Обсуждаем законопроект «О франчайзинге»

Обсуждаем законопроект «О франчайзинге»

«Сырой» законопроект о франчайзинге

На рассмотрение Госдумы Федерального собрания РФ в качестве законодательной инициативы представлен проект Федерального закона «О Франчайзинге».

Речь о необходимости базового закона о франчайзинге ведется давно. И само появление законопроекта о франчайзинге – это уже большой шаг вперед. Положительным моментом является появление преддоговорного этапа при заключении договора франчайзинга и некоторых других норм.

Но, к сожалению, законопроект в его сегодняшнем виде не решит существующие проблемы, а только создаст дополнительные. Закон недоработанный, сырой. Создается впечатление, что это неадаптированный перевод части какого-то англоязычного документа.

О недоработанности говорит также большое количество опечаток в тексте закона (п.4 ст.2, п.п.3,4 ст.7, п.11 ст.9, п.1 ст.10), в том числе в отношении юридических терминов (например, «торговые знаки» вместо “товарный знак” в п.9 ст.9).

В законе много оценочных понятий, которые при желании можно трактовать очень широко:

  • “не вправе открывать предприятие в окрестностях предприятия франчайзи” п.2 ст.8 «дискриминация по отношению к франчайзи запрещается» п.7 ст.8
  • «франчайзор не имеет права запрещать изменения в управлении франчайзи без достаточного основания» п.3 ст.8
  • «франчайзор освобождается от обязанности раскрытия информации в случае уступки, если цессионарий связан главным образом теми же условиями, что и цедент..» п.8 ст.6
  • Вызывают сомнения такие юридические термины как:
  • “передача прав пользования брэндом и бизнес-системой” п.3 ст.2 «продажа франшизы» п.4 ст.8 “продажа бизнеса франчайзи” п.9 ст.9 “обновление договора” “необходимо указать нюансы: . ” “сотрудничество с публичными людьми (звездами, спортсменами)”
  • “правила ведения бизнеса” п.1 ст.2,
  • “косвенное финансовое вознаграждение” п.1 ст.2.

Большинство из них требует расшифровки. Бросается в глаза явно односторонний характер закона, приводящий к дискриминации франчайзора.

Закон изобилует требованиями к франчайзору, причем не всегда обоснованными – указывать нормативные акты, регулирующие сферу деятельности франчайзи; стоимость ПО и расходы на него обслуживание; какой доход и материальные выгоды получает франчайзер и его партнеры от обслуживания франчайзи; какое вознаграждение получает публичный человек, размер и тип его инвестиций; финансовые отчеты по стандартам GAAP (почему GAAP?), – в то время как требования к франчайзи и его ответственность отсутствуют.

И это несмотря на положения Пояснительной записки к закону: «Требования должны быть установлены и для франчайзи… В положениях закона должны быть прописаны четкие механизмы и условия привлечения к ответственности франчайзи, нарушивших соглашения о конфиденциальности и соглашения о намерениях с франчайзером».

Ничего этого в законе, к сожалению, нет. По мнению авторов законодательной инициативы«такие нововведения поддержат баланс интересов сторон». В данной редакции закона с ним сложно согласиться.

Защитить интересы франчайзи – благое намерение, но не надо забывать, что и франчайзи, и франчайзор являются равноправными участниками гражданских отношений, занимающимися предпринимательской деятельностью на свой риск. Франчайзи, как и франчайзор, долженсо своей стороны проявлять осмотрительность при выборе контрагента, в т.ч. самостоятельно изучать нормативные акты, осуществлять проверку франчайзора и т.п. Нельзя возлагать эту обязанность полностью на франчайзера.

Беспокоит содержание некоторых норм нового закона.

Согласно п.4 ст.8 закона «франчайзор не имеет права отказать франчайзи в праве продажи своей франшизы», т.е. «комплекса благ, состоящего из права пользования брэндом и бизнес-системой». При этом, согласно закону, передача франшизы на условиях субфранчайзинга возможна, только если это предусмотрено договором и на согласованных с франчайзором условиях. Не вижу здесь логики. Если закон устанавливает ограничения на передачу в субфранчайзинг, очевидно справедливо полагая, что личность франчайзи имеет существенное значение, то как можно предоставлять право свободно продавать франшизы? К тому же не совсем понятно, что подразумевается под продажей франшизы в данном случае.

«Прекращать договор франчайзор имеет право только в том случае, если после получения предупреждения франчайзи не предпринял никаких действий» (п.10 ст.8). А если нарушение достаточно серьезное, например раскрытие конфиденциальной информации, передача субфраншизы без согласия франчайзора и т.п., и его невозможно устранить?

Как видно, законопроект больше вызывает множество вопросов и замечаний, чем проясняет ситуацию на рынке франчайзинга. Нет смысла говорить, что он требует существенной доработки, к которой необходимо привлечь представителей франчайзеров и консультантов.

Законопроект «О франчайзинге»: эксперты о том, чего ждать бизнесу

В конце апреля в Госдуму был внесен законопроект о франчайзинге, споры о котором не утихают до сих пор. Профессиональное сообщество в целом приветствует попытку узаконить отношения между франчайзером и франчайзи, но обеспокоено категоричностью формулировок, излишне строгими требованиями к франчайзеру и практически полным отсутствием требований к франчайзи.

Ожидаемая дата вступления закона в силу, если он будет принят, — 1 января 2015 года, а значит, еще есть время доработать слабые места. Своим мнением о законопроекте (текст смотрите во вложении к статье) поделились представители российского франчайзингового сообщества: они рассказали о плюсах и минусах закона и объяснили, как его можно улучшить.

Права и обязанности

Закон впервые разъясняет все профессиональные термины, которые на практике уже много лет и так используются — «франшиза», «франчайзер», «франчайзи», а также вводит новые права и обязанности сторон. До подписания договора владелец франшизы должен будет раскрыть условия продажи франшизы, данные о компании, материнских компаниях и компаниях-партнерах, составить профессиональное досье на первые лица компании — где работали до этого и чем занимались, сообщить о прошлых банкротствах и судебных процессах компании.

Если будет доказано, что франчайзер утаил часть информации или исказил ее, франчайзи имеет право расторгнуть договор через 30 дней после уведомления франчайзера и потребовать от него возмещения убытков. Франчайзер может расторгнуть договор только в том случае, если после предупреждения франчайзи «не предпринял никаких действий» (это прямая цитата из текста законопроекта). Впрочем, франчайзер не обязан раскрывать статистику доходов и расходов предприятий, уже действующих на основе франчайзинга, а также не обязан предоставлять контакты людей с неудачным опытом работы с франшизой.

«Этот законопроект, так же как и предыдущий закон от конца 1990-х, написан людьми, не имеющими практики франчайзинга, и многое в нем «высосано из пальца», — утверждает Геннадий Кочетков, вице-президент «Сабвэй Раша Франчайзинг Компани». – В России в основу договорного законодательства заложена концепция «свободы договора», которая гласит, что нельзя принудить партнеров к договору. Эта доктрина заложена в Гражданском кодексе. Согласно этой доктрине, франчайзер может отказать любому соискателю в покупке франшизы, и никто не имеет права принудить его к обратному. В основе франчайзинга находятся партнерские отношения, которые не могут строиться на принуждении».

«Сырой» закон

Основные претензии вызывает слабая юридическая проработанность проекта и противоречия с уже существующим законодательством. Практически все эксперты упрекают авторов законопроекта в том, что они пытаются принять «сырой» законопроект. «В РАФ считают, что законопроект не может быть поддержан как минимум по трем причинам, — считает Мераб Бен-Эл (Елашвили), президент Российской ассоциации франчайзинга (РАФ). — Принципиальные возражения заключаются в том, что документ, во-первых, концептуально не проработан, не согласован с действующим законодательством, прежде всего с Гражданским кодексом, регулирующим правоотношения во франчайзинге. Основные участники рынка не видят необходимости ни в изменении существующих норм, ни в дополнительном регулировании отрасли. Эксперты также отмечают, что у проекта низкая юридическая техника: предлагаемый понятийный аппарат противоречив, содержит формулировки, которые не могут рассматриваться в качестве правовых норм».

Эксперты выступают не против закона о франчайзинге как такового, а только против текущей редакции. Существенным недостатком закона можно считать то, что он был принят без учета мнений представителей франчайзинга и специалистов в области юриспруденции. Это помогло бы усовершенствовать законопроект: сгладить слабые стороны, уравновесить права и обязанности франчайзеров и франчайзи и обеспечить четкость и ясность профессиональных терминов.

Николай Алексеев, коммерческий директор инвестиционного фонда «Лайф Франчайзинг»: «Мы хорошо видим риски и франчайзера, и франчайзи. И мы видим, что на сегодняшний момент в этом партнерстве гораздо большие риски лежат на франчайзи, и это, на наш взгляд, также тормозит развитие бизнеса по этой технологии. У законопроекта, конечно, есть некоторые достоинства: он вносит большую определенность в уже развитый рынок франчайзинга и узаконивает сложившиеся понятия на этом рынке, защищает интересы франчайзи, основной рискующей стороны при франчайзинговой сделке. Если законопроект будет доработан с учетом мнения всего франчайзингового сообщества — как франчайзи, так и правообладателей — и не будет принят скоропалительно, без доработки и обсуждений, то он, безусловно, окажет положительное влияние на рынок франчайзинга. Пока документ сырой».

Зарубежный опыт

Законопроект «О франчайзинге» разрабатывается с учетом опыта ведения бизнеса по франшизе в других государствах. Например, заимствованы некоторые идеи из американских законов, которые, по мнению экспертов, не могут нормально функционировать в условиях российского бизнеса. Это касается, в частности, предварительного раскрытия информации на преддоговорном этапе.

Данная идея «суммирует опыт некоторых штатов США и ряда других государств в сфере франчайзинга», говорится в письме президента РАФ Мераба Бен-Эл (Елашвили) председателю Комитета Госдумы по законодательству Павлу Крашенинникову. «Эти тезисы не новы и обсуждались в Государственной Думе и в ГПУ Президента РФ совместно с представителями РАФ при подготовке и принятии федерального закона от 18.07.2011 г. № 216-ФЗ, существенно изменившего главу 54 ГК РФ. Рецепция иностранных норм была признана нецелесообразной в силу ряда специфических условий, в которых функционирует российский франчайзинг».

Положение об обязательном раскрытии информации франчайзи как раз вдохновлено зарубежным опытом франчайзинга. Именно оно вызывает наибольшие сомнения у бизнесменов, потому что нечеткость формулировок в законе может повлечь за собой утечку конфиденциальной информации. «Основания для беспокойства есть, — объясняет Николай Алексеев. – Некоторые нововведения нуждаются в уточнениях. Требование о раскрытии конфиденциальной информации — очень важное положение, но оно должно сопровождаться крайне четкой процедурой: когда и что раскрывается, какую ответственность несет сторона, принимающая информацию. Некорректен пункт, обязывающий франчайзера в любом случае продать франшизу, — возможность выбирать партнера-франчайзи, так как это важный инструмент управления построением франчайзинговой сети. Было бы неправильно его убирать».

Геннадий Кочетков, вице-президент «Сабвэй Раша Франчайзинг Компани»: «Да, в США действуют правила обязательного открытия определенной информации до заключения франшизного соглашения. Но в этих же правилах тщательно защищены права франшизеров. Без этого франчайзинг просто умрет. Главным элементом системы франчайзинга являются франчайзеры, а не франчайзи. Требование раскрытия технологической информации до подписания договора, показывает, что его авторы просто не компетентны в тех вопросах, которые пытаются законодательно регулировать».

Ненужные изменения

Читать еще:  Наиболее типичные ошибки составления «первички»

Противоречия с уже регулирующим франчайзинг Гражданским кодексом РФ могут осложнить работу рынка, излишне бюрократизировать его и сделать многие крайне важные процедуры, например, расторжение договора между сторонами, излишне долгими и сложными. «Декларируемые или ожидаемые авторами законопроекта эффекты, с одной стороны, не гарантированы, а с другой — могут быть достигнуты и без изменения существующих норм, – уверен Мераб Бен-Эл. – К примеру, проблема защиты рынка от злоупотреблений и явно мошеннических действий со стороны правообладателей, по мнению РАФ, преувеличена. Действующая редакция главы 54 ГК РФ, включая установленный ею порядок государственной регистрации договоров коммерческой концессии, нормы Уголовного и процессуальных кодексов в комплексе позволяют привлечь к ответственности недобросовестных субъектов франчайзинговой деятельности. Наша Ассоциация принимает меры, направленные на минимизацию рисков покупки так называемых «франшиз-пустышек», ведет необходимую методическую и просветительскую работу».

«Я не вижу достоинств у нового законопроекта, — резюмирует Геннадий Кочетков.— Одни недостатки. Его принятие разрушит систему, которая складывалась в стране десятилетиями. Его нужно положить под сукно и как можно скорее. Для разработки подобных проектов нужно привлекать заинтересованные круги, а данный проект был полной неожиданностью для Российской ассоциации франчайзинга. На данном этапе нужно направить проект в Ассоциацию на переработку».

Автор: Кристина Шперлик

Хотелось бы услышать тех, кто развивает бизнес по франшизе. Какого ваше мнение по повод законопроекта?

Обсуждаем законопроект «О франчайзинге»

Елена Лихачёва, главный редактор BUYBRAND Inform

Как и обещала, мы продолжаем обсуждать законопроект «О франчайзинге», который на прошлой неделе был внесен на рассмотрение в Госдуму. Подробнее о самом документе читайте здесь.

Ниже приводим мнения представителей ведущих компаний -франчайзеров и франчайзи:

Артем Вокуев, директор по правовому обеспечению Mail Boxes Etc. Russia

Мы в компании полагаем, что законопроект требует обязательной доработки. В данном варианте считаем, что для нашего бизнеса он будет иметь скорее отрицательные последствия, чем положительные.

Мы, безусловно, поддерживаем пункты 1-8 статьи 2, в которых законодатель, наконец, стремится закрепить основополагающие понятия франчайзинга, но мы не согласны целым рядом пунктов, например вот с этими:

– «п. 4. ст.8. Франчайзор не имеет права отказать франчайзи в праве продажи своей франшизы».

Качественный отбор франчайзи – одно из основных отличий серьезной компании-франчайзора от компаний-пустышек. Мы не заинтересованы в продаже своей франшизы всем и каждому, нам нужен качественный партнер. Лишать нас данного инструмента – практически то же самое, что лишить работодателя права проводить отбор кандидатов на вакантную должность и обязать его принимать на работу всех подряд, независимо от профессиональных качеств.

– «Ст. 9. Информация о франшизе, подлежащая раскрытию».

Данная статья целиком требует крайне обдуманной переработки, так как вводится целый ряд дополнительных императивных требований к компании-франчайзору, благодаря которым обязательно продолжит развитие такой вид мошенничества, как воровство бизнес-модели и информации о компании. Мы сами неоднократно сталкивались с ситуациями, когда под видом потенциальных франчайзи к нам приходили разнообразные граждане исключительно с целью получить информацию о бизнес-модели и операционных процессах. А в случае принятия данного законопроекта мы не будем иметь юридических оснований для отказа в предоставлении значительно более широкого перечня информации, чем предоставляем сейчас.

Подводя краткий итог, хотелось бы повториться, что документ требует серьезной переработки. В данном варианте от него будет больше вреда, чем пользы.

Дмитрий Евсеев, генеральный директор и совладелец сети баров Killfish

Значительная часть законопроекта посвящена раскрытию информации франчайзором перед подписанием договора, при этом состав раскрываемой информации чрезмерно обширен.

Также прописано требование на предоставление конфиденциальной информации до подписания договора между франчайзором и франчайзи, например, такой как «Стандартные операционные процедуры». Т.е. информацию потенциальный франчайзи получил, а договор может и не подписать. Веселее всего звучит требование предоставить финансовую отчетность – “Финансовые отчеты за последние три года по стандартам GAAP”. Радует во всем этом только одно – это только законопроект, который еще до комиссий и комитетов не допустили. А похоронено законопроектов у нас не мало, может, и этот останется только “законодательной инициативой”.

Тузин Евгений, руководитель направления по франчайзингу ООО “ПрессХаус”

В целом я оцениваю этот документ положительно. Безусловно, он усложнит жизнь нам, но самое главное – он сильно усложнит жизнь недобросовестным франчайзорам.

Правда, документ пока «сыроват» в отношении требований к франчайзи. В пояснительной записке упомянуто, что на рынке существует и большое количество недобросовестных франчайзи, но какие требования в законопроекте будут препятствовать их появлению, пока неясно. Что ж, надеемся, что Закон не получится «однобоким».

Владимир Русанов, Начальник Управления по связям с общественностью, X5 Retail Group N. V.

«Очевидно, что авторы при составлении законопроекта в первую очередь хотели оградить франчайзи от недобросовестных франчайзеров. На сегодняшний день в условиях жесточайшей конкуренции на рынке франчайзинга таких практически не осталось. Потому что для любой уважающей себя крупной компании – репутация превыше всего. В любом документе, призванном регулировать взаимоотношения двух сторон, несомненно, должны учитываться интересы всех субъектов взаимоотношений. В том числе и в Договоре франчайзинга. На потребительском рынке уже есть реальные примеры саморегулирования, в частности между поставщиками и ритейлерами по принципам Кодекса добросовестных практик, который основан на взаимных интересах сторон. Если говорить о франчайзинге, то необходимо также учитывать и интересы франчайзера, оградив его от недобросовестных партнеров-франчайзи, желающих вести бизнес под известным брендом, чтобы пользоваться его преимуществами. Основной головной болью каждого правообладателя по-прежнему остается защита товарного знака и кража интеллектуальной собственности, как следствие, использование партнером опыта и ноу-хау франчайзера для дальнейшего открытия собственного дела».

Евгений Шабанов, директор по развитию сети Tutti Frutti Frozen Yogurt

Закон о франчайзинге, безусловно необходим и полезен, но не в том виде, в котором он существует сейчас. Документ несколько “сырой” и, на мой взгляд, немного не доработан. Отлично то, что, наконец, в современное правовое поле входит нормальный понятийный аппарат франчайзинга, также хочется надеяться, что благодаря закону отношения начнут регулироваться именно договорами франчайзинга (со всеми вытекающими), а не договорами коммерческой концессии, как сейчас.

Стоит отметить, что в законе пока не видно четкого определения, по каким именно признакам компанию можно отнести под понятие франчайзер.

Думаю, что в законе необходимо более глубоко раскрыть признаки, которые присущи именно франчайзеру, особенно, что касается предоставления своего ноу-хау. То есть надо дать четкое понимание, что франчайзинг – это своя разработка, идея и продукт, а не просто “товар оптом + дизайн проект”. Данная проработка поставит весомый заслон для “дутых” франшиз”.

Еще один момент: закон несколько “однобок”, т. е. законодатель защищает в большей степени франчайзи, однако добросовестная компания-франчайзер, передавая свои разработки, технологию и т. д, рискует не меньше, а зачастую гораздо больше, так как именно франчайзер является брендодержателем – тем магнитом который притягивает конечных покупателей, а испорченная репутация бренда недобросовестным партнером – это очевидные убытки! Поэтому хочется понимания от законодателя того, что во франчайзинге все в одной лодке, а не по разные стороны баррикад.

Задача такого закона не регламентировать отношения между контрагентами, а цивилизовано выравнивать поле. Например, нужно обязать франчайзеров:

  • Раскрывать свои финансовые данные.
  • Предоставлять минимальный пакет документации передаваемой с франшизой.
  • Подписываться под бизнес планом. Как минимум, расчеты должны быть утверждены франчайзером. Должна стоять подпись франчайзера под объемами затрат на ведение бизнеса.

Также государство должно:

Регламентировать судебные тяжбы.

  • Организовать БД со списком франчайзеров (возможно, это должна быть рецензируемая деятельность) и курировать ее как финансовые организации)
  • Государство НЕ должно запрещать франчайзеру согласовывать продажу бизнеса франчайзи. Отказ может быть дан на основании конкуренции, интеллектуальной собственности или комфорта работы с покупателем. Это право должно остаться за франчайзером.

Максим Трубников, директор по региональному развитию и франчайзингу сети кофеен «Шоколадница»

Законопроект « О франчайзинге» подлежит более детальной проработке. Сегодняшний текст не конкретизирует главные понятия, которые подлежат использованию. В частности определение «франшиза» описано довольно размыто: «…комплекс благ, состоящий из прав пользования брэндом. », при этом понятие брэнд в законопроекте не описано.

Статьей 6 проекта предусмотрена обязанность франчайзера предоставлять франчайзи значительный объем информации (как составляющие компании, так и финансовое положение). Данное обстоятельство создает для правообладателя реальные риски утечки конфиденциальной информации. При этом для самого франчайзи подобная обязанность отсутствует, что заведомо ставит стороны в неравное положение.

Читать еще:  Пять инструментов контекстной рекламы для интернет-магазинов

Статья 8 пункт 4: «Франчайзер не имеет права отказать франчайзи в продаже своей франшизы». Как было отмечено выше, на франчайзи не возложена обязанность предоставлять полную информацию о себе, в отличие от франчайзера. По сути, норма п.4. ст.8 принуждает франчайзера к заключению договора, что категорически недопустимо по нормам гражданского законодательства. Более того, данная норма может привести к массовому открытию франчайзинговых заведений, хотя изначально законопроект направлен на снижение количества франчайзи-однодневок.

Непонятна мотивация, по которой франзайзера обязывают предоставлять отчетность по нормам GAAP, что также спорно, учитывая отсутствие такого обязательства по действующим нормам налогового и гражданского законодательства.

В целом отсутствие конкретики отдельных понятий в законопроекте может привести к тому, что договоры франчайзинга могут быть оспорены по формальным основаниям. К тому же большая часть предпринимательских рисков возложена на правообладателя.

Сергей Рак, генеральный директор компании «Маркон» («Стардог!s» и «Багеттерия»)

«На мой взгляд, законопроект перегружен ограничениями и требованиями по отношению только к одной стороне – к франчайзерам. Предполагается много бестолковой бухгалтерской работы. Зачем? На мой взгляд, требования должны быть, но они должны быть по делу и их должно быть немного. Авторам законопроекта я бы посоветовал познакомиться со стандартами, введенными Сбербанком для аккредитации франшиз по программе «Бизнес-Старт».

Виталий Зуйков, директор по франчайзингу ООО «Кофе Сэт» (Coffee Shop Company Russia)

Регулирование франчайзинга, несомненно, требуется, поскольку понятие «франчайзинг» сложившееся в международной практике не соответствует на все 100 % понятию «коммерческой концессии», на базе которой франчайзинговые отношения регламентируются сегодня в РФ.

С одной стороны, можно только приветствовать, что в соответствии с законопроектом из договора франчайзинга исключены такие обязательные элементы, как права на использование товарного знака или знака обслуживания. Однако поскольку никакие изменения в связи с принятием предлагаемого законопроекта в ГК РФ вносить не предлагается, в случае, если в рамках договора франчайзинга передается право использования товарного знака или знака обслуживания, получается, что данный закон попадает под понятие коммерческой концессии и подлежит регистрации в Роспатенте.

В целом, законопроект достаточно сырой и, на мой взгляд, не может быть принят без серьезной доработки. В первую очередь, я бы отметил следующие недостатки этого документа:

– Проект оперирует таким понятием как «бренд», но не раскрывает, что понимается под «брендом».

– Обязательства по предоставлению франчайзи широкого перечня документации и сведений до заключения договора, открывает доступ к коммерческой информации франчайзора и возможности для недобросовестных лиц по копированию идей и ноу-хау франчайзора.

– Законопроект вводит понятие «международный франчайзинг», но не раскрывает его особенности и специфику.

– Сложно идентифицировать какой договор будет признаваться коммерческой концессией, а какой будет являться исключительно договором франчайзинга.

Андрей Кондратюкин, Начальник управления франчайзинга Торговой Сети «Пятерочка» X5 Retail Group:

«Я думаю, что в таком виде закон может привести к тому, что крупные компании будут вынуждены свернуть свои франчайзинговые программы. Как следствие, это поставит под удар малый бизнес, потому что франчайзинг является взаимовыгодным инструментом, объединяющим интересы сильных игроков рынка и малых предпринимателей. Последние в условиях резко возросшей конкуренции на рынке продуктового ритейла все чаще выбирают сильного партнера с отработанной бизнес-моделью, что позволяет им рассчитывать на стабильное получение достойной прибыли».

Законопроект «О франчайзинге»: эксперты о том, чего ждать бизнесу

В конце апреля в Госдуму был внесен законопроект о франчайзинге, споры о котором не утихают до сих пор. Профессиональное сообщество в целом приветствует попытку узаконить отношения между франчайзером и франчайзи, но обеспокоено категоричностью формулировок, излишне строгими требованиями к франчайзеру и практически полным отсутствием требований к франчайзи.

Ожидаемая дата вступления закона в силу, если он будет принят, — 1 января 2015 года, а значит, еще есть время доработать слабые места. Своим мнением о законопроекте поделились представители российского франчайзингового сообщества: они рассказали о плюсах и минусах закона и объяснили, как его можно улучшить.

Права и обязанности

Закон впервые разъясняет все профессиональные термины, которые на практике уже много лет и так используются – «франшиза», «франчайзер», «франчайзи», а также вводит новые права и обязанности сторон. До подписания договора владелец франшизы должен будет раскрыть условия продажи франшизы, данные о компании, материнских компаниях и компаниях-партнерах, составить профессиональное досье на первые лица компании — где работали до этого и чем занимались, сообщить о прошлых банкротствах и судебных процессах компании.

Если будет доказано, что франчайзер утаил часть информации или исказил ее, франчайзи имеет право расторгнуть договор через 30 дней после уведомления франчайзера и потребовать от него возмещения убытков. Франчайзер может расторгнуть договор только в том случае, если после предупреждения франчайзи «не предпринял никаких действий» (это прямая цитата из текста законопроекта). Впрочем, франчайзер не обязан раскрывать статистику доходов и расходов предприятий, уже действующих на основе франчайзинга, а также не обязан предоставлять контакты людей с неудачным опытом работы с франшизой.

«Этот законопроект, так же как и предыдущий закон от конца 1990-х, написан людьми, не имеющими практики франчайзинга, и многое в нем «высосано из пальца», — утверждает Геннадий Кочетков, вице-президент «Сабвэй Раша Франчайзинг Компани». – В России в основу договорного законодательства заложена концепция «свободы договора», которая гласит, что нельзя принудить партнеров к договору. Эта доктрина заложена в Гражданском кодексе. Согласно этой доктрине, франчайзер может отказать любому соискателю в покупке франшизы, и никто не имеет права принудить его к обратному. В основе франчайзинга находятся партнерские отношения, которые не могут строиться на принуждении».

«Сырой» закон

Основные претензии вызывает слабая юридическая проработанность проекта и противоречия с уже существующим законодательством. Практически все эксперты упрекают авторов законопроекта в том, что они пытаются принять «сырой» законопроект. «В РАФ считают, что законопроект не может быть поддержан как минимум по трем причинам, — считает Мераб Бен-Эл (Елашвили), президент Российской ассоциации франчайзинга (РАФ). — П ринципиальные возражения заключаются в том, что документ, во-первых, концептуально не проработан, не согласован с действующим законодательством, прежде всего с Гражданским кодексом, регулирующим правоотношения во франчайзинге. Основные участники рынка не видят необходимости ни в изменении существующих норм, ни в дополнительном регулировании отрасли. Эксперты также отмечают, что у проекта низкая юридическая техника: предлагаемый понятийный аппарат противоречив, содержит формулировки, которые не могут рассматриваться в качестве правовых норм».

Эксперты выступают не против закона о франчайзинге как такового, а только против текущей редакции. Существенным недостатком закона можно считать то, что он был принят без учета мнений представителей франчайзинга и специалистов в области юриспруденции. Это помогло бы усовершенствовать законопроект: сгладить слабые стороны, уравновесить права и обязанности франчайзеров и франчайзи и обеспечить четкость и ясность профессиональных терминов.

Николай Алексеев, коммерческий директор инвестиционного фонда «Лайф Франчайзинг»: «Мы хорошо видим риски и франчайзера, и франчайзи. И мы видим, что на сегодняшний момент в этом партнерстве гораздо большие риски лежат на франчайзи, и это, на наш взгляд, также тормозит развитие бизнеса по этой технологии. У законопроекта, конечно, есть некоторые достоинства: он вносит большую определенность в уже развитый рынок франчайзинга и узаконивает сложившиеся понятия на этом рынке, защищает интересы франчайзи, основной рискующей стороны при франчайзинговой сделке. Если законопроект будет доработан с учетом мнения всего франчайзингового сообщества — как франчайзи, так и правообладателей — и не будет принят скоропалительно, без доработки и обсуждений, то он, безусловно, окажет положительное влияние на рынок франчайзинга. Пока документ сырой».

Зарубежный опыт

Законопроект «О франчайзинге» разрабатывается с учетом опыта ведения бизнеса по франшизе в других государствах. Например, заимствованы некоторые идеи из американских законов, которые, по мнению экспертов, не могут нормально функционировать в условиях российского бизнеса. Это касается, в частности, предварительного раскрытия информации на преддоговорном этапе.

Данная идея «суммирует опыт некоторых штатов США и ряда других государств в сфере франчайзинга » , говорится в письме президента РАФ Мераба Бен-Эл (Елашвили) председателю Комитета Госдумы по законодательству Павлу Крашенинникову. « Эти тезисы не новы и обсуждались в Государственной Думе и в ГПУ Президента РФ совместно с представителями РАФ при подготовке и принятии федерального закона от 18.07.2011 г. №216-ФЗ, существенно изменившего главу 54 ГК РФ. Рецепция иностранных норм была признана нецелесообразной в силу ряда специфических условий, в которых функционирует российский франчайзинг».

Положение об обязательном раскрытии информации франчайзи как раз вдохновлено зарубежным опытом франчайзинга. Именно оно вызывает наибольшие сомнения у бизнесменов, потому что нечеткость формулировок в законе может повлечь за собой утечку конфиденциальной информации. «Основания для беспокойства есть, — объясняет Николай Алексеев. – Некоторые нововведения нуждаются в уточнениях. Требование о раскрытии конфиденциальной информации — очень важное положение, но оно должно сопровождаться крайне четкой процедурой: когда и что раскрывается, какую ответственность несет сторона, принимающая информацию. Некорректен пункт, обязывающий франчайзера в любом случае продать франшизу, — возможность выбирать партнера-франчайзи, так как это важный инструмент управления построением франчайзинговой сети. Было бы неправильно его убирать».

Геннадий Кочетков, вице-президент «Сабвэй Раша Франчайзинг Компани»: «Да, в США действуют правила обязательного открытия определенной информации до заключения франшизного соглашения. Но в этих же правилах тщательно защищены права франшизеров. Без этого франчайзинг просто умрет. Главным элементом системы франчайзинга являются франчайзеры, а не франчайзи. Требование раскрытия технологической информации до подписания договора, показывает, что его авторы просто не компетентны в тех вопросах, которые пытаются законодательно регулировать».

Ненужные изменения

Противоречия с уже регулирующим франчайзинг Гражданским кодексом РФ могут осложнить работу рынка, излишне бюрократизировать его и сделать многие крайне важные процедуры, например, расторжение договора между сторонами, излишне долгими и сложными. «Декларируемые или ожидаемые авторами законопроекта эффекты, с одной стороны, не гарантированы, а с другой — могут быть достигнуты и без изменения существующих норм, – уверен Мераб Бен-Эл (Елашвили) . – К примеру, проблема защиты рынка от злоупотреблений и явно мошеннических действий со стороны правообладателей, по мнению РАФ, преувеличена. Действующая редакция главы 54 ГК РФ, включая установленный ею порядок государственной регистрации договоров коммерческой концессии, нормы Уголовного и процессуальных кодексов в комплексе позволяют привлечь к ответственности недобросовестных субъектов франчайзинговой деятельности. Наша Ассоциация принимает меры, направленные на минимизацию рисков покупки так называемых «франшиз-пустышек», ведет необходимую методическую и просветительскую работу».

Читать еще:  Как поступить, если арендатор оставил имущество?

«Я не вижу достоинств у нового законопроекта, — резюмирует Геннадий Кочетков. – Одни недостатки. Его принятие разрушит систему, которая складывалась в стране десятилетиями. Его нужно положить под сукно и как можно скорее. Для разработки подобных проектов нужно привлекать заинтересованные круги, а данный проект был полной неожиданностью для Российской ассоциации франчайзинга. На данном этапе нужно направить проект в Ассоциацию на переработку».

Законопроект «О франчайзинге»: эксперты о том, чего ждать бизнесу

В конце апреля в Госдуму был внесен законопроект о франчайзинге, споры о котором не утихают до сих пор. Профессиональное сообщество в целом приветствует попытку узаконить отношения между франчайзером и франчайзи, но обеспокоено категоричностью формулировок, излишне строгими требованиями к франчайзеру и практически полным отсутствием требований к франчайзи.

Ожидаемая дата вступления закона в силу, если он будет принят, — 1 января 2015 года, а значит, еще есть время доработать слабые места. Своим мнением о законопроекте (текст смотрите во вложении к статье) поделились представители российского франчайзингового сообщества: они рассказали о плюсах и минусах закона и объяснили, как его можно улучшить.

Права и обязанности

Закон впервые разъясняет все профессиональные термины, которые на практике уже много лет и так используются — «франшиза», «франчайзер», «франчайзи», а также вводит новые права и обязанности сторон. До подписания договора владелец франшизы должен будет раскрыть условия продажи франшизы, данные о компании, материнских компаниях и компаниях-партнерах, составить профессиональное досье на первые лица компании — где работали до этого и чем занимались, сообщить о прошлых банкротствах и судебных процессах компании.

Если будет доказано, что франчайзер утаил часть информации или исказил ее, франчайзи имеет право расторгнуть договор через 30 дней после уведомления франчайзера и потребовать от него возмещения убытков. Франчайзер может расторгнуть договор только в том случае, если после предупреждения франчайзи «не предпринял никаких действий» (это прямая цитата из текста законопроекта). Впрочем, франчайзер не обязан раскрывать статистику доходов и расходов предприятий, уже действующих на основе франчайзинга, а также не обязан предоставлять контакты людей с неудачным опытом работы с франшизой.

«Этот законопроект, так же как и предыдущий закон от конца 1990-х, написан людьми, не имеющими практики франчайзинга, и многое в нем «высосано из пальца», — утверждает Геннадий Кочетков, вице-президент «Сабвэй Раша Франчайзинг Компани». – В России в основу договорного законодательства заложена концепция «свободы договора», которая гласит, что нельзя принудить партнеров к договору. Эта доктрина заложена в Гражданском кодексе. Согласно этой доктрине, франчайзер может отказать любому соискателю в покупке франшизы, и никто не имеет права принудить его к обратному. В основе франчайзинга находятся партнерские отношения, которые не могут строиться на принуждении».

«Сырой» закон

Основные претензии вызывает слабая юридическая проработанность проекта и противоречия с уже существующим законодательством. Практически все эксперты упрекают авторов законопроекта в том, что они пытаются принять «сырой» законопроект. «В РАФ считают, что законопроект не может быть поддержан как минимум по трем причинам, — считает Мераб Бен-Эл (Елашвили), президент Российской ассоциации франчайзинга (РАФ). — Принципиальные возражения заключаются в том, что документ, во-первых, концептуально не проработан, не согласован с действующим законодательством, прежде всего с Гражданским кодексом, регулирующим правоотношения во франчайзинге. Основные участники рынка не видят необходимости ни в изменении существующих норм, ни в дополнительном регулировании отрасли. Эксперты также отмечают, что у проекта низкая юридическая техника: предлагаемый понятийный аппарат противоречив, содержит формулировки, которые не могут рассматриваться в качестве правовых норм».

Эксперты выступают не против закона о франчайзинге как такового, а только против текущей редакции. Существенным недостатком закона можно считать то, что он был принят без учета мнений представителей франчайзинга и специалистов в области юриспруденции. Это помогло бы усовершенствовать законопроект: сгладить слабые стороны, уравновесить права и обязанности франчайзеров и франчайзи и обеспечить четкость и ясность профессиональных терминов.

Николай Алексеев, коммерческий директор инвестиционного фонда «Лайф Франчайзинг»: «Мы хорошо видим риски и франчайзера, и франчайзи. И мы видим, что на сегодняшний момент в этом партнерстве гораздо большие риски лежат на франчайзи, и это, на наш взгляд, также тормозит развитие бизнеса по этой технологии. У законопроекта, конечно, есть некоторые достоинства: он вносит большую определенность в уже развитый рынок франчайзинга и узаконивает сложившиеся понятия на этом рынке, защищает интересы франчайзи, основной рискующей стороны при франчайзинговой сделке. Если законопроект будет доработан с учетом мнения всего франчайзингового сообщества — как франчайзи, так и правообладателей — и не будет принят скоропалительно, без доработки и обсуждений, то он, безусловно, окажет положительное влияние на рынок франчайзинга. Пока документ сырой».

Зарубежный опыт

Законопроект «О франчайзинге» разрабатывается с учетом опыта ведения бизнеса по франшизе в других государствах. Например, заимствованы некоторые идеи из американских законов, которые, по мнению экспертов, не могут нормально функционировать в условиях российского бизнеса. Это касается, в частности, предварительного раскрытия информации на преддоговорном этапе.

Данная идея «суммирует опыт некоторых штатов США и ряда других государств в сфере франчайзинга», говорится в письме президента РАФ Мераба Бен-Эл (Елашвили) председателю Комитета Госдумы по законодательству Павлу Крашенинникову. «Эти тезисы не новы и обсуждались в Государственной Думе и в ГПУ Президента РФ совместно с представителями РАФ при подготовке и принятии федерального закона от 18.07.2011 г. № 216-ФЗ, существенно изменившего главу 54 ГК РФ. Рецепция иностранных норм была признана нецелесообразной в силу ряда специфических условий, в которых функционирует российский франчайзинг».

Положение об обязательном раскрытии информации франчайзи как раз вдохновлено зарубежным опытом франчайзинга. Именно оно вызывает наибольшие сомнения у бизнесменов, потому что нечеткость формулировок в законе может повлечь за собой утечку конфиденциальной информации. «Основания для беспокойства есть, — объясняет Николай Алексеев. – Некоторые нововведения нуждаются в уточнениях. Требование о раскрытии конфиденциальной информации — очень важное положение, но оно должно сопровождаться крайне четкой процедурой: когда и что раскрывается, какую ответственность несет сторона, принимающая информацию. Некорректен пункт, обязывающий франчайзера в любом случае продать франшизу, — возможность выбирать партнера-франчайзи, так как это важный инструмент управления построением франчайзинговой сети. Было бы неправильно его убирать».

Геннадий Кочетков, вице-президент «Сабвэй Раша Франчайзинг Компани»: «Да, в США действуют правила обязательного открытия определенной информации до заключения франшизного соглашения. Но в этих же правилах тщательно защищены права франшизеров. Без этого франчайзинг просто умрет. Главным элементом системы франчайзинга являются франчайзеры, а не франчайзи. Требование раскрытия технологической информации до подписания договора, показывает, что его авторы просто не компетентны в тех вопросах, которые пытаются законодательно регулировать».

Ненужные изменения

Противоречия с уже регулирующим франчайзинг Гражданским кодексом РФ могут осложнить работу рынка, излишне бюрократизировать его и сделать многие крайне важные процедуры, например, расторжение договора между сторонами, излишне долгими и сложными. «Декларируемые или ожидаемые авторами законопроекта эффекты, с одной стороны, не гарантированы, а с другой — могут быть достигнуты и без изменения существующих норм, – уверен Мераб Бен-Эл. – К примеру, проблема защиты рынка от злоупотреблений и явно мошеннических действий со стороны правообладателей, по мнению РАФ, преувеличена. Действующая редакция главы 54 ГК РФ, включая установленный ею порядок государственной регистрации договоров коммерческой концессии, нормы Уголовного и процессуальных кодексов в комплексе позволяют привлечь к ответственности недобросовестных субъектов франчайзинговой деятельности. Наша Ассоциация принимает меры, направленные на минимизацию рисков покупки так называемых «франшиз-пустышек», ведет необходимую методическую и просветительскую работу».

«Я не вижу достоинств у нового законопроекта, — резюмирует Геннадий Кочетков.— Одни недостатки. Его принятие разрушит систему, которая складывалась в стране десятилетиями. Его нужно положить под сукно и как можно скорее. Для разработки подобных проектов нужно привлекать заинтересованные круги, а данный проект был полной неожиданностью для Российской ассоциации франчайзинга. На данном этапе нужно направить проект в Ассоциацию на переработку».

Автор: Кристина Шперлик

Хотелось бы услышать тех, кто развивает бизнес по франшизе. Какого ваше мнение по повод законопроекта?

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector