Устинов Геннадий, развлекательный комплекс в маленьком городе

Устинов Геннадий, развлекательный комплекс в маленьком городе

Истории успешных предпринимателей-2

Продолжение подборки историй успешных предпринимателей. В нашем блоке “Как стать богатым” мы собираем истории успешных предпринимателей. Такие истории весьма поучительны для новичков, интересны коллегам “по цеху”.

В 2003 году его пригласили работать тренером по танцам в Славянск–на–Кубани. “В актовом зале местной школы увидел две с половиной пары — это был весь коллектив”, — улыбается Андрей.

Братья Алексей и Игорь Яковели, хозяева студии звукозаписи Millhouse, озвучивают рекламные ролики уже 15 лет. Они работают в паре, где роли жестко распределены: Алексей – композитор, Игорь – звукорежиссер. Сегодня с ними сотрудничают практически все продакшн-студии и рекламные агентства Петербурга. О креативе в рекламном звуке, о том, почему плохое озвучание может «запороть» рекламный ролик, о любимых и не очень заказчиках, о «Смешариках» и о том, что иногда происходит с птичками после съемок рекламного ролика.

Я часто на своих тренингах задаю студентам один и тот же вопрос: «Что общего между бизнесом и сексом?». Правильный ответ таков: и то, и другое начинается с «хочу».

Мне не нравится слово «мечта». В моем представлении это что-то очень непродуктивное: вот я сел такой и мечтаю, мечтаю, воображаю, как у меня бы все здорово получилось. Хотеть – это гораздо больше, чем мечтать.

Она – яркий пример self-made woman. В чужом городе организовала бизнес с нуля и в свои 27 уже восьмой год управляет собственным агентством.

Сергей Оганесян, основатель и директор рекламно-производственной компании «Твоя НаклейКа», выпускник института пищевых технологий, последние семь лет работал в рекламном бизнесе. Но, увы, не на собственное благо. Пройдя путь от промоутера до аккаунт-менеджера в разных столичных рекламных агентствах, наш герой в какой-то момент, как и многие молодые и активные, решил, что пришло время заняться чем-то своим.

Антон Лялин занимается поставками мяса для российских ресторанов с 1993 года. «Я понимаю предмет полностью, от производства до приготовления,— гордо заявляет он,— и как мясоед знаю, как его есть надо». Совладелец «Глобал фудс» до сих пор помнит свой первый кусок мяса, пожаренный им в девятилетнем возрасте в Сочи под чутким руководством мамы. С тех пор Антон Лялин превратился в настоящего мясного фаната.

Первый российский фитнес-центр открылся в Ленинграде еще в 1990 году, а сама идея создания подобного клуба была «завезена» в Россию Ириной Разумовой, которая на тот момент являлась вице-президентом шведской сети оздоровительных клубов World Class. Вскоре Ирина решила заняться собственным проектом, который получил название «Планета Фитнес».

В бизнес люди приходят по-разному. Светлана Соколова — архитектор по образованию и парикмахер по призванию — стрижет людей уже тринадцать лет. Свой салон красоты ее фактически «заставили» открыть собственные же клиенты: мол, пора выходить на новый уровень. Как стать хозяйкой своего салона и где на этом пути разложены «грабли», она рассказала нам.

Модельер-дизайнер изобрела новый формат салона красоты, в котором объединила арт-галерею, библиотеку и клуб знакомств. Формула «три в одном» помогла быстро раскрутить бизнес.

Думаете, все сегменты рынка маркетинговых услуг давно уже заняты? Как бы не так! Ксения Светличная сумела обнаружить уникальную, а главное, никем еще не занятую нишу в рекламном бизнесе — аудиобрэндинг.

Богатые, и уж тем более знаменитые россияне предпочитают лечиться за рубежом. Считается, что заграничные врачи, технологии и сервис – лучше. Психотерапевт Артем Толоконин решил положить конец этой непатриотичной практике, открыв собственную клинику, где любой миллионер может спокойно потратить 250 тысяч рублей за час.

Михаил Котовский занялся торговлей зоотоварами, когда и бизнеса еще такого в России не было. Нынче, став одним из крупнейших оптовиков в Урало-Сибирском регионе, он открыл первый в стране мультибрендовый бутик, продвигающий элитную продукцию для животных.

Первым детским кафе в Татарстане стала “Сказка”. Она послужила примером для создания подобных заведений по всему СССР. “Сказку” в 1970 году открыл Миннулла Шарипов, который и сейчас является собственником кафе. В дальнейшем к ведению бизнеса присоединились супруга и дети. Сегодня в семейных планах – ребрендинг кафе, выход новый уровень обслуживания и увеличение количества посетителей. О секретах ведения семейного дела, правилах и особенностях ресторанного бизнеса рассказал гене­ральный директор кафе “Сказка” Михаил Шарипов.

>Найти свободную нишу несложно — важно понять, какие изменения произойдут в той или иной отрасли и какие промышленные технологии станут востребованы через несколько лет. У вас будет запас времени, чтобы разработать новый продукт и предложить его рынку в тот момент, когда конъюнктура окажется благоприятной. Так мы обычно и делаем. И в большинстве случаев остаемся в выигрыше.

Андрей Дмитриев объединил в одном предприятии прачечную и химчистку. Такой шаг добавил его компании устойчивости, но бизнес получился двойственным. С одной стороны, пришлось искать корпоративных клиентов, с другой — культивировать индивидуальный подход к частному заказчику. Справившись с обеими задачами, Дмитриев начал учить своему ремеслу новичков.

Свое дело я начал развивать в начале 90-х, когда ситуация в стране была нестабильной и труднопредсказуемой. Сначала открыл кооператив по ремонту бюджетных объектов, но вскоре в этой отрасли начался кризис. В 1994 году было принято решение заняться розничной торговлей, и оно далось нелегко.

Совладельцы ресторанного холдинга Ginza Project Вадим Лапин и Дмитрий Сергеев не стали стилизовать свои японские рестораны под Японию, а сделали ставку на разнообразное меню. И не ошиблись: сеть “Япоша” уже дышит в спину лидерам рынка.

Чем только после ухода на пенсию не занимался бывший начальник связи танкового полка Олег Бурлачко — торговля, автотехобслуживание, сельское хозяйство. Держал свиней до 30–40 годов, молочное стадо. Но корма так подорожали, что пришлось от животноводства отказаться. Последние 1,5 года занимается выращиванием грибов вешенок. И этот бизнес, похоже, удается, хотя само по себе это не такое простое дело, как кажется на первый взгляд и как иногда преподносит реклама, сулящая возможность легкого дополнительного заработка. Плюс те же трудности, что испытывает сегодня любой малый бизнес.

Сергей Лучников, единственный патентообладатель на продажу воздуха в мире, начал в свое время с продажи воздуха Петербурга – так было написано на запаянных жестяных банках, которые хорошо расходились в сувенирных лавках нашего города. Теперь Лучников решил закатать в банки воздух Сочи. В реализацию идеи он вложит $500 тыс.

Устинов Геннадий, развлекательный комплекс в маленьком городе

«Ресторанный бизнес в маленьком городке – заведомо убыточное предприятие, и причин этому много. Но я бы не променял его на высокооплачиваемую работу. Я люблю свободу».

О встрече мы договорились по телефону. Судя по голосу и манере общения, мужчина солидного возраста и с деловой хваткой. Владелец нескольких магазинов и развлекательного комплекса, включающего ночной клуб, ресторан, бар и прочее.

Когда же мы встретились, я увидела красивого интеллигентного мужчину. Я бы не удивилась нашей встрече где-нибудь в Третьяковке, а вот владелец ресторана в заштатном городишке (скорее деревне) представлялся мне несколько иначе.

Чувствуется, что ему многое хочется сказать. Возможно, теплится надежда на то, что эти слова дойдут до властьимущих – во всяком случае, беседа началась с проблем, с трудностей.

Г.И. Ресторанный бизнес в маленьком городке – заведомо убыточное предприятие, и причин этому много. Здесь и уровень культуры, и низкие доходы местного населения. Многие считают, что глупо отдыхать в ресторане, ведь гораздо дешевле дома все приготовить и съесть перед телевизором. Хотя очевидно, что лучше, наоборот, в ресторане.

Г.И. Простые люди, составляющие основу местного населения, в ресторан ходят крайне редко. Те же, у кого деньги имеются, предпочитают ездить отдыхать в Ставрополь. Всего час-полтора езды, и человек попадает в крупный город. Разумеется, уровень развлечений там выше. А у нас я вынужден держать более низкие цены на все, а, следовательно, не могу себе позволить пригласить хороших артистов и высококлассных поваров. Попробовал привезти стриптизершу. Берет дорого, но при этом ее вид меня сильно разочаровал. Когда договаривались, она была в одежде, а здесь разделась, смотрю – и грудь провисла, и целлюлит на попе.

Геннадий Иванович, а как Вы считаете, возможно ли сейчас новому человеку (ну, вот мне, например) взять и открыть в нашем городе ресторанчик?

Собеседник едва ли не руками замахал на меня:

Г.И. Что Вы, это практически невозможно.

И он тут же прикидывает необходимые в подобном случае расходы – на помещение, оборудование (от интерьера до посуды), наём поваров и официанток. Затем тут же переключается на рассказ об уровне конкуренции.

Г.И. В нашем городе всего два действительно приличных ресторана, один из них принадлежит мне. Когда-то мы были единственными в городе, а сейчас открылись многочисленные забегаловки – там невозможно по-человечески провести время, там плохо обслуживают, эти места пользуются дурной славой, но ведь все-таки оттягивают от нас клиентов. А в результате я вынужден держать крайне низкие цены, что в итоге, кроме всего прочего, приводит к низкой зарплате моих работников. У нас в городе есть учебное заведение, выпускающее поваров. Но из каждого выпуска только одна-две девочки действительно умеют готовить, остальных приходится обучать с нуля. Вот я беру их, привожу сюда, обучаю – а я знаю толк в ресторанном деле, я могу научить и официантку, и повара. Некоторое время девочка работает, а потом, после очередного выходного дня, не появляется на работе. И лишь через время выясняется, что она нашла себе чуть более высокооплачиваемую работу в Ставрополе.

Постепенно от проблем и трудностей, которые грозят любому, кто захочет открыть новый ресторан, разговор переходит на то, что входит в состав развлекательного комплекса. В частности, Геннадий Иванович говорит о том, что пытался открыть гостиницу, в том числе и с почасовой оплатой, но дело не пошло.

Но буквально месяц назад один знакомый молодой человек жаловался мне, что ему некуда привести девушку. То есть в маленьком городке такую проблему невозможно решить даже за деньги?

Лицо Геннадия Ивановича приобретает оттенок горечи:

Г.И. Ну, вот. У него проблема, а у меня тоже проблема. Ведь я не хочу такую гостиницу, как та, которая досталась городу в наследство от советских времен. У меня и интерьер уютный, и простыни чистые, но ведь все это деньги. Мне оказалось намного выгоднее сдать помещение гостиницы под офисы – это себя окупает, а вот гостиница, как говорится, “не пошла”. Похожая ситуация и с бильярдным залом – сделать я его сделал, но он чаще всего пустует, так как дорог для местных людей.

А что еще входит в Ваш развлекательный комплекс? Помимо ресторана.

Геннадий Иванович встает и охотно устраивает для меня экскурсию по своему хозяйству. Должна признаться, впечатление сильное. “Гостиный двор” вызывает ассоциацию с той московской квартирой, в которой происходит столько событий в романе “Мастер и Маргарита” – снаружи это относительно небольшое здание, неброское, хотя наметанный глаз сразу определит и дорогую отделку, и вкус владельца. Впрочем, одна очень и очень броская деталь здесь все же имеется – перед входом стоит двухметровый скульптурный красавец с курицей на подносе, – но это и все. В целом же здание выглядит не только скромным, но и очень маленьким. А вот внутри…

Читать еще:  Как грамотно обналичить виртуальные деньги и немного на этом заработать

Помимо трех банкетных залов, бара и основного зала ресторана, здесь каким-то чудом поместилось еще много весьма просторных помещений. А ведь есть еще и летняя площадка под открытым небом.

Сначала мы прошли в ночной клуб. Ярко-голубой свет, идущий через прозрачную крышу, место для ди-джея под самым потолком (как пояснил Геннадий Иванович, чтобы ему не мешали) второй этаж со столиками и перилами, на которых можно “повиснуть” над танц-полом. Отделка стен, гармонирующая с голубым светом, интерьер в стиле хай-тек. В такой ночной клуб не стыдно привести гостей даже из Голливуда.

Геннадий Иванович, в который уже раз за время нашей беседы, подчеркивает, что лично разработал дизайн всего развлекательного комплекса, каждой его детали. Затем мы переходим в другой зал, поднимаемся на второй этаж. Везде красивый интерьер, высококачественные репродукции картин, в каждом помещении свой стиль, своя особая атмосфера. Имеется даже восхитительный зимний сад, причем, подвесной – своего рода висячие сады Семирамиды в миниатюре. И все это – воплощение идей самого предпринимателя.

Я спрашиваю об образовании.

Г.И. Я дизайнер, обучался в Москве на факультете Промышленно-художественного дизайна.

Но почему же создали бизнес совершенно в другой сфере?

Г.И. Сначала, еще в советские годы, когда никто слыхом не слыхивал о передаче “Квартирный вопрос”, мы с женой и братом именно этим и занимались. У нас были богатые клиенты, которые оставляли нам ключи от квартиры и уезжали, а возвращались в совершенно новую уютную обстановку. Был даже случай, когда я предложил задрапировать стены комнаты тканью – мы поехали на фабрику, я указал желаемый образец, но мне возразили, что этот образец опытный и будет запущен в производство лишь в следующем году. Но хозяин квартиры дал распоряжение, и ему наткали необходимое количество ткани в тот же день.

И все-таки, почему магазины и ресторанный бизнес, а не дизайн? Потому что город маленький?

Г.И. Не совсем. До Москвы я успел закончить кооперативный техникум в Ставрополе. Мои родители всю жизнь работали в торговле, поэтому и меня направили по этому пути. Но после окончания техникума я сказал маме, что мое призвание – быть художником, и уехал в Москву.

Но однажды я повредил руку (Геннадий Иванович засучил правый рукав, чтобы показать мне шрам на запястье). Вот, видите? Болгаркой. После этого я решил, что должен вернуться обратно в торговлю – приехал домой, открыл новый бизнес. Сначала у меня было 15 магазинов – я начинал в 1994 году, – а сейчас вынужденно сократил число магазинов до 3-х.

Действительно, Геннадий Иванович – местная легенда. Его считают самым богатым человеком города, его уважают, ему завидуют.

Г.И. Сначала дела шли очень хорошо, несмотря на то, что в те годы считалось непрестижным и невыгодным совершать покупки в магазинах, основной поток покупателей шел на рынок. Но затем меня начали буквально преследовать налоговые органы – постоянные придирки, по 2-3 проверки каждую неделю. Даже сами проверяющие уже говорили, что им неудобно передо мной, но ничего поделать они не могут. Да и нарушения всегда можно найти, было бы желание. Это ведь торговля, и я работаю не один, а среди продавцов разные люди встречаются. Немного позже я узнал, что меня “заказали”.

Сначала меня наказывали штрафами, а затем и вовсе подвели под статью “Сокрытие налогов в особо крупных размерах”. Позже меня оправдали, даже выяснилось, что бухгалтер совершила ошибку и превысила размер уплаченных налогов, но ущерб я получил очень серьезный. Моя репутация была разрушена, и поставщики неохотно имели со мной дела, часть магазинов вытеснили из центра города, часть их пришлось закрыть. Я не сломался и горжусь этим, но моя жена на нервной почве заболела, и сейчас у нее до сих пор проблемы со здоровьем.

А как сейчас обстоят дела с проверками, с налоговыми органами?

Г.И. Да тоже нелегко. Такое впечатление, что предпринимателей хотят задушить. Особенно сильно сейчас “лютует” так называемый ПРИАС – орган, созданный при милиции. В нем работают исключительно молодые парни до 30 лет, которые не знают ни жизни, ни уважения к чужому труду. Они не считают нужным соблюдать законы, они хотят только одного – штрафовать. Часто берут какую-нибудь девушку, которая выглядит солидно и “взросло”, но по паспорту ей нет еще 18-ти, дают ей тысячу рублей и подсылают купить спиртное. В нашей культуре, как Вы знаете, не принято проверять паспорт при продаже пива или водки, вот продавцы и попадаются.

И как велики штрафы?

Г.И. Со штрафами ситуация следующая: часть моих магазинов оформлена как частное предприятие (физическое лицо), а бар и развлекательный комплекс – это ООО, юридическое лицо. Соотношение штрафов для физических и юридических лиц составляет 1/10. На днях меня едва не оштрафовали на 30 тысяч, к счастью, удалось оформить его на меня как частника, и я заплатил 3 тысячи. Если бы 30, это был бы непоправимый урон, ведь я не скоро получу такое количество прибыли – в нашем городке это трудно.

Все эти рассказы о трудностях бизнеса, о придирках проверяющих наводят меня на вопрос о том:

Каково женщине работать в сфере бизнеса?

Но ответ Геннадия Ивановича неожидан:

Г.И. Женщинам обычно легче. Особенно таким, которые обладают очарованием, особенным женским шармом. Я говорю не о красоте, нет. Зачастую женщина выглядит серой мышкой, но при этом у нее масса поклонников. Видимо, такие женщины излучают особые флюиды, которые заставляют мужчин подсознательно тянуться к ним. Подобным женщинам очень легко в бизнесе. Ведь в разного рода контролирующих органах работают, в основном, мужчины. Другие бизнес-леди берут тем, что кокетничают, строят глазки, и им тоже не так уж сложно приходится в случае проверок.

Но Вы называете ресторанный бизнес убыточным. Не было мысли заняться бизнесом в другой области, в дизайне, например?

Г.И. Да, уже я думал об этом. В нашем городе недавно открылась фирма с таким направлением, только я не уверен, что это профессионалы. Так что я обдумываю для себя подобную возможность.

А как много времени отнимает у Вас бизнес?

Г.И. Да практически целый день. Но это скорее мое собственное желание, так как сейчас имеются хорошие условия для того, чтобы наладить бизнес один раз, нанять толкового товароведа, а самому сидеть и отдыхать дома. В наше время поставщики сами ищут сбыт и готовы привезти любой товар по первому требованию. Но мне хочется работать по старинке, как я привык, я даже водителя не нанимаю, сам постоянно за рулем.

А если бы Вам вдруг предложили устроиться на работу, причем, с гораздо более высокой зарплатой, чем сейчас составляют Ваши прибыли от магазинов и комплекса вместе взятых? Согласились бы?

Геннадий Иванович отвечает, даже не задумываясь.

Г.И. Нет, конечно, отказался бы. Гораздо приятнее работать на себя и знать, что в любое время дня ты можешь просто взять и пойти на прогулку, а я очень люблю гулять пешком – это способствует обновлению в мыслях, появляются новые идеи. Моя жена, возможно, согласилась бы на наемную работу, а я люблю свободу.

Новости


Ирина Устинова: «У маленького города может быть большое будущее».

С 21 по 22 сентября в Карелии проходил Всероссийский форум «Академическая музыка в малых городах России». Главной его темой стало развитие регионального музыкального пространства и эффективные методы привлечения аудитории на концерты академической музыки. Участники форума – руководители концертных организаций, – делились своим опытом, а также предлагали различные альтернативы традиционным концертам, опираясь на современные тенденции. Ирина Устинова – директор Карельской государственной филармонии и идеолог форума – рассказала «Музыкальному Клондайку» об итогах мероприятия.

– Как задумывалась идея создания Всероссийского форума, почему решили проводить его именно в Кондопоге?

– Летом 2017 года Кондопожский Дворец искусств получил статус филиала Карельской филармонии. Произошло это как раз перед началом концертного сезона, и мы экстренно стали соображать, что делать с этим великолепным наследием и как его развивать. Важным этапом стала наша совместная поездка с руководством филиала на органный форум в Челябинск, который проходил на базе их филармонии. По его окончании мы поняли, что нам необходимо провести мероприятие подобного масштаба в Кондопоге.

– Зачем?

– Во-первых, нам нужно привлечь внимание к нашему новому залу. Органы Кондопоги имеют высокую репутацию в среде органистов, но для широкой публики, увы, мало известны.

Изначально это мероприятие задумывалось как органный форум, но в процессе подготовки мы решили провести более масштабное мероприятие. Мы понимали, что вопрос не только в том, как привлечь внимание к новому органному залу, но и в том, как вообще заниматься продвижением академической музыки в малых городах. Здесь, как и во многих других уголках нашей страны, существует немало проблем, которые в итоге были объединены главной темой: «Как сформировать филармоническую среду». На форуме мы много общались, делились опытом, спорили, слушали интересные лекции, и я уверена, что каждый уехал с новыми идеями и планами.

– С какими общими проблемами сталкиваются филармонии в малых городах России?

– Главная проблема, собственно, одна – как привлечь публику в зал. По статистике академическую музыку в среднем слушают от трех до пяти процентов населения. У нас в Кондопоге, с прекрасным наследием в виде зала и органа и населением 30 тысяч человек, эта проблема стоит особенно остро.

– Карельская филармония – это уникальное культурное учреждение, так как она находится в городе с населением менее 300 000 тысяч…

– Чем больше мы общаемся сейчас с коллегами, тем больше мы понимаем: таких как мы, много, но мы обычно в тени. Понимаете, руководители концертных организаций регулярно встречаются на различных мероприятиях, но на виду, как правило, крупные филармонии, а здесь – другая история. Карельской филармонии 80 лет, и с какими бы проблемами мы не сталкивались, нам помогают наш опыт, традиции, партнеры-музыканты. А Кондопоге все гораздо сложнее. Пока этот зал не был нашим филиалом, мы здесь практически не работали: у нас не было (и нет) бюджетных дотаций, а билеты должны быть доступны по цене, поэтому каждый выезд для нас был большой проблемой. Но теперь, даже понимая, что мы не заработаем на концертах в органном зале, мы стали ездить туда чаще в расчете на то, что когда-нибудь это даст свои плоды.

– На форуме поднималась тема виртуальных концертных залов в регионах. В Карелии уже появились площадки, на которых реализуется этот проект?

– На сегодняшний день ни одной такой площадки нет. Но прошедший форум дает нам основания полагать, что несколько таких залов в ближайшее время появятся в районах Карелии. Для нас виртуальный зал – это инструмент просвещения и пропаганды академической музыки. Используя опыт коллег из Екатеринбурга и Вологды, мы предварительно договорились о сотрудничестве с Национальной библиотекой Республики Карелия, у них есть и филиальная сеть по республике, и доступ к интернету в филиалах, и желание заниматься формированием культурной среды в районах.

Читать еще:  Как сообщить об увольнении сотруднику

– Существует ли сотрудничество между «малыми» филармониями России?

– Все филармонии очень разные: по какому признаку не рассматривай – везде есть свои отличия. Если вы называете «малыми» филармонии в малых городах, так это не всегда справедливо: можно в малых городах встретить концертные организации, работающие гораздо более эффективно, чем некоторые филармонии в городах крупных.

Мы, увы, не очень удобно для активного сотрудничества расположены на территории России: Карелия значительно удалена от основных филармонических «скоплений», за нами только Мурманск, да и до него еще около суток езды на поезде. Мы, конечно, всегда находимся в курсе событий – нам помогает в этом Союз концертных организаций России, Московская филармония и Федеральная программа «Всероссийские филармонические сезоны», близость к Петербургу, а так же собственные творческие контакты с коллегами из других регионов. Но мы возлагаем надежды на то, что форум станет новым объединяющим звеном в нашем сотрудничестве.

– Прошел первый такого рода и масштаба форум, будет ли продолжение?

– Мне бы хотелось, конечно. Мы часто встречаемся с коллегами на разных площадках в рамках деятельности Союза концертных организаций России. Но там доминируют обычно большие филармонии, что, с одной стороны правильно: они – флагманы, которые задают общий тон, делятся технологиями, и это важно. Но если крупные города похожи, малые, как правило, очень различны между собой, и здесь особое значение имеют любые детали и нюансы. Хорошо, что была возможность поделиться ими.

– Форум такого формата будет постоянно проходить в Карелии?

– Не вижу в этом смысла. Он должен проводиться на разных площадках в разных регионах. Было бы неплохо по истечении года вновь собраться где-то и посмотреть, что поменялось, а что нет.

– Как вы считате, есть ли все-таки будущее у филармоний в малых городах, будут ли они расширяться, станут ли они центром всей культурной жизни города или на данный момент существуют сложности, которые непреодолимы, это могут быть и финансовые и ресурсные, когда не хватает артистов или квалифицированных специалистов?

– Можно отнестись к этому вопросу пессимистично и сказать, что да, к сожалению, мы обречены на выживание, что при всеобщей оптимизации наши потери заметнее, чем у крупных филармоний. Но в культуре очень многое зависит от личности, и это обязывает меня как руководителя к оптимизму. И все, кто приезжает в Карелию, видят, как работает команда филармонии, и дают нашей работе высокую оценку.

– Вы считаете себя культурным лидером Карелии?

– Про себя очень сложно говорить. Я просто люблю свою работу и люблю филармонию.

– Какими качествами и знаниями должен обладать лидер такой культурной институции, как, например, филармония?

– К сожалению, мы понимаем, что у нас нет такого ВУЗа, который мог бы предоставить готовый рецепт руководителя. Мне кажется, что здесь должны быть несколько базовых вещей. В первую очередь, это сочетание музыкального и менеджерского образования. Далее – ряд личностных качеств: харизматичность и внутренний стержень, способность повести за собой людей и оправдывать их доверие, умение вступать в диалог с властью и бизнесом, креативность и открытость новым идеям.

– В Кондопоге есть великолепные органы, меценатом и вдохновителем их покупки в свое время стал директор целлюлозного завода Виталий Федермессер. На ваш взгляд, логично ли было поставить эти инструменты в такой небольшой город?

– В Петрозаводске не нашлось такого человека, который смог бы это сделать. Кто-то может покрутить у виска и сказать: зачем орган в маленьком, забытом Богом городе, где стоит бумажный завод, где живет рабочий класс? Но у Федермессера была идея – не он ее придумал, она успешно функционирует в европейских городах: нужно заботиться о людях и социальной составляющей. Люди захотят жить, работать и растить детей в городе, если там будет хорошая инфраструктура – медицинские, образовательные учреждения, парки, библиотеки. Концертный зал и высокое музыкальное искусство – неотъемлемая часть комфортной среды. Даже если у человека нет пристрастия к классической музыке, он должен знать, что возможность услышать эту музыку у него есть, она рядом. Вот в Кондопоге зал есть, и это значит, что у маленького города может быть большое будущее.

Беседовал Антон ИВАНОВ.

Фото предоставлены пресс-службой Карельской государственной филармонии.

Геннадий Устинов: «Надо верить в российский менеджмент!»

Само существование московского гостиничного комплекса «Орехово» опровергает так часто появляющиеся в прессе утверждения о том, что апарт-отели – новое явление на российском рынке, и еще неизвестно, как к нему этот рынок отнесется. «Орехово» как апарт-отель или, точнее, «гостиница для длительного проживания» действует с 1989 года, и все это время отель и его гости замечательно существуют. И потому опыт, накопленный в ГК «Орехово», заслуживает того, чтобы о нем рассказать. Генеральный директор гостиничного комплекса Геннадий Устинов (фото) ответил на вопросы H&R.

– Геннадий Семенович, «Орехово» – гостиница, переделанная из жилого дома. Каковы плюсы и минусы такого проекта?

– В конце 80-х была такая тенденция: по постановлению правительства жилые дома в Москве передавались Московскому городскому объединению гостиниц как «дома для длительного проживания иностранцев». ГК «Орехово» открылся в 1989 году, когда уже и иностранцы-то в Москву особенно не приезжали, но гостиница осталась, стала одним из первых в городе апарт-отелей и существует по сей день. Плюсы есть: апарт-отели привлекательны для гостей благодаря своей демократичной форме, когда услуги предлагаются, но не навязываются, хочешь – завтракай в ресторане, нет – готовь на кухне в номере. Сам проект тоже удобен для гостей. Нет, например, коридорной системы, два-три номера составляют замкнутый блок, это избавляет гостей от лишнего шума и помогает создать очень надежную систему безопасности. Одной карточкой гость открывает вход на этаж, сейфовую входную дверь, затем – дверь в комнату.

Такой объект труднее эксплуатировать, но это уже проблемы персонала, а не гостей.

– Можно подробнее о проблемах эксплуатации и о том, как их Вы решаете?

– Когда нет коридоров, горничной труднее перевозить спецоборудование. Конечно, мы продумали, как перемещать технику с этажа на этаж с наименьшими усилиями. Это и есть менеджмент, в данном случае, службы House Keeping. К тому же мы провозим в номера не только пылесосы, но и более сложную технику для уборки: помимо ежедневной еще не реже одного раза в месяц бригада из трех человек делает в каждом номере комплексную генеральную уборку, задействуются парогенераторы, специальные пылесосы, выбивающие грязь, ионизаторы и озонаторы. Убираются все запахи, отпариваются шторы. При высокой температуре – до 100 градусов отмываем плитку. Использование комплексной бригады по уборке номеров – это наше ноу-хау, которое делает чистоту номеров безупречной. Многие наши постоянные гости за это ценят отель. Дизайн и расстановка мебели удобны для гостей и облегчают горничной проведение уборки всеми видами техники.

– И, кстати, выглядят номера просторными, хоть площадь, в общем, небольшая. А еще мебель, сантехника смотрятся так, будто их вчера поставили. Как удается поддерживать номера не просто в хорошем состоянии, а в состоянии новизны?

– Это тоже наработки наших менеджеров. Мы сотрудничаем все время с одними и теми же поставщиками – штор, белья, мебели, ремонтных услуг. Их мы долго и тщательно выбирали. Сравнивали качество, оперативность поставок, быстроту реагирования на наши запросы. Но выбрали – и не мечемся. Постоянный поставщик – это гарантийные обязательства, возможность допоставок, сервисное обслуживание. Конечно, наши гости царапают мебель… иногда. Мы взыскиваем с них деньги за причиненный ущерб и быстро меняем то, что испорчено. Потому выглядят наши номера действительно достойно.

– Вопрос, который мне хотелось задавать Вам сразу: в справочнике этого года прочла, что цены у вас от 1200 рублей. Это правда?

– Уже нет. Цены выросли: от 1300 до 5000 за двухместный люкс.

– И все равно это цены «трехзвездочника», и в Москве они выглядят нереально низкими при том уровне комфорта, который предоставляет «Орехово». Что удерживает от соблазна их повышать?

– Желание удержать гостя с любыми доходами. Наша задача – не дать уйти каждому человеку, который к нам обратился.

– При таком уровне цен какой уровень зарплат сотрудников удается держать? Многие ваши коллеги сетуют, что не могут конкурировать по зарплате с другими отраслями.

– Горничные у нас получают в среднем 17600 рублей, средняя зарплата по гостинице – 21 тысяча. Мы стремимся к минимизации рабочей силы: один человек обслуживает 3,5 гостя. Достигается это за счет грамотно построенной системы управления, взаимозаменяемости менеджеров всех уровней, четкой и понятной схемой администрирования и разумной минимизацией управленческого персонала – все это базируется на хорошем образовательном и профессиональном уровне наших сотрудников.

У нас зарплата состоит из оклада и довольно больших премий, которые зависят от доходов отеля. Сетка подсчета прозрачна, каждый сотрудник может сам прикинуть, какая премия будет в этом месяце. Не я диктую, а они ко мне приходят и говорят: «Геннадий Семенович, мы в этом месяце заработали столько-то». Конечно, мы ищем возможности повышения зарплат, вводим дополнительные услуги, которые позволили бы нам повысить доходы комплекса. Сейчас, например, ввели трансфер до аэропортов.

– Какие еще дополнительные услуги вы предлагаете?

– Гости могут воспользоваться автостоянкой, бизнес-центром, у нас есть комнаты для переговоров на 20 человек, прекрасно оснащенные, в них можно проводить деловые совещания, презентации, тренинги. Есть ресторан на 50 мест в каждом корпусе. Есть салон красоты, оснащенный самым современным оборудованием, в котором работают очень квалифицированные специалисты, что привлекает туда клиентов из различных районов Москвы и т.д. Получается, есть все, но в миниатюре.

– Не досадно, что в миниатюре? Хотелось бы большего?

– У нас есть планы постройки на нашей территории 15-этажного корпуса, в котором будут офисы, гостиничные номера, подземная автостоянка, конференц-зал на 100 мест, фитнес-центр, развлекательный центр. Проект прошел согласование с рядом инстанций, получено заключение, что такое строительство возможно. Теперь – слово за акционером гостиничного комплекса «Орехово».

– Хорошая новость, и хочется пожелать чтобы проект состоялся. Но все же о той гостинице, которая есть: она не вписывается в требования существующей сегодня системы классификации. Вы остаетесь за рамками правового поля. Как к этому относитесь?

– За гостиницы, давно работающие на этом рынке, я спокоен. Тревогу вызывают те общежития и другие здания, которые скрываются за вывеской «гостиница». Ночлежки с животными, которые ползают по постелям, тоже выдают себя за гостиницы. Это наносит существенный урон имиджу города в глазах гостей. Как выходить из ситуации? Возможно, нужно вернуться к лицензированию и обязательной сертификации гостиниц. Но что-то нужно менять, потому что действующий классификатор, который должен был объяснить потребителю гостиничных услуг, какой именно продукт он покупает, этой своей главной цели не достиг.

Читать еще:  Как уменьшить выплаты по кредиту?

Классификатор действительно очень жесткий, и под него не попадают отели, построенные в прошлом веке, что вряд ли справедливо: среди них есть вполне достойные гостиницы. Классификация, безусловно, создавалась для вновь строящихся отелей, им было важно выполнять ее требования, чтобы реально соответствовать современному уровню – но и в этом смысле система уже несовершенна, устарела. За три-четыре года ее существования требования изменились, жизнь не стоит на месте. Поэтому выход, видимо, в создании постоянно действующего экспертного совета, который дорабатывал бы классификатор ежегодно. Еще важно: чтобы согласно классификации устанавливалась верхняя планка цены. И тогда не будет вашего вопроса про соблазн для «трехзвездочника» выставить цены 5*, а это, как известно, нормальная практика в Москве. Вот таким примерно я вижу выход из положения.

– Геннадий Семенович, существует несколько проектов постройки апарт-отелей в Москве. К управлению этими отелями владельцы намерены привлечь международных операторов. Вы как к этому относитесь?

– Появление новых апарт-отелей – это, конечно, хорошо, они нужны городу. В Москву приезжают и надеюсь, будут приезжать множество гостей, которые рассчитывают пробыть в нашей столице долго. Они учат или учатся, консультируют, строят, налаживают работу новых предприятий и т.п. Отели, подобные нашему, несомненно, будут востребованы. Что касается привлечения международных операторов для управления ими – на мой взгляд, это порой нерасчетливые и ненужные траты собственника, связанные с недоверием к российскому менеджменту. Считается, что люди, которые управляли гостиницами в прошлом веке в Москве, сотрудники ущербные, «совковые». Но ведь те, кто так говорит, видели наверняка парижские отели 3* и чертыхались при этом. Они дороже нашего отеля – несомненно, при этом существенно уступают ему и по качеству сервиса, и по уровню оснащения номеров. Считается, что западные менеджеры приносят сюда свои стандарты, и это очень важно. Но мы вот 10 сентября закончили колоссальный труд – написание собственных стандартов, к которому привлекли всех руководителей подразделений. Для каждого сотрудника детально расписано, что делать, как и когда. Разработка стандартов потребовала поэтапной разборки всех операций, производимых в отеле – справились. Оказывается, мы на это тоже способны. Уверен, что российские специалисты способны создавать свои бренды, свои гостиничные цепи. У нас в индустрии гостеприимства работает много опытных, прекрасно образованных людей, готовых решать самые разные задачи.

– Не секрет, что бренд привлекается зачастую для того, чтобы в отель пришли иностранные гости, которые этому бренду доверяют.

– В погоне за иностранными гостями я усматриваю отголосок советского прошлого, когда в гостиницах существовали два прейскуранта – зарубежных гостей все было во много раз дороже! Но сейчас надо ли бороться за иностранцев? Ведь цены одинаковы для всех! Говорить о том, что отечественные гости не воспринимают апарт-отели, не доверяют им – неправда. В «Орехово» примерно 30% иностранцев, остальные – граждане России. Так что апарт-отелям в Москве, по моим прогнозам, можно предсказать светлое будущее. Они займут свою нишу в обслуживании гостей, прибывающих в нашу столицу. (Элеонора Арефьева, RATA – news , H & R )

Геннадий Устинов: «Спрос на апартаменты с гостиничным сервисом растет, а предложение ограничено»

Уж казалось бы, на московском рынке предложения по элитной аренде более чем достаточно: просторных квартир с дорогой отделкой, в элитных домах со своей территорией и инфраструктурой хоть отбавляй. А иностранцам, проводящим время в столице, все равно нужно другое: именно тот стандарт, к которому они привыкли, путешествуя по миру. Официальный договор не с частным лицом, а с солидной компанией, и при этом чтобы были все услуги пятизвездочной гостиницы. Есть такое в Москве? Геннадий Устинов, коммерческий директор комплекса «Звезды Арбата», утверждает: теперь есть!

Почему вы решили продавать не все апартаменты, а сдавать часть в аренду?

Это решение было принято не случайно, а на основании анализа множества факторов. Несомненно, мы смотрели на международный опыт. За рубежом ситуация с апартаментами с гостиничным сервисом отличается от российской практики: престижные отели предлагают в аренду элитные апартаменты на своей территории, обеспечивая жильцов собственным высококлассным гостиничным сервисом. Такие объекты проживания очень востребованы на Западе и в Азии, и позитивный зарубежный опыт сыграл роль в принятии решения о запуске такого формата в России.

Помимо этого, мы наблюдали за статистикой проживания гостей в нашем отеле, расположенном на территории комплекса «Звезды Арбата», — Marriott Novy Arbat. Анализ показал, что есть определенный пласт людей (и значительный), снимающих гостиничные номера на длительный срок.

Это состоятельные представители крупного регионального и иностранного бизнеса, которые приезжают в Москву по рабочим делам часто или надолго.

Ценя комфорт и высококлассный сервис, они постоянно и подолгу снимают гостиничные номера в пятизвездочном отеле.

Собственно, так и родилась идея. Почему бы не предлагать апартаменты не только для продажи, но на условиях длительной аренды? Для арендаторов такой вариант значительно более выгоден по сравнению с гостиничными номерами и за счет стоимости, и за счет большей приватности и безопасности. При этом локация и сервис остаются на самом высоком пятизвездочном уровне.

Учитывая все вышесказанное, мы решили сделать ремонт премиум-класса в нескольких апартаментах и сдавать их в долгосрочную аренду. Мы видим, что рынок аренды элитной недвижимости существует в Москве, живет активной жизнью, и мы со своим ценовым предложением выглядим на нем очень привлекательно.

А кто арендаторы, какие именно иностранцы? Кто кроме экспатов арендует или может арендовать такое жилье?

Комплекс «Звезды Арбата» обладает очень удобным географическим расположением, которое привлекает не только экспатов. Их, кстати, не становится меньше. Все больше становится бизнесменов и предпринимателей из Азии – Китая, Японии, ОАЭ. Для иностранцев в силу менталитета достаточно непривычно останавливаться в арендованных квартирах и отелях. Для этих целей они предпочитают сервисные апартаменты, более распространенные в западных странах. При этом домашняя обстановка важна не только для человека, который часто и много путешествует, но и для тех, кто надолго остается в городе (две недели и более).

Располагаясь в самом центре Москвы, на Новом Арбате, комплекс находится в пешеходной доступности от практически всех правительственных учреждений, включая Белый дом и Кремль. Это делает наши апартаменты очень привлекательными для крупного регионального бизнеса, а также для тех московских бизнесменов, которые постоянно живут за городом, но хотят иметь резиденцию, место дневного пребывания в Москве.

При этом логично, что им требуется прекрасный сервис и безопасность, и они совершенно не хотят думать об оплате коммунальных платежей, уборке и прочих бытовых трудностях.

Здесь хочется отдельно отметить, что в «Звездах Арбата» полностью решена проблема с парковочными местами – этот извечный бич Москвы последних лет. Каждому покупателю или арендатору апартаментов предоставляется необходимое количество парковочных мест на четырехуровневом подземном паркинге. Для элитной недвижимости в самом центре Москвы, на наш взгляд, наличие парковочных мест — это совершенно необходимое условие и показатель высокого класса объекта.

Поскольку в нашем многофункциональном комплексе есть и блок коммерческих площадей, то мы планируем активно предлагать покупателям и арендаторам апартаментов также и офисные помещения. Концепция проста: жить, работать и отдыхать в одном комплексе, получая весь необходимый спектр услуг высокого уровня и при этом не покидая здание. С учетом того, что в гостиничном блоке также есть несколько ресторанов и конференц-центр, мы имеем все возможности удовлетворить самые разные запросы даже очень взыскательных клиентов.

Сколько на сегодня уже продано и сдано? Доходность такого бизнеса (доходного дома) в эконом-классе составляет 4−5%. А в элитном?

Мы не так давно запустили проект сдачи в аренду элитных апартаментов с отделкой. Могу только сказать, что все апартаменты, в которых уже сделан ремонт, сданы. Сейчас выставляем на рынок новые привлекательные лоты.

Нормальная доходность такого бизнеса в элитном сегменте составляет 7−8%. Ставка ежемесячной аренды зависит от площади лота, количества спален, видовых характеристик и срока, на который заключается договор.

В среднем она составляет от 300 до 600 тысяч рублей в месяц, что очень привлекательно с точки зрения рынка аренды элитных квартир и апартаментов в Москве.

В стоимость аренды включены все коммунальные платежи, включая клининговые услуги, а также безлимитный интернет и цифровое телевидение. Особенностью является то, что каждый жилец может заключить отдельный дополнительный договор с отелем Marriott и получить любые услуги, доступные в этом пятизвездочном отеле, с хорошей скидкой.

Это могут быть завтраки, обеды и ужины с доставкой прямо в апартаменты, услуги фитнес-центра, конференц-центра, прачечной, заказ трансфера или такси, бронирование билетов и пр. Отдельно заключается договор на аренду парковочных мест в четырехуровневом подземном паркинге комплекса, при этом количество мест, выделяемых на одни апартаменты, не ограничено.

Наш комплекс – единственный в Москве, который может действительно предложить реальный пятизвездочный гостиничный сервис. Только у нас жильцы на самом деле, не выходя из здания, могут попасть на территорию отеля и воспользоваться всеми его услугами. Этот рынок в Москве свободен, и мы планируем и далее активно развиваться в этом направлении.

Как ставка аренды у вас соотносится со ставками частного элитного арендного жилья в районе Арбата? Она выше или ниже?

Если сравнивать с частным элитным жильем в районе Арбата, то арендные ставки сопоставимы и начинаются от 300 000 рублей в месяц. Естественно, мы говорим о квартирах или апартаментах в домах, построенных в последние годы и обладающих всеми обязательными признаками элитного жилья – подземной парковкой, большой площадью и продуманной планировкой, видовыми характеристиками, качественной отделкой, современными системами безопасности и пр.

Есть квартиры и в более низком ценовом сегменте, но это в основном небольшие квартиры с обычным ремонтом в так называемых «сталинках» или даже панельных домах. Такие здания также есть в районе Арбата. Называть это элитным жильем и сравнивать его с нашими апартаментами нам кажется нелогичным.

Мы не требуем, в отличие от частных арендодателей, огромных залогов за апартаменты, и нашим жителям не надо подавать показания счетчиков в местные коммунальные службы.

Какова емкость рынка аренды апартаментов с гостиничным сервисом в Москве? Каково соотношение спроса и предложения в этом сегменте?

На данный момент имеет место парадоксальная ситуация – спрос на элитные апартаменты с гостиничным сервисом сформирован и стабильно растет, при этом предложение в этом сегменте очень ограничено. Большинство апартаментов, которые присутствуют на рынке, относятся к комфорт- и бизнес-классам. Уникальные и единичные предложения элитных апартаментов занимают не более 10% всего рынка элитной недвижимости.

Исходя из конъюнктуры рынка, мы видим будущее элитных апартаментов именно в развитии дополнительных сопутствующих сервисов, таких как гостиничные услуги.

Как вы думаете, рентабельно ли развивать подобный бизнес в Питере, Сочи, Ялте?

Поскольку, как я уже упоминал выше, иностранцы привыкли получать у себя на родине и по всему миру подобный сервис самого высокого уровня, а также и россияне уже начали понимать и ценить все преимущества такого жилья, то в Санкт-Петербурге и Сочи развивать подобный бизнес будет рентабельно и эффективно. Это города с высокой деловой активностью, где можно прогнозировать востребованность апартаментов с гостиничным сервисом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector