Налоговый учет – мифы и реальность

Налоговый учет – мифы и реальность

13 .1 2 .06 Налоговый учет – мифы и реальность

Одни бухгалтеры считают, что если не вести регистры налогового учета, то фирму обязательно оштрафуют. Другие уверены, что штрафа не будет. Оценим распространенные среди бухгалтеров убеждения с позиции законодательства.

Миф 1. Универсальное ПБУ

Если фирма применяет ПБУ 18/02, то вести налоговый учет не обязательно.

ПБУ 18/02 лишь предписывает организовать бухгалтерский учет так, чтобы с его помощью можно было определить налогооблагаемую прибыль. А не освобождает фирму от ведения налогового учета.

Миф 2. Обратная ситуация

Если фирма ведет налоговый учет, то ПБУ 18/ 02 можно не применять.

Применять ПБУ 18/02 должны фирмы-налогоплательщики налога на прибыль (п. 1 ПБУ 18/02). Исключение в Положении сделано только для малых предприятий. У них есть право выбора: применять Положение или нет (п. 2 ПБУ 18/02). Особая ситуация складывается с фирмами, которые находятся на специальных налоговых режимах. Прямого разрешения не применять ПБУ 18/02 для них не написано. Однако Минфин в письме от 14 июля 2004 г. № 16-00-14/220 разъяснил эту ситуацию. Чиновники указали, что действие ПБУ 18/02 распространяется только на те виды деятельности, в результате ведения которых организация становится налогоплательщиком по налогу на прибыль. Например, если фирма находится на «вмененке» или «упрощенке», то налог на прибыль она не рассчитывает. И, следовательно, ПБУ 18/02 может не применять. Так что, если ваша фирма не попадает в «льготную категорию», то независимо от наличия налогового учета, применять ПБУ18/02 она обязана.

Миф. 3 Принтер нужен всегда

Регистры налогового учета обязательно нужно распечатывать.

Требования об обязательной распечатке регистров налогового учета в Налоговом кодексе нет. В статье 313 установлено, что фирма может вести регистры налогового учета на бумаге, в электронном виде или на любых машинных носителях. Порядок ведения налогового учета нужно установить в учетной политике. Однако распечатать регистры в некоторых ситуациях, скорее всего, придется. Например, по запросу налоговой инспекции или во время проверки. Так что можно просто установить в учетной политике, что фирма распечатывает регистры «по требованию» или «ежеквартально». То есть так, чтобы этот порядок был удобен самому бухгалтеру.

Миф. 4 Достаточно имя поменять

Если бухгалтер ведет налоговый учет на основе бухгалтерских регистров, то можно в них лишь поменять название – и налоговые регистры готовы.

Точное совпадение регистров бухгалтерского и налогового учета – ситуация редкая. И, вероятнее всего, организации все же придется делать корректировочные расчеты. Которые так же будут регистрами налогового учета. Так что одной сменой названия, скорее всего, не отделаться.

Миф 5. УП – спасательный круг

Если грамотно составить учетную политику, то разницы между бухгалтерским и налоговым учетом не будет.

Синхронизировать налоговый и бухгалтерский учеты получается лишь у некоторых фирм – как правило, малых предприятий с небольшим количеством операций. Дело в том, что в самих ПБУ и Налоговом кодексе есть принципиальные различия по учету некоторых видов доходов и расходов. Например, в бухгалтерском учете – суммы, уплаченные за информационные и консультационные услуги, связанные с приобретением материалов включают в их фактическую стоимость (п. 6 ПБУ 5/01). В налоговом же учете эти затраты включают в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией (ст. 264 НК). Поэтому в этом и некоторых других случаях сблизить два учета не получится.

Миф 6. Советы налоговиков обязательны

Если фирма не использует рекомендованные налоговыми органами формы налоговых регистров, то ее оштрафуют.

«Налоговые и иные органы не вправе устанавливать для налогоплательщиков обязательные формы документов налогового учета» (ст. 313 НК). Так что рекомендации налоговиков, не более чем советы, к которым можно и не прислушиваться. И если они вам не по душе, то можно разработать собственные налоговые регистры.

Миф. 7 Бухучет не нужен

Если фирма ведет налоговый учет, то бухгалтерский можно не вести.

Закон о бухучете устанавливает обязанность вести бухучет всем организациям, которые находятся на российской территории. Исключение сделано для фирм, которые перешли на упрощенный режим налогообложения – они могут вести только бухучет основных средств и нематериальных активов (п. 3 ст. 4 Закона от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ). А так же для представительств и филиалов иностранных компаний. Они могут не вести бухучет, если это предусмотрено международными договорами. Либо вести бухучет, исходя из правил, установленных в стране нахождения иностранной организации, если они не противоречат МСФО (ст. 2 Положения по ведению бухгалтерского учета, утвержденного приказом Минфина от 29 июля 1998 г. № 34н). Остальные организации бухучет вести обязаны, независимо от наличия налогового. Обратите внимание: за нарушение правил ведения бухгалтерского учета и представления отчетности организации и лицо, ответственное за ведение бухучета, можно наказать. Фирму могут оштрафовать, если отсутствуют регистры бухгалтерского учета или произошло несвоевременное или неверное отражение хозяйственных операций на счетах бухучета (ст. 120 НК). Лицу, ответственному за ведение бухучета, грозит административный штраф в том случае, если произошло искажение суммы налога или любой строки бухгалтерской отчетности не менее чем на 10 процентов (ст. 15.11 КоАП).

Миф. 8 Нет регистров – будет штраф

Иногда бывает такая ситуация. Фирма ведет бухгалтерский учет, есть вся первичка, декларации по налогу на прибыль, но нет регистров налогового учета. Некоторые бухгалтеры считают, что в этом случае фирму могут оштрафовать именно за отсутствие налоговых регистров.

Самые популярные мифы и стереотипы про налоги и ФНС в 2018 году

Глава Налоговой службы России Михаил Мишустин развеял наиболее распространённые мифы и стереотипы про Налоговую службу РФ, а также налоговое бремя плательщиков. Так, как обстоят дела на самом деле? Информация и факты от первого лица по налогам в нашей стране.

Мишустин о тотальных проверках бизнеса

Факт: в последние годы налоговые поступления растут быстрее, чем экономика. Почему?

Это комплексная работа Налоговой службы. ФНС использует разные инструменты аналитики:

  • внедрили специальную систему по учету НДС;
  • контролируем розничные операции через онлайн-кассы;
  • проводим мероприятия по легализации зарплат.

Все это вместе привело к повышению платежной дисциплины и росту налоговых поступлений.

Миф: ФНС «кошмарит» бизнес, чтобы платил. Предприниматели жалуются, что налоговики в последние годы лютуют.

В России одно из самых либеральных в мире налоговых администрирований. По количеству и охвату проверок, по жесткости применения коллеги из других стран работают гораздо жестче.

Индивидуальных предпринимателей проверили 900 человек, физических лиц – всего 300 человек.

В относительных цифрах сейчас ФНС проверяет всего двух налогоплательщиков-юрлиц из 1000, это 0,2% от их количества. В малом бизнесе – одного из 4000, т. е. 0,025%.

Таким образом, мифы о тотальных налоговых проверках не построены на фактах.

Мишустин о зарплатах в конвертах

Факт: люди получали половину зарплаты в конверте. Но в прошлом году в их фирму пришел налоговый инспектор – на разговор с гендиректором. После этого их перевели на белые зарплаты, но получать они стали меньше. Работодатель переложил налог на них.

Надо исходить из того, что есть Конституция, которая обязывает платить налоги. Наверное, лучше, когда налоговик пытается разговаривать, а не выездные налоговые проверки проводить. Например, показывает среднюю отраслевую налоговую нагрузку. Если у вас в разы меньше – извините.

Есть выражение: «Налоги – это цена, которую мы платим за возможность жить в цивилизованном обществе». В этом смысле ставки в России не самые высокие в мире. Но вначале инспекторы пытаются избежать проверки. Если налогоплательщик самостоятельно готов уточниться, зачем лишний раз проверять? Тем более что информационные ресурсы ФНС сейчас позволяют мониторить всю ситуацию, не выходя на проверку. Выгоднее платить налоги своевременно, чем использовать различные схемы.

Мишустин о воровстве и однодневках

Факт: Налоговая служба теперь работает как часы. И если раньше предприниматели могли как-то скомпенсировать строгость законов возможностью их обхода, то теперь никуда не деться.

Раньше вообще другая ситуация была. Воровали так, что не приснится. Почему за последние 5 лет (с 2014 по 2018 годы) поступления по НДС выросли почти в 1,4 раза при росте экономики на 1,2%? Да потому что невозможно стало воровать. ФНС сделала АСК НДС, которая собирает и сопоставляет 15 млрд счетов-фактур.

В деньгах это 676 млрд рублей, а сейчас – 86,6 млрд.

Это та сумма, к которой могут быть вопросы, связанные с неуплатой. Естественно, все это обеляет экономику и дает стимул развиваться. Ведь налог на добавленную стоимость выплачивается только с добавленной стоимости.

Научившись хорошо его администрировать, ФНС, наоборот, уменьшила сроки камеральной проверки. Для добросовестных компаний НДС возмещается в течение 2-х месяцев. Очень быстро, нет жалоб.

Сегодня ФНС применяет инструменты дистанционного цифрового контроля, которые позволяют без лишнего давления на законопослушный бизнес стимулировать недобросовестных налогоплательщиков в полном объеме уплачивать налоги.

ФНС сделала всё возможное, чтобы бизнес чувствовал себя отлично. Если закроется нелегальный бизнес, это выгодно всем – и простым гражданам-потребителям, и государству, потому что бизнес будет конкурировать не за счет того, кто меньше уплатил налогов, а за счет:

  • наращивания производства;
  • снижения издержек;
  • снижения цен;
  • повышения качества товара.

Это и есть добросовестная конкуренция. Легализация, которая произошла, полностью поменяла картину в стране в этом смысле. Это похороны однодневок. Сейчас компаний, подпадающих под это определение, осталось меньше 230 тысяч из 4,2 млн всех юридических лиц.

Когда ФНС исключает из госреестра эти компании, она убивает не бизнес, а недобросовестную конкуренцию – чтобы рядом никто:

  • не воровал;
  • не легализовывал какие-то контрафактные товары;
  • не занимался тем же самым, что и он, не платя ни копейки налогов государству.

При этом налоговая нагрузка на малый бизнес и вовсе одна из самых низких в мире.

Мишустин об эксперименте над самозанятыми

Факт: из 82 млн работоспособных налоги платят только 52 млн. С 2019 года в четырех регионах России стартует эксперимент по налогу на самозанятых.

Это не новый налог, а новый налоговый режим и никого вытаскивать в него ФНС не собираемся.

Самозанятый – это человек:

  1. Который сам производит товары или предоставляет услуги.
  2. У которого нет работодателя.
  3. Нет наемных работников.
  4. Оборот не более 2,4 млн.

Эти люди по закону обязаны платить 13% со своих доходов. Теперь государство предоставляет льготу тем, кто захочет ею воспользоваться.

А ФНС попыталась сделать эту услугу наиболее удобной. Чтобы не нужно было:

  • нигде регистрироваться;
  • приходить в налоговую;
  • заполнять специальные формы.

Можно загрузить мобильное приложение, отсканировать свой паспорт, сделать фото на телефон – и всё, платить всего 4% с оборота и работать в правовом поле. Причем в эту ставку входят и отчисления в ФОМС. То есть не нужно:

  • отдельно платить страховые взносы в конце года;
  • сдавать отчетность.

Цель этого спецрежима прежде всего социальная – сформировать прозрачную бизнес-среду. На первый план выходит сам факт того, что гражданин работает открыто, не неся никаких рисков. В приложении можно будет даже переслать клиенту электронный чек.

Читать еще:  Технология подбора менеджеров по продажам

Легализоваться смогут:

  • фотографы;
  • дизайнеры;
  • труженики индустрии красоты;
  • кондитеры и многие другие.

Кроме того, этот режим поможет упорядочить и рынок аренды жилья.

А 4% – это одна из самых низких ставок для специальных режимов.

Этот спецрежим не ради сбора налогов вводится, фискальной цели здесь нет. Государство дает возможность, а не обязанность. Примерно известно, какому количеству людей это могло быть интересно. По разным оценкам, у нас от 76 до 82 млн трудоспособных граждан. Из них только 52 млн платят налоги и официально получают доходы. Нужно цивилизованно, вежливо, без специальных пугалок, проверок или штрафов помочь этим не платящим налоги людям войти в легальное поле. Для этого и дали такой удобный инструмент.

Президент поддержал предложение не штрафовать в первый год эксперимента. Та же ситуация была, когда ФНС проводила первый этап внедрения онлайн-касс. Все прошло спокойно, жалоб не было.

Факт: Все боятся, что законодатели сначала 4% сделают, а потом больше.

Закон уже подписан. Размер ставки обозначили на 10 лет. Нельзя внести поправки, ведущие к ухудшению прав граждан.

Мишустин о переводах с карты на карту

За 10 месяцев 2018 года поступления НДФЛ с зарплат выросли на 12,6%. При этом рост зарплат, по данным Росстата, составил 11,1%. В основном, это связано с реальным ростом заработных плат и созданием новых рабочих мест.

Миф: любые поступления на банковский счет будут автоматически считаться доходом. Банк будет сам снимать подоходный налог.

Переводы между физическими лицами с карты на карту, со счета на счет не являются налоговой базой. Поэтому никаких налогов с этого браться не будет. Минфин в своем письме разъяснил этот вопрос. Перевод от другого физлица не формирует налоговую базу, а факт его получения сам по себе не является объектом налогообложения. Точка.

Миф: налоговая теперь тотально контролирует все доходы и расходы граждан.

Это неправда. Мы контролируем исполнение налогового законодательства, а не доходы и расходы людей. Не каждодневные его покупки. У нас нет контроля за расходами граждан. Нужно, чтобы наши граждане помнили о своей конституционной обязанности – уплате налогов. И делали это в добровольном порядке.

Мишустин об очередях в налоговой

Недавний факт: очереди в налоговых. Раньше надо было полдня в инспекции провести, чтобы один вопрос уточнить.

Во-первых, это уже давно не так. У нас установлен стандарт максимального времени ожидания – 15 минут. В режиме онлайн каждый начальник инспекции его контролирует. Мы стараемся не превышать это время.

Но в целом нет смысла тратить время на посещение налоговой. На сайте ФНС уже несколько лет прекрасно работает личный кабинет налогоплательщика. Сейчас запустили обновленную версию.

Почти все вопросы можно решить в удобное время, не выходя из дома. Самые распространенные из них:

  • уплата имущественных налогов;
  • уточнения по объектам собственности;
  • представление декларации и заполнение заявления для получения вычета.

С сентября 2018 года запущен новый сервис по направлению обращений в инспекцию всего в несколько кликов. Призываю граждан использовать эти технологии и забыть вообще, где находится налоговая инспекция.

Стереотип: многие, кому положены вычеты НДФЛ за расходы на медицинские и образовательные услуги, их не получают – считают, что оформить себе дороже. Долго собирать бумаги, заполнять формы, в налоговой в очереди стоять.

На самом деле получить налоговые вычеты по расходам на лечение и обучение совсем просто. В большинстве случаев необходимо иметь всего два документа:

  1. О прохождении лечения или обучения (договор).
  2. Подтверждение понесенных расходов.

Также нужно заполнить налоговую декларацию, но посещать для этого инспекцию совсем не обязательно. В личном кабинете большинство необходимых полей декларации заполняются автоматически. Программа сама формирует декларацию, налогоплательщику же остается только загрузить отсканированные документы, подписать усиленной неквалифицированной электронной подписью декларацию и отправить файлы в налоговый орган одним кликом. Затем в Личном кабинете можно заполнить заявление на возврат НДФЛ и ждать денег на счет.

Проверка декларации и направленных документов длится не более 3-х месяцев, а налог возвращают в течение 1 месяца после ее окончания. Кроме того, вычеты можно получить у работодателя, не дожидаясь окончания года. В том же Личном кабинете налогоплательщика запрашиваете документ от налогового органа. На его основании работодатель предоставит вычет, то есть не будет удерживать у вас 13% из зарплаты.

Мишустин о шокирующих налоговых уведомлениях

Факт: Иногда гражданам присылают квитанции на несуществующую собственность. Или земля, на которой человек живет, оценена как золотая.

В 2018 году вопрос стоит уже не так остро, чем несколько лет назад, не более 4% случаев. Важно понимать, что для начисления налогов ФНС использует базы коллег из регистрирующих органов (ГИБДД, Росреестра и др.).

В Личном кабинете специально предусмотрена возможность для граждан проверить корректность имущества. Если что-то не так, можно просто воспользоваться формой обратной связи, налоговая сама все проверит и поправит. Для этого никуда ходить не надо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Налоговые схемы: мифы и реальность

Налоговая оптимизация в России на сегодняшний день является неким национальным видом спорта. Играют практически все. Есть профессиональные игроки, есть любители, а есть сочувствующие. Интересно всем. Особенно увлекательно становится, когда кого-нибудь из игры пытаются вывести. То ли действительно дело в непомерной налоговой нагрузке, то ли ментальность у нас такая: хоть как-нибудь, да спрятаться. И не важно, что порой прячемся мы как дети, за шторку. а ноги торчат.

Вообще, количество инструментов налоговой оптимизации весьма ограничено. Это налоговые режимы, договорное моделирование и разделение бизнес-функций между несколькими юридическими субъектами в группе компаний. Но вот количество их комбинаций – бесконечно. Выбор конкретной комбинации должен диктоваться не чьим-то положительным опытом её применения, а тем, насколько она соответствует именно вашему бизнесу.

«Надуманность» схемы, невозможность пояснить «деловую цель» заключения тех или иных договоров наносят непоправимый вред вопросам налоговой безопасности. Если, помимо налоговой экономии, в действиях компании нет больше никакой объективно прослеживающейся цели – использованный метод налоговой оптимизации можно будет именовать «схемой» во всех смыслах этого слова. Если же налоговая выгода становится неким побочным результатом экономически обоснованного действия – налоговая схема превращается из мифа в объективно существующую реальность.

Рассмотрим примеры. Дробление бизнеса на несколько компаний для сохранения возможности применения УСН. Миф или реальность? Решений арбитражных судов, признающих наличие в действиях налогоплательщика именно такой «налоговой схемы», предостаточно. Решающими факторами становятся взаимозависимость компаний, наличие персонала, работающего по совместительству и там, и там, отсутствие «производственной» самостоятельности компаний и т.п. (Постановление ФАС Уральского округа от 16.12.2010 №Ф09-9996/10-С2 по делу №А76-220/2010-42-32).

Однако есть и исключения. Так, например, ООО, занимающееся лесозаготовками и применяющее УСН, создало еще 2 юридических лица (УСН). Налогоплательщик осуществлял лесозаготовку и уход за арендуемым лесным участком, общество «1» – обработку и распиловку древесины, изготовление доски, ООО «2» реализовывало пиломатериалы, дрова, оказывало услуги по доставке. При этом все три организации созданы одной группой физических лиц-учредителей, находятся на одной территории, руководство осуществляют одни и те же лица, расчетные счета открыты в одном банке. Очевидно, что в ходе налоговой поверки Инспекция ФНС пришла к выводу, что единственной целью такого «дробления» ООО является уклонение от уплаты налогов по общей системе налогообложения. Однако арбитражные суды трех инстанций поддержали налогоплательщика на том основании, что между контрагентами производились расчеты по поводу поставленной древесины и оказанных услуг, все операции оформлялись соответствующи ми документами (договорами, накладными, счетами-фактурами). При этом, по мнению судов, представленные налоговым органом доказательства о совпадении состава учредителей, юридического адреса обществ, единой бухгалтерии, об отсутствии у контрагентов налогоплательщика сырья, основных средств, офисных помещений не подтверждают отсутствие у общества разумной деловой цели при совершении мероприятий по реорганизации юридического лица. Взаимозависимость вновь созданных юридических лиц не привела к получению налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (Постановление ФАС Уральского округа от 09.11.2010 №Ф09-8617/10-С2 по делу №А76-5690/2010-38-176).

Доказав необходимость ведения бизнеса именно через три компании на УСН, налогоплательщик убедил в своей правоте даже Высший арбитражный суд, несмотря на попытки ИФНС обосновать свою позицию взаимозависимостью лиц, периодическим выполнением сотрудниками одного юридического лица действий в пользу другого общества, совместного использования имущества всеми обществами; использования единого ключа системы «Клиент-Банк» (Определение ВАС РФ от 17.01.2011 №ВАС-17866/10 по делу №А27-19778/2009).

Наличие зависимой компании на УСН зачастую использовалось для оптимизации «социальных» налогов – известные аутсорсинговые схемы. Отрицательная практика использования этих схем тоже известна. Однако обоснование деловой цели привлечения стороннего труда превращает этот «миф» в экономически оправданную реальность. Главное требование для превращения заключается в том, что на аутсорсинг может быть отдана только неключевая компетенция бизнеса. Вполне разумным является заключение договоров на оказание услуг по банковскому, бухгалтерскому, юридическому, консультационно-справочному, программному, информационному обслуживанию (Постановления ФАС Московского округа от 08.11.2010 №КА-А40/13656-10 по делу №А40-167733/09-4-1350, ФАС Уральского округа от 2 февраля 2011 г. №Ф09-11445/10-С2 по делу №А47-2106/2010).

Правомерность осуществления деятельности через несколько компаний при наличии экономической основы такого деления подтвердил и ВАС РФ: «разграничение производственной и сбытовой деятельности между самостоятельными юридическими лицами соответствует хозяйственной практике» (Определение о передаче дела в Президиум ВАС РФ от 28.02.2011 №ВАС-15093/10).

Отсутствие же деловой цели сделки превращает даже абсолютно законный способ налоговой экономии в очевидную схему. Если единственной целью реорганизации компании является получение налогового послабления, доначислений не миновать. Так, например, Общество «1» создало ООО «2» и внесло в качестве вклада в уставный капитал здание и земельный участок. Затем свою долю в ООО «2» оно реализовало ЗАО, которое в последующем реорганизовалось в ООО и присоединило к себе ООО «2». Налоговая убедила суд, что договор уступки доли в уставном капитале является притворной сделкой, поскольку фактически была совершена купля-продажа налогоплательщиком принадлежащего ему имущества, и доначислила ООО «1» НДС (Постановление ФАС Уральского округа от 17.01.2011 N Ф09-10132/10-С2 по делу N А50-8571/2010).

Приведенные примеры с очевидностью свидетельствуют, что только экономически обоснованные, нанизанные на стержень основных бизнес-процессов компании «инструменты», могут превратить мифическую налоговую экономию в бизнес-реальность, при этом попутно обеспечивая не только налоговую, но и имущественную, и даже управленческую безопасность.

Другим аспектом того, насколько предлагаемый способ налоговой экономии реален, является его экономическая целесообразность. После повышения тарифов страховых взносов с 2011 года тема оптимизации «зарплатных» налогов стала очень популярной. Очевидно, что оптимизация в этой сфере может иметь только точечный характер. Но размер трудозатрат при реализации того или иного способа порой не соответствует достигаемому экономическому эффекту. Основным способом является замена части заработной платы необлагаемыми страховыми взносами компенсациями: за используемое имущество работника, за особые условия и характер труда и т.п. На практике же получается, что объем работы, который необходимо совершить для нормативного закрепления правомерности этой выплаты в целях исключения претензий контролирующих органов, даже в части не компенсируется полученной экономией.

Пример: предлагается заключить трудовой договор с работником в качестве надомника. Часть заработной платы выплачивать в виде компенсации за износ имущества работника, используемого в связи с выполнением трудовых обязанностей, а также иных расходов, связанных с выполнением работы на дому (ст.310 ТК РФ). Однако такая компенсация должна быть обусловлена должностными обязанностями сотрудника, характером его работы, служебными заданиями работодателя. Для этого необходимо проработать все условия трудового договора и иных положений: максимально описать порядок использования имущества работника в трудовой деятельности, определить порядок исчисления этой компенсации, возможно, издать должностную инструкцию для этого надомника и т.п. В такой ситуации выплата компенсации за использование личного рабочего стола и компьютера надомником может быть несоразмерна объему проделанной юридической работы. Более того, вызывает сомнения и размер такой компенсации, вед ь чтобы заменить часть заработной платы, она должна быть существенной, в тоже время оплата использования личного стола и компьютера на протяжении долгого времени может с лихвой перекрыть их стоимость, в связи с чем возникнет обоснованный вопрос: а не разумнее было бы работодателю купить для надомника это имущество? Очевидно, что такой способ имеет право на существование. Другой вопрос – насколько его экономический эффект будет соответствовать трудозатратам на внедрение.

Читать еще:  Кнопка Жизни. Медицинская сигнализация

В это же время некоторые работодатели успешно выплачивают своим экспедиторам и водителям в дополнение к суточным «ночные» в размере 600 рублей (без предъявления документов) за найм жилья, в том числе стоянку, без уплаты зарплатных налогов, и находят поддержку у судов (ФАС Волго-Вятского округа от 05.08.2011 №А31-4556/2010). Однако и здесь следует иметь в виду два момента: судебный спор – это всегда дорогостоящее удовольствие: судебные расходы могут оказаться больше полученной налоговой выгоды, и судебная практика порой весьма изменчива.

Следующим аспектом, который напрямую влияет на превращение налоговой схемы в миф, является степень её законности. Здесь можно сразу оговориться, что законных способов экономии НДС нет. И это реальность. Решая же вопрос о внедрении того или иного способа оптимизации, необходимо максимально определить степень его правомерности. Например, предлагается за счет включения в договор простого товарищества индивидуального предпринимателя на патенте сэкономить на налоге на прибыль или едином налоге по «упрощенке». Якобы, получая свою долю прибыли от простого товарищества, который занимается тем же видом деятельности, на который выдан патент, «патентный упрощенец» не платит никаких дополнительных налогов, кроме оплаты стоимости самого патента. По нашему мнению, это абсолютно не соответствует требованию п.3 ст. 346.14 НК РФ – участники договора простого товарищества применяют в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов. Даже если исходить из того, что Налоговый кодекс не запрещает ИП на патенте вести совместную деятельность и применять иные режимы налогообложения, осуществление простым товариществом деятельности, аналогичной «панентной», не позволит ИП не платить единый налог. Очередной миф.

Налоговая схема только тогда становится реальной, когда её элементы подложены под реальную бизнес-основу, а не искусственно натянуты на неё. Только в этом случае можно говорить о её законности. Только в этом случае она становится не «схемой», а комплексным элементом системы налоговой безопасности.

В действительности же проблема выбора правильной «схемы» кроется не в её характеристиках, а в неготовности бизнеса по иному взглянуть на себя под таким углом зрения, когда налоговая экономия достигается не «схемотехниками», а грамотным использованием всех инструментов налоговой, управленческой и имущественной безопасности.

Безусловно, затронутая в настоящей статье тема гораздо шире и глужбе. Если Вас заинтересовали изложенные здесь моменты, выражающие не только наше мнение, но и мнения многих признанных экспертов в области налогового планирования и прилегающих областях, и Вам есть что обсудить, ждем Вас на Уральском налоговом форуме 9 декабря.

Прозрачная налоговая среда: миф или реальность?

С каждым годом государство хочет знать все больше о своих налогоплательщиках. Что это означает для бизнеса? Как проходит программа по деофшоризации экономики? По какому пути идет правоприменительная практика? Эти и другие вопросы обсудили 20 апреля на круглом столе Красноярского экономического форума “Налоговая политика России в рамках стратегии-2030”.

Программа деофшоризации

Для стабильных инвестиций нужна прозрачная среда, понятные условия для ведения бизнеса и ясная система налогообложения. Программа по деофшоризации экономики преследует те же цели. Она началась с выступления Владимира Путина в 2014 году. “Изменения законодательства, направленные на деофшоризациию экономики, – это общемировая тенденция, которая характерна не только для России, но и для других стран”, – рассказала менеджер отдела методологии налогообложения PWC Russia Полина Уловкина.

Одним из ключевых инструментов деофшоризации экономики является обмен информацией между странами. С 2018 года в России начнет применяться Стандарт ОЭСР об автоматическом обмене информацией о финансовых счетах. Это означает, что налоговые органы стран, принявших Стандарт, будут получать от финансовых учреждений и передавать компетентным органам сведения о счетах физических и юридических лиц – резидентах и нерезидентах. “Без получения информации от иностранных юрисдикций невозможно бороться со злоупотреблениями”, – уверена Уловкина. Она рассказала, что еще несколько лет назад получить информацию от иностранных налоговых органов было крайне тяжело. Сейчас ситуация изменилась – некоторые сведения предоставляются налоговым органам автоматически, некоторые – по запросу. При этом обмен осуществляют даже офшорные юрисдикции, а число стран, которые вообще не обмениваются информацией, сокращается.

В целях деофшоризации экономики в 2014 году был принят закон N 376-ФЗ. “Несмотря на то, что он уже два года работает, этот закон все еще находится в стадии адаптации и подвержен изменениям. А некоторые его нормы – например, о налоговой ответственности, – будут применяться только в 2018 году”, – рассказала руководитель международной практики ЗАО “Сибирское правовое агентство” Ирина Бондаренко. “Бизнес очень обеспокоен принятием этого закона. К нам постоянно обращаются клиенты с просьбой разъяснить те или иные его положения. Некоторые настолько боятся прийти в налоговую и раскрыть свои активы, что уже готовы покинуть Россию. Поэтому роль консалтинга сегодня – показать, как работают новые нормы НК”, – продолжает тему партнер ПБ “Олевинский, Буюкян и партнёры” Магомед Газдиев. Он успокоил всех присутствующих: уезжать никуда не надо, а к кампании по деофшоризации стоит относиться проще: “Если вам сегодня нравится юрисдикция, это не означает, что она вам понравится и завтра”. “Главное – не переехать в страну, где ситуация еще хуже”, – считает Уловкина. “Все уверены, что в России самое жесткое налоговое регулирование. Но это не так”, – добавила Бондаренко.

Правоприменительная практика

Как суды реагируют на проводимую политику по созданию прозрачной налоговой среды? Ответить на этот вопрос поможет обзор самых громких налоговых споров прошлого года. К ейс ООО “Центррегионуголь” (№ А40-71125/2015 ) связан с необоснованной налоговой выгодой. В 2011-2012 годах общество закупало дефицитный уголь у перекупщика “Терминал”, у которого не было персонала, производственных активов, складских помещений и транспорта. Налоговики посчитали “Терминал” однодневкой и попытались признать фиктивными сделки с ним. ФНС насчитала “Центррегионуглю” 10,5-миллионную недоимку, которую тот оспорил. Суды первых двух инстанций приняли решение в пользу общества, а кассация направила дело на новый круг. ВС не согласился с мнением окружного суда и поддержал налогоплательщика. Экономколлегия ВС пояснила: ФНС должна была доказать получение необоснованной налоговой выгоды именно проверяемым налогоплательщиком. В этом же деле инспекция лишь ограничилась анализом движения денежных средств по счетам контрагентов, не установив, каковы признаки сопричастности к этому налогоплательщика (см. “Верховный суд объяснил, почему признаки “однодневки” у контрагента – это не страшно” ).

Не менее интересным был кейс ООО “Интерос” (№ А40-77894/2015 ). Официальный дистрибьютор компании “Вимм-Билль-Данн”, на котором висела налоговая задолженность, перевел весь свой бизнес на новое общество – ООО “Интерос”. Суды первых двух инстанций признали организации взаимозависимыми лицами для целей взыскания налога. Окружной суд с ними не согласился. КЭС оставила в силе судебные акты первых двух инстанции, тем самым выразив согласие с примененным ими подходом. “Основные моменты, на которые обратил внимание ВС, – переход работников в новое общество, перезаключение договоров с поставщиками на это общество, использование прежних рынков сбыта. Кроме того, перевод бизнеса был совершен в период проведения налоговой проверки”, – пояснил Газдиев (см. “Новые налоговые риски: “передача бизнеса” не освобождает от старых недоимок” ).

В кейсе ООО “Ставгазоборудование” (№ А63-11506/2014 ) налоговая доначислила обществу 4,7 млн руб. налогов на прибыль и НДС за 2012 год по сделкам со взаимозависимыми лицами – несколькими индивидуальными предпринимателями. Они покупали у общества газ для продажи в розницу по цене, которую местная инспекция сочла нерыночной и заниженной. Вначале суды выступили на стороне налоговой, но ВС решил поддежать бизнес. Экономколлегия ВС отметила: территориальные налоговые инспекции не вправе контролировать цены по сделкам между взаимозависимыми лицами. П ри этом сам факт взаимозависимости – еще не повод доначислить налоги (см. ” Верховный суд ограничил инициативу налоговых инспекций” ).

ООО “Аквапарк” (анапский аквапарк “Золотой пляж”) применял упрощенную систему налогообложения. Организации, которые применяют УСН, не платят налоги на прибыль, имущество и добавленную стоимость, но для этого должны соблюдать определенные условия – например, их доход не должен превышать установленную НК сумму. ФНС сочла, что аквапарк превысил этот лимит в 2010 году, когда продал двум физлицам участки по заниженной цене на набережной. Спустя 3-7 месяцев участки были с минимальной наценкой перепроданы обществам “Валентина” и “Золотой пляж”, которые аффилированы с “Аквапарком”. Налоговая настаивала, что физлица играли в схеме номинальную роль и не имели экономического интереса в сделках. Поэтому ФНС перевела общество на общую систему уплаты налогов и начислила ему 42,9 млн налогов и 12 млн руб. пеней за 2014 год.

Однако в суде физлица смогли доказать, что приобретали участки для коммерческих целей, но не претворили планы в жизнь из-за нехватки денег. Тогда ВС встал на сторону аквапарка (№ А32-2277/2015 ) . Он установил, что многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может считаться получением необоснованной налоговой выгоды только в совокупности с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки. Иными обстоятельствами могут быть взаимозависимость сторон, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков и т. п. Наличие такой совокупности в этом деле доказано не было, а одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, следует из определения ВС (см. “Подозрительные цены: ВС поставил налоговую на место налогоплательщика” ).

Кейс ИКЕА как отражение налоговой политики

Наиболее значимым для инвестиционного климата России, по мнению экспертов, оказался кейс ИКЕА. В 2011 году немецкая компания IKEA Einrichtungs GmbH продала продала доли в российских компаниях (ИКЕА МОС, ИКЕА ТОРГ, ИКЕА ДОМ), управляющих торговыми центрами в России, нидерландской компании Fuprin Holding VI B. V. Размер сделки составил €840 млн, что эквивалентно 35 млрд руб.

В октябре прошлого года СК по городу Химки инициировал в отношении ИКЕА уголовное дело по ч. 2 ст. 199 УК. Следователи заподозрили ИКЕА в уменьшении цены сделки – по их подсчётам, активы стоили около $5.6 млрд или 162,4 млрд руб. Кроме того, СК настаивал – поскольку сделку заверял нотариус из г. Химки, то у IKEA Einrichtungs GmbH возникла обязанность по уплате налога на прибыль в 32,3 млрд руб. в казну РФ.

Читать еще:  Произойдет ли отмена суточных в командировках в 2016 году

Спустя 9 часов после возбуждения уголовного дела прокуратура Химок его закрыла. Надзорный орган заявил о незаконности дела, поскольку в материалах не было заключения ФНС о размере ущерба и сведений о наличии в действиях компании нарушений российско-немецкого соглашения о двойном налогообложении. IKEA Einrichtungs GmbH зарегистрировано в Германии, на налоговом учете в РФ не состоит. Прокуратура нашла и другие ошибки – например, следствие не потрудилось установить умысел в действиях продавца при недекларировании доходов от сделки. Тем не менее, со второго раза СК все же удалось возбудить дело в отношении ИКЕА о неуплате налогов на 32 млрд руб. (см. “СКР повторно возбудил уголовное дело против ИКЕА за неуплату налогов на 32 млрд руб.”). В настоящее время оно расследуется.

Интересы ИКЕА представляет Дмитрий Штукатуров, адвокат бюро АИБ. Он сообщил, что ИКЕА с обвинениями не согласна – немецкая компания уже заплатила налоги в Германии. В соответствии с соглашением между Германией и Россией об избежании двойного налогообложения, при трансакциях между резидентами этих стран происходит освобождение от уплаты налога на доход, поэтому налог в России компания не должна была платить.

“СК нестандартно, в противоречии со сложившейся международной практикой, трактует положения Соглашения между Россией и Германией. Согласно ст. 13 Соглашения об избежании двойного налогообложения, полученные немецкой компанией доходы от продажи акций российской компании, активы которой, как у “ИКЕА Мос”, состоят из недвижимого имущества более чем на 50%, не подлежат налогообложению в Российской Федерации”, – считает Штукатуров. Адвокат отметил, что ИКЕА просто не имела физической возможности скрыть сделку от российских налоговых органов, так как она была зарегистрирована в ЕГРЮЛ 6 сентября 2011 года: “С момента заключения сделки в 2011 году компания не получала никаких претензий о неуплате налогов от налоговых органов. В случае получения соответствующих запросов от налоговых органов, компания ИКЕА готова предоставить полную информацию по сделке”.

В рамках расследования уголовного дела в отношении ИКЕА следователи попросили Бабушкинский районный суд наложить арест на активы компании, которые она продала “ИКЕА Мос” в 2011 году, и запретить фирме совершить реорганизацию. Следователь ГСУ СКР по Московской области Евгений Иванов указывал на то, что по итогам реорганизации “ИКЕА Мос” налоговые обязательства компании не перейдут к правопреемникам. В этом деле затронуты интересы государства, бюджет может лишиться 32 млрд руб., настаивал правоохранитель.

Штукатуров выступал против удовлетворения ходатайства, ссылаясь в том числе на декабрьское решение Смоленского областного суда. Последний тогда указал на то, что реорганизация ИКЕА не приведет к уходу шведов от исполнения своих обязанностей как перед государством, так и перед своими контрагентами (“ИКЕА Мос” отменила в апелляции арест счетов и запрет на реорганизацию”). Адвокат пояснял, что, исходя из фабулы уголовного дела, претензии и вовсе предъявляются к продавцу имущества: “Мы же таковыми не являлись”. Посовещавшись, суд не согласился с доводами следствия и отказал в наложении обеспечительных мер.

Эксперты Красноярского экономического форума пришли к выводу, что кейс ИКЕА в полной мере отражает существующие недостатки налоговой политики. При наличии неплохого налогового законодательства правоприменение все еще может вызывать проблемы. “Вероятно, в кейсе ИКЕА конечным бенефициаром была немецкая компания, которая получила прибыль от сделки. В таком случае действительно российские налоговые не могут обвинять представительство в неуплате налогов. И это уже функции немецких налоговых органов: выяснять, была ли занижена цена в целях уклонения от уплаты налогов”, – считает Бондаренко. По сути речь может идти про ошибку следствия – если у следствия есть вопросы к сумме уплаченного налога –нужно рассматривать их в рамках начисленного налога, а начислен он был в Германии. “Поступок СК ложится в канву общего тренда по наполнению российского бюджета. Тем не менее, на мой взгляд правоохранительные органы занимаются несвойственной им работой. Это неправильно – придавать СК фискальные функции”, – уверен Газдиев. Эксперт отметил, что налоговая среда, сложившаяся в России, еще не до конца прозрачна – и это, несомненно, большая проблема.

Законная налоговая оптимизация: миф или реальность?

В стремительно меняющейся контрольной среде уже многие предприниматели и руководители организаций ощутили на себе давление налоговых и иных «карательных» служб. Все, что раньше проходило «без сучка и задоринки» сегодня может повлечь ощутимые негативные последствия, вплоть до уголовной ответственности. Почему не проходят старые «схемы» и как наладить налоговое планирование в такой непростой ситуации.

Налоговые проверки или почему нельзя жить по-старому?

Нужно понимать, что огромное количество искажений налоговые инспекторы теперь в состоянии выявить на стадии камеральной проверки. Это стало возможным благодаря планомерно внедряемому риск-ориентированному подходу.

Принцип риск-ориентированного подхода и группы риска

Принцип очень простой. Управление камерального контроля сформировало показатели, по которым всех налогоплательщиков поделили на три группы: с высоким риском, средним и низким (Письмо ФНС от 3 июня 2016 г. № ЕД-4-15/9933@). Сейчас таких показателей 84. И они постоянно совершенствуются. Соответственно, для группировки по этим показателям собран огромный массив информации в базе данных АИС Налог-3.

Инспекторам известны в режиме онлайн взаимосвязи, адреса, контрагенты, движение денег, финансовые результаты, уровень зарплаты и т. д. Созданы аналитические подразделения для работы с этим массивом. Всех, кто не соответствует нормативам риска, но упорствует в своих нарушениях, выводят на чистую воду на выездных проверках, которые сейчас наугад не проводятся.

Технология выездных проверок

Сама технология выездных проверок тоже продумана и предусматривает допросы сотрудников, осмотры помещений, анализ движения денежных средств, поиск реального руководителя, выявление общих складов, транспорта и персонала, в первую очередь, для выявления признаков имитации деятельности (см. Методические рекомендации, доведенные письмом ФНС России от 13 июля 2017 г. N ЕД-4-2/13650@). ФНС систематизировала признаки незаконных схем. Например, в письме от 11.08.17 № СА-4-7/15895 даны 17 признаков дробления бизнеса, которые нужно выявить на проверке

В результате инспекторы добились того, что дешевая имитация почти невозможна.

Например, посредник, который существует только по документам, но участвует в расчетах между взаимозависимыми лицами, привлечет внимание сразу после сдачи отчетности.

К сожалению не все налогоплательщики осознали новые реалии. Многие до сих пор искренне полагают, что нужно просто составить документы по-другому. Более хитро. Или придумать какой-то новый дополнительный документ-легенду, который снимет все вопросы инспекторов.

Проблема в том, что инспекторы как раз и ищут документы, которые не соответствуют реальности. И чем больше таких документов составил налогоплательщик, тем больше проблем себе создал. Инспекторы хотят добиться прозрачной бизнес среды. И, со своей стороны, борются с формальным подходом к проверкам и претензиями к налогоплательщикам по формальным основаниям (Письмо ФНС России от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@).

Практическое налоговое планирование или как снижать налоги и не нарваться на претензии контролеров?

Получается, чтобы ваше налоговое планирование стало безопасным нужно:

  • быть открытым для контролеров (взаимодействовать с ними);
  • соответствовать критериям добросовестного налогоплательщика;
  • выстроить зеркальную систему предотвращения налоговых рисков.

Последний пункт особенно важен для среднего и крупного многопрофильного бизнеса. Ибо разнообразие ситуаций требует согласованных решений. А неорганизованная толпа всегда проигрывает Системе. Если компания ограничится ситуативным реагированием на действия инспекторов и структурированием отдельных сделок (да еще и по принципу «приоритет формы над содержанием»), то риски вместо нее найдет государственная система налогового контроля.

Не придумывайте документы, чтобы снизить налоги. Но поручайте специалистам оформить реальную сделку так, чтоб налогов было меньше.

Из всего вышесказанного вытекают требования к эффективному налоговому планированию:

  • Продумывать структуру бизнеса и хозяйственные связи нужно заранее и с учетом налоговых последствий.
  • Методы налоговой оптимизации должны соответствовать реальной деятельности.

И чем раньше задумаетесь о налоговых последствиях, тем больше будет возможностей для налогового планирования. Тем безопаснее и эффективнее будут решения. Многое может стать недопустимым, когда все уже случилось. Например, если поторопились создать филиал, то заменить его самостоятельным юр. Лицом будет уже не так просто.

Многих ошибок можно было бы избежать, если бы компании заранее планировали налоговые платежи. До сих пор распространена практика, когда компания ведет свою деятельность так, как будто налоги платить не нужно. А в конце квартала, когда наступает время платежа, «рисует» налоговую базу с помощью однодневок или дружественных компаний, по сути, под свои остатки на счетах.

Да, это выгодно. Но последствия этого опасны, а в некоторых случаях, необратимы. Если законные налоги просчитать заранее и сравнить с этими последствиями, то в большинстве случаев окажется, что жизненной необходимости в риске у компании нет.

Да, конечно, уплата всех налогов «с горкой», не гарантирует налоговой безопасности. Но вот зазывать к себе контролеров контактами с однодневками или дроблением единого бизнеса на несколько «бумажных» компаний все-таки не надо.

Способы налогового планирования

Основные способы налогового планирования широко известны и не отменены. Нужно лишь поменять подходы к их применению. То есть нужно, чтобы ваши документы соответствовали реальности, а реальность — документам. Да, менять реальность дороже и сложнее, чем документы. И не всегда возможно. Но если руководствоваться этим главным принципом, то будут доступны:

  • специальные режимы налогообложения;
  • льготные налоговые юрисдикции;
  • пониженные налоговые ставки;
  • индивидуальные предприниматели на патенте или НДФЛ вместо налога на прибыль;
  • внутригрупповые сделки.

Кроме того, не стоит забывать и про учетную политику, которая для многих до сих пор остается формальной бумажкой.

Подробнее об учетной политике читайте в материале от аудиторов:

Например, методы, ускоряющие признание расходов, актуальны для тех компаний группы, в которых планируется аккумулировать выручку. А компании, чья деятельность связана с сезонными колебаниями, могут использовать методы равномерного распределения доходов и расходов.

Постоянно должна проводиться налоговая экспертиза структуры группы компаний и внутренних взаимосвязей для выявления рисков и снижения налоговой нагрузки. В процессе планирования и согласования сделок. По мере роста группы компаний. Как правило, компании, входящие в группу, создаются, ликвидируются, группируются по бизнес-направлениям, что меняет сложившиеся взаимосвязи, а, следовательно, и результаты налогообложения.

В список задач налогового планирования желательно включить анализ финансовых планов и бюджетов. Требуется анализ плановых показателей, формирующих налоговые базы компаний, и их соотнесение с доступными для холдинга методами снижения налогов.

Например, если планируется крупная закупка основных средств компанией, зарегистрированной на территории с высокой ставкой налога на имущество, то может последовать рекомендация, чтобы имущество приобретала компания, находящаяся на территории с пониженной ставкой. Если, конечно, это имущество можно там использовать.

Таким образом, с помощью группы компаний можно добиться законной налоговой экономии. Однако для создания безопасной и эффективной системы налогового планирования потребуется высокий уровня взаимодействия производственников, финансистов и налоговых специалистов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector