Как стать Креативным Директором в США

Как стать Креативным Директором в США

Новая «утечка мозгов»: как и зачем креативный класс уезжает из России в США

В 2018 году США одобрили более 776 000 виз, позволяющих работать на территории страны, из них 3726 получили россияне, свидетельствуют данные Бюро консульских дел США. Это визы трех категорий: H1B — для работы в компании на территории США, L1 — для работы в зарубежной компании, которая открывает представительство на территории страны, О1 — для талантливых людей. Получают их в основном программисты, успешные бизнесмены и люди креативных профессий. Но если первыми двумя типами никого не удивить, то творческая эмиграция в США — новый тренд.

На какую визу можно претендовать

В начале 2000-х многие эмигранты из России приходили за консультацией о том, как лучше запустить бизнес в США. В основном это были семейные люди 40-45 лет, которые построили успешную предпринимательскую карьеру на родине. Но пять лет назад, по моим наблюдениям, началась так называемая «утечка мозгов» креативной молодежи в возрасте 17–35 лет: художников, дизайнеров, музыкантов, сценаристов, продюсеров, журналистов, стилистов, фотографов и других специалистов. Многие говорят: «Я перерос свою индустрию в России и хочу развивать карьеру в Штатах». Обычно так происходит потому, что амбиций у людей гораздо больше, чем можно реализовать на российском рынке.

Процесс получения визы в Америку занимает от нескольких месяцев до полугода, конкуренция огромная, и требования ежегодно ужесточаются по всем категориям виз. У основателей стартапов, финансистов и IT-специалистов особенно популярны L1 и H1B визы. Первая позволяет перевести сотрудника или управляющего из своих офисов в других странах, а H1B подходит тем, кто хочет работать в американской компании при условии профильного высшего образования или релевантного многолетнего стажа.

Журналисты и другие творческие люди могут получить О1 (экстраординарную) визу. На сайте иммиграционной службы говорится, что «заслуги», достаточны для выдачи визы, подтверждают Нобелевская или Пулитцеровская премия, но на деле претендовать на нее могут люди с куда меньшими достижениями. Существует восемь различных критериев, которым нужно соответствовать, один из самых важных — упоминания в медиа и наличие публикаций. Поскольку журналисты — это часто медийные люди, им проще подойти именно по этому параметру.

Может казаться, что в связи с обсуждением «русских хакеров» и других явлений из области кибервойн, специалистам технических специальностей из России сложнее получить визу. На деле для иммиграционного офицера профессия роли не играет — и блогеры, и специалисты по искусственному интеллекту проходят одинаково жесткий процесс отбора.

Какие документы нужно получить

Люди, которым выдали рабочую визу, сразу получают social security number (SSN, номер социального страхования) — главный документ в США, с помощью которого можно получить доступ к данным о человеке. Туда вписываются кредитная история, данные об уплате налогов и другая информация. Гражданам США этот номер выдается при рождении, и пользуются им в Америке чаще, чем паспортом. Его запрашивают страховая и врачи, брокеры по аренде жилья, банкиры и работодатели.

Еще один важный индикатор человека, который легально живет в США — credit score (кредитный рейтинг). Цифра от 300 до 850 определяет надежность человека как заемщика. Чем выше балл, тем ниже процентная ставка по кредиту или займу. Кредитный рейтинг формируется на основе финансовой истории человека: текущих долгов, счетов и поступлений и показывает, где человек работает и живет, подавали ли на него в суд, арестовано ли его имущество, проходил ли он процедуру банкротства. Доступ к данным имеют не только банки, но и коммунальные услуги, страховщики и даже арендодатели.

В первом квартале 2019 года средний кредитный рейтинг американца составлял 706 баллов. Построение кредитной истории занимает время, а нарушение кредитных обязательств мгновенно приводит к потере баллов.

Личный бренд и расширение знакомств

В США огромная конкуренция во всех сферах. По моему опыту, из творческих профессий быстрее всего работу находят дизайнеры: они устраиваются по портфолио напрямую или через рекрутеров, а иногда открывают и собственные бюро. Сложнее приходится журналистам — попасть в эту сферу довольно сложно, плюс нужно идеально владеть английским. Многие адаптируются переходом в смежное направление: из журналиста или редактора — в PR-агента или специалиста по коммуникациям, из фотографа — в видеооператора, из сценариста — в продюсера.

В Штатах многое зависит от нетворкинга. Люди устраивают мероприятия, единственная цель которых — расширить профессиональный круг и завести полезные знакомства. Американцы очень раскрепощены, не боятся знакомиться, свободно заводят разговор и поэтому постоянно расширяют профессиональные контакты. Эмигрантам от этого иногда некомфортно — во многом из-за того, что в России не принято подходить к незнакомцам и допрашивать о работе. Со временем они погружаются в среду и начинают следовать местным нормам.

Такие контакты помогают строить личный бренд, необходимый для развития карьеры. Это особенно важно для независимых консультантов: в зависимости от раскрученности персонального бренда цены на услуги специалиста могут варьироваться от пары десятков до нескольких тысяч долларов за час. Бизнес-медиа часто выпускают списки «лучших людей индустрии» — от коучей до пиар-специалистов и даже программистов. Такие списки помогают заметить специалиста на рынке, где сложно выделиться только знанием дела.

Чаще всего эмигрантам нужно быть готовым к понижению уровня комфорта. Не помешает и психологическая помощь — когда был востребованным в своей стране, а в новой нужно строить все с нуля, можно легко оказаться в депрессии. Есть и много успешных историй: например, один из моих клиентов Янис Маркин — молодой дизайнер из Москвы — спустя несколько лет после приезда в США стал ведущим по дизайну в Pinterest.

Конечно, даже при осязаемых успехах остаются в США не все. Самые распространенные причины возвращения — ухудшение материальных условий или карьерных перспектив по сравнению с Россией, не сработавшие бизнес-модели и семейные разногласия. Если приезжает семья, часто бывает, что один из партнеров не может найти себе применение в США или просто не любит новый город. Бизнесы тоже часто не преуспевает: россияне стараются применить модель в том виде, в котором она сработала в России, но так выходит очень редко.

Сложностей при иммиграции никак не избежать, но при грамотном подходе она открывает огромные перспективы и погружает в новую реальность. Как бы банально ни звучало, возможности созидать и строить карьеру или бизнес в США практически безграничны. Главное не бояться и быть готовым адаптироваться к новой среде.

Routes to finance

Что должен уметь креативный директор | Дмитрий Прибыш и Сергей Филазапович (Февраль 2020).

Table of Contents:

Это считается вершиной карьеры творческого человека. Независимо от того, начинаете ли вы в качестве младшего копирайтера, младшего арт-директора или младшего дизайнера, окончательный горшок с золотом в конце радуги – это роль креативного директора. Но он никогда никому не вручается на серебряном блюде, и для заполнения этих ботинок требуется невероятная трудность, время и преданность делу. Вот как вы туда попали.
Ранние годы

Когда вы начинаете свою карьеру в рекламе, скорее всего, в творческом отделе (хотя некоторые делают это с самых разных направлений), вы будете очень зелеными. Пока вы еще не знаете веревки, и вы будете полагаться почти на всех в отделе, чтобы помочь вам получить землю.

Если вы младший копирайтер, вы будете наставником копирайтеров и ассоциируйте креативных директоров с копирайтом. То же самое касается художественного руководителя и дизайнерских ролей. И хотя у вас могут быть некоторые контакты с креативным директором, он будет ограничен в начале. Вы можете показать свои идеи креативному директору, хотя не удивляйтесь, если вы это сделаете в течение первых нескольких месяцев (или даже лет).

Это не легкое для вас, но больше процесс, который экономит время. Креативные директора в крупных рекламных агентствах должны следить за работой над десятками счетов и будут полагаться на их прямые отчеты для проведения всеобъемлющих кампаний.

Это отсутствие контакта с креативным директором часто может привести к смешению страха и тревоги, когда придет время представить вашу работу. За немногими исключениями (если вы читаете это, вы знаете, кто вы есть), креативные директора вышли в ряды и помнят, каково это быть младшим. Они хотят, чтобы вы преуспели, и хотя они могут быть тупыми, они всегда на вашей стороне.

Если вы преуспеете, агентство преуспевает.

Перемещение лестницы

По прошествии многих лет вы получите больше опыта и потребуете меньше внимания. Вы потеряете титул «младший». Если один раз, девять из десяти идей войдут в корзину, вы начнете получать большую часть своих кампаний через первые несколько сокращений. Вам понадобится меньше письменных и художественных руководств. Вы будете посещать съемки самостоятельно. И вы будете иметь право принимать решения.

По мере того, как вы получаете больше успеха и, без сомнения, переходите от агентства к агентству, вы создадите свою уверенность и начнете развивать свой собственный творческий стиль. Так же, как Билл Бернбах и Дэвид Огилви имели разные подходы, так и вы. Или вы должны, если хотите вырезать свой собственный творческий путь.

По мере того как вы работаете в разных агентствах и на разных учетных записях, вам будет предоставлено множество возможностей оттачивать ваши навыки и ваш подход к работе.Хотя важно обеспечить, чтобы ваш собственный стиль не заслонял бренд или продукт, вы можете принести что-то себе на каждую работу. Просто взгляните на работу Тома Карти и Уолтера Кэмпбелла на примере этого. Они всегда делали клиента блеск, но они делали это так, что это был их собственный стиль.

Как приблизиться к вершине

После того, как вы докажете себя еще на несколько лет, вы в конечном итоге перейдете на старшую роль. Это был бы старший арт-директор, старший копирайтер или старший дизайнер. Уровень опыта, необходимый для заполнения этих ролей, значительно варьируется от страны к стране и от штата к штату. Старшему на Среднем Западе может потребоваться только пять или пять лет под его или ее поясом. В больших городах, таких как Нью-Йорк, Лондон или Париж, вам может понадобиться вдвое больше опыта под вашим поясом.

Вам будут даны люди, которые будут контролировать, и возьмут на себя все проекты и счета. Это не большой прыжок от этой роли до роли ассоциированного креативного директора или ACD. Вы по-прежнему будете специализироваться на выбранной вами поданной, но теперь у вас будет целая команда людей, работающих под вас. Креативный директор будет доверять вам принимать важные решения по этим счетам, часто без его одобрения.

Вы отправитесь на все больше собраний клиентов и будете иметь достаточное количество «не-творческих» работ. Это тот момент, когда многие креативные люди предпочитают оставаться. Это дает им правильный баланс управленческих обязанностей и творческой свободы. Но после этого ситуация изменилась.

Читать еще:  Как выбрать детектор банкнот

Наконец-то. Вы креативный директор.

«Здесь останавливаются доллары» идет с названием задания. Теперь, в роли креативного директора, вы должны отложить много времени, потраченное на творчество. Это ваша работа, чтобы направить других, а не выталкивать работу самостоятельно. Это видение, которое вы оттачивали годами, станет для вас очень важным. Наступит многолетний опыт работы с людьми, интерпретация инструкций и презентация клиентов. Вы не управляете кораблем, а младшие креативы будут смотреть на вас как на человека, которого они больше всего хотят.

Все прошло полным кругом. На это ушло тысячи и тысячи часов напряженной работы и самоотверженности. Это зависит от вас, какой CD вы хотите быть, но помните, откуда вы пришли, и быть лучше, чем компакт-диски, которые вы тренировали. Это может показаться невозможным, но если вы стремитесь быть лучше лучших, индустрия будет процветать.

Ты в горячем месте. Вы помогаете формировать будущее рекламы. Мы гордимся.

Как стать Креативным Директором в США

Вместо того чтобы пытаться подстроиться под массовый запрос, при котором лидер стал бы «все-уничтожающим терминатором метящим в президенты», я предлагаю взглянуть объективно на то, каким должен быть лидер, в аспекте наиболее востребованных профессиональных качеств.

Когда я имел дело с рациональными, компетентными профессионалами, то нерешаемых проблем в ходе работы в общем не возникало, тем более проблем личного прядка. Исходя из этого, я хотел бы вам поведать несколько историй о том, какими лидеры быть в общем не должны, из моей практики общения с управляющим персоналом в маркетингово-рекламной индустрии города Нью-Йорка. Я тщательно поковырялся в закромах и нашел ряд примеров “как не правильно”. Благо положительного опыта было гораздо больше, и я с удовольствием кратко резюмирую его в конце статьи.

Итак, необходимо сообщить вам немного предыстории о моем прошлом, для адекватной оценки вами моей точки зрения:

Уехал я в США в 1996 году, отучившись на менеджмент-экономиста / архитектора. За плечами были интенсивные занятия альпинизмом, частная практика в НЛП (нейролингвистическое программирование) и опыт успешного создания ночного клуба в трудные года 90-х. К 22-м годам я неплохо разбирался в жизни вокруг и желание познать другой мир переросло в практические действия. Я плохо говорил на английском, зная в общем, только фразы типа “Peace of Cake” и “No Problem”. Применив немного НЛП в Американском посольстве я получил визу в США и купив билет в один конец, я оказался в Нью-Йорке. Поработав с год на мойках машин и стройках, роясь в мусоре, я понял, что пора заняться чем-то более занятным, подтянул английский, создал несколько мультиков, веб-сайтов, прочитав кучку книг по дизайну и с новеньким резюме, содержащим несколько лет работы, примерно на 17-м интервью я получил первое предложение и своего первого креативного босса :

Сэма, хозяина передовой фирмы обучения в интернете, я встретил в 1998 г. устраиваясь на свое первое место работы Главным Графическим Дизайнером в небольшую фирму в нижней части исторического Манхэттена. Наша фирма соединяла свои офисы с другой фирмой по производству компьютерных шутеров и созданию всяческих компьютерных взрывов-эффектов. Тогда я все еще плохо говорил на английском, но мое портфолио в виде машущей хвостиком рыбки, счастливо пускающей пузыри и трясущей весь экран когда ее гладили по спинке, заставило Сэма рассмеяться и я получил свой первый, легально заработанный оклад в $23 в час. Я был на седьмом небе. Остальные 3 месяца я провел анимируя логотипы-кнопочки и от безделья создавая кучу сайтов на сторону с мультиками для работников фирмы. А Сэм проводил большую часть своего времени у соседей постреливая скуку жизни. Он мало общался с нами, изредка спуская какие-либо директивы вниз по столу, на которые мало кто обращал внимания, поскольку носили они по большей части философские размышления о будущем нашей фирмы.

Время от времени к нам приходили монстры вроде TechRepublic (techrepublic.com) и ZDNet (zdnet.com), поскольку все партнеры этих фирм были приятелями Сэма с колледжа, раскрутившиеся во время интернетовского пузырька девяностых. С монстрами мы весело гоняли пиво и Сэм объяснив всем что я крутой спец по GUI (графический интерфейс пользователя), таким образом, направил лавину организационных вопросов в мою сторону. Вскоре с моей помощью, Течрепаблик заодно с кучкой других корпораций, был полностью реорганизован. Я вернулся к своим кнопочкам озаренным взрывами из соседних комнат. А Сэм с радостью к компьютерным играм. Через пару месяцев из-за недостатка активности я уволился, а спустя следующие 2 месяца, фирма распалась.

Что я обнаружил для себя в этом месте:

  • отсутствие цели
  • отсутствие лидера

Брайан

В начале 1999 года я нашел старт-ап секьюрити фирму (недавно обоснованную фирму по безопасности), которая занималась отслеживанием прошлого работников (background checks). И по поддельному разрешению на работу (так уж получилось) устроился туда Арт-Директором. Интервьюировал меня Брайан – 30 летний облысевший типичный Американец в круглых очках, который любил без повода улыбаться вышестоящим менеджерам, а так же японских женщин за покорность и увлекался дзюдо, иногда приходя в офис подпоясанный зеленым поясом.

Брайан, впечатленный моей историей про TechRepublic, тут же меня завербовал. Первый месяц Брайан давал мне задания на разработку дизайна макетов новых фирм, которые он позже продавал начальству как гениальные инновационные идеи. Время от времени, он советовал мне какие использовать цвета и мне приходилось днями обучать его цветовой психологии, значению графических элементов и основам баланса построения дизайна. Спустя месяц, уверившись в своих силах, Брайан уже практически не отходил от меня, налагая совет буквально на каждый производимый мной взмах мыши, и мое дыхание перестало соответствовать натуральному ритму.

Однажды, за чашкой кофе, нетворщики рассказали мне как Брайан спрашивал их о том, что такое компьютерные папки и как их делать. Со временем Брайан перестал соглашаться с тем, что я ему советовал как специалист и наступил момент, когда я знал совершенно точно, что любой заданный мне проект я завершу абсолютно не так, как нужно Брайану. Он перестал со мной советоваться, а со временем и общаться. Мое дыхание перешло в новую фазу.

Я не знал, что дальше делать и как последний шаг – решил пойти к босу нашей фирмы. Босс объяснил мне, что все проблемы я должен решать с Брайаном лично. Брайан объяснил мне, что больше я не могу уходить домой в 6 часов, а должен начать выполнять какую-либо другую общественно-полезную работу вроде сортировки почты. Я купил бейсбольную биту и проследил где Брайан живет. Затем я одумался, провел месяц ничего не делая, игнорируя предложения Брайана заняться бухгалтерскими делами и в конце концов уволился.

Итак, я встретился с:

некомпетентностью

Конни

Бизнес менеджер, специалист по налаживанию связей с клиентами, PHD в маркетинге и т.д. и т.п. Получив первого клиента через ее связи, мой коллектив выполнил работу согласно спецификации клиента. Конни вернулась на следующий день с просьбой от клиента переделать проект на 80%, что заняло бы у нас еще одну неделю. Рассмотрев новые условия я осознал, что клиент хочет новую версию, поскольку просто не может определиться с объективной задачей. Проблемы была в предварительном обсуждении проекта. Мои запросы на наведение прямого контакта с клиентом таинственным образом остались в одиночестве, а Конни не имела представления, как проводить брифинг. Я объяснил Конни весь процесс, еще раз снабдил ее пред-брифовыми / брифовыми формами. C большими уговорами Конни вернулась к клиенту для детального обсуждения проекта. Вернулась она на следующий день с просьбой от клиента переделать проект на 80%. Я отказался работать как с этим клиентом, так и с Конни.

Таким образом, я споткнулся о:

  • некомпетентность
  • недоступность

не-прямота

Тадеус

Однажды, в 2001г., после глобального объединения нашей глобальной фирмы с другой не менее помпезной, произошло слитие двух креативных отделов. С нашей стороны – я, выполняющий весь процесс креативной работы, а с другой стороны Креативный Директор по имени Тадеус, германо-ирландско-американского происхождения с его командой. Команда Тадеуса состояла из иллюстратора и веб-дизайнера. Он носил крашенную под уголь шевелюру и раскатывал на Порш и Дукати.

При проведении ознакомительного совещания, выяснилось, что я выполнял такой же объем работы, который выполняла вся чистокровно-американская команда Тадеуса вместе взятая. Это никак не способствовало созданию радужного настроения в нашей новенькой фирме.

Надо сказать, что отношения Тадеуса с отделом по Маркетингу были неординарные: время от времени он устраивал скандалы с Директором по Маркетингу, после чего запирался у себя в кабинете, играя джаз до конца рабочего дня.

Однажды я пришел к нему с запросом от Маркетологов на разработку новой концепции брэнда для одного из наших дочерних предприятий, где маркетологи выражали желание создать мягкие эмоции для этого брэнда, поскольку основными клиентами являлись беременные женщины. На что Тадеус сказал что мы не мягкие люди. Логотип получился в стиле Раммштайна и чем-то напоминал форму обер-фюрера СС.

Однажды девушки маркетологи пожаловались мне со слезами на глазах что Тадеус напугал их обещаниями отравить весь маркетинг-департамент мышиным ядом и я был озабочен их психическим состоянием. После этого, по содействию Тадеуса, я был уволен. Через месяц Тадеус был уволен со всей креативной группой и я был приглашен обратно.

Мне конечно было весело с Тадеусом и я люблю джаз, но его личные качества, никак не способствовали нашей плодотворной работе.

Вот так мы и познакомились с:

  • не-аутентичностью
  • некомпетентностью
  • не-прямотой
  • негативностью

Небольшая позитивная история:

Джон: хороший финансовый директор.

Однажды нам было необходимо перевезти весь офис в 500 человек нашей фирмы в новое здание. И мы решили с Джоном поехать в IКЕА для закупки цветных ламп, разноцветных веселых штучек и так далее для создания позитивного настроения для наших работников. Вместе с Джоном мы набрали пару грузовиков декораций. В момент оплаты, позвонил один из крупных клиентов с отказом от сделки, на которую мы очень рассчитывали. Наш финансовый баланс был подорван. Однако Джон не расстроился и мы купили все декорации. Через неделю офисы выглядели так, как будто по ним прошел дед мороз. Стоял смех и атмосфера в целом стояла на редкость позитивной. Новые потенциальные клиенты оставались абсолютно радужном настроении после посещения наших офисов и дела незамедлительно пошли вверх.

Итак мы обнаружили что планирование в позитивном направлении способно создавать позитивные же эффекты.

Заключение:

Истории такого плана, позволяют нам на живых примерах понять, как устроен наш управленческий мир, и каким он бывает и с какими людьми, какого склада мы можем работать, а так же – какие персональные черты способны завести нас в пропасть. Итак, мы выяснили, что у лидера, несомненно должны присутствовать следующие качества:

  • Он должен присутствовать.
  • Лидер должен иметь целеустремленность – если уж наш капитан не знает куда идти, то куда может прийти его команда?
  • Компетентность и Аутентичность – вам не нужен человек не разбирающийся в своем же собственном деле.
  • Честность – если у вас не будет доверия, как тогда можно работать вместе?
  • Доступность – как иначе можно сотрудничать если ваш лидер закрытый человек? Так ему лучше быть одному в лесу.
  • Позитивность – это не означает что ваш капитан должен беспрестанно всем улыбаться, но мы так устроены, чтобы помогать друг другу и творить что-то хорошее. Ни один самый жестокий человек не способен радоваться им же самим совершаемым разрушающим поступкам, разве только если он безумный маньяк.

В ходе роста моей карьеры я встретился с большим числом замечательных коллег, и позитивные люди в нормальных фирмах перевешивают все остальное, с ними легко решать самые сложные проблемы. Если вам попался хороший босс, то я вас поздравляю. Качества хорошего лидера можно суммировать просто: знайте свое дело, знайте цель, понимайте как вырабатывать план действий, умейте правильно делегировать работу, а главное – будьте искренне, всецело хорошим человеком. Все, что вы делаете каждый момент этой жизни, создает вас и ваше окружение.

Как стать арт-директором

Арт-директор незаменим в любом творческом проекте. Он руководит командой, отвечает за концепцию и ее визуальное воплощение, следит, чтобы работа завершилась в срок. Чтобы преуспеть, арт-директор должен обладать вкусом и образным мышлением, разбираться в модных трендах и одновременно быть хорошим менеджером. Где учиться на арт-директора, чтобы работать в Spotify или Diesel и получать до $ 100 000 в год? Разбираемся с экспертами IQ Consultancy.

Современный креативный бизнес завязан на визуальном сообщении. Нет бренда и айдентики — считай, нет компании. Поэтому сегодня процветают дизайн-студии, диджитал- и рекламные агентства. Им всем нужен арт-директор — посредник между заказчиком, аудиторией и творческой командой.

Людвиг Быстроновский, арт-директор студии Артемия Лебедева

Чем занимается арт-директор

В рекламном агентстве и дизайн-студии арт-директор отвечает за концепцию продукта, руководит творческой командой, общается с клиентом. Его задача — помочь заказчику сформулировать сообщение для целевой аудитории и визуально упаковать его так, чтобы оно было правильно воспринято.

В издательстве арт-директор контролирует верстку журнала, книги или газеты, заказывает иллюстрации, разрабатывает концепции фотосъемок.

В любой другой компании, которая продает товары или услуги, арт-директор необходим в составе отдела маркетинга: он разрабатывает концепции рекламных кампаний, помогает представлять аудитории новые продукты, следит за соблюдением стиля бренда и т.д.

Сферы занятости различаются, но список общих требований к кандидатам выглядит примерно так:

  • разбираться в актуальных трендах дизайна, рекламы, айдентики;
  • понимать, как работает визуальное и текстовое сообщение;
  • знать, как выявить потребности заказчика;
  • иметь вкус и образное мышление;
  • владеть программами для дизайнеров, художников, верстальщиков;
  • уметь анализировать рынок;
  • обладать навыками управления персоналом;
  • иметь опыт ведения проектов и их реализации.

Описание вакансии арт-директора в Spotify

Где учиться на арт-директора

Еще в середине нулевых официально такой должности в России не было — СМИ заговорили о ней 5–6 лет назад. В профессию люди попадали случайно: например, с культурологических факультетов или PR. На российском рынке труда до сих пор нет устоявшегося понимания, что делает арт-директор. Как следствие — нет и большого выбора образовательных программ.

Поищите вакансии арт-директора на Head Hunter: вам предложат устроиться бренд-менеджером, дизайнером, управляющим магазина или пиарщиком. Загуглите то же самое на английском: Indeed тут же находит сотни релевантных вариантов. В топе предложения от Microsoft, GoPro и Spotify.

На Западе арт-директоров готовят давно, целенаправленно и с учетом требований рынка труда. Образовательные программы объединяют искусство, дизайн, рекламу, а также маркетинг и стратегическое бизнес-планирование. Кроме того, студенты уже во время учебы работают над реальным заказами — так реализуется принцип learn by doing.

Соня Дьякова — создатель шрифта Paper Alphabet

Paper Alphabet Сони Дьяковой и книга Sculpture Today, оформленная с использованием этого шрифта

Соня Дьякова — арт-директор родом из России, проложившая себе путь к международной карьере. Соня жила в Новосибирске, училась в Лос-Анджелесе, а затем переехала в Лондон, где стала работать графическим дизайнером. Вскоре она присоединилась к издательству Phaidon Press, в котором отвечала за оформление книг по искусству, архитектуре и дизайну.

Соня специализировалась на типографике и разработала несколько шрифтов, в том числе Paper Alphabet, получивший международное признание. Дьякова также работала арт-директором журнала Frieze и получила десятки наград.

Творческие вузы Италии

В авторитетных дизайнерских школах Италии арт-директоров готовят на программах визуального дизайна и арт-менеджмента. Можно поступить на программы бакалавриата и магистратуры. Итальянский язык не нужен — достаточно английского.

Студенты трудятся над реальными проектами и учатся у практикующих профессионалов в отлично оснащенных творческих лабораториях. Вузовские программы здесь заточены под требования рынка, а академии ежегодно посещают сотни работодателей, чтобы найти себе стажеров и сотрудников среди студентов и выпускников.

За три года студенты изучают все виды графического дизайна, новейшие техники компьютерной графики (3D и моушн), анимированную иллюстрацию, принципы работы в цифровых медиа, рекламные стратегии. Большой блок учебы посвящен исследованиям, бизнес-планированию, основам маркетинга. Студенты ищут новые визуальные стратегии коммуникации для компаний.

Участники получают навыки для решения реальных задач, с которыми дизайнеры встречаются каждый день. В программе теории цвета и формы, обучение техникам графического дизайна (от создания скетчей до 3D-моделирования), продуктовый маркетинг. Студенты трудятся над заказами реальных клиентов.

Студенты NABA выиграли 1000 евро, разработав проект для Porsche

Istituto Marangoni

Первый частный вуз Европы, где начали готовить профессионалов моды. Сегодня институт входит в топ-5 лучших fashion-школ мира и предлагает десятки творческих и бизнес-специальностей — от дизайна одежды, продукта и интерьеров до бренд-менеджмента и кураторства.

Трехгодичная программа охватывает основы композиции и цвета, типографику, разработку веб-интерфейсов, упаковки, фото, видео и другие дисциплины. Курс включает занятия по маркетингу и менеджменту, которые позволят выпускникам занимать руководящие должности и управлять бизнесом в этой сфере. К концу обучения участники получают портфолио и полностью реализованный финальный проект.

Этот курс готовит профессионалов с творческим и при этом стратегическим мышлением. Студенты учатся управлять бизнес-процессами, получая комплексное представление обо всех этапах дизайна. Особое внимание уделяется проектному менеджменту. Эти занятия помогают студентам находить инновационные решения для разработки новых продуктов и услуг.

Istituto Marangoni и Amazon запустили совместный проект для продвижения молодых дизайнеров

Domus

Эта программа — про визуальный дизайн, полностью ориентированный на клиента. Студенты учатся анализировать потребности пользователей и философию компании, развивать понимание своих продуктов и услуг, пользоваться различными маркетинговыми методами и разрабатывать новые способы передачи ценностей через аналоговые и цифровые медиа и социальные сети.

У Domus есть так называемые Professional Experiences — программы практики и стажировок. Студенты могут выбрать:

  • пойти на стажировку в компанию;
  • сделать проект на кампусе в партнерстве с реальной студией;
  • попробовать себя в качестве менеджера проекта.

Во всех случаях учащиеся получают полную поддержку менторов программы.

Открытая встреча из серии Domus Academy Design Talks

Как поступить

IQ Consultancy — официальный представитель Istituto Marangoni, NABA и Domus Academy в России, Украине и Чехии. Наши эксперты помогут:

  • выбрать программу;
  • подготовиться к вступительным экзаменам и обучению;
  • подтянуть английский язык;
  • подать заявку на получение стипендии;
  • собрать документы и оформить визу.

Если у вас остались вопросы, запишитесь на бесплатную консультацию, и мы подробно расскажем о программах, поступлении и учебе.

Калифорникейшн: как открыть digital-студию и консьерж-службу в США

Борис Гончаров начинал карьеру в рекламе — за 11 лет прошел путь от дизайнера до креативного директора. В 2014 году он уехал из Москвы в Калифорнию, где основал digital-студию Moosetank и стал совладельцем русскоязычной консьерж-службы для российских предпринимателей за рубежом «Спасибо, Таня!». «Инвест-Форсайт» поговорил с предпринимателем о том, почему в начале запуска проекта не стоит делать ставку на уникальность, зачем поощрять самостоятельность у детей и можно ли запустить стартап с $500 в кармане.

— Борис, вы уехали из России в Калифорнию в 2014 году. Почему?

— Калифорния, как мне кажется, – одно из самых спокойных и при том очень продуктивных мест в мире. Это больше всего сейчас соответствует тому, чем я занимаюсь каждый день.

— То есть в Москве было неспокойно и непродуктивно? Если бы вам предложили вернуться домой и развивать проект, например, с существенными льготами, вернулись бы?

— В Москве было весело, куча друзей и ИКРА – то, по чему я скучаю. Тем не менее возвращаться не планировал. У меня есть желание пожить в 6-8 прикольных городах хотя бы по два года. Пока я не успел сравнить места между собой (как местный, не как турист). Вообще сложно говорить о том, где бы мне по-настоящему хотелось обосноваться.

— Раньше были в США? Какое впечатление оставила страна? Оно изменилось после четырех лет жизни там?

— Первый раз я побывал в США в 2012 году, это был Нью-Йорк. Впечатление было однозначно положительное и почти не поменялось до сегодняшнего дня. Люди простые в общении, приветливые. Все предметы в обиходе массивные, надежные, при этом не вычурные. Создалось ощущение, что люди в США больше сконцентрированы на смысле вещей, чем на их форме/стиле. Есть подводные камни, которые ты обнаруживаешь, только пожив долго в стране, например большое количество сахара в продуктах. Думаю, везде есть свои «за» и «против».

— Как родился проект Moosetank? Насколько быстро окупились вложенные в него инвестиции?

— В 2014 году у меня были другие проекты (одно приложение и одна игра), которые находились в разработке. Когда мы рассказывали людям об этих проектах, питчили их инвесторам в долине и в ЛА, нас часто спрашивали: «А вы можете нам помочь? У вас есть программист свободный, чтобы сделать нам сайт/приложение/плагин? Можете встретиться с нами, чтобы подсказать нам, как дешевле и проще сделать MVP (minimum viable product — минимально жизнеспособный продукт — ред.) для нашей бизнес-идеи?». Это тот случай, когда бизнес-идея сама стучится к тебе в дверь. Мы решили начать помогать другим стартапам разрабатывать их продукты быстрее, дешевле, проще. Так появилось наше маленькое digital-агентство. Инвестиций на старте было немного, это сервисная компания, всё окупилось с первого крупного проекта.

— В США много digital-агентств, помогающих стартапам с MVP и пр. Чем вы отличаетесь от них?

— Это очень интересный вопрос, особенно его постановка! Сила большого рынка в том, что не нужно сильно думать о том, чтобы быть уникальным. Эта мысль останавливает очень многих начинающих предпринимателей от того, чтобы просто быть хорошим в своем деле. Мы часто выигрывали бид на проект, дав клиенту понять, что знаем, как сделать продукт, и при этом не являлись самыми большими/дешевыми/дорогими/старыми/молодыми/какими-то еще среди соревнующихся за проект компаний. Уникальность продукта, особенный подход, или «уникальный путь» компании — это то, что может само проявиться потом. В самом начале пути фокус на уникальность вовсе не must.

— На чем тогда должен быть фокус?

— На очевидной и неоспоримой ценности в твоем продукте/сервисе. Люди с удовольствием будут платить за то, что спасает их время/деньги/силы или приносит настоящее удовольствие. Можно фокусироваться на одной из этих целей, например добиться того, чтобы ваш продукт экономил клиенту больше денег, чем тот стоит. В самом начале пути очень важно найти хотя бы несколько человек, которые подтвердят твою гипотезу (желательно повторными платежами).

— В процентном соотношении среди ваших клиентов кого больше — российских или американских стартапов? Кто из них «выстрелил» в США?

— В основном это западные компании, не только стартапы, но и уже существующие бизнесы, которым просто нужна была внешняя экспертиза на один гиг. Мы далеко не всегда полностью разрабатывали основной продукт. Иногда это был какой-то элемент проекта. Сложно сказать, кто выстрелил. Проще заметить тех, кто с рынка ушел. Есть компании, которые до сих пор успешно существуют, например Biggerpan, Blinq, D/Workz. Некоторые из них до знакомства с нами были прибыльным бизнесом.

Эндрю Романс в «Настольной книге венчурного предпринимателя» пишет, что открыть бизнес сегодня можно за $500 без необходимости тратить деньги на лицензионный софт и технологии. Этот стартовый порог, по мнению Романса, дальше будет только снижаться. Что вы думаете об этом? Можно запустить успешный проект с $500?

— Я думаю, что, конечно, возможно! Главное – убедиться, что есть бесплатный или очень дешевый способ получить первую платящую аудиторию. Многие проекты начинают зарабатывать, используя платформы вроде Shopify, Click Funnels, SquareSpace. По поводу лицензионного софта, я не согласен. Если совсем нет денег, всегда есть либо trial (которого должно хватить для выполнения задачи), либо бесплатные/дешевые альтернативы. На начальном этапе не обязательно нанимать дизайнера и оплачивать ему Photoshop, можно просто взять готовый темплейт сайта/магазина/email-рассылки. Мы сами много пользуемся Tilda, Shopify, также нашим собственным продуктом – Mailto.

Ваш проект, где руководитель в США может найти удаленного русскоязычного ассистента, «Спасибо, Таня» — из этой серии? С каким объем инвестиций вы запустили его?

— Мы потратились на этот проект в самом начале, но затраты уже окупились. Объем инвестиций составил менее $10 000.

— У проекта были неудачи? Как работали над ошибками?

— Были, конечно. В самом начале их было много, и нам пришлось за них платить. Но это нестрашно, так как «неудачи» – просто сигналы от рынка или изнутри самой системы. После каждого такого сигнала мы меняем что-то в нашем продукте. Например, в самом начале у нас была сложность с подбором хороших кандидатов, поэтому мы усложнили тестовое задание. Потом у нас возникла проблема с тем, что это тестовое задание отказываются выполнять. Мы упростили его так, чтобы там остались только проверки на ключевые навыки, без которых мы не готовы продолжать диалог. Остальные задания мы расширили, дополнили и составили краткий курс (и до сих пор его дополняем). У нас возникла проблема с тем, что после тестового задания, появились отказы на стадии прохождения курса. В итоге мы начали платить кандидатам за успешное прохождение курса, чтобы компенсировать их время. Все это сразу не получилось придумать, нам нужно было совершить ошибки и получить сигналы от кандидатов. Мы планируем расширить аудиторию и не ограничиваться русскоязычными руководителями. Сейчас мы начинаем пробовать новую бизнес-модель и будем продавать ее на англоязычных рынках.

— Да, я читала вашу колонку на Medium. Вы привели очень сложный пример тестового задания: «Помоги мне разобраться, как выписаться из квартиры в Москве, не выезжая из Калифорнии, распиши пошаговую инструкцию с адресами, ценами на сервисы и временем на каждый шаг». Сделавшие его ассистенты — на вес золота. Что, если они решают сменить работу в разгар проекта?

— Ну конечно, мы его заменим на другого ассистента, который тоже прошел все тестовые задания и наш обучающий курс! Мы рекомендуем клиентам определенный способ учета задач и их выполнения с ассистентом. Этот метод помогает новому сотруднику разобраться в процессе и подхватить все дела без потери информации. Если они придерживаются наших рекомендаций – все должно быть ок.

— Название платформе с новой бизнес-моделью уже придумали? Или оставите прежнее?

— Названия у нас сейчас в процессе обсуждения. Но клиентам очень нравится «Спасибо, Таня!».

— Навыки самопрезентации американцы развивают с детства. Какие еще особенности местной культуры, по вашему мнению, стоит учесть при развитии бизнеса или карьеры в США?

— Не страшно, если ты стесняешься или как-то плохо разговариваешь на сцене (посмотрите на первые выступления Илона Маска). Важно, насколько интересные вещи рассказываешь и насколько сильно заботишься о том, чтобы не тратить время слушателей зря. Очень сильная отличительная черта американцев – самостоятельность. Это можно заметить по многим факторам: большинство людей живут в отдельных домах, очень рано уезжают от родителей, часто спрашивают мнение окружающих, но всегда делают из этого собственные выводы.

Большинству людей в США, как мне кажется, очень важно сохранять «суверенитет» самостоятельного принятия решений. Это выражается даже в том, как люди дают совет или делятся мнением. В основном американцы стараются никогда не говорить про что-то , что это 100% плохо, ведь это чья-то проделанная работа. Люди предлагают идеи — куда, как им кажется, можно направить усилия. Таким образом, у слушателя остается достаточно свободы для самостоятельного принятия решений. Большинству людей из России поначалу сложно сориентироваться в новой среде, так как на постсоветском пространстве признаком дружбы и хорошего отношения является твое искреннее вовлеченное участие в жизни других людей. Это не значит, что в США нет дружбы и заботы, просто она проявляется по-другому.

— Ярлык «из России» сейчас может помешать стартапу найти инвесторов в США?

— Я не думаю, что какие-то ярлыки окажут достаточно сильное влияние на большинство инвесторов, чтобы они смогли закрыть глаза на очевидно растущую прибыль компании и запрос на продукт. В основном людям важно, чтобы проект имел быстрорастущую аудиторию в США, все это подтверждалось цифрами и выписками из банка. Может быть и есть какие-то предубеждения, но это навряд ли помешает хорошему проекту получить деньги, скорее, поможет отсеять некачественных/неразумных инвесторов.

— Про калифорнийских стартаперов снимают фильмы/сериалы, поэтому их образ «загламурен» прессой. Блогеры — например Californication with Yana (она работала в Facebook и Adobe) — говорят, что начинающим предпринимателям и наемным программистам в известных IT-компаниях приходится принимать нейростимуляторы в больших дозах, чтобы выдержать жесткую конкуренцию. Если развенчать все мифы (вроде «горящих глаз»), как на самом деле выглядит калифорнийский стартапер?

— У каждого человека в Калифорнии, по моему ощущению, на любом этапе жизни есть свой проект, либо он участвует в чьей-то инициативе. Паузы заполняются волонтерством и учебой. Один раз я ехал в Uber с водителем, которому на вид было около 70 лет. У него был южный акцент, одет как типичный человек с flyover states. Мы спросили друг друга, кто и чем занимается. Выяснилось, что у него вместе с его женой есть образовательный проект – платформа для преподавателей, и они находятся на стадии написания back-end. Определенная мода на smart drugs присутствует в обществе, но никого из моих знакомых она не затронула, насколько мне известно. Образ из сериалов не противоречит тому, что я вижу. Но в то же время, мне кажется, он не описывает большинство современных стартап-предпринимателей в Калифорнии.

— Какие факторы, на ваш взгляд, отличают российских стартаперов и инвесторов от американских и в итоге мешают развитию рынка?

— Если говорить про сдерживающие факторы развития рынка в России, мне кажется, можно выделить несколько важных принципов, над которыми стоит поработать. Опять же это мое мнение, и я могу уже не очень хорошо понимать картину того, что происходит.

Право на ошибку. Люди должны стремиться как можно легче относиться к ошибкам, ведь, по статистике, только одна из ста новосозданных компаний достигает успеха. Нужно избавиться от механизмов осуждения и страховки и начать продвигать идею «пробуй, падай, вставай и иди дальше». Стоит больше поощрять опыт, приобретенный в результате провалов предыдущих проектов. Попытка создать новую компанию после провала предыдущей кажется большим подвигом. Хотя это должно восприниматься как обычное дело.

Самостоятельность. Я думаю, стоит доработать образовательную систему таким образом, чтобы у ребенка с детства было очень много мест для принятия самостоятельных решений. Он должен пробовать «продавать лимонад на районе» начиная со средних классов школы. Нужно прививать культуру собственного проекта и его презентации. Образ учителя стоит пересмотреть из надсмотрщика и критикана в коуча, который будет задавать наводящие вопросы и помогать искать ответы. Саму программу обучения стоит переориентировать с зубрежки информации на быстрый поиск и качественное структурирование данных. Это поможет детям и студентам развивать навыки, которые пригодятся в дальнейшем.

Инвестиции в «мозги». Мне кажется, что ролик Варламова (к сожалению, не очень веселый) верно обрисовывает то, что стоит пересмотреть в ценностях государства в сфере бизнеса и образования. Нужно меньше денег тратить на стройку, территории и машины и больше тратить на гранты ученым, инвестиции в стартапы, налоговые программы для малого технологического бизнеса, усиление защиты прав на интеллектуальную собственность.

Ценность важнее силы. Власть в мире имеет много градаций, и есть более современные формы власти, также и более древние. Сейчас можно заметить, что многие прогрессивные страны, имеющие большое влияние на остальной мир, в большинстве своем не стремятся доказать, насколько они сильны или опасны. Скорее, стараются найти сферу влияния, в которой они будут крайне необходимы остальным участникам игры. Это дает возможность сосредоточиться на производстве ценностей и не думать о контролировании других.

Беседовала Ольга Гриневич

ФОТО представлены Moosetank

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector