Как остановить пиратство в Сети?

Как остановить пиратство в Сети?

Интернет-пиратство: методы борьбы

На сегодняшний день, пожалуй, самой глобальной проблемой в сети Интернет является проблема Интернет-пиратства, что тесно примыкает к сопутствующей проблеме – нарушению авторского права. «Сливают» в Интернет всё: от музыки и пред-премьерных показов фильмов до неизданных научных работ и конфиденциальных документов. Причиной такого феномена является, в первую очередь, несовершенное и неэффективное законодательство, как на уровне всемирных организаций, так и на уровне отдельных стран. О видах, методах и особенностях борьбы с Интернет-пиратством далее в нашей статье.

Виды Интернет-пиратства

Все виды Интернет-пиратства подразделяют на 5 больших категорий:

  1. Видеопиратство – подразумевает незаконное распространение копий фильмов или ТВ-программ на внешних цифровых носителях (дисках, кассетах). Происходит это путем копирования и выкладывания в сеть Интернет.
  2. Аудиопиратство – копирование и распространение копий музыкальных альбомов и отдельных композиций.
  3. Литературное пиратство – наиболее явный пример нарушения авторского права, когда в Интернете появляются электронные библиотеки, предоставляющие возможность скачивать еще неизданные книги, эссе и другие литературные произведения.
  4. Пиратство ПО – незаконный «слив» программ и программных продуктов, находящихся еще на стадии разработки. Данный вид пиратства подразумевает также возможность снятия системы защиты, поставленной с целью воспрепятствовать нелегальному использованию продуктов авторского права.
  5. Пиратство компьютерных игр – один из самых распространенных видов пиратства в сети Интернет.

Существующие проблемы законодательства
по вопросу Интернет-пиратства в мире и в Украине

Главной причиной Интернет-пиратства является несовершенное законодательство стран мира, которое бы регулировало этот вопрос. Отсутствие действенного механизма влияния на нарушителей, как следствие не работы законодательной нормативной базы многих стран мира, привело к тому, что проблема приобрела глобальный характер.

Сегодня мировая общественность пытается всеми силами разработать действенный механизм, который бы упростил и ускорил возможность контроля защиты авторского права в Интернете. Подтверждением последнего являются:

  • Директива ЕС «Об электронной коммерческой деятельности»;
  • HADOPI – закон, принятый во Франции в 2009 году;
  • Закон DMCA (США);
  • Закон ACTA.

Что касается Украины, то в нашей стране вопрос борьбы с пиратством до 2014 года не рассматривался системно с дальнейшей разработкой законодательной базы и вступлением ее в силу. Именно по причине такого халатного отношения к всемирно значимой проблеме, уровень пиратства в Украине приобрел масштабный характер.

Действующий Закон Украины «Об авторском праве и смежных правах», принятый еще в 1993 году, предусматривал лишь защиту имущественных и неимущественных прав субъектов авторского права, в которых не шла речь о защите прав авторской и интеллектуальной собственности в сети Интернет. И только в конце октября 2014 года Кабинет Министров одобрил проект Закона Украины «О внесении изменений к некоторым законодательным актам Украины касательно защиты авторских и смежных прав в сети Интернет», целью которого является внедрение действующих механизмов противодействия Интернет-пиратству.

По данным Торгового представительства США, Американской ассоциации кинокомпаний и Международного альянса интеллектуальной собственности, Украина не первый год является ведущим нарушителем авторского права и распространителем нелицензионной продукции в сети Интернет. Для Украины очень важно избавиться от негативного имиджа, касающегося Интернет-пиратства. Только так наша страна может привлечь действующие бизнес-активы, а значит, и масштабные инвестиции.

До 2014 года о борьбе с Интернет-пиратством говорили в контексте пиратства как явления, уделяя мало внимания пиратам как субъектам. Новый проект Закона предполагает не только блокировку пиратского контента (включая досудебную возможность всецелого его удаления), но и санкции против физических лиц (как самих Интернет-пиратов, так и тех, кто публикует их контент на своих веб-ресурсах). Так, к примеру, субъекты, которые отказываются удалить пиратский контент со своего ресурса, облагаются штрафом в размере от 500 до 1000 необлагаемых минимумов дохода за неисполнение требования касательно блокировки нелегального контента, нарушающего авторское право. Штрафы в подобных размерах грозят и тем субъектам, которые отказываются идентифицировать пользователя своего сайта, пойманного на пиратской деятельности.

Предполагается, что именно этот проект Закона поможет приблизить законодательную базу Украины к законодательству ЕС, что обеспечит заметное снижение Интернет-пиратства в нашей стране, и как следствие, не только улучшит наш имидж в глазах Запада, но и благотворно скажется на отечественной культуре и экономике, дав возможность развивать украинский телерынок и кинематографию.

Методы борьбы с Интернет-пиратством

Безусловно, самым главным методом борьбы с Интернет-пиратством является надежная защита продуктов собственности. Однако, как показывает отечественная и мировая практика, сегодня взлом защитного ПО выступает, скорее, отдельным видом Интернет-пиратства, нежели методом борьбы с ним.

На сегодняшний день специалисты выделяют три основных метода борьбы с виртуальным пиратством:

  1. Обучение. Подразумевает проведение семинаров, конференций, организацию форумов, на которых бы лекторами поднимался данный вопрос более масштабно. Цель таких мероприятий – убедить потенциального виртуального «вора» в негативной стороне присвоения чужого имущества, выложенного в Интернет без разрешения собственника.
  2. Пропаганда. Ее цель – наглядная демонстрация преимуществ лицензионной продукции и недостатков пиратских копий. Одним из эффективных вариантов такой пропаганды является организация PR-кампаний в СМИ, заостряющих внимание на проблемах присвоения авторского права, кражи интеллектуальной собственности путем незаконного копирования, скачивания и пользования продуктами в сети Интернет.
  3. Силовая методика. Предусматривает выявление и привлечение к уголовной или административной ответственности производителей (распространителей) нелегальной продукции в сети Интернет. Данный метод борьбы является наиболее действенный, однако и наиболее сложным.

Эффективность борьбы с Интернет-пиратством на своем опыте доказали уже многие страны. Среди лидеров-борцов за права собственности в Интернете: США, Франция, Нидерланды, Дания, Швеция, Япония. Эффективность их методик не только в правовой нормативной базе, должным образом регулирующей этот вопрос, но и в личной ответственности, которую ощущают сами граждане, а значит, не рискуют нарушать закон.

Как борются с Интернет-пиратством в разных странах

Наиболее лояльный и в то же время действенный способ борьбы с Интернет-пиратством разработали во Франции. Hadopi Law – проект «трех предупреждений». Первое предупреждение о введении санкций нарушитель получает на электронную почту, второе предупреждение является официальным сообщением о нарушении авторского права со стороны пользователя Интернета, третье предупреждение (оно же и последнее) – повод к действию: уполномоченное специальное агентство разыскивает правонарушителя и лишает его доступа в Интернет, на предусмотренный комиссией период времени. Кроме того, данное агентство штрафует незаконопослушного гражданина на весьма кругленькую сумму.

Самым запутанным, но в то же время лояльным по отношению к Интернет-пользователям, является антипиратский законопроект, разработанный в Нидерландах. Так, к примеру, загружать кино и музыку пользователям разрешается, но только, если те не преследуют коммерческого умысла. Однако загрузка программного обеспечения выходит за рамки данного права: копирование и распространение любого нелицензионного ПО карается штрафом. Все действующие ранее торрент-трекеры, будь то с литературой, музыкой или кино, признаны незаконными и не имеющими места быть во всемирной паутине, поэтому распространение любого аудио-, видео- или литературного материала (первоначально загруженного в некоммерческих целях) карается действующим законодательством Нидерландов.

Пожалуй, серьезнее всех к борьбе с Интернет-пиратством отнеслась Япония, приняв радикальный закон: любой Интернет-пользователь, незаконно скачавший файл из Интернета (любого содержания) должен заплатить штраф в размере 25 тысяч долларов. Альтернативой оплаты штрафа является отбывания наказания в тюремной колонии сроком 2 года. Если же гражданин Японии не только скачал, но еще и загрузил файл со своего персонального компьютера незаконным путем, тогда штраф, который ему придется заплатить, составит уже 130 тысяч долларов, или же 10 лет тюрьмы в случае неоплаты.

Как будут бороться с Интернет-пиратством в Украине

Еще в октябре 2015 года в рамках реформы системы правоохранительных органов главой МВД Арсеном Аваковым было объявлено о создании киберполиции, специального дополнительного органа, регулирующего законную деятельность в сети Интернет. Главной задачей киберполиции станет защита прав собственности в виртуальном пространстве, борьба со всеми проявлениями Интернет-пиратства и помощь специалистов онлайн.

В настоящий момент проходит набор в штат нового правоохранительного органа, что подразумевает аттестационный конкурс для тех, кто решил стать киберполицейским, переподготовку персонала и создание нового функционала будущего правоохранительного органа в Украине.

Главной целью украинской киберполиции станет противодействие киберпреступности посредством реализованной государственной политики в сферах:

  • Платежных систем;
  • Электронной коммерции;
  • Хозяйственной деятельности;
  • Интеллектуальной собственности (Интернет-пиратство и кардшаринг);
  • Информационной безопасности.

Кроме того, в компетенцию киберполиции будут входить: своевременное информирование населения по вопросу происшедших преступлений в сети Интернет; анализ информации на тему киберугроз и возможных киберпреступлений; сотрудничество с зарубежными коллегами в данном вопросе; внедрение передовых компьютерных технологий, позволяющих выявить нарушения в виртуальном пространстве; круглосуточная работа контактных пунктов, по которым любой Интернет-пользователь сможет сообщить о правонарушении или проконсультироваться по интересующему его вопросу.

Как бы там ни было, количество незаконного контента, а вместе с ним и незаконного скачивания в сети Интернет, неуклонно растет во всем мире. Слабые правовые механизмы регулирования и отсутствие личной ответственности пользователей являются главными причинами роста Интернет-пиратства по сей день. Между тем, по всему миру периодически прокатывается волна протестов и акций «пиратских» партий, выступающих за возможность свободного скачивания фильмов, музыки и ПО. Их главным лозунгом является свобода и неприкосновенность личной жизни человека и гражданина.

Автор: Анна Лавроненко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Почему нелегальное скачивание контента делает человека не пиратом, а вором

Не даём пиратам оправдаться и рассказываем, как смотреть сериалы, слушать музыку и пользоваться софтом и не разориться.

Почему люди скачивают нелегальный контент

У пиратов тысячи оправданий, и почти все не выдерживают критики.

То, что в открытом доступе, принадлежит всему миру

«Если я могу что-то взять бесплатно, значит, я имею на это право».

Конечно, нет. То, что распространитель пиратского контента взял на себя все юридические риски и выложил контент в открытый доступ, не значит, что вы можете смотреть сериал онлайн без зазрений совести. Seasonvar, Kinogo и FreeSoft существуют только потому, что пираты ими пользуются.

От авторов не убудет

«У разработчиков, музыкантов, режиссёров и писателей полно денег. Неужели им действительно так нужна пара сотен моих рублей?»

Условным Universal и Warner Bros. вы действительно не навредите: все риски большие корпорации продумывают. А вот более уязвимые, независимые и самостоятельные творцы просто сгинут, если будут писать книги, снимать фильмы и записывать музыку, рассчитывая на деньги с продажи лицензий. Всё из-за пиратов.

Мы спросили деятелей искусства, писателя и музыканта, о том, сколько денег можно заработать на музыке и литературе, если ты не Монеточка или Сергей Лукьяненко.

Вообще у меня нет такого уж серьёзного предубеждения против пиратства, но могу понять музыкантов, которые борются с этим. Наш доход со стримингов пока ни разу не превысил 100 долларов за квартал. Это настолько незначительно, что я даже не помню суммы. Основные деньги мы получаем с концертов, продажи мерча и носителей: кассет и пластинок. Но всё это моментально съедает запись, съёмки видео или иные производственные дела. Пока что мне кажется, что выход в ноль — это уже показатель определённого успеха для DIY-артиста.

Должен сказать, что стриминги вызывают у меня серьёзные вопросы. Да, это удобный способ доставки своей музыки слушателю, но выплаты за это получаются абсолютно жалкие. Справедливости в этом не сильно больше, чем в прямом воровстве, разве что это вроде как легально. Какие-то ощутимые доходы со стримингов получают только крупные артисты, они же и относительно ощутимо могут пострадать от пиратства. А маленькие и нишевые музыканты будут страдать всегда. Или же не будут страдать никогда — это как посмотреть.

У молодых прозаиков словосочетание «заработок писателя» не вызывает ничего, кроме усмешки. Выпускники нашей литературной мастерской публикуются в толстых журналах, писательских сборниках, у них выходят книги — но денег за свой труд не ждёт никто.

Говорят, что в случае успеха первой книги ты можешь рассчитывать на 30–40 тысяч рублей гонорара. Возможно, тебе заплатят роялти с продаж тиража. Стартовый тираж ведущих издательств — плюс-минус 3 000 экземпляров, с такого количества ты получишь… ну, ещё тысяч 30. Издательство всегда заинтересовано заплатить поменьше, не рисковать.

Читать еще:  Что такое ЭКЛЗ? Функции, применение и замена ЭКЛЗ

Роман, на который ты тратишь год-полтора бессонных ночей, вечеров и выходных, оценивается на рынке как две зарплаты сотрудника «Макдака».

Хороший роман может получить премию. Победитель «Нацбеста», допустим, заработает 900 000 рублей. Но победа никому не гарантирована, рассчитывать на эти деньги не стоит.

Большинство писателей промышляет чем может: преподаёт в университетах, работает юристами, пишет сценарии… и так далее. Конечно, на рынке есть исключения вроде Сорокина или Пелевина. Но даже у Прилепина есть собственный бизнес, а Алексей Иванов получает основной доход со сценариев и экранизаций. Для того, чтобы жить литературой, нужно учитывать желания аудитории, уметь себя продавать и подавать, заводить знакомства… это очень сложная и комплексная задача. Одним талантом, качеством прозы обойтись не выйдет.

Литература перестаёт быть профессией, но остаётся призванием, так что я не переживаю. Если хочется заработать денег — лучше стать востребованным специалистом или бизнесменом. Люди пишут не ради прибыли, а потому что не могут не писать. Конечно, рыночные механизмы душат таланты, не позволяют нам писать много и регулярно. Но те из нас, что преодолеют трудности, в итоге станут сильными авторами, авторами-титанами. И сюжеты мы, конечно же, возьмём из нашей повседневной жизни.

Выводы делайте сами.

У меня нет денег

«Лицензионный контент дорого стоит. Особенно в России и особенно западный — там-то и зарабатывают, и платить привыкли больше».

Действительно, за хорошую игру от большого бренда на PlayStation 4 придётся заплатить до 5 тысяч рублей, а условный Photoshop стоит почти 1,5 тысячи в месяц. Но есть аргументы и против:

  • Контент становится доступнее, а многие лицензии у нас стоят дешевле. Например, сейчас вместо покупки альбома за 109 рублей в iTunes вы можете купить подписку на Apple Music за 169 рублей в месяц и слушать не только его, а все альбомы мира. И да, в Америке такая подписка стоит 10 долларов — больше 600 рублей.
  • Много контента просто не нужно. Сколько фильмов остаются в памяти после просмотра? Два, три в месяц? А как часто вы слушаете музыку? А сколько книг читаете? Мы не призываем потреблять меньше контента, просто предлагаем посчитать бюджет, который вы потратили бы на лицензионное кино, книги и музыку. Возможно, выйдет не так много.
  • Условные Photoshop и Lightroom — инструменты для профессионалов. Строители покупают шуруповёрты, диджеи — пульты, а фотографы и дизайнеры — Photoshop и Lightroom. Если вы не пользуетесь софтом как профессионал, то можете рассмотреть бюджетные или бесплатные альтернативы, а серьёзные игрушки оставить тем, кто на этом зарабатывает. Есть вероятность, что вы станете дизайнером в будущем, но ведь вы не крадёте гитару, чтобы стать музыкантом?

Возможность приобретать легальный контент есть не у всех. Не у всех пожилых людей, детей или, например, учителей информатики, которые ставят пиратскую Windows на школьные компьютеры. Но обычно этот аргумент исходит не от них.

Авторы и сами не против пиратов

«Да если бы не пиратство, эти деятели никому и нужны бы не были! Пускай скажут нам спасибо».

Действительно, иногда авторы сами выступают за свободное распространение творчества, говорят спасибо пиратам и выкладывают свои произведения на некоммерческие площадки. К Oxxxymiron можно относиться по-разному, но подобную позицию он красноречиво озвучил Oxxxymiron‏ в Twitter ещё в 2013-м.

Ещё один пример, за которым не надо далеко ходить, — реакция создателей «Игры престолов» на то, что многие зрители не платили за доступ к сериалу. Портал Techdirt опубликовал Time Warner CEO Says Having Game Of Thrones As ‘Most Pirated’ Is ‘Better Than An Emmy’ комментарии режиссёра Дэвида Петрарки и генерального директора WarnerMedia Джеффа Бьюкса. Кажется, они всем довольны.

КАК ОСТАНОВИТЬ КОМПЬЮТЕРНОЕ ПИРАТСТВО?

Л. СИМКИН
Л. Симкин, профессор – консультант Российской правовой академии, доктор юридических наук.
В размахе компьютерного пиратства может убедиться каждый, остановившись у киосков рядом с едва ли не любой станцией московского метро. Во многих из них торгуют “самопальными” компакт – дисками с нелицензионными копиями программ для ЭВМ, изготовленными без ведома владельцев авторских прав на эти программы. С аналогичным явлением можно столкнуться и при покупке компьютера. Ведь фирмы, занимающиеся сборкой и реализацией компьютеров, как правило, продают их с незаконно записанными в память ЭВМ чужими программами. Вот почему подавляющее большинство пользователей персональных компьютеров в нашей стране имеет дело с нелегальными программными продуктами.
По данным Ассоциации производителей компьютерного обеспечения, уровень компьютерного пиратства в России составляет 94%. Уровень пиратства в странах Запада существенно ниже: в Германии – 50%, в США – 35%. Однако и там убытки производителей весьма высоки – только в Европе они оцениваются в 6 млрд. долларов ежегодно (см.: “Эксперт”. 1996. N 17. С. 19).
Особенно страдают американские фирмы – разработчики программного обеспечения. В 1995 году под их влиянием в США всерьез рассматривался вопрос о применении торговых санкций против китайского импорта на сумму, эквивалентную ущербу американских компаний в Китае, где 98% проданного программного обеспечения являлось пиратским. Не дожидаясь экономических санкций, Китай принял экстренные меры по наведению порядка в области защиты интеллектуальной собственности. В их числе – проведение полицейских рейдов, закрытие фабрик, выпускающих пиратскую продукцию, и т.д.
Недавно мировая пресса отметила создание в Китае судебного прецедента. Один из китайских судов взыскал с компании “Цзюрен – компьютер” 53,5 тыс. долларов в пользу американских фирм “Майкрософт”, “Аутодек инк” и “Уорлд Перфект эпликэйшнз групп” за розничную продажу пиратских копий компьютерных программ, а также 10 тыс. долларов штрафа в доход государства и конфисковал нелегальный товар (см.: “Финансовые известия”, 14 мая 1996 г.).
Одной из причин отсутствия реальной борьбы с подобными деяниями в России является распространенное мнение о том, что от них терпят убытки исключительно западные фирмы. Но это неверно. По данным МВД РФ, потери российского бюджета от неуплаты налогов продавцами компьютерных программ составляют 85 млн. долларов. Деньги, полученные от продажи, часто уходят в распоряжение криминальных структур. Кроме того, 105 млн. долларов теряют российские предприятия. В области разработки компьютерных программ и баз данных в стране работает около шести тысяч фирм, обеспечивающих занятость более 200 тыс. человек (см.: “Финансовые известия”, 23 мая 1996 г.). Если положение не изменится, этой сфере производства грозит стагнация, поскольку программисты попросту потеряют стимулы к созданию новых передовых программных продуктов.
В странах Запада, в свою очередь, распространено заблуждение об отсутствии в России соответствующего законодательства. Да и у нас немногие юристы четко представляют себе, что такое законодательство существует. Проблема лишь в том, чтобы привести его в действие.
Законодательство о защите программных продуктов. Принятые в 1992 – 1993 гг. законы заложили правовую основу охраны указанных объектов интеллектуальной собственности. Речь идет о Законах РФ от 23 сентября 1992 г. “О правовой охране программ для электронно – вычислительных машин и баз данных” и от 9 июля 1993 г. (с последующими изменениями) “Об авторском праве и смежных правах”. В этих основополагающих актах сформулированы следующие положения, имеющие принципиальное значение для борьбы с компьютерным пиратством:
программы для ЭВМ и базы данных относятся к объектам авторского права;
автору или иному правообладателю принадлежит исключительное право осуществлять и(или) разрешать выпуск в свет, воспроизведение, распространение и иное использование программы для ЭВМ или базы данных;
имущественные права на программные продукты могут быть переданы кому-либо только по договору;
за нарушение авторских прав на программы для ЭВМ законодательством предусмотрена гражданско – правовая, уголовная и административная ответственность.
Руководствуясь названными законами, упомянутые в начале этой статьи формы компьютерного пиратства следует признать правонарушениями, поскольку использование программных продуктов без разрешения правообладателя нарушает имущественные права на интеллектуальную собственность.
В том случае, когда производитель и продавец компьютеров записывает на жесткие диски последних программы для ЭВМ, он должен заключить соответствующий договор (на практике он именуется лицензионным) с обладателем прав на эти программы. Если же такой договор не заключен, то нарушается авторское право на воспроизведение и распространение программ для ЭВМ. Продавцы компакт-дисков, содержащих программы для ЭВМ, также вправе распространять их только на основании договора с правообладателем, заключенного в письменной форме (ст. 14 Закона РФ “О правовой охране программ для электронно – вычислительных машин и баз данных”).
Более того, использование программы для ЭВМ кем бы то ни было (т.е. любым пользователем) в соответствии с законом должно осуществляться также на основании договора с правообладателем. Поэтому при продаже и предоставлении массовым пользователям доступа к программным продуктам должен заключаться договор правообладателя с покупателем. При этом применительно к массовым пользователям допускается особый порядок заключения договора путем изложения его типовых условий на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ. Гражданско – правовой формой такого договора является договор присоединения, предусмотренный ст. 428 ГК РФ.
Так, например, законно распространяемые программные продукты корпорации “Майкрософт” содержат наряду с компакт – дисками либо дискетами лицензионное соглашение с покупателем, а также регистрационную карту пользователя. В последней указывается “ключ” данного диска (он же – регистрационный номер), без знания которого невозможен доступ к содержащимся в нем программам. Что же касается реализуемых в уличных киосках компакт – дисков с майкрософтовскими программами (“Все для “Windows” и другие), то они, как правило, изготовлены путем противоправного копирования. Об этом свидетельствует отсутствие каких-либо прилагаемых документов, а также снятая при изготовлении дисков защита, имеющаяся на законно выпускаемой продукции “Майкрософт”, что позволяет незарегистрированному пользователю осуществлять бездоговорное использование программного продукта.
Гражданско – правовая ответственность правонарушителей. Важнейшая роль в правовой охране программ для ЭВМ принадлежит судебной защите. Отсутствие соответствующей судебной практики в настоящее время прежде всего объясняется отказом от обращения в суд со стороны правообладателей. Однако уже в ближайшем будущем положение может измениться.
Согласно ст. 18 Закона РФ “О правовой охране программ для электронно – вычислительных машин и баз данных”, обладатель прав на программы для ЭВМ или базы данных, обращаясь за защитой своих нарушенных прав в суд или арбитражный суд, вправе требовать: признания прав; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; возмещения причиненных убытков, в размер которых включается сумма доходов, неправомерно полученных нарушителем; выплаты нарушителем вместо возмещения убытков компенсации в определяемой по усмотрению суда сумме от 5000-кратного до 50000-кратного установленного законом размера минимальной месячной оплаты труда в случаях нарушения с целью извлечения прибыли.
Доказательствами нарушения прав на программы для ЭВМ могут служить, во-первых, доказательства наличия указанных прав у правообладателя и, во-вторых, сведения, подтверждающие нарушение авторских прав.
К числу первых относятся сведения о факте создания программного продукта, в силу которого возникает авторское право, а также договоры о передаче авторских прав. В силу ст. 9 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах” при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения. Для возникновения авторского права не требуется регистрации произведения. Однако программа для ЭВМ может быть зарегистрирована в Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем (РосАПО).
В тех случаях, когда истцом является иностранное юридическое лицо, применяется п. 3 ст. 5 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”, согласно которому при предоставлении на территории РФ охраны произведению в соответствие с международными договорами РФ автор произведения определяется по закону государства, на территории которого имел место юридический факт, послуживший основанием для обладания авторским правом. В США, например, все права на программу для ЭВМ, созданную по заданию работодателя, принадлежат последнему. Ему принадлежит не только исключительное имущественное право использовать его произведение, но и все личные неимущественные права, включая право считаться автором произведения и право на форму указания имени автора при выпуске произведения в свет. Таким образом, если такая программа была разработана и впервые выпущена в свет в США, то в качестве ее автора на территории Российской Федерации также будет признано соответствующее юридическое лицо, а не конкретный разработчик.
Ко второй группе доказательств относятся прежде всего контрафактные экземпляры программных продуктов, изготовление или использование которых влечет за собой нарушение авторского права (ст. 17 Закона РФ “О правовой охране программ для электронно – вычислительных машин и баз данных”). Наряду с контрафактными экземплярами (например, выпущенных без разрешения правообладателя компакт – дисков), к исковому заявлению могут быть приложены рекламные материалы и другие доказательства, свидетельствующие о факте нарушения авторских прав.
При выборе способа защиты нарушенного права (из числа перечисленных в законе) нельзя не учитывать сложность процесса доказывания убытков, связанную, в частности, с затруднительностью определения доходов правонарушителей. В связи с этим законом предусмотрена такая мера ответственности, как выплата компенсации. Однако ее применение возможно лишь в случаях нарушения с целью извлечения прибыли.
Следует также иметь в виду, что законодательство об авторском праве предусматривает целый ряд специальных способов обеспечения иска, каждый из которых может быть применен судом по делам, связанным с правовой защитой программных продуктов (ст. 50 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”). В их числе запрещение ответчику совершать определенные действия (изготовление, воспроизведение, продажа, сдача в прокат, импорт или иное использование, а также транспортировка, хранение или владение с целью выпуска в гражданский оборот экземпляров произведений, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными); наложение ареста и изъятие таких экземпляров произведений, а также материалов и оборудования, предназначенных для их изготовления и воспроизведения.
Принятие мер для обеспечения исполнения судебного решения имеет важное значение еще и потому, что суд или арбитражный суд может не ограничиться удовлетворением требований истца. Законодательство предусматривает возможность применения такой меры, как вынесение решения о конфискации контрафактных экземпляров программ для ЭВМ или баз данных, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и об их уничтожении либо о передаче в доход бюджета либо истцу по его просьбе в счет возмещения убытков (ст. 18 Закона РФ “О правовой охране программ для электронно – вычислительных машин и баз данных”).
Уголовная ответственность. Обращение в суд – не единственный способ защиты авторских прав на программы на ЭВМ. Согласно ст. 49 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”, обладатели исключительных авторских прав могут также обратиться в органы дознания и предварительного следствия в соответствии с их компетенцией. Здесь имеется в виду возможность привлечения нарушителей авторских прав к уголовной ответственности. Однако применительно к компьютерному пиратству до 1 января 1997 г. такая возможность отсутствует.
В ст. 141 действующего УК РСФСР предусмотрена ответственность за выпуск под своим именем чужого научного, литературного произведения или иное присвоение авторства за такое произведение либо незаконное воспроизведение или распространение такого произведения. К случаям незаконной продажи программ для ЭВМ данная норма не имеет прямого отношения, поскольку уголовной ответственности подлежит распространение лишь таких программных продуктов, на которые каким-либо образом присвоено авторство.
Однако с введением в действие нового УК положение коренным образом изменится. Статья 146 УК РФ предусматривает ответственность за незаконное использование объектов авторского права, если эти деяния причинили крупный ущерб, в виде штрафа от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. Причем санкция за их совершение существенно повышается в случае их совершения неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Административная ответственность. В соответствии с Федеральным законом от 19 июля 1995 г. “О внесении изменений и дополнений в Уголовно – процессуальный кодекс РСФСР, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях и Закон РФ “Об авторском праве и смежных правах” КоАП дополнен статьей 150(4), предусматривающей административную ответственность в виде штрафа и конфискации контрафактных экземпляров за продажу или иное незаконное использование в коммерческих целях таких экземпляров произведений, являющихся объектом авторских и смежных прав. Это положение вступит в силу одновременно со вступлением в силу нового Уголовного кодекса РФ.
Однако это не означает, что в настоящее время возможности использования административного законодательства в борьбе с компьютерным пиратством полностью отсутствуют. Так, например, могут быть привлечены к административной ответственности лица, торгующие пиратскими компакт – дисками на так называемых “радио – рынках” Москвы (Митино, Царицыно). Постановлением правительства Москвы от 7 мая 1996 г. N 402 “Временные правила организации торговли на вещевых рынках г. Москвы” дополнены запретом на продажу “продукции интеллектуальной собственности, включая программы для ЭВМ и базы данных, без документов, подтверждающих, что она не является контрафактной”. В случае нарушения указанных правил возможно применение ст. 150

Читать еще:  Плюсы и минусы различных организационно-правовых форм

«Черная метка». Что остановит интернет-пиратство в России

«Завтра срочно нужен человек в Европе или США, чтобы снять видео на айфон. По оплате — 200 баксов. По времени — 2 часа. Подробности в личку». Утром, в день премьеры фильма, человек, решивший заработать $200, отправится в местный кинотеатр и переснимет фильм на свой смартфон. Несколько часов займет перевод на русский язык и около 19.00 по московскому времени «экранка» появится в пиратском онлайн-кинотеатре, зарабатывающим почти $200 000 в год. Именно таким способом в сеть «утекают» практически все новинки, появившиеся в прокате в кинотеатрах Европы, Америки и Азии.

Скорость, технологичность и трансграничность преступного бизнеса приносит свои плоды. Доход русскоязычных пиратских web-ресурсов, по оценкам Group-IB, за прошлый год вырос в два раза: если в 2015 году он составлял $32 млн, то по итогам 2016 года — почти $70 млн. Причин несколько. В России активно растут продажи смартфонов, увеличивается доля дешевого мобильного интернета, и, следуя за потребителями контента, пираты переключаются с торрент-форумов на онлайн-площадки.

Трафик пиратских онлайн-площадок постоянно растет, и они умеют монетизировать свой нелегальный контент: зарабатывают на размещении рекламных баннеров, продают пользователям подписку и охотно принимают пожертвования — «донаты». Увеличивается и их теневая выручка. Для сравнения: выручка среднего пиратского ресурса типа «Торрент-трекер» составляет $62 000 в год, а среднего пиратского онлайн-кинотеатра — около $160 000 в год!

Утечки киноновинок, конечно, могут произойти еще до премьеры. В августе хакеры взломали ресурсы телекомпании HBO и украли 1,5 терабайта информации, в том числе сценарий новой еще не вышедшей на экраны серии «Игры престолов», контакты и персональные данные актеров, и пригрозили разместить новые серии в интернете, если им не заплатят многомиллионный выкуп. Чуть раньше жертвой кибератаки стала кинокомпания Walt Disney. Киберпираты получили доступ к пятой части суперхитовой франшизы «Пираты Карибского моря», которая должна была выйти на экраны 26 мая, и угрожали слить ее в сеть, если не получат денег. Президент Walt Disney Боб Айгер заявил, что выкуп компания платить не собирается.

Пиратская индустрия напрямую начинает конкурировать с легальными онлайн-кинотеатрами, и чтобы ее победить, необходимо разрушить финансовую инфраструктуру пиратства и ужесточить уголовное преследование — сделать деятельность пиратов слишком опасной по сравнению с приносимой прибылью. Для предотвращения утечек необходимо серьезно подготовить свою сетевую инфраструктуру.

Королевство закрытых «зеркал»

На данный момент наиболее эффективным инструментом по борьбе с пиратством были «антипиратский закон« (№ 344-ФЗ) и Гражданский процессуальный кодекс. По этому закону, Мосгорсуд может наложить предварительный временный запрет, направленный на защиту авторских прав. В случае повторных претензий Мосгорсуд может вынести решение о «вечной» блокировке веб-сайта.

Этот инструмент реально работает: в 2016 году Мосгорсуд удовлетворил более 700 заявлений о принятии обеспечительных мер по защите интеллектуальной собственности. По нашей практике, удается добиваться 99% блокировки всех обнаруженных ссылок с нелегальным контентом правообладателя. Чтобы обойти этот закон, пираты прибегали к разным техническим уловкам. Например, распределяют трафик с основного пиратского ресурса между его копиями — «зеркалами». У некоторых ресурсов более 100 «зеркал», переадресация на них осуществляется в зависимости от IP-адреса посетителя — с разных IP-адресов пользователь попадает на разные «зеркала», которые в свою очередь периодически меняются.

Такой подход позволяет снизить потери от блокировки одного из доменов и распределить посетителей между доменами, что позволит избежать порога в 100 000 уникальных пользователей в сутки, а также снизить узнаваемость ресурса среди правообладателей. Порог в 100 000 пользователей важен для того, чтобы не попасть под действие закона об урегулировании онлайн-сервисов, за неисполнение которого тоже грозит блокировка.

«Зеркала» теперь тоже не спасают. В начале июля президент Владимир Путин подписал закон, по которому «зеркала» можно в досудебном порядке блокировать в течение суток. После вступления закона в силу с 1 октября 2017 года поисковики будут обязаны исключать заблокированные «зеркала» из поисковой выдачи. По нашим оценкам, после принятия «Закона о зеркалах», может быть заблокировано более 2000 ресурсов. Кроме того, нужно стараться блокировать источники пиратского видео, вычисляя сервера пиратов и их CDN платформы. Устраняя один источник, видео пропадает на десятках сайтов, переезд оказывается более сложным, чем создание нового домена или ссылки.

Основная часть потребления пиратского видео приходится на онлайн-видео и социальные сети:

Цифровое пространство пиратов в соцсетях и на легальных видеохостингах сжимается как шагреневая кожа. Российские площадки (vk.com, mail.ru, ok.ru) вводят системы поиска по цифровым отпечаткам, что позитивно сказывается на предотвращении размещения нелегального контента на их серверах.

Под давлением правообладателей пираты уходят из групп на сайте «В Контакте» в мессенджер Telegram, создавая одноименные каналы. Защищая интересы правообладателей, мы некоторое время назад просили Telegram удалить интеллектуальную собственность наших клиентов, но ответа не добились. Администрация Telegram пошла нам навстречу только после реакции со стороны iTunes, когда их приложение оказалось под угрозой удаления из онлайн-магазина.

Опыт Group-IB показывает, что с пиратами нужно и можно эффективно бороться. Однако не все разделяют эту позицию.

Выстрел в молоко

Весной этого года Торговое представительство США (United States Trade Representative) опубликовало Special 301 Report — Специальный доклад 301 (копия), отчёт о нарушениях интеллектуальных прав в мире. Авторы доклада утверждают, что борьба с пиратством в России в последние пять лет не приносит существенных результатов. Россия остаётся в Priority Watch List — списке с наибольшим числом нарушений интеллектуальных прав наряду с Кувейтом, Алжиром, Индонезией и Украиной.

В докладе отмечены высокие темпы роста пиратства в России, но неправильно определены его причины. И, как следствие, ошибочно сделан вывод об отсутствии эффективной борьбы с пиратством. Авторы доклада, похоже, стали жертвами амплификации, одного из когнитивных искажений мозга: выводы были сделаны в отсутствии объективных исходных данных. Проще говоря, без знания реальной картины. Исходя из нашей практики, борьба с пиратством в России ведется намного эффективнее, чем за рубежом.

Авторы ежегодных отчетов постоянно упоминали «вторжение РФ в Украину», но не замечали, что антипиратские законопроекты в России активно дорабатываются, появляются новые законодательные инструменты борьбы с пиратами. Следующим шагом, который, как мы полагаем, в ближайшее время сделает государство, станет удар по теневой экономике пиратства:

● Преследование пиратов за незаконное предпринимательство;

● Сокращение количества партнерских программ, сотрудничающих с пиратами;

● Фильтрация сайтов-партнеров со стороны рекламных сетей;

● Вытеснение прямых рекламодателей с рынка («Вулкан» и другие казино).

Читать еще:  У Московского района новый хозяин

Пиратство остается актуальной проблемой для многих сфер экономики, связанных с информационными технологиями, выпуском программного обеспечения, телекоммуникациями, звукозаписью и киноиндустрией. В России создано быстрое и удобное законодательством для борьбы с пиратством. Нужно только уметь эффективно пользоваться этим инструментом.

Интересная статья с gamer.ru о пиратстве.

Российские законодатели продолжают свой нелегкий труд по ужесточению «антипиратского» закона. Я не шучу: люди, не умеющие включать компьютер, пытаются решать «проблемы» интернета – область, в которой они, мягко говоря, ни в зуб ногой. По-доброму, прежде чем принимать законы – необходимо как следует разобраться в сути проблемы. Только какой смысл заморачиваться, если ничто не мешает забанить пиратские сайты, тем самым напомнив всем «кто в доме хозяин»? До недавнего времени я не рассматривал борьбу с интернет-пиратством в контексте попытки власти установить контроль над интернет-пространством. Сейчас я полагаю, что блокируя торренты, правообладатели участвуют в реализации некоего государственного плана фильтрации Рунета. Сегодня, когда советник президента по проблемам Интернета выступает за деанонимизацию интернет-пользователей, когда отец «Великого китайского фаервола» приезжает в Россию для обмена опытом цензурирования интернета, когда РСП и ЛБИ продвигают идею фильтрации российского сегмента интернета перспектива превращения Рунета в аналог “Великого китайского фаервола” уже не кажется такой фантастической. Похоже, борьба с пиратством – невероятно благодатная почва для введения абсурдных законов. Не сомневайтесь, закручивание гаек будет продолжено. Ведь кто мог подумать тогда, несколько лет назад, что те первые нетвёрдые шажки по направлению к защите авторского права, предпринятые государственной верхушкой, приведут к чудовищной волне, которая накроет весь Рунет, нещадно сливая в унитаз главные достоинства интернета – свободу получения и распространения информации. На данный момент мы имеем тенденцию, весьма тревожную тенденцию, если принять во внимание то, каким местом думают наши законотворцы, предлагая и одобряя законопроекты.

Текст поста составлен без учета «пакета Яровой». Почему? Потому что работа над текстом была завершена задолго до того, как известный пакет представили общественности, а переписывать его, текст поста, у меня нет ни времени, ни желания. Упреждая вопрос: будет ли аналитика на продукт жизнедеятельности госпожи Яровой? Спешу сообщить: не будет, интернет и без того переполнен различными разборами нашумевшего пакета.

Убивает ли пиратство индустрию?

Термин пиратство в области авторского права закрепился достаточно давно, хотя, казалось бы, что может быть общего между захватом морского судна и копированием информации? Но некоторые антипираты пошли еще дальше и стали вешать на сторонников файлообмена ярлык вора. Копирование – это ни в коем случае не воровство, кто бы что ни говорил. Приравнивать копирование к воровству невероятно глупо по вполне очевидной причине: при воровстве пострадавшая сторона лишается своего имущества, а при копировании – нет. Ну, а если данный довод для вас недостаточно убедителен, советую обратиться к российскому законодательству, дабы убедиться, что интернет-пиратство и воровство, совершенно разные правонарушения не только фактически, но и юридически. Однако, праводержатели, свято верующие в то, что нелегальный обмен цифровой информацией лишает их прибыли, приводят, в качестве основного аргумента, статистику нелегально скаченных копий. Правообладатель теряет часть прибыли из-за пиратства, никаких сомнений в том, но верх глупости считать каждого качальщика потенциальным покупателем, ведь нет никакой гарантии того, что качальщик за неимением возможности скачать, купит лицензионную версию продукта. Этот тезис подтверждает исследование компании Reflexive Entertainment – разработчик аркадных игр. Программисты из Reflexive Entertainment снабдили одну из своих игр программой-шпионом, которая отсылала на сервера разработчика информацию о факте взлома. Таким образом, выяснилось, что девяносто два процента пользователей бессовестно спиратили игру. Тогда было решено модифицировать систему защиты, дабы усложнить процесс взлома. В результате удалось сократить количество нелегальных копий на пятьдесят тысяч, благодаря чему было продано всего пятьдесят лицензионных копий(!). Иначе говоря, из тысячи халявщиков всего один готов платить за игру. Так что россказни сторонников пресечения обмена цифровой информацией о том, что пиратство убивает индустрию обыкновенная наглая ложь.

Задавшись целью доказать неприменимость законов материального мира в интернете, Петер Сунде (один из основателей The Pirate Bay) провел оригинальный эксперимент: Сунде изготовил машину, задача которой копировать композицию «Crazy» дуэта Gnarls Barkley. Каждую секунду машина делала сто копий вышеупомянутого трека. Тем самым, согласно логике сторонников копирайта, принося компании-правообладателю ежедневный финансовый ущерб в размере десяти миллионов долларов. Казалось бы, при таких убытках правоторговец должен разориться, однако на деле правообладатель – ни сном, ни духом о том, что остался в ужасающем накладе.

Лицензионное – значит качественное?

Отсутствие багов и полный, качественный перевод – основные козыри лицензионных версий игровых программ. Однако, у кого никогда не возникало проблем с запуском или работоспособностью игры? Практически ни у кого. И даже если игра запустилась, и работает должным образом, то приятное впечатление непременно испортит перевод. «Прелести» русификации знакомы всем и каждый может выделить главный, по его мнению, недостаток. Кто-то ругает локализаторы за ошибки, допущенные в процессе перевода, кто-то за последствия мискаста актеров озвучивания, а кто-то просто валится со стула, услышав, что «поезд сделал бум». Лично меня более всего возмущает отсутствие русской озвучки: ненавижу, просто ненавижу отвлекаться на субтитры во время просмотра ролика или участия в экшен-сцене. И не надо писать, мол, русифицированные игры для дураков, а оригинал для тру- игроков. Как мне кажется, любой гражданин РФ, заплативший деньги за локализованную версию зарубежной игры, имеет право на полный и качественный перевод. В довершение к вышесказанному, лицензионные игры снабжены системами защиты от копирования, наносящими вред программному обеспечению ПК и не приносящими игроку ничего кроме головной боли. В борьбе с пиратством, как на войне – все средства хороши, поэтому системы защиты нередко ведут себя как вредоносное ПО, притом настолько параноическое, что порой запустить игру не представляется возможным. Но это ерунда в сравнении с системами защиты, ограничивающими число активаций копии игры (!). Да, существуют и такие программы. Сначала на этом была поймана 2K Games со своим BioShock, которую можно было установить целых два раза. Позже эту идею позаимствовали такие компании, как Electronic Arts и Ubisoft. После всего вышеперечисленного издатели еще и обижаются на потребителей, предпочитающих беспроблемную пиратку лицензионной версии. Зачем платить за головную боль, когда можно в пару кликов бесплатно скачать работоспособную версию, которая не будет сношать мозг? Тем же, кто несмотря ни на что предпочитает лицензионные игры пиратским, издатели должны ноги мыть и воду пить.

Адепты копирайта, призывающие уважать авторское право, отказываются считаться с правами потребителей, причём нарушение прав последних происходит даже тогда, когда законодательство на стороне потребителя, так как правообладатели, строго соблюдают только те законы, которые не противоречат их интересам. Так согласно ч.4 ст. 1273 и ст. 1280 ГК РФ, каждый пользователь вправе сделать копию купленного лицензионного продукта для личного использования. Следовательно, издатели, защищающие контент средством защиты от копирования – ущемляют права пользователя.

Врага нужно знать в лицо!

Как ни странно, главными борцами с нарушением авторских прав являются не авторы, а компании, приобретающие права на интеллектуальную собственность, а самые ярые противники пиратства среди компаний – звукозаписывающие и издательские. В мире музыкальной индустрии продукция от автора к потребителю приходит через звукозаписывающую компанию, реализующую продукцию посредством компакт-дисков и сервисов распространения цифрового аудиоконтента. Файлообмен не приносит прямой прибыли ни творцу, ни компании-посреднику, но является бесплатным инструментом популяризации автора, а с ростом аудитории увеличивается и доход. В девяностые гастрольная деятельность способствовала продаже записей, сегодня во многом благодаря файлообмену растет посещаемость концертов, в то время как торговля альбомами отходит на второй план, что не устраивает посредников, которые лишаются доходов с продажи дисков и цифрового аудиоконтента. Важно понимать, что у компаний-праводержателей в приоритете защита собственных интересов, а не интересов авторов иногда от этого страдают сами авторы, примером тому может служить конфликт Майкла Джексона и звукозаписывающей компании, которой принадлежали права на композиции Джексона. Именно крупные компании ограничивают свободу распространения информации в интернете путем лоббирования принятия репрессивных законов. С корпорациями поле брани делят различные паразитические организации и общества, которые помимо лоббирования занимаются тем, что под предлогом защиты авторских прав взимают с телеканалов, кинотеатров, радиостанций, филармоний, сайтов, организаторов концертных выступлений деньги, для того чтобы вернуть их авторам и праводержателям. Казалось бы, благородным делом господа занимаются, вот только финансы зачастую попросту не доходят до получателя. И первые, и вторые защищают интересы преимущественно западных производителей контента. И не надо заводить песню про защиту прав отечественных правообладателей. Уверяю вас, отечественная продукция находится не в той кондиции, чтобы быть востребованной у качальщиков: по данным представителей российской киноиндустрии по вине пиратства отечественное кино в прокате теряет десять процентов потенциальной прибыли. Хотя, если верить американскому экономисту Колману Стрампфу, Голливуд теряет еще меньше, в процентном соотношении: пиратство в первый месяц кинопроката (самое прибыльное время) приносит американской киноиндустрии всего один процент убытков в виде недополученной прибыли.

За что боролись – на то и напоролись, браво!

Впрочем, не стоит забывать о существовании средств и методов обхода блокировки, ставящих под сомнение эффективность блокировки сайтов в роли меры по борьбе с пиратством. Очевидно, что блокировка пиратских ресурсов не заставит пиратов штурмовать магазины, а напротив, принципиальных пиратов станет больше и они массово иммигрируют в «Теневой интернет» (собственно, это уже и происходит), где находятся все заблокированные Роскомнадзором сайты с тлетворным контентом. И это неудивительно, ведь абсурдные законы ничего кроме неповиновения вызвать не могут в принципе. Понимая, что копирайтная камарилья на достигнутом не остановится – все больше и больше интернет-пользователей перебираются в «Даркнет». И глядя на то, с какой готовностью законодатели идут навстречу правообладателям, могу не сомневаться: все мы рано или поздно будем в «Теневом интернете» в силу того, что в Рунете банально будет нечего делать.

Невзирая на трудности сторонники файлообмена «Веселый Роджер» на белый флаг менять и не думают. По всему миру образовываются различные сообщества, выступающие за свободный обмен информацией. Самым интересным из которых, на мой взгляд, является церковь копимизма. Адепты копимизма считают акт обмена информацией священным. А поскольку копимизм в Швеции признан религией, препятствование файлообмену может повлечь обвинение в религиозной нетолерантности. С две тысячи тринадцатого года аналогичное сообщество имеется и в России.

Интернет – кладезь премудрости

Существует мнение, что ограничение доступа к информации отрицательным образом скажется на интеллектуальном развитии граждан, потому как на пиратских порталах можно найти образовательные и научные материалы. Сторонники «антипиратского» закона в свою очередь утверждают, что на пиратских веб-сервисах размещен в основном развлекательный контент. Да, это так, но это вовсе не значит, что нас не лишат бесплатных образовательных материалов, ведь о выборочной блокировке речи не идет, нас просто отрежут от торрентов, на которых имеется как развлекательный, так и образовательный контент. Таков был бы мой ответ раньше. Раньше я и предположить не мог, что кто-то будет блокировать сайты с пиратским образовательным контентом. Но нашлись и такие: например,издательство «Экзамен» уже добилось блокировки ряда сайтов с решебниками и учебниками.

Возможные последствия «антипиратского» закона

Во-первых, интернет-общественность лишится единственной возможности доставать старые и редкие материалы, в том числе образовательного характера, которые легально попросту не приобрести. Во-вторых, авторов, не имеющих средств на рекламу, ждет потеря аудитории, как реальной, так, и потенциальной. Наконец, цены на лицензионную продукцию возрастут: пиратство – основной фактор, не позволяющий правообладателям-монополистам взвинчивать цены на лицензионную продукцию. Тем не менее, повышение цен вовсе не означает рост качества продукции. В общем, куда ни кинь, всюду клин.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector