ОБЭП – страшилка для кассира

ОБЭП – страшилка для кассира

Чем может закончиться проверка ОБЭП

Задача сотрудников ОБЭП — собрать доказательства экономического преступления, а затем передать их в следственный комитет. В этой статье разбираемся, что считается экономическим преступлением, когда и к кому ОБЭП может прийти с проверкой и какие могут быть последствия.

ОБЭП — отдел по борьбе с экономическими преступлениями — еще в 2011 году переименовали в ОЭБиПК — отдел экономической безопасности и противодействия коррупции. Но в статье мы будем использовать старое название, чтобы получить побольше трафика из поиска.

Какие преступления считаются экономическими

Экономические преступления — это обман покупателей, государства или других компаний с целью получить прибыль. Такими преступлениями считаются продажа поддельных кроссовок, взятки, контрабанда и подделка бухгалтерских отчетов для уменьшения налогов.

Все виды экономических преступлений описывает восьмой раздел уголовного кодекса, в нем 58 статей. Вот несколько преступлений в сфере экономики, которые могут стать основанием для проверки ОБЭП.

Преступление
Пример

Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности

Угрожать владельцу магазина ограблением и требовать платить за безопасность

Продавать варежки в инстаграме без регистрации ИП

Незаконная розничная продажа алкогольной продукции

Продавать коньяк и водку без регистрации ООО и лицензии

Незаконное использование средств индивидуализации товаров

Шить и продавать поддельные кроссовки с логотипом «Nike»

Контрабанда табачных изделий

Провезти через таможню три ящика сигарет или табака без оформления

Подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего, члена комиссии по осуществлению закупок

Дать взятку отделу закупок, чтобы победить в тендере

Легализация денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления

Открыть салон красоты, чтобы отмывать деньги от продажи наркотиков и оружия

Основания для проверки ОБЭП

Экономическими преступлениями занимается специальный отдел — ОБЭП. Задача отдела — выявить признаки преступлений, найти и собрать доказательства, чтобы затем передать их в органы предварительного следствия. Для этого и проводят проверки.

Еще ОБЭП может прийти с проверкой из-за коррупционных преступлений — это дача и требование взятки, подкупы должностных лиц.

Для проверки ОБЭП нужны основания:

  • сообщение о преступлении. Обычно такие сообщения получают от оперативного дежурного из полиции;
  • письменное поручение следователя или дознавателя;
  • заявление от любого человека.

Бывали случаи, когда проверки начинались по заявлениям от анонимных информаторов.

Когда ОБЭП получает сообщение, поручение или заявление, он разрабатывает план оперативного мероприятия. Это может быть поездка в офис с осмотром помещения или изъятием документов, которые как-то подтверждают преступление. Еще могут получить санкцию суда на прослушку телефонов компании или слежку.

Полномочия сотрудников ОБЭП при проверке

Сотрудники ОБЭП могут проверять организации, ИП и физлиц. Все проверки ОБЭП — внеплановые и без предупреждения.

Во время проверки сотрудники могут:

  • осматривать помещения. Например, магазин предпринимателя, в котором продают и хранят нелегальный алкоголя;
  • проводить выемки. Выемка — это когда сотрудники ОБЭП приезжают в помещение компании за определенными предметами или документами. Ее проводят по поручению следователя или дознавателя рамках уголовного дела;
  • назначать экспертизы — брать образцы почерка директора компании, а потом проводить сравнительный анализ;
  • опрашивать владельца компании и сотрудников.

Еще могут прослушивать телефоны, следить за владельцем компании, проводить контрольные закупки и внедрять агентов под прикрытием.

ОБЭП пришел с проверкой. Что говорить

Как только сотрудник ОБЭП пришел в офис или магазин, он должен показать свое удостоверение.

В настоящем удостоверении сверху будет полное наименование органа: «Отдел экономической безопасности и противодействия коррупции», печать и фотография. В поддельных удостоверениях часто изменяют одно-два слова в наименовании органа.

Если есть подозрения, что удостоверение — подделка, нужно позвонить в ОБЭП своего района и узнать, проводится ли проверка. Еще можно позвонить в дежурную часть УВД или ГУВД и спросить, есть ли такой сотрудник у них в штате.

Обычно сотрудники ОБЭП объясняют, что проверка проводится по заявлению, и просят позвать директора компании или начальника. Затем осматривают помещения и опрашивают директора и сотрудников.

В идеальном мире к опросам ОБЭП готовятся заранее с юристом, а в реальном нужно запомнить главное: отвечать коротко и только на тот вопрос, что задают.

Вопрос ОБЭП
Опасный ответ
Коротко и по существу

Вы торгуете поддельным алкоголем?

Лично я — нет, в магазине какой-то алкоголь продают, но кажется, что он настоящий

Ваш работодатель занимается отмыванием денег?

Отмывание — это что? Не знаю, какие-то люди иногда приносят деньги, но это не мои работодатели

Мне не ясна суть вопроса

Кем и как давно вы здесь работаете? Что входит в ваши обязанности?

Я продавец, здесь работаю год, продаю товары, иногда подписываю договоры на поставки товаров и налоговые декларации

С января 2018 года, продавец, отпускаю товары покупателям, пробиваю кассовые чеки, рассчитываю покупателей, слежу за сроком годности товаров

Все ответы ОБЭП записывает на бумаге, а потом сотрудники компании ставят подпись: «С моих слов записано верно, мною прочитано». Расскажите сотрудникам, что записано должно быть слово в слово, а если где-то неверно — нужно исправлять на верный вариант. Эти ответы могут использовать против компании, и для возбуждения уголовного дела тоже.

Еще у сотрудников есть право отказаться от опроса на основании 51-й статьи, чтобы не свидетельствовать против себя.

Если ОБЭП посчитает нужным, может изъять документы, компьютеры, жесткие диски или товары, если компанию проверяют из-за торговли нелегальным алкоголем, подделками.

Лучше не мешать сотрудникам ОБЭП проводить проверку, иначе это могут посчитать воспрепятствованием предварительному расследованию, а значит, появится основание для уголовного дела по статье 294.

Стандартный срок проверки — 30 дней, но если руководитель ОБЭП или прокуратура решат, что нужно собрать больше материалов, проверка будет идти дольше.

Результаты и последствия проверки ОБЭП

Допустим, сотрудники ОБЭП пришли осмотреть помещение или забрать документы. Значит, они должны составить протокол осмотра помещения или выемки документов, в котором предприниматель может написать замечание, к примеру:

  • мне не было предоставлено постановление о проведении конкретного оперативно-розыскного мероприятия;
  • я против изъятия всех документов, потому что они не относятся к материалам проверки.

Если сотрудники ОБЭП изъяли у компании документы и технику, они должны дать предпринимателю возможность сделать их копии на бумаге или флешке, диске сразу или в течение пяти дней. Это нужно, чтобы компания могла продолжать работу.

Итогом проверки ОБЭП может быть два результата:

  • ничего не нашли. Если прошло 30 дней — это стандартный срок проверки ОБЭП, — но никаких признаков преступления не нашли, компании должны вернуть документы, технику и всё, что изъяли. А затем вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела;
  • нашли признаки экономического преступления. Например, на складе обнаружили поддельный алкоголь или в офисе компании нашли фальшивые деньги, тогда материалы передают следователю или дознавателю, и уже он решает, нужно ли возбуждать уголовное дело.

Если ОБЭП изъял часть документов и не нашел признаков преступления, теоретически с проверкой могут прийти еще раз. Но приходить каждый день не получится: слишком частые проверки можно обжаловать через руководителя ОБЭП, прокуратуру или федеральный суд.

ОБЭП – страшилка для кассира

Начиная с мая проверяющие всех мастей традиционно проявляют повышенную активность. Видимо, в преддверии грядущих отпусков. Такие ревизии, как правило, заканчиваются для плательщиков финансовыми потерями в виде взяток и штрафов.

Зато немало таких историй можно услышать от юристов, обеспечивающих подобные возвраты. Несмотря на поговорку «два юриста – три мнения», многие адвокаты теневого бизнеса демонстрируют редкое единодушие в отношении сотрудников ОБЭП (УБЭП), считая их алчными и безграмотными во всех отношениях людьми. «Идеальный», с точки зрения проверяющих, день описала Ольга – жительница Саранска, работающая кассиром в небольшом магазинчике. По ее словам, 4 мая ей удалось пережить три волны проверяющих: УБЭП, Роспотребнадзор (исполняющий ныне функции СЭС) и, естественно, пожарников.

Девушка не успела испытать и малейшего испуга. Расторопный завмаг с милым видом подносила проверяющим калькулятор и, взглянув на цифру, которую набивал очередной «клиент», восклицала: «О, моя любимая сумма!» Ольге оставалось только выгребать деньги из кассы. Ситуация, описанная бухгалтером из Саранска, не редкость. По крайней мере это подтверждают разговоры на финансовых форумах.

Руководителя хотим!

Другой случай, произошедший уже в столичной частной медклинике, подорвал уверенность в том, что ревизоры приходят за взятками. Только к концу рабочего дня главный бухгалтер Светлана, работающая по совместительству, узнала, что с 11 часов дня сотрудники ОБЭП ведут проверку. Ревизия длилась 12 часов, вплоть до закрытия клиники в 23.00.

Саму Светлану проверяющие в клинику не только не приглашали, но и открыто заявили: «А зачем вы нам? Мы хотим видеть руководство: генерального директора или хотя бы его зама». На генерального директора, такого же совместителя, особой надежды не было, владельцы бизнеса ссылались на то, что ведут переговоры с таинственным «высокопоставленным защитником наших интересов из органов». А пока они не закончены, поводов для беспокойства у бухгалтера было предостаточно: у клиники было много проблем, которые без особого труда могли вскрыть проверяющие.

Договор субаренды

Клиника располагается в подвале здания, принадлежащего муниципалитету. Причем муниципалитет уверен, что помещение занимает центр лингвистического развития дошколят. Именно такая цель указана в договоре аренды. Он предусматривает возможность сдачи помещения в субаренду, которой и воспользовался арендатор. Только вот муниципалитет об этом не известили. Попросту говоря, между клиникой и арендодателем не был заключен договор субаренды, который необходимо было согласовать с арендодателем.

Читать еще:  6 секретов создания посещаемого сайта

Главбух об этом прекрасно знала, так как никогда не платила за субаренду – владельцы бизнеса сами решали этот вопрос с истинным арендатором. Фактически безвозмездное пользование помещением стало особо беспокоить бухгалтера после разъяснений Высшего Арбитражного Суда по практике применения главы 25 Налогового кодекса о налоге на прибыль (информационное письмо Президиума ВАС от 22 декабря 2005 г. № 98). Светлана распечатала это письмо, отметила с помощью текстовыделителя нужный абзац, снабдила собственным комментарием-расшифровкой: «Экономическая выгода от безвозмездного пользования помещениями квалифицируется как внереализационный доход» и положила на стол руководству. После переговоров с арендатором руководство вынесло вердикт: «Если официально проводить субаренду, мы должны будем платить в месяц на 700 долларов больше: муниципалитет изменит коэффициенты. Так что, Света, постарайся перекрыть возникшую выгоду расходами».

Рентген и дети

Еще одной серьезной проблемой могло стать отсутствие лицензий на работу с рентгеном и лечение несовершеннолетних. Конечно, Светлане никто не передавал документы, свидетельствующие о наличии выручки от «незаконной предпринимательской деятельности». Однако она, хотя и будучи совместителем, иногда бывала в клинике и отлично знала о том, что эксплуатация рентген-аппарата и прием детей идут полным ходом.

К слову сказать, ни рентген, ни другое оборудование клиники не стоит на балансе фирмы. Светлана отражает за балансом некие арендованные основные средства, но никаких документов на аренду, кроме ксерокопии списка оборудования, у нее нет. Арендные платежи и в этом случае не проводятся. «Вообще-то оборудование – моя собственность, – объяснял главбуху владелец бизнеса. – Документы оформим, когда решу, что лучше: провести через меня или через какую-нибудь фирму. Насчет лицензий тоже не беспокойся. Они где-то у меня лежат». Узнав, что владелец бизнеса распорядился ни в коем случае не сокращать прием, Светлана очень беспокоилась, что сотрудники ОБЭП без труда заметят детишек-пациентов и работу рентген-аппарата. А вот обещаниям руководства «найти лицензии» Светлана не очень то верила.

Центр притяжения – касса

В это время в клинике царило нервозное веселье. В кабинете разыгрывалась классическая сцену с калькулятором и звучал мужской голос: «Зачем же вы себя так компрометируете, Марь-Иванна? У вас и так рыльце в пушку. Да ладно, шучу я, шучу, не нервничайте. Нам ваших денег не надо, мы люди подневольные».

Видимо, обрадовавшись шутливой развязке, счастливая заведующая выскочила из своего кабинета. Ее место тут же заняла девушка восточной внешности с бейджиком врача. Жительница Узбекистана, она не успела, как остальные гастарбайтеры, не имевшие разрешения на работу, вовремя покинуть клинику под видом пациентки. Сотрудники ОБЭП пообещали ей скорую депортацию.

Кассир тут же испугалась: «Ой, я хоть и из Беларуси, но у меня на днях регистрация закончилась. Может, меня только оштрафуют?» И тут же без всякого испуга взяла деньги из кассы и расплатилась наличкой с курьером, привезшим медикаменты. К накладной были пришиты квитанция к приходнику и чек контрольно-кассового аппарата. Только вот покупателем была указана отнюдь не фирма, а абстрактное «частное лицо». Этот факт, как и многие другие нарушения кассовой дисциплины, позже нашел отражение в акте, составленном обэповцами. Других нарушений сотрудники грозной структуры почему-то не обнаружили. Если бы не шныряние по всем углам, опечатывание шкафов и тумбочек с документами и ловля гастарбайтеров, можно было бы подумать, что проверку ведут сотрудники налоговой инспекции из отдела контрольно-кассовой техники.

Заведующая и кассир наотрез отказались подписывать акт, и обэповцы выдернули двух понятых из числа пациентов. После этого акт прогнали через факс, за неимением ксерокса, и за час до полуночи обэповцы наконец удалились.

Читайте Уголовный кодекс

Прочитав акт, оставленный ОБЭП, главбух не знала, плакать ей или смеяться. Проверяющие явно не имели представления о бланках строгой отчетности. Первый лист бланка строгой отчетности «Приходный ордер» (есть еще два других – «Квитанция» и «Копия квитанции»), утвержденного письмом Минфина от 20 апреля 1995 г. № 16-00-30-35, проверяющие приняли за. обычный приходно-кассовый ордер.

Впрочем, представители «защиты», найденные владельцами бизнеса и срочно назначенные «помощниками генерального директора», тоже оказались не сильны в кассовой терминологии. Судя по вопросам и поведению, «защита» обладала связями, но не юридическими познаниями

– Как вы могли додуматься до такого, работать «вчерную», вообще без применения кассового аппарата? – допрашивала главбуха «защита».

– Мы применяем бланки строгой отчетности на основании пункта 2 статьи 2 Федерального закона № 54-ФЗ («О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» – прим. ред.).

– И ваша деятельность там поименована?

– Что вы! Там сказано всего лишь «услуги населению», дальше нужно смотреть Общероссийский классификатор услуг населению (принят постановлением Госстандарта от 28 июня 1993 г. № 163 – прим. ред.). В этом классификаторе наша деятельность упомянута.

– Ладно, разберемся. Заведующая и кассир идут с нами в ОБЭП. Бояться нечего. Все заинтересованы в том, чтобы поскорее закрыть дело.

Дело «закрыли» административным штрафом за неприменение ККТ, наложенным на кассира. Причем кассиру пригрозили, что еще одно такое нарушение – и ей придется отвечать уже по Уголовному кодексу. «Защита» эту угрозу. не опровергла.

Меньшинством быть неприлично

После первой же истерики, которую кассир устроила Светлане по телефону, разгневанная главбух позвонила «защите». Начав с того, что «очень хорошо, что ваши кассиры наконец стали хоть чего-то бояться», «защита» очень быстро переменила тактику:

– Давайте не будем вдаваться в детали. Как бы там ни было, мы разрешили ситуацию. А вы признайте свою ошибку и переходите на кассовый аппарат. Этого требует ОБЭП!

– На каком основании требует? До 2007 года мы спокойно можем работать с бланками в прежнем режиме. Вы читали постановление Правительства от 31 марта прошлого года № 171 «Об утверждении Положения об осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с применением платежных карт без применения контрольно-кассовой техники»?

– Читали, читали. прямо в ОБЭП. А вы на бланках печать не ставите! У вас в клинике вообще печати нет!

– Это нужно будет делать с 2007 года, когда бланки поменяются. Вот когда поменяются, станут с обязательной печатью и голограммами, тогда и начнем применять кассовый аппарат.

– Ну что вам дадут эти полгода? Вы же как в каменном веке живете: 95 процентов бизнеса применяет кассовые аппараты, а вы – нет. Поймите, ОБЭП особо законы не читает, у них свои внутренние инструкции, а в них четко написано: только контрольно-кассовая техника.

Конечно, Светлана сопротивлялась только для приличия, чтобы не выглядеть перед руководством полным профаном. Душа ее ликовала от того, что теперь с нее были сняты вопросы налоговой безопасности и больше не нужно думать, по каким законам живут проверяющие структуры.

Берите деньги правильно

Любой кассир-операционист знает, что сдачу нужно отдавать одновременно с документом об оплате. А вот правила работы с бланками строгой отчетности и платежными картами у многих вызывают недоумение. Например, второй и пятый шаги работы с платежными картами, прописанные в подпункте «б» пункта 25 Положения об осуществлении наличных денежных расчетов, утвержденного постановлением Правительства от 31 марта 2005 г. № 171.

Как подготовиться к опросу в ОБЭП

Вы предприниматель, и вас вызывают в ОБЭП .

С утра звонил оперуполномоченный и назначил встречу завтра на 9:00. Вам кажется, что вы знаете причину звонка.

Подождите паниковать. Я консультирую предпринимателей, которых вызывают на опросы в ОБЭП , — если подготовиться к беседе, риски можно свести к минимуму. Расскажу, чего ожидать от встречи.

Что за ОБЭП

Управление экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК), раньше называвшийся ОБЭП , — это полицейские, занимающиеся нарушениями, связанными с бизнесом и коррупцией. Например, нарушение авторских прав, уклонение от уплаты налогов, ограничение конкуренции. Если вы занимаетесь бизнесом, то у вас есть шансы попасть в их поле зрения. Поскольку старое название ОБЭП — Отдел по борьбе с экономическими преступлениями — пока еще на слуху, в статье я буду использовать его.

У сотрудников ОБЭП есть два способа лично общаться с предпринимателями: допрос и опрос при проверке.

Основания проверки или допроса

Опрос чаще всего проводится, когда никакого уголовного дела еще нет. Это называется доследственной проверкой. В ходе доследственной проверки сотрудники полиции собирают информацию о возможном правонарушении.

Не всегда сразу понятно, было преступление или не было. Может, человека кто-то оговорил. Может, его действия кто-то воспринял ошибочно. Возбуждать уголовное дело в отношении человека просто на основании заявления нельзя — нужно сначала проверить информацию. Сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении полиция обязана проверить. На такую проверку закон дает не более трех суток.

Поступило сообщение о том, что ИП Иванов регулярно дает взятки чиновникам для победы на тендерных торгах и получает подряды на строительство дорог. Оперуполномоченные вызывают Иванова и говорят: «Расскажите, как вы дороги строите». Иванов отвечает: «Не занимаюсь я строительством, книжками торгую. Вот, посмотрите документы». Смотрят они: правда, книжками человек торгует. В этом случае с Иванова возьмут объяснение, и на этом все закончится. Уголовного дела не будет, вызывать на допрос никого не придется.

Допрос возможен исключительно в ходе следствия или дознания. Этот этап наступает после доследственной проверки. Вас вызовут, если оперуполномоченные возбудили уголовное дело, а вы в нем свидетель, подозреваемый или обвиняемый. Иногда проверка не нужна, уголовное дело возбуждают сразу. Например, если нашли труп.

Читать еще:  Профессия – фотограф: Как стать профессиональным фотографом с нуля?

Если вас вызвали на допрос

На допрос вызывают повесткой, которую вручают под подпись. Ее могут передать где угодно, в том числе на работе. Если вас не застали дома — повестку передадут взрослому члену семьи.

В повестке обязаны указать:

  1. ФИО вызываемого на допрос.
  2. В каком качестве вызывается — свидетель, подозреваемый, обвиняемый.
  3. К кому и по какому адресу нужно прийти.
  4. Дату и время.
  5. Последствия неявки без уважительных причин.

Не пойти на допрос нельзя. Иначе вас насильно приведут сотрудники ОБЭП — это называется приводом.

Если вам вручили повестку, закрывайте эту статью и звоните адвокату. Это серьезно, советы из интернета здесь не помогут.

Текст повестки должен полностью соответствовать статье 188 УПК РФ

Если вас вызвали на опрос

Опрос — другое дело. Вас вызовут на опрос, если у оперуполномоченных есть заявление, в котором фигурируете вы или ваша организация. Также в ОБЭП пригласят, если вы работали с интересующим человеком или фирмой: например, заключили договор, перевели деньги с расчетного счета или просто были знакомы.

Задача сотрудников ОБЭП — отработать заявление, которое к ним попало, и опросить вас. В законах не сказано, как вызывают на опрос, каким образом его проводят и какие последствия неявки.

Владельцев среднего и крупного бизнеса часто вызывают в ОБЭП . Если вам позвонили, лучше сразу посоветоваться с адвокатом. Паниковать еще не надо: тех, кто действительно нужен силовикам, по телефону не приглашают.

Полномочия ОБЭП при проведении проверки или допроса

Опрос при проверке. Полномочий у сотрудников полиции всего два:

  1. Задавать вопросы и получать на них ответы, если опрашиваемый желает их дать.
  2. Записывать ответы на бумагу в том виде, в каком они их получили. Такие записи называются объяснительной.

Объяснительные, которые дает предприниматель оперуполномоченным, доказательством не считаются. От всего сказанного можете отказаться. Но это не значит, что можно говорить все что угодно и потом ничего за это не будет. Иногда предприниматель может сказать лишнего — и из-за этого возникает уголовное дело.

В ходе опроса сотрудники полиции собирают информацию. Просто спрашивают у человека, что он знает по тому или иному факту, записывают с его слов, а потом делают выводы. От ответов очень многое зависит. Варианты развития событий проще всего объяснить на примере.

Поступило сообщение, что руководитель МФО дает взятки. Сотрудники ОБЭП решили опросить соседние торговые точки.

Владелец торговой точки при опросе рассказывает, что соседи по офису выдают микрокредиты гражданам. Знает он об этом из вывески. С сотрудниками микрокредитной организации не общается, нарушают они закон или нет — не знает. При таких пояснениях полиция, скорее всего, потеряет к нему интерес.

А если он скажет, что с директором микрофинансовой организации регулярно выпивает по кружке пива в баре после работы и вообще он хороший мужик, всегда готовый помочь, — есть вероятность, что общение с сотрудниками полиции на этом не закончится. Предприниматель явно в приятельских отношениях с директором — может, еще что-то знает или слышал. Могут еще вызвать и задавать новые вопросы.

А можно рассказать, что сотрудники МФО регулярно оставляют какие-то конверты и папки в торговой точке, просят передать их другим лицам. Так появляется вероятность стать свидетелем по уголовному делу — и это в лучшем случае. В худшем могут предъявить обвинения в соучастии.

Опрос — дело добровольное. Формально никто не может заставить вас разговаривать с оперуполномоченными, но если сотрудники ОБЭП считают, что вы можете что-то рассказать, то они найдут способ привести вас в отдел и опросить.

Допрос. Полномочия полиции при допросе схожи с полномочиями при опросе. Основная разница в том, что все сказанное на допросе считается доказательством. Любое слово, записанное в протоколе допроса, может быть использовано в суде против предпринимателя.

Сотрудники будут задавать вопросы, но ответы записывать в протокол, который с большой долей вероятности будет приобщен к уголовному делу. Отказаться от того, что написали с ваших слов в протоколе, будет практически невозможно.

Как перенести встречу

Чаще всего на опрос вызывают по телефону. Сотрудник ОБЭП может позвонить в любое время и сказать: «Вам нужно явиться на дачу объяснений завтра в 9:00». Не поддавайтесь эмоциям и подготовьтесь к беседе с оперуполномоченными.

Вам нужен план. Большинство адвокатов советуют при первом же звонке идти на встречу и брать с собой адвоката. Они считают, что в этих ситуациях нужно защищаться сразу. Но мне кажется, если у вас малый или средний бизнес и уголовный кодекс вы не нарушаете, не стоит идти после первого же звонка. Своим клиентам я советую отложить встречу на одну-две недели: большая вероятность, что за это время о вас забудут. А если нет, то вы успеете проконсультироваться с юристом, выяснить, не вызывали ли кого-то из партнеров в ОБЭП , и составить план действий.

У вас есть право перенести встречу на удобный вам день. Поэтому вежливо поинтересуйтесь у оперуполномоченного причиной звонка, объясните свою занятость в ближайшее время и попросите перезвонить.

Пример диалога

Вот как мой клиент разговаривал с сотрудником ОБЭП :

— Доброе утро, Сергей Николаевич. Вас беспокоит отдел по борьбе с экономическими преступлениями, оперуполномоченный Иванов Иван Иванович. У нас есть материалы проверки… (тут неразборчиво). Вам нужно явиться к нам на дачу объяснений завтра в 9:00.
— Добрый день. Я с удовольствием к вам подъеду, но, к сожалению, сейчас нахожусь в командировке. Перезвоните мне, пожалуйста, через две недели, и мы согласуем удобное для вас время.

Я не советую специально выдумывать причину. Говорите правду: например, у вас всю неделю встречи с партнерами, или сдача отчетности, или заболел ребенок. Если для вас это важные дела, скажите о них оперуполномоченному. Будьте очень вежливы, но стойте на своем.

Если вы перенесли встречу, а сотрудник ОБЭП не перезвонил — это отлично. Значит, ваша персона их не слишком интересовала. Не стоит напоминать о себе.

Если собеседник был настойчив и перенести встречу не удалось, вам придется решать — идти или нет. Я несколько раз сама оказывалась в таких ситуациях и решала идти. Но не только для того, чтобы дать объяснения оперуполномоченному, но и чтобы самой выяснить, в чем проблема.

Вызвали в ОБЭП. Что делать?

Вас вызвали на допрос в ОБЭП? Безусловно, ситуация не самая радостная, ведь от приглашения в правоохранительные органы ничего хорошего ждать не приходится. Однако если знать, как себя вести на допросе, а также что может и что не может делать следователь, вы сможете защитить свои права и не допустить их нарушения. В данной статье мы рассмотрим, по каким причинам чаще всего вызывают сотрудников в ОБЭП, какая форма вызова считается законной, разберемся в полномочиях работников правоохранительных органов в подобных ситуациях и в правах людей, пришедших на допрос, а также поговорим о том, как вести себя во время допроса, чтобы минимизировать риски и негативные последствия.

Для чего могут вызывать в ОБЭП?

ОБЭП – это устоявшаяся, но устаревшая аббревиатура для специальной структуры в правоохранительных органах, которая занимается исключительно экономическими преступлениями, в том числе противодействием коррупции. Соответственно, как и полиция, ОБЭП расследует преступления и в ходе расследования может вызывать на допросы лиц, которых считает в той или иной мере причастными к расследуемому делу. Соответственно, если сотрудника ООО вызвали ОБЭП, это может быть по одной из следующих причин:

  • в качестве свидетеля – наиболее безобидный вариант, ведь следователь всего лишь хочет получить от допрашиваемого разъяснения относительно того или иного эпизода расследуемого преступления. В большинстве случаев на практике это означает то, что во время визита вас опросят, запишут показания и отпустят, возможно попросив повторно подтвердить свидетельства во время суда. Впрочем, нередко статус лица при наличии оснований переквалифицируется в процессе расследования, и из свидетеля человек становится подозреваемым, так что нужно быть готовым к такому повороту событий;
  • в качестве подозреваемого или обвиняемого – это намного хуже, ведь следователи ОБЭП имеют основания подозревать вызываемое лицо в совершении преступления, или (в случае обвиняемого), было возбуждено уголовное дело, в котором допрашиваемый является единственным или основным фигурантом. В этом случае можно ожидать предъявления обвинений или оглашения подозрения в уголовном деле, а также выбора меры пресечения на время ведения следствия. Если ОБЭП вызвало директора или сотрудника с подобной формулировкой, обязательно нужно приходить на допрос с адвокатом, иначе последствия могут быть печальными.

Кстати, вызов на допрос следует отличать от вызова для опроса. Если в первом случае явка является обязательной, а в случае неявки человека могут объявить в розыск и привести силой, то неявка на опрос не влечет за собой каких-либо правовых последствий. Впрочем, для опроса вызывают обычно по менее важным поводам.

Может ли ОБЭП вызвать по телефону?

Согласно законодательству, в ОБЭП для дачи показаний, вне зависимости от статуса лица по текущему расследованию, должны вызывать с помощью официальной повестки, в которой указывается ФИО вызываемого, его статус, дату и время, когда нужно прийти для дачи показаний, адрес отделения ОБЭП, а также даны пояснения, что может быть в случае неявки. Однако следователи не всегда хотят оформлять и рассылать официальные повестки – это занимает немало времени и сил, потому ограничиваются телефонным звонком. Такая практика очень распространена, особенно если речь идет о свидетелях, ведь в рамках одного и того же дела их могут быть десятки. Кроме того, повестка может идти несколько дней, а то и неделю, а уведомить звонком можно очень быстро.

Читать еще:  Обучение работников. Особенности ученического договора

Исходя из написанного выше, можно сделать вывод: по телефону или другим способом, отличным от официальной повестки, на допрос в ОБЭП вызвать могут. Более того, такие вызовы активно практикуются по всей стране, особенно для свидетелей по делу или если правонарушение не является очень серьезным. Однако окончательное решение о том, идти или не идти на встречу со следователем по телефонному звонку, каждый должен решить самостоятельно. Несмотря на возможные угрозы, никакой ответственности за неявку не будет, ведь телефонный звонок не является официальным средством уведомления, указанным в законодательстве. Оптимальный вариант — вежливо заявить звонящему, что вы не против предоставить необходимые показания, но сделаете это только после официального вызова, то есть, полученной повестки на свое имя со всей необходимой информацией.

Как вести себя на допросе в ОБЭП?

Вызов на допрос в ОБЭП – это всегда стресс, особенно если такое происходит впервые, и человек не имеет достаточного опыта. Из-за этого нередко совершаются ошибки, которых в спокойной атмосфере можно было бы избежать. Потому если вы уже получили повестку или опасаетесь, что вас могут вызвать в ближайшее время, нужно обязательно знать, что делать в такой ситуации. Вот несколько советов:

именно с такой консультации должна начинаться подготовка к походу в ОБЭП. Расскажите юристу все обстоятельства дела, ваше мнение о том, по какой причине вас вызывают, после чего продумайте стратегию действий. Опытный специалист подскажет, как лучше всего себя вести, какие документы предоставить, что можно говорить, а что не стоит и т. д. Кроме того, консультация позволит более уверенно себя чувствовать во время общения со следователями;

если у вас никак не получается прийти к следователю на указанное время (например, вы за границей, на больничном и т. д.), заранее свяжитесь по указанному в повестке телефону и попросите перенести допрос. Обычно следователи без проблем идут на подобные уступки;

первое, что вы должны сделать во время допроса, это узнать причину, по которой вас вызывают, даже если вы на самом деле знаете наверняка. Следователь должен сказать, в рамках какого уголовного дела вас допрашивают, в каком статусе и т. д.;

человек не обязан свидетельствовать против себя или своих ближайших родственников, потому если вас спрашивают о действии родных и близких (а это нередко бывает в бизнесе), вы можете отказаться давать показания, сославшись на Конституцию РФ и действующее законодательство;

не стоит давать свою персональную оценку тем или иным событиям, отвечайте просто: да, был договор, выполнили по нему работу, подписали акт и всё. Помните, что всё, что вы скажете во время допроса, может быть со временем использовано против вас в суде, причем не всегда очевидным образом. Если вам нечего ответить — так и говорите, что не владеете информацией по данному вопросу;

нужно убедиться, что все ваши показания записаны верно. Ошибки и неточности, вкравшиеся в документ, могут сыграть злую шутку, даже если они допущены случайно. При обнаружении ошибок укажите на них следователю и попросите исправить.

Во время подготовки к допросу, равно как и во вовремя самого следственных действий, обязательно консультируйтесь с адвокатом по экономическим преступлениям, он поможет выбрать правильное решение в любой ситуации и нивелировать возможные риски.

Заключение

Вызов в ОБЭП — неприятность, но при грамотном подходе и основательной подготовке риск негативных последствий можно минимизировать. Особенно, если привлечь к процессу подготовки опытного адвоката, специализирующегося на экономических преступлениях.

Сотрудники московских ОБЭП придумали эффективную схему шантажа средних и мелких предпринимателей

Милиционеры конфискуют все компьютеры в офисе фирмы якобы для проверки, не стоит ли на них нелицензионное программное обеспечение, а затем предлагают «выкупить» компьютеры обратно. Большинство бизнесменов тут же соглашаются, поскольку конфискация может парализовать работу компании. Расследование «РР» показало, что отступные могут составлять $5–15 тыс.

В офис московской фирмы «Формика» сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) при¬шли 10 декабря и изъяли все компьютеры, кроме личного ноутбука генерального директора Ильи Хандрикова. Причина — подозрение, что на них установлены пиратские программы. 74 страницы лицензионных соглашений на милицию впечатления не произвели: «А может, они у вас тоже поддельные…»
Фирма «Формика», крупный производитель спецодежды, владеет двумя швейными цехами в Москве. Перед Новым годом Илье Хандрикову было не до смеха: «У меня современное производство, в компьютерах программный продукт, который позволяет кроить одежду. Там 95% лекал. Без них мы ничего делать не можем. Перед Новым годом у меня заказов было на 2,5 млн руб¬лей, а цеха стояли».

Предпринимателю относительно повезло: его предприятие не работало всего неделю, потом компьютеры вернули. «Не буду говорить, какие ресурсы мы для этого использовали, но фактичес¬ки условием возврата было, чтобы мы не задирались, не предъявляли претензий в связи с финансовыми потерями. И мы, можно сказать, “утерлись”, иначе сейчас были бы банкротами».

Елене Дыбовой, главе компании «Эллен-вест», торгующей сейфами, повезло меньше: ее компьютеры продержали в ОБЭП УВД Центрального административного округа Москвы пять месяцев. «Я когда начала обсуждать эту проблему со своими партнерами, они сказали: “Да ты что, у нас некоторые уже по два раза так компьютеры выкупали!”. Из разговоров я поняла, что с этой схемой столкнулось процентов 80 фирм, с которыми мы сотрудничаем. “Такса” — от $5 до 15 тысяч. Большинство платит — и компьютеры им тут же возвращают». Но Елене Дыбовой через посредника назвали совсем уж заоблачную для нее цифру. «Посредник пришел и передал: “С нее 25 тысяч баксов, потому что слишком борзо себя ведет”. Я тогда подумала: да я и трех рублей вам не заплачу! С какой стати, если у меня все лицензионное?»

Елена Дыбова оказалась для ОБЭП не подарком. Она подняла вопрос в Торгово-промышленной палате, дошла до первого заместителя начальника Следственного комитета при МВД. «И когда я ему ситуацию обрисовала, он со мной согласился, сказал, что, когда принимался закон об авторских и смежных правах, они предупреждали: коррупция возрастет в десятки раз. Очевидно ведь, что это идеальный механизм для шантажа». Через две недели после этого разговора уголовное дело по факту использования нелицензионного программного обеспечения закрыли, компьютеры вернули, а против сотрудников ОБЭП ЦАО Москвы начали служебную проверку. Но не у всех предпринимателей хватит сил и энергии дойти до самых верхов правоохранительной системы, чтобы добиться справедливости.

Ситуацию усложняет то, что на первом этапе милиция формально действует по закону. Сотрудники ОБЭП действительно могут изъять компьютеры для проверки, а сроки проведения экспертизы законом не ограничены. Все это время компания несет убытки, у налоговой инспекции могут появиться к ней претензии. Ведь что спасло фирму Елены Дыбовой от банкротства? Предусмотрительность и везение: вся финансовая информация из компьютеров была продублирована в бумажном варианте. Кроме того, за день до изъятия компьютеров в налоговую были сданы все квартальные отчеты. «Если бы мы этого не сделали, нам бы начислили штрафы, пени. Закон даже позволяет за несданную налоговую отчетность арестовать счета компании. То есть фирмы просто уже не было бы». Конечно, это не стало бы катастрофой для большой российской экономики, а вот личной трагедией для 16 человек, которые работают в «Эллен-вест», — наверняка.

Суд для решения этой проблемы не подходит: процесс займет около года, плюс расходы на юристов. Для небольшой фирмы и гораздо меньший простой — катастрофа. Да многие предприниматели никогда и не подадут в суд.
«По исследованиям, 80% российских фирм используют нелицензионные программы, — говорит Илья Хандриков. — В этой ситуации 146−я статья Уголовного кодекса (“Нарушение авторских и смежных прав”. — “РР”) в том виде, в котором она применяется, — это угроза экономической безопасности страны, ведь закрыть можно любое предприятие».

Руководители компаний рассказывают, что особо активно «компьютерная» схема наезда на бизнес начала использоваться в последний год. Елена Дыбова находит этому простое объяснение: «До сих пор самым простым способом срубить с предпринимателя деньги был поиск в офисе налички. Но бизнес потихоньку выходит из тени.
А теперь представьте: ребята из ОБЭП — шесть-семь здоровых мужиков — приходят, мыкаются, мыкаются, ищут наличку, не находят и хватаются за последнюю возможность — компьютеры».

По мнению бизнесменов, единственным выходом из сложившейся ситуации могло бы стать издание специальной инструкции, которая запретила бы милиционерам конфисковывать компьютеры при первом визите на фирму. Увидел нарушения — напиши предписание их устранить. Если на компьютере стоят лицензионные программы, к следующему визиту предприниматель подготовит нужные документы, если пиратские — ему проще будет купить и установить лицензионные, чем давать взятку и ждать новых «ходоков». За комментариями по этой теме редакция обратилась в ГУВД Моск¬вы, но на момент сдачи номера в печать ответа не получила.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector