Приехал в Росию и стал фермером, производящим экологически чистый сыр

Приехал в Росию и стал фермером, производящим экологически чистый сыр

Приехал в Росию и стал фермером, производящим экологически чистый сыр

Наталья Ульянова , опубликовано в «Бизнес-журнале Онлайн», 16 Июля 2012 года.

СЫРОВАР ДЖЕЙ РОБЕРТ КЛОУЗ СЧИТАЕТ, ЧТО ЕДИНСТВЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ИЗБЕЖАТЬ МУЧИТЕЛЬНЫХ ПРОБОК МЕГАПОЛИСОВ — УЕХАТЬ ПО ЕГО ПРИМЕРУ ИЗ ГОРОДА И СТАТЬ ФЕРМЕРОМ. ТРИ ГОДА ИЗ СЕМНАДЦАТИ, ПРОВЕДЕННЫХ В РОССИИ, ОН ПРЕБЫВАЕТ ИМЕННО В ЭТОМ СТАТУСЕ.

Специализация его хозяйства не растениеводческая, что сразу становится ясно при обходе его владений.

— Где-то здесь у меня ягода, — машет он в сторону зарослей крапивы, сквозь которые действительно можно разглядеть что-то вроде куста смородины. — Там — спаржа, — указывает на несколько пучков, торчащих из травы. — А вон там должны быть кабачки. Нет, почему-то их нет. Наверное, в этом году не выросли.

Российским селянином уроженец Нью-Йорка Джей Клоуз стал три года назад, когда «построился» в подмосковной деревне Мошницы. В столице ему все равно приходится бывать наездами, примерно два раза в неделю, чтобы развезти заказчикам плоды своего труда на машине, которая давно пропахла не бензином, а молоком и сыром. Делает он это строго с одиннадцати вечера до часу ночи, когда гарантированно нет пробок. «Пробки, ГИБДД, штрафы — разве это жизнь?» — улыбается Джей.

Сейчас у него три основных крупных клиента, но самым главным заказчиком остается лидер столичного рынка фермерских продуктов премиум-класса LavkaLavka. Когда-то он был единственным поставщиком сыра для проекта, но сейчас в нишу потянулись и другие. Впрочем, продажи постепенно растут у всех. Сейчас сыровар продает около 40 кг сыра и 25 л йогурта в неделю. «Мог бы производить в несколько раз больше, — начинает объяснять Клоуз — и, слегка запутавшись во взаимосвязях себестоимости, спроса и предложения, закольцовывает мысль: — Но продукт выходит дорогой. Получался бы дешевле, если производить больше, но объемы небольшие, поэтому продукт дорогой…»

Сейчас сыровар производит 36 сортов. Часть рецептов он получил во время обучения в Голландии, некоторые — из книг, а также из «устного творчества». Недавно к нему в гости приезжал сербский коллега и научил делать настоящий сербский сыр с добавлением маринованного болгарского перца. «Пока сыр готовится, он тоже находится в рассоле, и когда оба рассола совмещаются, получается фантастический вкус! — нахваливает Клоуз. — Пробовать будете?»

В производственной линейке у фермера французские, голландские, итальянские сорта — рокфор, старый козий (рецепту три тысячи лет), рикотта, моцарелла, грин-чиз, фета, брынза. Собирается замахнуться на сулугуни, швейцарские сыры — и даже на бри. «Всего в мире известно около десяти тысяч уникальных сортов, — говорит он чуть ли не с благоговением. — Нет народа, у которого найдется меньше сотни рецептов. Мне кажется, это преступление — есть один и тот же сыр круглый год изо дня в день. Каждый день нужно обязательно пробовать новый сыр!» Таким образом, программа-минимум американского сыровара — научиться делать 365 сортов, по числу дней в году. «Придется: это моя судьба, мой, как говорят в России, крест!» — притворно вздыхает он.

Страсть к разнообразию — это действительно «крест» Клоуза. До того как осесть в России, он изрядно помотался по свету. Жил в Калифорнии, на Гавайях, в Австралии и Франции. В Россию переехал из Парижа, где работал шеф-поваром в известных ресторанах. Продержался там шесть лет, а на седьмой стало скучно. Как-то в его заведение зашла большая компания русских, среди которых, как выяснилось впоследствии, были Валентин Юдашкин и сын Иосифа Кобзона Андрей. Случайное знакомство — но именно с их легкой руки Джей Клоуз некоторое время спустя и решил поменять место жительства.

— Я тогда работал в большом ресторане возле Центра Помпиду, — вспоминает об этом эпизоде Клоуз. — Увидел за столом множество людей, разговаривавших на незнакомом мне языке, они меня очень заинтересовали, я сразу пошел знакомиться и предложил показать им Париж, который знал как свои пять пальцев. Спустя некоторое время они приехали снова и после очередной серии прогулок заявили, что теперь их очередь показывать мне Москву. Почему бы и нет? После нескольких дней в Москве они меня спросили: «Ну как, нравится?» Я тогда даже не знал, что ответить, но в любом случае мне всего было мало, хотелось смотреть еще и еще. Сейчас, когда прожил в России семнадцать лет, готов сказать: да, нравится. Это, пожалуй, единственное место на Земле, где один день не похож на другой… Вам сливочное масло на тост или на хлеб?

Друзья новых друзей почти сразу устроили Джея на работу в московский ресторан — и пошло-поехало. В общей сложности он поработал в 25 заведениях, в том числе и у ресторатора Аркадия Новикова. Успел также посотрудничать с Кобзоном: в его офисе он готовил бизнес-ланчи для всей команды. Но больше всего ему понравилось работать «коком» на теплоходах: в круизы отправлялось много иностранных VIP-туристов, которые, по словам сыровара, значительно обогатили его знания об экономике, политике и истории. В последние годы он работал менеджером — подбирал персонал ресторанов, оборудование для кухни, формировал меню, учил жизни. «Раньше не многие русские умели готовить, сейчас хороших поваров стало больше, — говорит Джей. — Но тогда и зарплаты были больше. В 90-е шеф-повар мог заработать от тысячи до трех тысяч (доинфляционных) долларов… Козий сыр пробовать будете?»

Между тем внезапно Клоузу захотелось оседлой жизни, причем пустить корни он решил за пределами Садового кольца: «Понимаете, мне перестало нравиться то, из чего состоит городская жизнь. Квартира, шкафы, коробки от обуви. На лестничной клетке — вечный запах еды, которую готовит кто-то из соседей». Джей выбрал деревню Мошницы. Все же селиться совсем вдали от Садового кольца не решился. Сделал это, мечтая о собственном доме, семье, детях, хозяйстве, чистом молоке и «самом классном сыре». И вот так, пребывая в мечтах и строительстве, случайно познакомился со своей будущей русской женой. Все складывалось как нельзя лучше — тем более что супруга Клоуза Валентина полностью разделяла экологическую идею Джея осесть в деревне.

Становиться фермером завсегдатай мегаполисов поначалу не собирался. Но, как обычно это происходило в его жизни, все случилось как-то само. Купил корову, потом быка, вскоре выяснилось, что корова ждет приплода — а стало быть, за хозяйство нужно браться всерьез. Поэтому Клоуз спешно поехал в Голландию учиться делать сыр. Кроме навыков и рецептов, он привез оттуда закваску, формы и котел для изготовления сыра на 400 литров. Свою первую «Гауду», которую Клоуз изготовил по прибытии, он отвез попробовать знакомому ресторатору. Отзывы были более чем обнадеживающими — так он продал свои первые два килограмма. Помогали и новые связи: местная бабушка поделилась секретом, как содержать домашний скот и обустроить коровник. Другой сосед стал помогать с заготовкой сена. А в этом году у Клоуза появился полноценный партнер, «русский фанат производства экологически чистых продуктов».

— Нам обоим хотелось расширяться, — объясняет Клоуз. — В итоге сейчас в нашем хозяйстве две кошки, две собаки, сорок коров, двадцать коз и двести пятьдесят овец. Была также игуана по имени Бен Ладен. Но отправилась на небеса — пережила знаменитого террориста на две недели. Сделать вам тост с малиновым вареньем?

Расширяться пришлось и чисто территориально. В Мошницах, по словам сыровара, не нашлось людей, которые могли бы ухаживать за животными. Поэтому все поголовье перевели в другую деревню, где больше места для содержания скота. «Там пастбище, дом, который занимает сыроварня, доярка, пастух, три тракториста, сыровар и его помощник», — перечисляет Клоуз. На прежнем месте он собирается держать лишь небольшую часть животных, потому что еще один источник доходов его фермы — агротуризм. Примерно раз в неделю в Мошницы из разных регионов России приезжают «туристы» — просто любопытствующие и фермеры, которые хотели бы научиться делать сыр. Обычно набираются группы от двух до шести человек; стоимость пятичасового общения с «мэтром» — полторы тысячи рублей. На этот случай Джей Коулз оставил в доме ручной прибор для сыроварения, который представляет собой небольшую рамку, разделенную на сектора.

Демонстрируя ее, Джей не удерживается от того, чтобы пояснить технологию своего ремесла и «Бизнес-журналу»: сначала в большой таз наливается молоко, добавляется несколько ингредиентов; когда содержимое становится похожим на желе, его с помощью рамки разделяют на кубики; затем все перемешивается, получается масса вроде творожной, снимается сыворотка, нагревается до определенной температуры (либо не нагревается — в зависимости от сорта) и т. д. Процесс изготовления сыра может быть очень долгим — от шести часов до двух лет (столько времени некоторые сорта сыра должны созревать в подвале). От сыровара требуется полное погружение в процесс, что, впрочем, вполне привычно для бывшего повара Джея: то и дело нужно что-то смешивать, переворачивать, следить за температурой, чистотой. Как бы то ни было, несмотря на то что сыровар обзавелся наемным персоналом, сыр он по-прежнему делает сам. «Научиться варить сыр и сложно, и просто одновременно, — поясняет он. — С одной стороны, правила простые: следовать инструкции. С другой — это или дано, или нет. Я как повар все это чувствую. Но получается далеко не у всех. Конечно же, я все показываю «туристам», но учиться они должны сами, причем постоянно».

Впрочем, для изготовления сыра с очевидностью требуется еще одно свойство, не всегда достигающееся регулярными тренировками, — это медитативность, без которой хороший сыр вряд ли получится. Да и сама деревенская жизнь кому-то может показаться беспросветной. Ведь «белого света» фермер, по сути, не видит. Вопрос только в том, что именно считать светом и в чем искать просветления.

— Если честно, — иронизирует Джей, — я не уверен, что сельское хозяйство в России способно увлечь многих, потому что люди не хотят много работать. А работать фермеры должны постоянно: заниматься электричеством, чинить заборы, что-то постоянно строить… И главное — беспрерывно кормить животных. Только покормил кошку, нужно кормить собаку. Покормил собаку — нужно кормить скот. Потом — убрать навоз, а после этого нужно снова всех кормить. И так каждый день. Прибыль также довольно условна. Все приходится постоянно вкладывать в дело и все время готовиться к зиме. А сено, которым нужно запасаться на зиму, очень дорого: пять с половиной тысяч рублей за тонну. Для того чтобы всем этим заниматься, нужно иметь много сил и энергии, а также желание много работать. Если честно, никому это не рекомендовал бы… Возьмете с собой сыр?

Впрочем, для самого Джея соблюдение такого ритма более чем гармонично. В поисках разнообразия во время неспешной беседы с «Бизнес-журналом» он постоянно перемещается по кухне, что-то делает и всех беспрерывно угощает. Запекает «Гауду» в лаваше, заворачивает сыр в листья салата, предлагает всем, готовит кашу для собак. И постоянно, как фокусник, достает из разных мест всевозможные сыры — мягкий козий, «Гауду», итальянский. Одна церемония угощения сменяется другой. А попутно поучает приехавшего на каникулы сына Захара: не следует оставлять жевательную резинку в кровати, сажать на спину других людей когтистых котов и оставлять неплотно закрытой крышку сырохранилища. И без счета готовит тосты с малиновым вареньем домашнего производства. «Мне очень нравится эта российская традиция домашних заготовок, которой практически нигде в мире уже не осталось, — с удовольствием говорит Клоуз. — Все эти консервы, варенья — это классно! Остальной мир уже давно живет на фастфудах».

На прощание Джей подводит к столбу у входа на свой двор, на котором прибита немного выцветшая табличка. Из рисунков, напоминающих наскальную живопись, и нескольких слов, начертанных на табличке, можно понять, что здесь продается сыр. «Ну как, нравится? — интересуется он. — Это я сделал два года назад. Сегодня решил прибить!».

В обычной русской деревне научились делать настоящий французский сыр

В заброшенной деревушке Липецкой области фермер изготавливает настоящие французские сыры с плесенью по технологиям 400-летней давности В последнее время настоящий твердый сыр все реже можно встретить на прилавках магазинов. Ароматный сливочный вкус, знакомый с детства, словно канул в лету. На смену ему пришел «мертвый» сыр, изготовленный из порошкового молока и с применением селитры. Однако в Липецкой области есть фермер − Владимир Борев, который уже второй год подряд изготавливает настоящий «живой» сыр по старинным французским технологиям исключительно из экологически чистых продуктов. Подробнее об этом − в нашей статье.

Читать еще:  Здание продано: последствия для арендатора

В фермерских магазинах продукты всегда нарасхват, Источник

Только сырое молоко и никакого кипячения

Масловка − на первый взгляд, это старенькая, заброшенная деревушка в Липецкой области, которая находится вблизи заповедника. Чистый воздух, с одной стороны – река Дон, с другой − Паника, чистейшая родниковая вода, необъятные поля с целебными травами.
Четыре года назад фермер из Подмосковья − Владимир Борев − модернизировал эту деревушку: создал на ее территории экоферму, основным направлением которой стало производство молока.

Разная форма – разный вкус. «Живой» сыр из Масловки, Источник

− Вообще по образованию я журналист, − рассказывает основатель фермы, − но последние пятнадцать лет я занимаюсь производством экологически чистых продуктов. Долгое время я жил и работал во Франции. Когда перебрался в Россию, стал ощущать острую потребность в настоящем сыре, да и хотелось моим детям давать натуральный продукт. Начиналось все с Подмосковья, там у меня осталась первая моя ферма, где мы выращиваем экологически чистое мясо. Четыре года назад я перебрался в Липецкую область, где построил небольшую ферму по производству экологически чистого молока. Год назад мы начали это молоко перерабатывать в настоящий французский сыр. Пригласили к нам на ферму французских технологов-сыроделов, и они научили нас изготавливать сыр с плесенью по древним технологиям 400-летней давности.

Справка от фермера

На сегодняшний день существует технология сыроварения, то есть сыр варят при высоких температурах, и получается «мертвый» продукт. Живые лактобактерии, которые должны быть в сыре, погибают. Вот и получается, что вареный сыр даже и не пахнет. А сырой сыр из «живого» молока, приготовленный при низких температурах с живыми лактобактериями, − это тот продукт, который научили нас делать французы.

«Живой» сыр − совершенно новый продукт на российском рынке

Несмотря на то, что производством сыра на ферме в Масловке занимаются лишь полтора года, этот продукт уже прошел все необходимые испытания, а сама процедура производить сыр из сырого некипяченого молока получила статус юридически оформленной. Сыр из Масловки был продегустирован во Французском посольстве в Москве, французы оценили его вкус по достоинству.

Молодые козочки – будущие кормилицы фермы, Источник

− Сегодня мы начинаем формировать новый рынок сырых экологически чистых продуктов, − рассказывает Владимир Борев, − ответственность очень высокая. Изготавливаем сыр из сырого молока, отсюда − особый контроль за здоровьем наших животных, за состоянием качества молока, за качеством процесса производства. Должна быть абсолютно чистая трава, чистый воздух и чистая совесть сыродела.

Что касается целебных трав, в Масловке их предостаточно. В собственности фермы 200 гектаров земли, на которой выращиваются зерновые культуры, и необъятные пастбища, на которых пасутся главные кормилицы фермы − коровы, козы и овцы. Ферма граничит с Национальным заповедником, на котором произрастает целебная трава, в том числе ковыль, занесенный в Красную книгу. На территории фермы − небольшие озерца, куда стекает чистая родниковая вода.

Из местного дикого камня Владимир Борев построил ферму, дом и целую усадьбу, где живут и работают сотрудники фермы, таковых − 20 человек.

От здоровых животных − молоко без ГМО, гормонов и добавок

− Мы делаем около двадцати видов сыров − абсолютных аналогов настоящим французским, − делится с читателем основатель фермы, − мы изготавливаем и коровий, и козий сыры. У нас также есть овцы. Если мы научимся их доить, тогда будем делать и овечий сыр. Многие сыры сегодня, которые изготавливаются на поток, совсем испортились. Они делаются уже даже не из молока, а из порошка, воды, пальмового масла и селитры.

Совет от фермера

Чтобы сделать наш сыр «живым», мы стараемся сохранить все изначальные качества, вложенные в этот продукт. Мы не кормим животных никакими концентратами, силосом, который дает молоку ужасные вкус и запах. Наши животные едят целебные травы и пьют родниковую воду.

Пастбищный сезон в Липецкой области начинается в апреле и заканчивается в конце ноября начале декабря. А на зиму мы заготавливаем 200 тонн сена, и еще даем свои собственные корма, приготовленные методом перемолки зерна на небольшой мельнице. К перемолотому овсу, ячменю и пшенице мы добавляем производную от наших сыров сыворотку, и замешиваем кашу. Каша получается очень питательная, и является основой кормов наших животных. От здоровых животных − без ГМО, гормонов и добавок − мы получаем молоко, с которого удаляем все излишки жира, а дальше производим сыр.

В каменных подвалах XIX века живет настоящая плесень

– У нас основные помещения для производства сыра, − рассказывает Владимир, − это отреставрированные подвалы XIX века. Именно в них при определенной температуре и влажности образуется плесень. «Живой» сыр необходимо выдержать шесть месяцев, каждый день переворачивая его. Так мы получаем продукт высшего качества. К сожалению, саму технологию пошагово я вам рассказать не могу − это наш секрет, − улыбается Владимир Борев.

Как признался фермер, за хорошее качество и долгий труд приходится платить.

Процесс изготовления одной головки сыра занимает полгода, Источник

Особенность «живого» сыра заключается в том, что он имеет свойство менять свой вес. Например, когда сыр находился в сыром подвале, он весил 1 кг, а через два дня «прогулки» на свежем воздухе он может «похудеть» на 100 г, так как он подсохнет и влажность улетучится.

Примечательно, что «живой» сыр продают кусками или «головками», но никак не на развес, как мы привыкли. Предположим, если килограммовая головка сыра стоит 2000 рублей, на 500 рублей вы можете взять ее четвертинку. Цена зависит не только от веса, основной показатель − это выдержка. Кажется, что позволить такое лакомство может только элита, ан нет. Как признается Владимир, даже любая бабушка-пенсионерка иной раз может купить настоящий здоровый продукт. За французским сыром приезжают в Масловку покупатели из Воронежа, Питера и Липецка. Живописная Масловка с «живым» продуктом становится привлекательной для туристов.

− В этом году мы представляли наш сыр на ярмарке «Золотая осень» в Москве, − делится Владимир Борев, − сыров было представлено очень много со всей страны. Но очередь была только у нас − от нашего павильона сырный дух разносился на 10 м в округе. Мы продавали сыр под лозунгом: «Купите самый вкусный и самый дорогой сыр на этой площади. Если найдете дороже – мы вернем вам деньги». Удивительно, но раскупили наш сыр «на ура».

Масштабирование даст развитие бизнесу

– Объемы производства сейчас у нас очень маленькие, − признается фермер.
− В среднем, в день мы изготавливаем 12 кг сыра, или 360 кг в месяц. Если резко увеличить объем, то можно прийти к ухудшению качества. На сегодня бизнес еще не дает желаемых доходов. Но на этом можно построить бизнес, если масштабировать процесс. Липецкая область очень заинтересовалась нашим продуктом. Уже несколько раз мы встречались с губернатором, и он поддержал этот проект: дал указание Управлению сельского хозяйства изыскать всевозможные резервы для развития нашего проекта. А дальше время покажет. Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube

Беседу с Владимиром Боревым провела Елена Исламова

Как подмосковный фермер Олег Сирота французским сырам «козу» сделал

50 га за русский пармезан

25.02.2015 в 20:36, просмотров: 19198

«Нам предстоят трудные времена, нефтяная халява кончается, и надо начинать процесс импортозамещения. Я устал вносить свой вклад в развитие страны, сидя на диване и строча комменты в блоге, хочу создать пусть маленькое, но наше отечественное производство».

Это написал в своем ЖЖ Олег Сирота. Олег давно мечтает о своем фермерском хозяйстве. Завести буренок, построить сыроварню, начать выпуск экологически чистых сыров. Причем не абы каких, а по традиционным европейским рецептам. Цель-максимум — выпуск русского пармезана, одного из самых сложных и дорогих в производстве. А еще Олег решил поставить социальный эксперимент — проверить, насколько серьезно власти решили помогать отечественным аграриям. Будущий фермер согласился на страницах «МК» откровенно рассказать о каждом шаге на пути к своей заветной цели.

Олигархам требуются трактористы

«Новая Рига» после реконструкции «летит» — полчаса, и мы уже сворачиваем на большую бетонку. Еще несколько километров по извилистым местным дорогам, и пейзаж за окном машины кардинально меняется. Фешенебельные особняки исчезли, зато вдоль дороги выстроились до боли родные деревянные домики в три окна с резными наличниками. А дальше поля, леса, живописные пригорки — любимое, но, увы, практически безвозвратно потерянное Подмосковье.

«Ну, с полями, допустим, и у нас напряженно, — вздыхает Олег в ответ на наши восторженные отзывы о видовых характеристиках Истринского района. — Бывшее руководство района всю землю распродало под коттеджи да жилые комплексы. А оставшиеся поля уже давно заросли кустарником, березами. Но с приходом нового главы ветер перемен чувствуется. Первое, что сделал Андрей Дунаев, — объехал всех фермеров района и поинтересовался, у кого какие нужды и проблемы. Говорят, у него аграрное образование, поэтому он понимает тех, кто на земле работает».

Однако ветер перемен явно дует со стороны областного начальства. Губернатор Подмосковья Андрей Воробьев на каждом заседании правительства внушает главам: возвращайте сельхозземли в оборот, штрафуйте тех, у кого поля зарастают бурьяном, отдавайте землю фермерам! И результаты этой сельхозпропаганды уже видны.

— Подлетает ко мне в районной администрации мужик и просит: «Найди мне тракториста, чтобы весной распахал и засеял поле. Заплачу 2 миллиона рублей! А то штрафы космические, замучили проверками. То и дело из района шлют комиссии: у вас земля простаивает, прямо хоть сам садись на трактор и паши», — рассказывает Олег. — Я потом узнал, что это наш местный олигарх, нахапал земли в свое время и спекулировал ею, а теперь для таких лендлордов малина кончилась, переводить сельхозземли под застройку больше нельзя, приходится искать фермеров-арендаторов или хотя бы имитировать, что занимаешься сельским хозяйством.

50 га в подарок

Идея создать свое небольшое фермерское хозяйство — 30 голов крупного рогатого скота плюс небольшая овчарня, конюшня, птичник и пасека — родилась у Олега уже давно. Вишенкой на торте этого бизнес-проекта стала мечта о собственной сыроварне и медоварне, к которой бы примыкал зал для проведения обучающих семинаров (Олег не сомневается, что у него найдется много последователей и вскоре сыроварни будут плодиться в российской глубинке как грибы после дождя). А еще хотелось бы со временем построить ресторанчик и магазин для туристов, как на Западе.

У нас тут поблизости Ново-Иерусалимский монастырь — «Русская Палестина», так почему бы не быть и русскому пармезану, резонно рассудил будущий сыровар и занялся поиском подходящих земельных участков под свой проект.

— Посмотрел я участки, предлагаемые к продаже, и приуныл… 250 долларов за сотку. А мне нужно не меньше 50 гектаров. Получается, одна только земля обойдется больше миллиона долларов. А еще нужно построиться, закупить стадо, платить зарплату, налоги. Не окупается проект. Собственно, у меня и нет таких денег. Поэтому, руководствуясь здравым смыслом, я обратился за помощью к администрации Истринского района. Говорю: помогите с землей, а я готов свои сыры под муниципальным брендом Истринского района выпускать с отчислениями в бюджет. Я много путешествовал по Европе, там в каждом административном округе есть своя показательная сыроварня — для них это и производство, и туристический кластер в одном флаконе, — вот и у нас будет. Самое удивительное, что глава района меня выслушал и не послал куда подальше, а обещал помочь, — удивляется Сирота.

Через неделю звонок: «Олег Александрович? Вас ждут в администрации района».

— Сначала думал, что это кто-то из родственников прикалывается, но потом все-таки решил поехать, — рассказывает фермер. — Дали распечатку с указанием участков, которые находятся в муниципальной собственности и которые можно взять в аренду. Поехал посмотреть. Участки хорошие, но маленькие, по 5–6 га. И вдруг вижу то, что нужно: поле размером 44 гектара, неподалеку еще одно — 20 га, рядом трасса. Это, наверно, последние такие большие участки в нашем районе. Здесь можно сразу и коровник поставить, и сыроварню, а со временем и всю инфраструктуру для туристов построить.

Читать еще:  «Пищевое пьянство»: обожратьсяи умереть

Россия — родина сыров?

Мы с Олегом стоим в глубоком снегу на краю огромного пустого поля. Парень, конечно, рисует воздушные замки, но почему-то ему очень хочется верить, что именно так все вскоре и будет. Ну почему бы, действительно, нашим чиновникам не отойти от своих бюрократических привычек и не сделать что-нибудь полезное для отчизны и народа?

— Я в своем блоге подробно описываю, как оформлял регистрацию крестьянского фермерского хозяйства (КФХ). Никто не верит, что на все ушло чуть больше десяти минут: пришел, взял талончик в электронной очереди, подал документы. Раньше бы я и сам не поверил, что такое возможно. Мне в день приходит до сотни сообщений «ВКонтакте». Пишут из всех уголков страны. Легкость, с которой в Подмосковье сейчас фермерам выделяют землю, не характерна для других регионов. Но после введения санкций и падения цен на нефть чиновники с аграриями и производителями продуктов оказались в одной лодке. Все понимают, что надо менять приоритеты в экономике, качать нефть и жить за счет этого больше не получится. Нам нужно достойно ответить на санкции не стенаниями о том, как плохо без итальянского пармезана, а развитием своего отечественного производства — условия для этого сейчас самые благоприятные.

Олег рассказывает, что после введения санкций на импорт западных продуктов спрос на отечественные продукты вырос в разы.

— Представляете, я еще только землю оформляю в аренду, — рассказывает фермер. — А мне уже место на муниципальном фермерском рынке забронировали. Хотя еще год назад все мои идеи, проекты никому не были интересны. У меня есть друг, тоже москвич-айтишник, в прошлом году все продал и уехал в Адыгею. Построил там сыроварню, наладил производство, а сбыта нет. Пришлось цеха закрыть. Убытки, депрессия. И вдруг Путин объявляет эмбарго на импортные продукты. В тот же день ему прислали 6 заявок на поставки сыров. Сейчас он выпускает несколько видов сыров и даже дефицитную моцареллу.

Олег в поисках земли объездил не только Подмосковье, но и соседние области. Познакомился с такими же, как он, молодыми фермерами и делает вывод, что сейчас заниматься сельским хозяйством стало намного выгоднее.

Одни его знакомые из Тверской области решили разводить гусей. Так у них всю птицу покупают прямо на месте, даже в район не надо везти. Многие фермеры производят экологически чистые продукты, сыры. Цены выше, чем в магазине, но зато и вкус не сравнить. Хотя торговые сети умудряются накрутить две цены на любой товар, даже не самого высокого качества.

— Мы с другом как-то зашли в один элитный супермаркет, смотрим — лежит моцарелла по цене героина, а на вкус — ничего особенного. Видно, сделано из порошкового молока. Я хочу, чтобы у меня на ферме был не только магазин или ресторан, но еще и демонстрационный балкон над цехом, пусть любой покупатель подойдет и посмотрит, как, из чего я буду делать свои сыры. Уверяю, что ни пальмового масла, ни порошкового молока мы использовать не будем.

Правило сыроделов

О своей будущей сыроварне молодой предприниматель может говорить бесконечно. Он был в Германии, Швейцарии, Италии и везде обязательно заезжал в гости к сыроварам. Западные технологи, кстати, очень охотно делятся профессиональными секретами, подбадривают: дерзай, русский! Однажды в европейской глубинке на одной из старинных сыроварен Олег познакомился с технологом-марокканцем, который так загорелся его энтузиазмом, что пообещал (если у Олега не получится) сам приехать в Россию и помочь с запуском производства. На прощание марокканец со словами: «Путин, Россия, вперед!» — подарил Олегу два круга настоящего сыра пармезан.

— Русские фермеры в основном делают мягкие сыры, например моцареллу. Потому что чем тверже сыр, тем больше времени ему нужно, чтобы созреть, а раз производственный цикл увеличивается, то и себестоимость растет. Пармезан должен храниться в особых условиях не менее одного года, прежде чем его можно отправлять в продажу, поэтому он считается одним из самых дорогих сыров в мире. Король всех сыров, — рассказывает Олег и одновременно готовит.

На деревенской кухне огромная дровяная печь. Под стать ее габаритам и посуда, на этом фоне трогательно выглядит желтый утенок — детский водяной градусник, которым сыровар измеряет температуру молока. В производстве сыров главное — соблюдать технологию, все должно быть предельно точно: пропорции, ингредиенты, температура нагревания молока, температура хранения и созревания сыра.

— Меня часто спрашивают, почему я собираюсь выпускать именно русский пармезан? Но, во-первых, пармезан — самый известный бренд среди сыров. Вспомните, сколько было стенаний, когда санкции объявили, по поводу того, что нам теперь делать без пармезана. А во-вторых, большинство обычных людей даже не подозревают, насколько близко Россия стояла к производству самых известных европейских сыров. Я и сам об этом узнал совершенно случайно. Зашел в Швейцарии в музей сыра на одной из сыроварен, а там витрина с фотодокументами, которые рассказывают о том, как создавался другой не менее знаменитый сыр «Эмменталер». Оказывается, впервые его стали варить именно в России, в Смоленской губернии. До революции у нас было более 300 частных сыроварен, которые выпускали самые настоящие швейцарские сыры. Фактически нам нужно вернуть утраченное. В мае я планирую запустить свое производство, очень надеюсь, что до этого времени санкции не отменят и Владимир Владимирович не передумает поддерживать сельское хозяйство.

Когда материал уже готовился к печати, «МК» стало известно, что в Истринском районе официально стартовал проект «Русский пармезан. Истринский сыр» предпринимателя Олега Сироты. Муниципалитет выделил фермеру участок в Костровском поселении — для организации пастбища и строительства небольшой сыроварни. Глава района Андрей Дунаев вручил Олегу Сироте «Постановление на выделение земельного участка в аренду». А фермер угостил руководителя районной администрации своим «пилотным» продуктом.

Заголовок в газете: 50 га за русский пармезан
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №26750 от 26 февраля 2015

В чужой огород: лучшие фермерские хозяйства в России

Вокруг Москвы

Козья ферма «Коза Ностра»
Московская область, дер. Головково-Марьино, 80 км от города

Фермеры Андрей и Надежда Акесоло влюблены в натуральные сыры, поэтому разводят коз – из их молока он получается особенно вкусным. «Коза умное и благородное животное, но трудное в содержании в нашем не подходящем для породистых нубийцев климате», – признаются владельцы. Козы находятся на свободном выпасе, ведь это экологически чистый регион, а кормят их тем, что выращено на ферме. Результат – авторские сыры по французской и испанской технологиям. И, конечно, нубийские козы!

Пьетро Мацца, итальянский контадино (фермер) в четвёртом поколении, привёз в Россию тысячелетнюю семейную историю, опыт сыроделов Калабрии и правильный подход к агротуризму, как к способу дружеского общения природы и человека. А его жена Жанна, местная уроженка, помогла скрестить традиции юга Италии с реалиями средней полосы России. Будете на ферме – попробуйте калабрийский сыр юнката. Его сложно отыскать даже в Италии.

Сыроварня Марии Коваль
Ярославская область, с. Новоселье­, 150 км от города

Ярославская область начинала как центр ремесленного сыроделия, где 300 хозяйств делали сыр «как в Европе», используя молоко ярославской породы коров. В СССР ремесло заменили промышленностью, а европейские рецепты упростили до привычных «Советского», «Костромского» и «Пошехонского». Сегодня на ферме Марии Коваль вновь XIX век и сырная классика Франции, Италии и Голландии. Только подход к туристам – современный: мастер-классы, лекции, экскурсии и дегустации.

Ферма «Вольный выгул»
Владимирская область, дер. Зеленцино, 130 км от города

Фермер Дмитрий Климов и гаст­роном Андрей Куспиц – два Фигаро деревни Зеленцино. Они заставляют думать, что будни фермера – шапито и праздник. Экскурсия сюда – лучшее средство от городского сплина и усталости. Собрать ещё тёплые яйца, подоить корову, закоптить мясо и совершить паломничество к источнику Сергия Радонежского. Трансфер, ночёвка, обеды и ужины на заказ – Фигаро всё сделают!

Комплекс «Богдарня»
Владимирская область, дер. Крутово, 130 км от города

Крупный бизнесмен из Лондона, а теперь обрусевший фермер Джон Кописки создал империю агротуризма а-ля рюс во Владимирской области. Здесь производят мясо (в том числе стейковые отрубы), молочную продукцию и, конечно, сыры. В наличии все услуги: от мастер-класса по сыроварению и хлебопечению до полевой практики ответственного земледелия и конной прогулки по лесу.

Фермерский кооператив «Марк и Лев»
Тульская область, пос. Приволье, 160 км от города

Вначале был ресторан «Марк и Лев», создатели которого мечтали о терруарной кухне – когда шеф использует только региональные продукты. Через три года мечты стали реальностью. Среди поленовских пейзажей рестораторы вырастили сообщество фермеров: от молочного, сырного и зернового производства до пивоварни. За один день можно посмотреть несколько хозяйств и попробовать их продукцию в авторском исполнении шефа Михаила Лукашорнка.

Биоферма «Болотово»
Тульская область, дер. Болотово, 140 км от города

На ферме «Болотово» два пассионария, Илья и Павел, превращают картошку, огурцы, свёклу и других гастрономических «чернорабочих» в произведения органического искусства. Фермеры приглашают в гости, лечат трудотерапией и рассказывают истории о своих предшественниках: агрономе-долгожителе Андрее Болотове и немецком биодинамисте Бернарде Хаке.
+7(926)569-08-08, agrofanat@gmail.com

ЭкоДеревушка
Московская область, с. Парфентье­во, 115 км от города

«Главное, чтобы работа тебе нравилась. Тогда и трудности будут в радость, потому что они добавляют интереса». Сергей Балаев – из того рода людей, пообщавшись с которыми чувствуешь прилив оптимизма. Кажется, что и его козы транслируют те же ценности, переводя их в заряженные живой энергией молоко и сыры. А ещё Сергей увлекается разведением деликатесных виноградных улиток, иппотерапией и банными спа-процедурами.

Ферма «Никола-Ленивец»
Калужская область, дер. Никола-Ленивец, 220 км от города

Соседство с арт-проектом «Никола-Ленивец» и биосферным резерватом Угра обязывает фермеров Сергея и Анну Морозовых сочетать креативный подход и органическое земледелие. Так в Калужской области появились арбузный редис, артишоки, спаржа, фиолетовый картофель, разноцветная кукуруза, капуста романеско в стиле Эшера – всего 75 видов культур в окружении живописных ландшафтов. Есть салат-бар, кейтеринг и кемпинг. Хороши праздники вроде Масленицы и Ивана Купалы.

Экоферма «Ваньково»
Московская область, дер. Сивково, 116 км от города
Семья Ваньковых создала дополненную реальность на 100 гектарах в Можайском районе. Помимо производства внушительной потребительской корзины (птица, яйца, молоко, овощи, ягоды и фрукты, консервы) здесь предлагают комплекс загородных развлечений: коттеджи, бани, лес, рыбные пруды, конюшни, лодочная станция, мастер-классы. Но главная приманка для взрослых и детей – ферма и её обитатели.

Вокруг Санкт-Петербурга

«Благое место», загородное хозяйство Оптинского подворья
Выборгский район, пос. Сосновый Бор, 90 км от города

На аперитив – благостные пейзажи а-ля русская Тоскана и красочные храмовые фрески художника Александра Ищенко, получившего солнечное вдохновение и заряд радости в Римской академии художеств. Основное блюдо – экскурсия по ферме, где подаренные настоятелю страусы (купить страусиные яйца можно с мая по сентябрь) соседствуют с овцами романовской породы. На десерт – чай из разнотравья, мёд, свежий рассольный сыр, сделанный на крохотной сыроварне. Считайте это чудом, но местный сыр, случайно забытый в холодильнике, не потерял свежести и вкуса даже через две недели после покупки.

Фиона & Company
Лужский район, дер. Ситенка, 140 км от города

Бутиковая ферма молочных продуктов и сырных хитов, от маскарпоне и горгонзолы до грюйера и пармезана. Все сделаны с педантизмом гастрономических снобов, много путешествовавших горожан, уставших от города и ставших «новыми фермерами». Хозяйка Элла увлечена не только традициями сыроделия, но и ландшафтным дизайном. А это именно то, чего часто не хватает агротуризму в России, – красивого и при этом функционального дизайна. Здесь с ним полный порядок.

Ферма-сыроварня «Деревня»
Всеволожский район, дер. Матокса, 55 км от города

Козы, овцы и бурёнки слушают песни Эдит Пиаф и Милен Фармер. Это, говорит хозяин, хорошо влияет на удои. В белёной русской избе зреют классические французские сыры с плесенью и без. Дегустационный сет сопровождает вино российского происхождения. Сыроварня – эффектный замес французского с нижегородским, точнее, с Куйвозовским. В этом районе Ленинградской области спрятана деревня Матокса с полутысячелетней историей. Приезжайте голодными – дегустации щедрые. К концу лета обещают ресторан, где будут готовить по рецептам хозяев, Анны и Сергея, привезённым из поездок по Франции.

Читать еще:  Как избавиться от рассеянности и невнимательности

«Ферма радости»
Выборгский район, пос. Пруды, 180 км от города

Уединённый хутор на границе с Финляндией и семейная молочная ферма, где с 1990-х годов живут и работают три поколения фермеров Альцагировых. Профессиональные фольклористы, любители музыки, этнографии и традиционных русских праздников. Сюда стоит ехать с детьми и на несколько дней, чтобы пройти все мастер-классы и экскурсии, от «Юного фермера» до сбора лекарственных трав.

Фермерское хозяйство «НКС»
Выборгский район, МО «Первомайское сельское поселение», 60 км от города

Такие места сберегают как уловистые заводи или грибные поляны. По дороге ни коттеджа, ни дачи. Только лес, поля, тишина и воздух, который можно есть ложкой. В конце пути – бывший финский (до войны эти земли принадлежали Финляндии) хутор, где команда Светланы, Юрия и Романа воплощает в жизнь мечту об органической ферме замкнутого цикла. Благодаря свободному выгулу на фоне живописных пейзажей, отменному питанию и любовному уходу счастливые питомцы «НКС» (курицы, цесарки, индейки, утки, овцы) отличаются особой фотогеничностью и дружелюбием.

По всей России

Инвестиции и страсть имеют значение. «Долина Лефкадия» – пассионарный проект московского финансиста и страховщика Михаила Николаева. Хотите «европейский» агротуризм в России? Это сюда. Технологичная винодельня, экскурсия по живописным виноградникам с объяснением особенностей терруара, профессиональная дегустация, музей виноделия, дизайнерский отель, ресторан и комплекс небольших ремесленных ферм, где делают сыр по французской технологии, подсолнечное масло холодного отжима (мы же на Кубани) и собирают мёд.

Поморская солеварня на острове Луда Сеннуха в Белом море восстановлена по архивным записям Соловецкого монастыря двумя подругами. Ольга – журналист из Москвы, Татьяна – шеф-повар с Сахалина. Сварить соль-поморку, в составе которой 63 микроэлемента, от йода до платины. Попробовать сыры с ягелем – проект артели и Сямозерской сыроварни. Собрать и приготовить фукус, ценные бурые водоросли. «Соль, рыбалка, баня, спа-процедуры – у нас всесезонный кластер для суровых беломорских курортников». Лучшее время – с июля по сентябрь. На остров проложена автомобильная дорога. Размещение в палаточном лагере или гостевых домах в деревнях Поньгома и Старая Кузема.
+7(921)524-41-31, +7(921)223-55-32, oyagoda2@yandex.ru

Алтайское холмогорье
Алтайский край

«Наш нос различает триллион запахов!» – пишет американский научный журнал Science. Проверить эти данные приятнее всего на Алтае на фитоэкскурсии по плантациям пряных и лекарственных трав (около 70 видов на территории в 10 гектаров) «Алтай Вистерра». Этим летом компания открывает для посещения весь цикл производства, от сбора трав до переработки сырья в лечебные сухие экстракты, чайные смеси и традиционные кисели. Ландшафтный парк и дендрарий, кемпинг, кафе, образовательный центр, фестиваль «АХ! Фест» (22 июля) – прилагаются.

Производство иван-чая в деревне Нижнезолотилово – тот случай, когда погружение в быт русской деревни не превращается в туристический лубок. Секрет в том, что это дело для автора проекта Михаила Бронского – родное. Его прадеды жили в Нижнезолотилове с 1700 года. «А иван-чай у нас везде». Везде – это по берегам реки Ваги, известной в XIX веке как центр жизнерадостной важс­кой росписи. Ферма Михаила – творческая. Каждый пакет или туес чая расписывают по старинным эскизам. Лучшее время для визита – июль, пора сбора листь­ев.

«Мы учим людей европейской культуре потребления». Как в России производят ремесленный сыр

  • Мир закрывает границы с Китаем. Россия отменила безвизовые туристические поездки в страну
    Купить и выгодно продать: топ автомобилей с лучшей остаточной стоимостью
    «Руки прочь». В Екатеринбурге растет протестная активность горожан
    «Эволюцию невозможно отменить. Ее можно замедлить, если везде поставить Росгвардию»
    Такие работники страдают от падений в 2,5 раза чаще других. Чем офис грозит здоровью

    Совладельцы компании «Сырные ясли» Алексей Рыбаков и Василий Дмитриев в интервью NN.DK.RU рассказали об особенностях культуры потребления россиян и cвоем производстве ремесленного сыра.

    Частная сыроварня «Сырные ясли» открылась в Нижнем Новгороде в 2016 г. Через год было принято решение расширить предприятие с сохранением заложенных традиций ремесленного производства. Сегодня компания «Сырные ясли» в Кстовском районе производит 13 видов сыров и поставляет их в рестораны, магазины, а также продает через интернет и собственные торговые точки.

    Как вы пришли в этот бизнес?

    А.Р.: Изначально речь не шла о бизнесе, скорее — о деле, которым хочется заниматься. В первую очередь, для нас было важно идейное вдохновение, а не бизнес-план с расчетами, графиками и цифрами. Хотя все это, безусловно, тоже присутствовало. Зато сейчас, на деле погрузившись в атмосферу ремесленных продуктов питания, наработав большой опыт, мы хорошо понимаем, как строить бизнес-модель и развиваться дальше.

    В.Д.: Уже более пяти лет прошло с момента введения санкций на импортные продукты, и за это время стало понятно, что на полках магазинов не хватает качественных, натуральных и полезных сыров. Мы захотели научиться делать свой, отечественный сыр, создать свое ремесло не хуже европейских сыроделов, сохранить и передать традиции другим поколениям, приобщить людей к культуре потребления ремесленных продуктов питания.

    Что вы понимаете под культурой потребления ремесленных продуктов питания?

    А.Р.: Человек, занимающийся ремеслом, трепетно относится к своему продукту, использует при производстве только натуральные ингредиенты. Все его дело нацелено на производство продукта, исключительно полезного для человека, и при этом очень вкусного. Именно это и ценят наши покупатели. Доверяют нам! Они понимают, что для производства килограмма сыра необходимо 10 литров молока по цене в среднем 40 руб. за литр. В итоге качественный продукт не может стоить дешевле молока, необходимого для его производства.

    При этом многие сыры довольно сложны, требуют достаточно квалифицированного и трепетного ухода в процессе созревания. Для каких-то это один месяц, а для других — более года. Кстати, процесс обслуживания сыра в камере созревания называется аффинаж, а человек, который этим занимается зовут аффинер. Этому ремеслу я обучался во Франции, в ведущей компании «Mons». Лоран Монс так говорил мне: «Продавайте ваши сыры тем людям, которые умеют думать». Кстати, во Франции ремесленный сыр считается не просто деликатесом, но и лекарством.

    С этого момента мы и задумались о культуре потребления в целом. Мы прикладываем большие усилия для разъяснения людям, что такое натуральный продукт и какую пользу он дает: провели множество мастер-классов, лекций, дегустаций, спонсорских акций. Для привития культуры необходимы годы, но мы уже видим, как меняется отношение людей к еде.

    В.Д.: Я все чаще стал замечать в магазинах покупателей, которые внимательно изучают состав на этикетках продуктов, прежде чем положить их в свою корзину. Сейчас все больше людей хотят знать, что едят, потреблять еду с пользой для здоровья. Среди молодежи модно заниматься спортом, вести здоровый образ жизни, стали появляться фуд-блогеры, так называемые ЗОЖники, магазины правильного питания. Это и есть основа культуры потребления, в которую мы и стараемся внести свой вклад.

    Как организовано ваше производство?

    В.Д.: Мы выбрали для производства курортный поселок «Зеленый город», потому что там благоприятная атмосфера несуетливой, размеренной загородной жизни. Вокруг реликтовый лес, это памятник природы, экологически чистый уголок недалеко от города. Это место отлично сочетается с концепцией ремесленного производства и здорового стиля жизни.

    Наша сыроварня — это не промышленное здание или бывшее складское помещение, а красивый коттедж из экологически чистых материалов, в котором мы планируем организовать «Дом сыра» — место, где можно будет научиться варить сыр, увидеть, как рождается и вызревает каждая головка, и конечно, принять участие в дегустации сыров, выдержанных более 1,5 лет.

    Сложно ли было найти подходящее сырье для производства сыра?

    А.Р.: Достаточно непросто. Дело в том, что мы используем щадящие режимы пастеризации молока, стараясь максимально сохранить полезные микроэлементы. Мы лишь привносим необходимую конкретному виду сыра микрофлору. И если коровы не имеют качественного содержания, грамотного подхода к кормлению, ветеринарному уходу, нет жестких требований к соблюдению санитарных норм доильного зала и т.д., то сыры, сделанные из такого молока, очень непредсказуемы в процессе созревания, что часто приводит к так называемым порокам сыра (нехарактерное вздутие, появление нежелательной микрофлоры, вкусовые отклонения). Все это мы прошли и наработали достаточный опыт в подборе поставщиков сырья.

    Для разных видов сыров мы используем молоко от коров разных пород, с разных ферм. Для полутвердых сыров отлично подходит молоко с фермы со швицкими породами коров. Их молоко обладает отличными органолептическими характеристиками, что позволяет раскрыть аромат и вкус в процессе длительного созревания сыра.

    Расскажите о технологиях и рецептурах производства.

    А.Р.: Мы варим разные виды сыров: твердые, мягкие молодые, с голубой и белой плесенью и др. Есть несколько общих принципов: во-первых, мы используем только натуральные ингредиенты, стараясь не просто сохранить все полезные свойства продуктов, но и привнести дополнительные, к примеру, полезную для организма микрофлору.

    Во-вторых, наши сыры должны быть обязательно вкусными и интересными. А для этого необходимо постоянное, систематическое обучение.

    Технологии мы перенимали в разных школах от разных сыроваров (Россия, Франция, Италия, Англия). Важно по возможности перенимать технологию у родоначальников каждого вида сыра. Огромное значение имеет адаптация европейской технологии под наши условия (оборудование, молоко, климат), и тут без личного опыта не обойтись.

    Сыровары — очень увлеченные люди, у нас есть настоящее дружное профессиональное сообщество, где мы обмениваемся опытом. И если завод может себе позволить освоить 1-2 технологии и на них работать, то в нашем случае обучение — процесс постоянный. Потребители постоянно просят чего-то новенького. Ремесленное производство отличается гибкостью и всегда найдет, чем удивить и порадовать своего клиента.

    Где можно приобрести ваши сыры?

    В.Д.: Изначально мы угощали сырами родных и друзей, потом друзья стали рекомендовать нас своим знакомым. Мы завели аккаунты в социальных сетях, сделали сайт. Заработало сарафанное радио, о нас стало узнавать все больше людей. Так мы собрали небольшое количество постоянных клиентов. Потом мы открыли несколько собственных точек продаж, появились договоренности с партнерами. Сейчас поставляем нашу продукцию в региональные сетевые магазины, сотрудничаем с известными ресторанами в Нижнем.

    Сложно было договариваться с сетевыми магазинами о сотрудничестве?

    В.Д.: Основа бизнеса торговых сетей — выгодно купить товар и быстро продать его с максимальной наценкой, заработав на разнице. Им проще покупать популярный, ходовой продукт с длительным сроком годности, по низкой цене и в большом количестве. Кроме того, вся продукция для большинства крупных федеральных сетей завозится в магазины через логистические центры, которые расположены, как правило, вокруг Москвы. Таким образом, чтобы попасть на полку сетевого ритейла в Нижнем Новгороде, нужно сделать крюк через Москву. Особенности такой логистики увеличивают себестоимость наших сыров, и на выходе покупатель получит и так недешевые сыры с еще большей наценкой. Только недавно стали появляться компании, которые это понимают и идут навстречу таким производителям, как мы.

    Сетевые магазины, где особенным образом относятся к позиционированию фермерских и ремесленных продуктов, стали выделять отдельную витрину с местными фермерскими продуктами, куда товар поставляется напрямую. Это и есть наша ниша, которую мы постараемся занять, сотрудничая с сетевыми магазинами.

    Какие у вас планы на будущее?

    В.Д.: Конечно, нам бы хотелось увеличить объем выпускаемой продукции в рамках сохранения ремесленного подхода, этим мы и будем заниматься в начале 2020 г. путем более плотного сотрудничества с сетевыми магазинами и развития розничных продаж. Безусловно, мы продолжим сотрудничество с администрацией Нижнего Новгорода, министерством промышленности, торговли и предпринимательства Нижегородской области, министерством сельского хозяйства, Торгово-промышленной палатой и Центром кластерного развития Нижегородской области. Мы нацелены на получение поддержки в развитии, будем стараться получить грант или субсидию от государства.

    Одним из постоянных процессов на нашем производстве является систематическое обучение и повышение квалификации сотрудников, поэтому в планах — посетить как можно больше тематических курсов у лучших мастеров сыроделия, перенять их опыт и создавать поистине вкусные сыры, от которых наши любимые покупатели будут в восторге.

    КП “Земляничная поляна”, бульвар Солнечный, 50

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector