обеспечить их привычными условиями. В одну из ноябрьских ночей Евгений с партнерами приехал на Красную площадь, чтобы полюбоваться гримвагеном, стоящим возле ГУМа посреди массовки. За ту ночь «Кинодоктору» заплатили 20 000 рублей.

Далее клиенты пошли один за другим.

Первым кинофильмом, в съемках которого участвовал «Кинодоктор», была комедия «Китайская бабушка» продюсера Владимира Меньшова. «Прожил в вагоне с 2008 по 2010 год», — оставил запись в книге отзывов телеведущий Иван Ургант. У компании появились штатные сотрудники: бухгалтер, офис-менеджер, механики.

Гендиректор «Кинодоктора» за год выстроил производственную цепочку: шасси и мосты для прицепов изготавливаются на немецком заводе BWP и поступают на «Чайка-Сервис». Тягачи закупаются у производителей грузовиков. Финальная сборка комплекса идет на предприятии в Калужской области, специализирующемся на выпуске автофургонов. Дооснащение — в цехе «Кинодоктора» в Москве. Внутри фургона есть водопровод, электричество и обогрев. Весь процесс производства одного комплекса занимает около девяти месяцев. Непейвода приезжает на приемку каждого. Учредители компании до конца 2010 года потратили на создание автопарка еще 85 млн рублей. На рынке он стал крупнейшим — 18 машин.

Александр Пальмов вспоминает, что его знакомые в киноотрасли скептически относились к перспективам компании, вышедшей на рынок в кризис. Можно было начать демпинговать, но партнеры решили побороться за клиента, не снижая расценок. «Кинодоктор» предложил съемочным группам базовый вариант аренды с минимально необходимым оборудованием — 15 000 рублей за 12-часовую смену. Дополнительная комплектация (вплоть до комнаты для курения и кухни с личным поваром) — за отдельную плату. В итоге средний счет «Кинодоктора» за смену — 22 000–25 000 рублей. Как говорит Непейвода, клиенты понимали, что, когда снимать приходится «в поле», лучше не скупиться.

«Мы давно сотрудничаем с «Кинодоктором» — это одна из крупнейших компаний на рынке, они надежные и точно не подведут, даже если договариваться за полгода, — уверяет Евгения Молочникова, линейный продюсер Comedy Club Production. — Кроме того, у них лучшие виповые вагоны, а наши випы — Мартиросян, Воля, Слепаков, Светлаков — очень привередливые». Рост спроса позволил компании перейти на 100%-ную предоплату. К началу 2012 года вложенные в «Кинодоктор» 100 млн рублей окупились.

На кинобизнесе Непейвода решил не замыкаться.

«Мы задали себе вопрос: за что еще люди готовы платить?» — рассказывает бывший продюсер. Так в комплексах «Кинодоктора» появились платежные терминалы и автоматы со снэками, Wi-Fi и LCD-мониторы для демонстрации рекламных роликов. Под рекламу также продаются внешние стены вагонов (машина, таким образом, превращается в передвижной медианоситель). Следующим шагом стало расширение спектра аренды: компания приспособила гримвагены под мобильные офисы для застройщиков и для предвыборных кампаний, под выездные развлекательные мероприятия и промотуры по городам России. Первым фургон для промотура заказала Avon, недавно с «Кинодоктором» проехались Mary Kay и eBay.

Теперь на доходы с киноиндустрии приходится около 40% выручки «Кинодоктора», остальное приносят иные варианты аренды и дополнительные заработки. В 2013 году Евгений Непейвода ожидает выручку на уровне 89 млн рублей и чистую прибыль 60 млн рублей. Долю «Кинодоктора» на рынке услуг для кинопроизводства он оценивает в 40%, остальное — у небольших фирм и частников (стоимость аренды вагона-прицепа у частника начинается от 3000 рублей за 12 часов, гримвагена на базе автодома — от 8000 рублей). Но Юрий Федосов из компании «Гримваген» считает, что на «Кинодоктор» приходится 25% рынка, еще 50% делят между собой «Киносервис», «Гримваген» и «Шикарус», остальное — у частников.

Как бы то ни было, гендиректор «Кинодоктора» хочет и дальше расти вместе с рынком. Сейчас у него есть 20 автокомплексов, и Непейвода планирует заказывать по одному-два новых в год. К тому же Евгений загорелся новой идеей — производство профессиональной экипировки для киногрупп: рабочей одежды, сумок, кофров, портпледов, чехлов (продавать ее будут через интернет-магазин). Тематика бизнеса так расширилась, что владельцы компании даже думали развивать новые направления как отдельные проекты с иными названиями, но отказались от этой мысли. Евгений Непейвода объясняет: «Еще недавно на запрос «Кинодоктор» «Яндекс» молчал, а теперь выдает больше 10 000 результатов — это уже бренд».

Вагоновожатый: как бывший продюсер зарабатывает на кинофургонах

Евгений Непейвода нашел на кинорынке свободную нишу передвижных кинокомплексов. В этом году выручка его компании приблизится к 90 млн рублей

Стены переговорной комнаты компании «Кинодоктор» увешаны благодарностями от клиентов. Среди них — две расколотые тарелки, наклеенные на деревянную основу. «Кинодоктор» сдает в аренду гримвагены — передвижные гримерно-костюмерные комплексы. Тарелки — это выставочные призы, «киношные» символы: посуду бьют в начале съемок, на удачу. «Мы сегодня находимся в эпицентре кинособытий», — гордится гендиректор Евгений Непейвода. Услугами его фирмы пользовались продюсеры фильмов «Высоцкий», «Духless», «Елки», «Легенда №17», «Орда» и «Сталинград», многих популярных сериалов и телевизионных шоу. При выручке 70 млн рублей в 2012 году компания получила 40 млн рублей прибыли.

Не так давно Евгений сам был кинопродюсером.

Правда, рядовым. Выпускник Белорусского университета культуры, он работал в «Телевизионном творческом объединении» и сотрудничал с кинокомпаниями Сергея Жигунова и Александра Самойленко. «В какой-то момент стало стыдно за то, на каком уровне находится техника для выездных съемок», — рассказывает Непейвода. В Европе и Америке существует целая индустрия автокомплексов для кинопроизводства, но в России первые отечественные гримвагены появились на «Мосфильме» в 2000 году. По словам директора «Мосфильма» Карена Шахназарова, они были сделаны на базе автобусов ЛиАЗ и в аренду на сторону не сдавались.

Читать еще:  Как создать агентство праздников в 2018 году

Долгое время российские съемочные группы пользовались на выезде подержанными автодомами: кровати и встроенные кухни демонтировали, вместо них устанавливали зеркала и необходимую технику. Непейвода не раз обсуждал со знакомыми, что производство полноценных автокомплексов могло бы стать успешным бизнесом.

«Женя говорил, что есть голод по такой услуге: люди работали в примитивных условиях и считали это нормой», — вспоминает соучредитель «Кинодоктора» Дмитрий Сенюк, владелец рекламного агентства «Ацтек Медиа». В разговорах родилась идея бизнеса, в котором захотел поучаствовать их общий друг — совладелец девелоперской группы компаний МИЦ Александр Пальмов. «Я далек от кино, но Женя доходчиво объяснял и горел этим, я поверил в него», — замечает он. Рынок уже начал формироваться — еще немного, и возможности будут не те. К примеру, московская фирма «Киносервис» предлагала гримвагены нескольких модификаций, оборудованные на базе домов на колесах. В 2007–2008 годах появились компании «Капитан-фильм» и «Гримваген». К тому же не дремали частники, сдающие один-два автомобиля, переделанных для кино.

В ноябре 2007 года Непейвода вышел со съемочной площадки фильма «Дачники» с сознанием того, что это был его последний продюсерский проект. Через месяц он создал компанию «Кинодоктор». Партнеры согласились, чтобы ему, как управляющему, принадлежало 33% долей. Остальные доли поровну поделили Пальмов и Сенюк (в операционном управлении они решили не участвовать).

Стартовый капитал проекта составил 15 млн рублей.

Деньги пошли на конструкторские работы, поиск поставщиков и изготовителей оборудования, сборку первых машин и аренду офиса.

Директор «Кинодоктора» лично участвовал в подготовке чертежей гримвагена: он знал, чего не хватало в переделанных вагончиках, и хотел предусмотреть все вплоть до высоты ступеней, безопасной для актрис в пышных платьях, и ширины полок под зеркалом, достаточной для кофров стилистов. В поисках подрядчиков Евгений побывал на предприятиях в Азии, Европе, США, поездил по России. Заместитель директора по развитию продаж нижегородского завода «Чайка-Сервис» Юрий Орещенко вспоминает, как Непейвода приехал к ним с заказом: попросил сделать восьмиметровые прицепы для машин вместо стандартных 15-метровых и с более низкой посадкой. При изготовлении первого из них инженеры просчитались с себестоимостью, и завод сработал себе в убыток. Зато позднее для сборки облегченных прицепов на «Чайка-Сервисе» была смонтирована конвейерная линия (оказалось, что на такую технику есть спрос).

Первые два комплекса — тягачи MAN и Renault с нижегородскими прицепами — предназначались для VIP-актера и для съемочной группы. Внутри было все то, о чем Непейвода раньше только мечтал: пароманекены, массажные кресла, мобильные электрогенераторы. Но осенью 2008 года, в разгар кризиса, продюсерам было не до того. Несколько съемочных групп отказались от услуги или взяли время подумать. Первый заказ «Кинодоктор» получил от агентства BBDO Moscow, работавшего над рекламой чипсов Lay’s. Видеоролик делали иностранцы, и агентство хотело обеспечить их привычными условиями. В одну из ноябрьских ночей Евгений с партнерами приехал на Красную площадь, чтобы полюбоваться гримвагеном, стоящим возле ГУМа посреди массовки. За ту ночь «Кинодоктору» заплатили 20 000 рублей.

Далее клиенты пошли один за другим.

Первым кинофильмом, в съемках которого участвовал «Кинодоктор», была комедия «Китайская бабушка» продюсера Владимира Меньшова. «Прожил в вагоне с 2008 по 2010 год», — оставил запись в книге отзывов телеведущий Иван Ургант. У компании появились штатные сотрудники: бухгалтер, офис-менеджер, механики.

Гендиректор «Кинодоктора» за год выстроил производственную цепочку: шасси и мосты для прицепов изготавливаются на немецком заводе BWP и поступают на «Чайка-Сервис». Тягачи закупаются у производителей грузовиков. Финальная сборка комплекса идет на предприятии в Калужской области, специализирующемся на выпуске автофургонов. Дооснащение — в цехе «Кинодоктора» в Москве. Внутри фургона есть водопровод, электричество и обогрев. Весь процесс производства одного комплекса занимает около девяти месяцев. Непейвода приезжает на приемку каждого. Учредители компании до конца 2010 года потратили на создание автопарка еще 85 млн рублей. На рынке он стал крупнейшим — 18 машин.

Александр Пальмов вспоминает, что его знакомые в киноотрасли скептически относились к перспективам компании, вышедшей на рынок в кризис. Можно было начать демпинговать, но партнеры решили побороться за клиента, не снижая расценок. «Кинодоктор» предложил съемочным группам базовый вариант аренды с минимально необходимым оборудованием — 15 000 рублей за 12-часовую смену. Дополнительная комплектация (вплоть до комнаты для курения и кухни с личным поваром) — за отдельную плату. В итоге средний счет «Кинодоктора» за смену — 22 000–25 000 рублей. Как говорит Непейвода, клиенты понимали, что, когда снимать приходится «в поле», лучше не скупиться.

«Мы давно сотрудничаем с «Кинодоктором» — это одна из крупнейших компаний на рынке, они надежные и точно не подведут, даже если договариваться за полгода, — уверяет Евгения Молочникова, линейный продюсер Comedy Club Production. — Кроме того, у них лучшие виповые вагоны, а наши випы — Мартиросян, Воля, Слепаков, Светлаков — очень привередливые». Рост спроса позволил компании перейти на 100%-ную предоплату. К началу 2012 года вложенные в «Кинодоктор» 100 млн рублей окупились.

На кинобизнесе Непейвода решил не замыкаться.

«Мы задали себе вопрос: за что еще люди готовы платить?» — рассказывает бывший продюсер. Так в комплексах «Кинодоктора» появились платежные терминалы и автоматы со снэками, Wi-Fi и LCD-мониторы для демонстрации рекламных роликов. Под рекламу также продаются внешние стены вагонов (машина, таким образом, превращается в передвижной медианоситель). Следующим шагом стало расширение спектра аренды: компания приспособила гримвагены под мобильные офисы для застройщиков и для предвыборных кампаний, под выездные развлекательные мероприятия и промотуры по городам России. Первым фургон для промотура заказала Avon, недавно с «Кинодоктором» проехались Mary Kay и eBay.

Теперь на доходы с киноиндустрии приходится около 40% выручки «Кинодоктора», остальное приносят иные варианты аренды и дополнительные заработки. В 2013 году Евгений Непейвода ожидает выручку на уровне 89 млн рублей и чистую прибыль 60 млн рублей. Долю «Кинодоктора» на рынке услуг для кинопроизводства он оценивает в 40%, остальное — у небольших фирм и частников (стоимость аренды вагона-прицепа у частника начинается от 3000 рублей за 12 часов, гримвагена на базе автодома — от 8000 рублей). Но Юрий Федосов из компании «Гримваген» считает, что на «Кинодоктор» приходится 25% рынка, еще 50% делят между собой «Киносервис», «Гримваген» и «Шикарус», остальное — у частников.

Как бы то ни было, гендиректор «Кинодоктора» хочет и дальше расти вместе с рынком. Сейчас у него есть 20 автокомплексов, и Непейвода планирует заказывать по одному-два новых в год. К тому же Евгений загорелся новой идеей — производство профессиональной экипировки для киногрупп: рабочей одежды, сумок, кофров, портпледов, чехлов (продавать ее будут через интернет-магазин). Тематика бизнеса так расширилась, что владельцы компании даже думали развивать новые направления как отдельные проекты с иными названиями, но отказались от этой мысли. Евгений Непейвода объясняет: «Еще недавно на запрос «Кинодоктор» «Яндекс» молчал, а теперь выдает больше 10 000 результатов — это уже бренд».

Forbes

Выбор редактора

Вагоновожатый: как бывший продюсер зарабатывает на кинофургонах

Стены переговорной комнаты компании «Кинодоктор» увешаны благодарностями от клиентов. Среди них — две расколотые тарелки, наклеенные на деревянную основу. «Кинодоктор» сдает в аренду гримвагены — передвижные гримерно-костюмерные комплексы. Тарелки — это выставочные призы, «киношные» символы: посуду бьют в начале съемок, на удачу. «Мы сегодня находимся в эпицентре кинособытий», — гордится гендиректор Евгений Непейвода. Услугами его фирмы пользовались продюсеры фильмов «Высоцкий», «Духless», «Елки», «Легенда №17», «Орда» и «Сталинград», многих популярных сериалов и телевизионных шоу. При выручке 70 млн рублей в 2012 году компания получила 40 млн рублей прибыли.

Не так давно Евгений сам был кинопродюсером.

Правда, рядовым. Выпускник Белорусского университета культуры, он работал в «Телевизионном творческом объединении» и сотрудничал с кинокомпаниями Сергея Жигунова и Александра Самойленко. «В какой-то момент стало стыдно за то, на каком уровне находится техника для выездных съемок», — рассказывает Непейвода. В Европе и Америке существует целая индустрия автокомплексов для кинопроизводства, но в России первые отечественные гримвагены появились на «Мосфильме» в 2000 году. По словам директора «Мосфильма» Карена Шахназарова, они были сделаны на базе автобусов ЛиАЗ и в аренду на сторону не сдавались.

Долгое время российские съемочные группы пользовались на выезде подержанными автодомами: кровати и встроенные кухни демонтировали, вместо них устанавливали зеркала и необходимую технику. Непейвода не раз обсуждал со знакомыми, что производство полноценных автокомплексов могло бы стать успешным бизнесом.

«Женя говорил, что есть голод по такой услуге: люди работали в примитивных условиях и считали это нормой», — вспоминает соучредитель «Кинодоктора» Дмитрий Сенюк, владелец рекламного агентства «Ацтек Медиа». В разговорах родилась идея бизнеса, в котором захотел поучаствовать их общий друг — совладелец девелоперской группы компаний МИЦ Александр Пальмов. «Я далек от кино, но Женя доходчиво объяснял и горел этим, я поверил в него», — замечает он. Рынок уже начал формироваться — еще немного, и возможности будут не те. К примеру, московская фирма «Киносервис» предлагала гримвагены нескольких модификаций, оборудованные на базе домов на колесах. В 2007–2008 годах появились компании «Капитан-фильм» и «Гримваген». К тому же не дремали частники, сдающие один-два автомобиля, переделанных для кино.

Читать еще:  Что такое сертификация?

Фотогалереи

Как менялся Михаил Ходорковский и его взгляды на бизнес, политику и на жизнь

Бизнесмены года по версии Forbes — 2013

Самые высокооплачиваемые модели-мужчины — 2013: рейтинг Forbes

В ноябре 2007 года Непейвода вышел со съемочной площадки фильма «Дачники» с сознанием того, что это был его последний продюсерский проект. Через месяц он создал компанию «Кинодоктор». Партнеры согласились, чтобы ему, как управляющему, принадлежало 33% долей. Остальные доли поровну поделили Пальмов и Сенюк (в операционном управлении они решили не участвовать).

Стартовый капитал проекта составил 15 млн рублей.

Деньги пошли на конструкторские работы, поиск поставщиков и изготовителей оборудования, сборку первых машин и аренду офиса.

Директор «Кинодоктора» лично участвовал в подготовке чертежей гримвагена: он знал, чего не хватало в переделанных вагончиках, и хотел предусмотреть все вплоть до высоты ступеней, безопасной для актрис в пышных платьях, и ширины полок под зеркалом, достаточной для кофров стилистов. В поисках подрядчиков Евгений побывал на предприятиях в Азии, Европе, США, поездил по России. Заместитель директора по развитию продаж нижегородского завода «Чайка-Сервис» Юрий Орещенко вспоминает, как Непейвода приехал к ним с заказом: попросил сделать восьмиметровые прицепы для машин вместо стандартных 15-метровых и с более низкой посадкой. При изготовлении первого из них инженеры просчитались с себестоимостью, и завод сработал себе в убыток. Зато позднее для сборки облегченных прицепов на «Чайка-Сервисе» была смонтирована конвейерная линия (оказалось, что на такую технику есть спрос).

Первые два комплекса — тягачи MAN и Renault с нижегородскими прицепами — предназначались для VIP-актера и для съемочной группы. Внутри было все то, о чем Непейвода раньше только мечтал: пароманекены, массажные кресла, мобильные электрогенераторы. Но осенью 2008 года, в разгар кризиса, продюсерам было не до того. Несколько съемочных групп отказались от услуги или взяли время подумать. Первый заказ «Кинодоктор» получил от агентства BBDO Moscow, работавшего над рекламой чипсов Lay’s. Видеоролик делали иностранцы, и агентство хотело обеспечить их привычными условиями. В одну из ноябрьских ночей Евгений с партнерами приехал на Красную площадь, чтобы полюбоваться гримвагеном, стоящим возле ГУМа посреди массовки. За ту ночь «Кинодоктору» заплатили 20 000 рублей.

Далее клиенты пошли один за другим.

Первым кинофильмом, в съемках которого участвовал «Кинодоктор», была комедия «Китайская бабушка» продюсера Владимира Меньшова. «Прожил в вагоне с 2008 по 2010 год», — оставил запись в книге отзывов телеведущий Иван Ургант. У компании появились штатные сотрудники: бухгалтер, офис-менеджер, механики.

Гендиректор «Кинодоктора» за год выстроил производственную цепочку: шасси и мосты для прицепов изготавливаются на немецком заводе BWP и поступают на «Чайка-Сервис». Тягачи закупаются у производителей грузовиков. Финальная сборка комплекса идет на предприятии в Калужской области, специализирующемся на выпуске автофургонов. Дооснащение — в цехе «Кинодоктора» в Москве. Внутри фургона есть водопровод, электричество и обогрев. Весь процесс производства одного комплекса занимает около девяти месяцев. Непейвода приезжает на приемку каждого. Учредители компании до конца 2010 года потратили на создание автопарка еще 85 млн рублей. На рынке он стал крупнейшим — 18 машин.

Александр Пальмов вспоминает, что его знакомые в киноотрасли скептически относились к перспективам компании, вышедшей на рынок в кризис. Можно было начать демпинговать, но партнеры решили побороться за клиента, не снижая расценок. «Кинодоктор» предложил съемочным группам базовый вариант аренды с минимально необходимым оборудованием — 15 000 рублей за 12-часовую смену. Дополнительная комплектация (вплоть до комнаты для курения и кухни с личным поваром) — за отдельную плату. В итоге средний счет «Кинодоктора» за смену — 22 000–25 000 рублей. Как говорит Непейвода, клиенты понимали, что, когда снимать приходится «в поле», лучше не скупиться.

«Мы давно сотрудничаем с «Кинодоктором» — это одна из крупнейших компаний на рынке, они надежные и точно не подведут, даже если договариваться за полгода, — уверяет Евгения Молочникова, линейный продюсер Comedy Club Production. — Кроме того, у них лучшие виповые вагоны, а наши випы — Мартиросян, Воля, Слепаков, Светлаков — очень привередливые». Рост спроса позволил компании перейти на 100%-ную предоплату. К началу 2012 года вложенные в «Кинодоктор» 100 млн рублей окупились.

На кинобизнесе Непейвода решил не замыкаться.

«Мы задали себе вопрос: за что еще люди готовы платить?» — рассказывает бывший продюсер. Так в комплексах «Кинодоктора» появились платежные терминалы и автоматы со снэками, Wi-Fi и LCD-мониторы для демонстрации рекламных роликов. Под рекламу также продаются внешние стены вагонов (машина, таким образом, превращается в передвижной медианоситель). Следующим шагом стало расширение спектра аренды: компания приспособила гримвагены под мобильные офисы для застройщиков и для предвыборных кампаний, под выездные развлекательные мероприятия и промотуры по городам России. Первым фургон для промотура заказала Avon, недавно с «Кинодоктором» проехались Mary Kay и eBay.

Теперь на доходы с киноиндустрии приходится около 40% выручки «Кинодоктора», остальное приносят иные варианты аренды и дополнительные заработки. В 2013 году Евгений Непейвода ожидает выручку на уровне 89 млн рублей и чистую прибыль 60 млн рублей. Долю «Кинодоктора» на рынке услуг для кинопроизводства он оценивает в 40%, остальное — у небольших фирм и частников (стоимость аренды вагона-прицепа у частника начинается от 3000 рублей за 12 часов, гримвагена на базе автодома — от 8000 рублей). Но Юрий Федосов из компании «Гримваген» считает, что на «Кинодоктор» приходится 25% рынка, еще 50% делят между собой «Киносервис», «Гримваген» и «Шикарус», остальное — у частников.

Как бы то ни было, гендиректор «Кинодоктора» хочет и дальше расти вместе с рынком. Сейчас у него есть 20 автокомплексов, и Непейвода планирует заказывать по одному-два новых в год. К тому же Евгений загорелся новой идеей — производство профессиональной экипировки для киногрупп: рабочей одежды, сумок, кофров, портпледов, чехлов (продавать ее будут через интернет-магазин). Тематика бизнеса так расширилась, что владельцы компании даже думали развивать новые направления как отдельные проекты с иными названиями, но отказались от этой мысли. Евгений Непейвода объясняет: «Еще недавно на запрос «Кинодоктор» «Яндекс» молчал, а теперь выдает больше 10 000 результатов — это уже бренд».

Как устроена финансовая сторона кинобизнеса

Цифры бюджетов и сборов обсуждаются в новостях, касающихся практически каждого заметного отечественного или зарубежного фильма. Голливуд по этому поводу получает немало упреков. Критики говорят о том, что в отсутствии новых художественных идей и приемов кинематографисты из США кичатся уже не оригинальностью сюжета, а объемом потраченных средств. Деньги же становятся мерилом успеха картины. Неважно, сколько и каких статуэток она собрала, главное – цифра сборов. Если фильм окупился в прокате, то можно рассчитывать на появление его продолжения. В противном случае никакая высокая художественность не заменит миллионы и миллионы долларов.

Независимо от отношения к меркантильной стороне вопроса, в ней надо разбираться. Это мы и попробуем сделать хотя бы в общих чертах.

Содержание

Не отходя от кассы

В нашем мире наживы и чистогана все решают кассовые сборы. Под ними понимается общая сумма выручки, заработанная фильмом во всех странах за все время проката. Обычно в статистике отделяются сборы в США и в остальном мире. Для Голливуда целевым является, естественно, собственный рынок, тем более он объективно остается наиболее «денежным». Впрочем, в случае с блокбастерами планетарного масштаба сборы в остальном мире обычно превосходят общеамериканские.

Кассовые сборы принято делить между двумя основными участниками: производителями фильмов и кинотеатрами. Общепринятым здесь является принцип 50/50. Половину суммы забирает дистрибьютор, половину – кинотеатр. Это значит, что для окупаемости фильму нужно заработать в прокате, как минимум, два своих бюджета. Если картину сняли за 130 миллионов $, то в ноль кинокомпания выйдет при сборах в 260 миллионов $.

При этом нужно понимать, входит ли в условные 130 миллионов $ рекламный бюджет, или речь идет только о средствах, потраченных на производство картины. Если маркетинг считается отдельно, то и сборы для окупаемости увеличиваются соответственно этим расходам. А они могут быть крайне серьезными – на активное привлечение зрителей в кинотеатры по всему миру уходят десятки миллионов $.

Однако кинокомпании мало лишь отбить бюджет, ей нужно еще и заработать, чтобы иметь ресурсы для дальнейших проектов. Заработка ждут и привлекаемые инвесторы. Если прокатных денег недостаточно, то после ухода с больших экранов фильм начинают активно продавать на физических носителях и в онлайн-кинотеатрах, а также для показа на ТВ. Впрочем, главную кассу делают, конечно же, кинотеатры. Если в основном прокате картина провалилась, то от остальных способов распространения ждать большой прибыли не стоит.

Как формируется бюджет

Определяющая роль в запуске картины принадлежит продюсеру, то есть человеку (или компании), выделяющему деньги на съемку. В России режиссеры часто получают деньги (некоторую их часть) от государства, в Голливуде обычно работают коммерческие структуры.

Важность продюсера подтверждается хотя бы тем, что его зачастую указывают в титрах раньше режиссера. Именно он решает, стоит ли воплощать конкретный сценарий. Успешные и долго работающие продюсеры не делают ставки на конкретный проект – они выпускают кино массово. В США стандартной считается ситуация, когда из десяти картин девять проваливаются в прокате, а одна выстреливает и зарабатывает миллиард $. Этой прибыли хватает для покрытия всех расходов и убытков, гонораров задействованных специалистов и запуска новых проектов.

Читать еще:  Как зарабатывать на предоставлении грузчиков 200 000 руб/мес

Куда уходят деньги

Режиссер Павел Бардин отметил, что в кино особенно заметна ценность человека. Именно поэтому больше половины бюджета составляют гонорары. Их нужно платить не только актерам, но и тем, кто пишет сценарий, обслуживает технику, шьет костюмы, наносит грим, делает декорации, занимается компьютерной графикой, монтажом, озвучанием и прочей работой. Значительные деньги нужны на аренду павильонов и прочих мест для съемки, организацию выездов для работы съемочной группы на природе, постановку трюков.

Для успеха в прокате нужна хорошая рекламная кампания, причем расходы на маркетинг в некоторых случаях сравниваются с остальным бюджетом или даже превосходят его. Сама по себе даже очень хорошая картина выстреливает редко – время проката ограничено.

Мы делили апельсин

Момент истины наступает после нескольких недель показа картины в кинотеатрах. К этому времени обычно становится понятно, сколько заработал фильм, и каждая из сторон подсчитывает свои прибыли или убытки. После того, как половина сборов отойдет кинотеатрам, подсчитываются суммы, получаемые создателями картины. Здесь все зависит от тех договоренностей, на которых велась работа.

Актеры получают за свое участие фиксированный гонорар или определенный процент дохода. Выбор схемы – это всегда дилемма. Например, Роберт Дауни младший снимался в «Железном человеке 3» (2013) за 7% от сборов. Фильм собрал больше миллиарда $, поэтому его гонорар составил 75 миллионов $. Если бы речь шла о фиксированной сумме за участие в фильме, то она была бы в несколько раз меньше.

Обратный пример – Сильвестр Сталлоне в первом «Рокки» (1976). Фильм, снятый за 1,1 миллиона $, заработал в прокате баснословные 225 миллионов $, но у малоизвестного на тот момент Сталлоне был фиксированных гонорар – 25 тысяч $. Свои условия актер смог начать диктовать только после того, как стал популярным. В последующих картинах гонорары Сталлоне начали измеряться десятками миллионов долларов.

Свои деньги нужно возвращать и инвесторам. Здесь тоже все зависит от заключенных договоренностей. Для примера рассмотрим недавно вышедший на экраны фильм «Бегущий по лезвию 2049». Сейчас уже очевидно, что картина не сможет заработать 400 миллионов $, которые необходимы ей для выхода в ноль – цифра мировых сборов составляет около 250 миллионов $. В таких условиях компания Alcon Entertainment рискует потерять вложенные ею 80 миллионов $.

У «Бегущего по лезвию 2049» есть еще один крупный инвестор – Sony, вложивший 110 миллионов $. Он, в отличие от остальных продюсеров, понесет наименьшие потери. Это объясняется условиями контракта. В Sony еще на стадии производства картины решили отказаться брать процент от конечных сборов, поэтому студия при первой возможности заберет свой вклад.

Финансовая история есть у каждой картины – эта сторона вопроса оценивается творцами едва ли не в первую очередь. Современное кино в большинстве своем похоже на аттракцион. Зритель должен сесть, пристегнуться, прокатиться по ухабам, получить впечатлений и оставить деньги в кассе. И желательно не предаваться слишком долгой рефлексии о пережитом приключении, потому что в следующий уик-энд подвезут новое.

Вагоновожатый: как бывший продюсер зарабатывает на кинофургонах

Экономические итоги уходящего года подводить просто: экономика продолжает замедляться, ее рост слегка превышает 1% годовых; нефтяная подушка безопасности проедена, рубль отправился вниз; бюджет уже не справляется со всеми обязательствами и фактический секвестр вкупе с распечатыванием Фонда национального благосостояния и конфискацией пенсионных накоплений с трудом позволили сверстать бюджетную конструкцию на следующий год.

Итоги, что и говорить, безрадостные.

Рейтинг нон-фикшн, пожалуй, дает возможность составить более четкое представление о читателе и его интересах, чем список самых читаемых художественных книг. Если в прошлом году из списка самых продаваемых нон-фикшн книг года складывался портрет человека, стремящегося к самосовершенствованию, то в 2013 году его заботили вопросы более приземленные, но не менее важные. «Как жить дольше 50 лет» и как приготовить шашлык сотней разных способов? Как воспитать ребенка по-французски, чтобы он не плевался едой, но при этом «не стать врагом своему ребенку»? Планируя поездку по Италии, читатель ориентировался на мнение Владимира Познера, аргументы для спора о геополитике России черпал из книги Николая Старикова, а для дискуссии об экономике — из бесед Альфреда Коха и Петра Авена. Такой собирательный образ читателя сложился на основе списка бестселлеров, изданных в 2013 году.

Для составления рейтинга самых популярных нон-фикшн книг 2013 года Forbes запросил данные о количестве проданных к середине декабря экземпляров у крупнейших российских издательств, использовал информацию ведущих книжных магазинов «Москва» и «Библио-глобус»и сводный рейтинг крупнейших магазинов на аналитическом портале о книжном рынке Pro-Books.ru.

Уходящий год показал, что Борис Акунин популярен не только как прозаик, но и как историк. Народная память о послевоенном детстве оказалась востребована читателями благодаря Людмиле Улицкой. А Павел Басинский доказал, что литературоведческие исследования могут быть увлекательнее иного романа. Подробнее о самых продаваемых нехудожественных книгах российского рынка — в галерее Forbes.

2013 год заканчивается. В нем было много удивительных событий, предсказать которые было практически невозможно, — от ареста Сергея Полонского, опоясанного полотенцем, в джунглях Камбоджи до освобождения Михаила Ходорковского благодаря стараниям немецкой дипломатии. Мы постарались отобрать самые яркие события уходящего года, о которых россияне стремились узнавать как можно больше и много говорили. События, которые не оставили нас равнодушными.

В поисках самых выдающихся стартапов 2013 года мы изучили более 300 проектов-номинантов, выдвинутых основателями, инвесторами и авторами Forbes. Девять отобранных жюри компаний были основаны или приступили к активной работе в течение последних 12 месяцев. Каждая из них представляет собой инновационный бизнес, который ломает традиционные представления о развитии своего сектора.

Среди претендентов на попадание в девятку оказалось множество ресторанов, некоммерческих организаций, PR-агентств и предпринимателей, развивающих бизнес по франшизе. Мы пришли к выводу, что понятие «стартап» стало настолько размытым, что его применяют ко всем проектам от разработок приложений до благотворительных фондов.

Мы решили дать свое определение стартапа и сконцентрироваться на совсем молодых компаниях. Согласно нашим критериям, они должны быть приносящими доход коммерческими предприятиями с реальным бизнес-планом. В список не были включены стартапы, которые привлекли внимание, но пока остаются в неопределенном положении, как например альтернатива кредитным картам Coin. Многие из нашумевших проектов, которые вы вероятно ожидали увидеть в списке – Uber, Hailo, Snapchat, Lyft, ClassDojo, не попали в него потому, что приступили к работе более года назад или приносят доход, превышающий уровень дохода стартапа. Мы также решили, что приобретенные компании и проекты, которыми управляют частные фонды, тоже переросли фазу стартапа. По этой причине из списка были исключены система мобильных платежей Venmo и сервис по поиску марихуаны Leafly.

Список кандидатов получился разнообразным: рядом с нефтяными компаниями оказались кафе и интернет-магазины, производители маек из фольги и даже фирма по производству презервативов, основанная отцом и дочерью. Одним из самых изобретательных предпринимателей стал профессор Принстонского университета, семикратным чемпионом США по шахматам Эндрю Нг, разработавший онлайн-платформу по обучению шахматам Chesscademy.

Среди попавших в список из 9 лауреатов оказалась компания Homejoy, пожалуй, один из самых быстрорастущих проектов. Проект стартовал осенью 2012 года, и недавно получил инвестиции в размере $38 млн на расширение бизнеса.

Интернет-магазины и приложения для покупок через мобильные устройства останутся топовой темой в 2014 году. Один из участников списка, приложение по продаже билетов на концерты WillCall планирует откусить свою часть пирога. Сервисы по организации совместного пользования услугами также набирают обороты – проект FlightCar предлагает сдавать в аренду автомобили с парковки в аэропортах Бостона, Лос-Анджелеса и Сан-Франциско. 2013 год можно назвать годом электронной валюты биткоин, и участник нашего списка, проект Coinbase, занял крепкую позицию в этой нише.

Не столь известным, но несомненно «взрывным» стал стартап Estimize по оценке выгодности инвестиций в акции с использованием краудсорсинга. В этом году основатели заключили соглашение с агентством Bloomberg по предоставлению своей информации в систему из 300 000 терминалов.

Новую жизнь старой идее дал Boxed.com — логистический сервис, предоставляющий бесплатную доставку при заказе большого объема товара. Сервис Hired перевернул привычные представления о кадровом менеджменте с помощью особой программы курирования персонала, и в результате стал крупнейшим рекрутинговым агентством Кремниевой долины. Итак, перед вами – девятка стартапов-лидеров 2013 года по версии Forbes.com.

Одним из важнейших итогов уходящего года можно считать окончательный отказ «государства» — то есть принимающей решения узкой группировки, персонифицированной в лице Владимира Путина — от попыток адресно, в отрыве от совершенствования системы правоохраны в целом, защитить предпринимателей от произвола силовых структур. К сожалению, символический акт помилования Михаила Ходорковского никоим образом этого вывода не отменяет.

Стены переговорной комнаты компании «Кинодоктор» увешаны благодарностями от клиентов. Среди них — две расколотые тарелки, наклеенные на деревянную основу. «Кинодоктор» сдает в аренду гримвагены — передвижные гримерно-костюмерные комплексы. Тарелки — это выставочные призы, «киношные» символы: посуду бьют в начале съемок, на удачу. «Мы сегодня находимся в эпицентре кинособытий», — гордится гендиректор Евгений Непейвода.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector