Экскурс в историю: Назад в 90-е или кто такие «рейдеры»?

Экскурс в историю: Назад в 90-е или кто такие «рейдеры»?

Назад в девяностые: рейдеры наступают

Харьков, 27 декабря.

Каждая революция, даже если она называется революцией достоинства, приводит к бандитизму и переделу рынка не совсем легальными путями. События 2014 года, как бы их не называли современники, тоже имеют именно такие последствия.

На протяжении последних двух-трех недель мы поговорили с несколькими предпринимателями, которые сообщили нам факты того, как под личиной революционной целесообразности у них пытаются отнять бизнес.

«Говорят, что все, кто смог пережить в бизнесе 90-е годы, теперь ничего не страшно. А я помню не только 90-е, но и беспредел, который наступил после оранжевой революции 2004 года, и все равно мне не по себе», – говорит нам Александр, хозяин нескольких магазинов по торговле и ремонту мобильных телефонов в Харькове.

По его словам, он не воспринял всерьез начало событий в декабре 2013 года – показалось, что после потрясений 10-летней давности всем уже очевидно, что Майданы ни к чему хорошему не приведут.

«Каюсь, казалось, что пошумят, пошумят и перестанут. Когда в Харькове началось, стал раздражаться, особенно когда такие же, как я, предприниматели средней руки восторженно хлопали в ладоши и ходили на митинги. Я им говорил – а когда работать будете? Зачем оно вам надо? Если будут работа и деньги, в Европу, да и вообще в любую точку мира, полететь и так сможем. Конечно, и судебный, и налоговый, и ментовский беспредел достали, но мы все как-то притерлись, что ли. И уж во всяком случае, от митингов и захватов зданий вряд ли все станет на свои места», – говорит наш собеседник.

По его словам, за счет разнообразных услуг до недавнего времени ему удавалось держать уровень прибыли на достаточном для выживания бизнеса уровне, но пару недель назад к нему пожаловали гости.

«Двое в камуфляже, вначале посмотрели телефоны, покрутились, а потом попросили у продавца пригласить владельца. Он им отказал, конечно, они пришли на следующий день и, получив опять отказ, стали угрожать, что сейчас подъедут их друзья и разнесут магазин. Я, конечно, подъехал, уже понимал, что вряд ли милиция или вневедомственная охрана помогут», – рассказывает бизнесмен.

По его словам, требования визитеров были простыми – регулярные взносы в пользу украинской армии, вернее конкретных украинских военных и их подразделения. Когда Александр отметил, что это ничем не отличается от обычного рэкета, а если он сам захочет помочь кому-либо, то сделает это добровольно, вояки заявили, что тогда с его магазинами в любой момент может произойти пожар или взрыв.

«Срок платежа еще не пришел. Пока отдал им то, что было в кассе. Поговорил со знакомыми милиционерами, они подтвердили, что по сути это бессмысленно – добровольческие батальоны нынче выше всякого закона. Всерьез думаю продать бизнес, быстро и дешево. Нет, проблемы нового владельца не беспокоят, просто очень жаль многолетнего труда и вложенных денег. Но лучше уж так, чем остаться без всего», – коротко отвечает Александр на наши вопросы.

«Как ни странно, но у меня довольно женский бизнес – меховое ателье. Бывшей жене когда-то очень давно долго искал купить шубу, и когда выяснил, что дешевле и качественнее пошить, вдруг подумал – а почему бы не сделать из этого бизнес? Много было всяких ошибок – и шкурки плохие покупал, и швеи обворовывали, и клиентки оставались недовольны. Но удалось стать на ноги, ателье имеет стабильный доход, я уже почти даже не вмешиваюсь в процесс», – говорит 37-летний харьковчанин Сергей, с которым мы познакомились в соцсетях.

При личной встрече он рассказал, что у его ателье было просторное помещение в спальном районе города, на которое неоднократно претендовали различные структуры.

«Месяц назад мне перезвонил друг и сказал, что видел меня в списках сепаратистов в Харькове, где-то в соцсетях, скинул ссылку. Я был просто в шоке. Я, конечно, не разделяю майдановских идей, но мне некогда ходить по митингам, и кроме собственной кухни, я нигде не говорю о политике. Думал, что все обойдется, и это такая неудачная чья-то шутка. Потом позвонили и предложили отказаться от помещения в пользу того, кого мне укажут. Вот так просто, не поверите», – говорит Сергей.

По его словам, дальше события развивались очень быстро: он обратился в милицию, но безрезультатно. Потом на его ателье ночью кто-то повесил российский флаг, и якобы из-за этого побили окна, порезали и измазали фекалиями двери. Швеи стали бояться ходить на работу, клиентки стали постепенно отказываться от его услуг.

«Когда позвонили опять и предупредили, что на меня уже есть заявление в СБУ, мне стало по-настоящему страшно. Да, и мне не стыдно. Я обычный человек, не политик, не герой. У меня небольшой бизнес, бывшая жена с двумя детьми, и небольшой домик за городом. Это все, что у меня есть. Я не могу это потерять», – Сергей переходит почти на истерику.

Он переписал помещение на того, чей скан паспорта ему прислали, просто оформил дарственную, работу швей перевел на дом, и пока пытается прийти в себя от потрясения. Нашему еще одному знакомому Руслану «повезло» попасть в такую же историю, но с обратной стороны.

«Я преподаю в училище, много работаю, с занятия домой, по выходным – в супермаркет, иногда в кино. Иногда с друзьями пива выпьем. Конечно, в компании друзей частенько политические споры вспыхивают – так уж случилось, что среди нас собрались и сторонники Майдана, и Антимайдана. Но я старался особенно не втягиваться в такие беседы, казалось, что все равно никто до конца не понимает, что реально произошло в Киеве, в Донецке, в Крыму», – рассказывает собеседник.

По его словам, ему предлагали на митинги за деньги, и даже за большие деньги, но ему удавалось отказать, не поругавшись с друзьями. И вот осенью его бывший однокурсник, занимающийся сбором помощи для армии, предложил ему помочь в получении контроля над сетью СТО.

«Я вначале просто оторопел – что значит контроль? Зачем тебе мои документы? Выяснилось, что (мне стыдно об этом говорить) мои бывшие однокурсники вместе с членами различных добровольческих батальонов еще с лета ищут бизнесменов, на которых легко надавить или которые засветились антимайдановскими комментариями или выступлениями. Потом прессуют их и заставляют либо платить деньги, либо переписать бизнес, имущество. Я вспомнил стрельбу в ресторане «Норма», вспомнил исчезновение руководителей банка «Золотые ворота», стрельбу в директора парфюмерной фабрикой, и оторопь взяла», – говорит Руслан.

По его словам, он резко прекратил общение со своими знакомыми, перестал ходить на общие посиделки, и искренне надеется, что они его забыли, и не попытаются заставить присоединиться к своим делам силой.

Рейдеры всея Руси: Самые громкие дела о захвате собственности

От скупки колхозов на Рузе до разорения сети «Арбат Престиж»

Крестьяне громко жаловались милиции и раздражённо махали рукой на пашню, где орудовал трактор с надписью «За Русь святую!». Милиция хмуро чесала в затылке, пыталась заговорить с трактористом, но через пару часов уехала. Трактор прислал миллиардер Василий Бойко-Великий, который в конце 90-х и начале нулевых скупил десятки тысяч гектаров земли в Рузском районе. Вопросы к методам отчуждения колхозных земель возникли в 2005 году, миллиардер судился больше 10 лет, в 2016 году обвинения были сняты.

Захватчики частной собственности появились в России вместе с самой частной собственностью, но называть явление недружественного поглощения активов рейдерством начали только на рубеже 90-х и нулевых. Рейдеры использовали разные способы отъёма земель, недвижимости и других активов: шантаж, подделку документов и подписей, обострение акционерных конфликтов и другие. В середине нулевых рейдеры стали особенно активны, так как появилось много людей, заинтересованных в их услугах, — бизнесменов, наживших капиталы в 90-х. В то же время большое количество недвижимости в привлекательных местах, например в центре Москвы, ещё с советских времён принадлежало коллективам со слабыми управляющими, которые еле сводили концы с концами, сдавая ветхие помещения в аренду. Торгово-промышленная палата России за пять лет с 2000-го по 2004 год насчитала примерно 5000 захватов, в одном 2005-м — уже 1900. Многие называют рейдерство естественным экономическим явлением: активы должны были перейти к новым собственникам, чтобы получить вторую жизнь. Увы, этот переход почти всегда был болезненным, сопровождался подкупом чиновников и других представителей власти, а также силовыми действиями, прозванными в народе «маски-шоу».

22 московских универмага и обувная фабрика

В начале июля 2003 года сотрудники фабрики «Аста», которая производила женскую модельную обувь и располагалась в самом центре Москвы по адресу Певческий переулок, 4, не смогли попасть на работу. Путь преградили бойцы спецназа с автоматами и в балаклавах. Заместителя директора Кирилла Мямлина вывели на улицу под руки. Ему показали решение Абаканского городского суда о восстановлении в должности директора фабрики некоей гражданки Хакасии, её фамилию Мямлин, проработавший на «Асте» много лет, видел впервые. Оказалось, в январе 80% акций производства у миноритарных акционеров смогла выкупить компания «Росбилдинг». Мажоритарии провели допэмиссию и размыли долю рейдера до 3,2%, но захватчики — компания «Росбилдинг» — оспорили выпуск допэмиссии в суде.

Читать еще:  Совещание? 9 идей для переговорных комнат

Многие называют рейдерство естественным экономическим явлением: активы должны были перейти к новым собственникам, чтобы получить вторую жизнь

«Росбилдинг» в разговорах о рейдерстве вспоминают одной из первых. В начале нулевых её название фигурировало в прессе не иначе как с присказкой «печально известная». Впервые она громко заявила о себе в 1998 году, когда скупила 22 больших советских универмага, в том числе «Бухарест», «Белград», «Перовский», «Первомайский». Акции магазинов принадлежали трудовым коллективам, то есть были распределены между сотнями людей. «Мы накопили колоссальный опыт, как покупать магазины с “колхозным” распределением акций, где нет единого хозяина», — рассказывал о сделках учредитель «Росбилдинга» Алексей Тулупов. В 1998 году ему было 22 года, его партнёру Сергею Гордееву — 21. СМИ писали, что «Росбилдинг» скупает акции у небогатых сотрудников универмагов в интересах британской розничной сети Tesco, но последняя так и не вышла на российский рынок и продавать магазины Тулупову пришлось по одному. Кстати, фабрику «Аста» через год суд вернул прежним владельцам.

НИИЭМИ

В иерархии рейдерских захватов поглощение научно-исследовательских институтов считалось самой сложной задачей. Владельцы долей в колхозах расставались со своими активами охотно, с меньшей готовностью и за большие деньги доли продавали сотрудники предприятий. Работники институтов всегда стояли до последнего — болели за науку, презирая материальные блага. Институты привлекали специалистов по недружественным поглощениям расположением и площадью. НИИ эластомерных материалов и изделий (НИИЭМИ), к примеру, занимал гектар в Хамовниках, на улице Ефремова.

7 февраля 2004 года в главное здание института ворвалось около сотни вооружённых людей в масках. Они выгнали руководство из кабинетов, приказали сотрудникам покинуть помещения и заняли все пять зданий института. Директор Сергей Резниченко был в бешенстве, он написал во все газеты, объявил, что «паралич деятельности НИИЭМИ привёл к срыву работ по созданию изделий для стратегических ракет морского базирования, ракетных комплексов “Тополь”, “Тополь М”, “Зарядье”», подал заявление в прокуратуру и добился возбуждения уголовного дела.

В 2008 году Хамовнический районный суд Москвы встал на сторону учёных и признал четырёх россиян и гражданина Украины виновными в рейдерском захвате недвижимости и имущества института. В решении говорилось, что рейдеры «подделали документы договоров купли-продажи акций этого предприятия. В итоге мошенническим путём они похитили более 173 000 акций, составляющих контрольный пакет». Этот пакет к тому моменту уже приобрела AEON Corporation Романа Троценко. Троценко в первую очередь был известен тем, что купил в конце 90-х Южный речной порт в Москве, выгнал арендаторов и оттюнинговал полуживой актив так, что на него обратили внимание в Минтрансе— предложили Троценко возглавить «Московское речное пароходство». Кстати, руководство НИИЭМИ в начале борьбы с рейдерами заявляло, что захват собственности института проводится в интересах «Пароходства», но к 2012 году это забылось — Троценко и Резниченко заключили мировую. Учёные получили компенсацию, размер которой не разглашался, и переехали в Перово. А Троценко снёс НИИ и построил на его месте бизнес-центр.

НИИ «Гипромез»

Красивая сталинка недалеко от метро «Алексеевская» в начале лета 2005 года оказалась на осадном положении. 70 вооружённых бойцов в камуфляже штурмовали её четыре раза — 3, 6, 15 и 16 июня. Все четыре раза захватчикам удалось прорваться в здания Государственного института по проектированию металлургических заводов, побив службу безопасности НИИ и нанятый учёными ЧОП. В первые три раза отбить здания удавалось милиции, а 16 июня не справилась даже она. «Гипромез», в отличие от многих активов, на которые претендовали рейдеры, был живым и здравствующим. В институте хранилась проектная документация главных российских меткомбинатов, в том числе НЛМК и «Северстали». У компании было заключено более 70 контрактов на 200 млн рублей по проектированию и модернизации металлургических производств в России и за рубежом.

В иерархии рейдерских захватов поглощение научно-исследовательских институтов считалось самой сложной задачей

Юрист Андрей Тюкалов, который до сих пор занимается сопровождением сделок слияний-поглощений и борется с рейдерством, рассказывал, что при захвате «Гипромеза» была использована примитивная схема с подделанным договором купли-продажи. «По слухам, рейдеры занесли в Федеральную регистрационную службу $800 000 за то, чтобы переделать одну бумажку. После этого они вошли в здание, вынесли оттуда старых владельцев. Кончили они плохо», — вспоминает Тюкалов. Осенью по делу «Гипромеза» был задержан Николай Фёдоров, скрывавшийся под фамилией Ульев. Сначала он вёл себя дерзко и угрожал милиции, что захватит здание центрального отделения, так как уже безнаказанно присвоил 12 объектов недвижимости в Москве. После предъявления обвинений по статьям «Мошенничество» и «Самоуправство» начал сотрудничать со следствием. Его дальнейшая судьба неизвестна. «Гипромез» несколько лет назад реконструировали, сейчас там бизнес-центр, но вход в здание по-прежнему напоминает бункер — маленькое окошечко, откуда на посетителя смотрит охрана, бронированная дверь, зона контроля.

Сельскохозяйственные земли Рузского района

Василий Бойко-Великий — один из самых одиозных и колоритных бизнесменов в России. В юности он закончил Московский инженерно-физический институт и работал ядерным физиком. Сейчас он носит кафтан, высокие сапоги, выступает за традиционные ценности и зачёркивает штрихкоды на продукции своего Рузского молочного комбината, потому что считает их печатью дьявола. Бойко-Великий больше десяти лет находился под следствием и полтора года просидел в тюрьме, только в феврале 2016 года с него были сняты предъявленные в 2005 году обвинения по статьям «Мошенничество в особо крупном размере» и «Легализация денежных средств или иного имущества, приобретённых в результате совершения преступления».

Бойко-Великий начал скупать земли в Рузском районе Подмосковья ещё в 90-х. Он действовал по стандартной схеме — приобретал паи у колхозников и таким образом через свою компанию «Вашъ финансовый попечитель» стал владельцем 9 из 11 колхозов района, или 23 500 га земли. Вот как он сам рассказывал об этом: «Думаю, почти все понимали, что дело высосано из пальца. Все граждане в Рузском районе стояли в очередях, продавали паи не только нам, но и “Нерли”. Ночами стояли в очередях, чтобы продать. Если семья продавала два-три пая, могла купить дом в Рузе или в Туцкове двухкомнатную квартиру. Это солидно. Большинство могло купить подержанные “Жигули”. Где-то платил 150 000, где-то 250 000». Следствие посчитало цены заниженными, многие расставшиеся с землями с этим согласились и потребовали компенсацию. Кроме того, структуры Бойко-Великого то и дело вступали в конфликт с крестьянами, не продавшими свои земли «Рузскому молоку», так как границы собственности были обозначены неточно. В 2012 году дошло до стрельбы и митинга у Белого дома. Бойко-Великий вывел на поле тракторы с растяжками «За святую Русь!» на боках, машины начали собирать сено с полей, которые крестьяне считали своей частной собственностью, а также угрожать разрушением казачьей конюшни. К тракторам скоро присоединились автобусы с чоповцами, и раздались первые выстрелы: казаки и охрана «Рузского молока» столкнулись на спорной территории, в Неверовском карьере, и палили друг в друга из травматических пистолетов. В перестрелке пострадало 12 человек.

«Арбат Престиж»

Холёного бонвивана, коллекционера, любителя шумных вечеринок Владимира Некрасова задерживали несколько десятков сотрудников ГУ МВД и автобус бойцов СОБРа. Чтобы застегнуть наручники, элегантного бизнесмена в пальто нежного бежевого цвета уложили лицом в слякоть — на январский асфальт. Некрасова и его бизнес-партнёра Семёна Могилевича, задержанного в тот же вечер, обвинили в сокрытии налогов. В офисах парфюмерно-косметической сети Некрасова «Арбат Престиж» параллельно шли обыски.

Бойко-Великий вывел на поле тракторы с растяжками «За святую Русь!» на боках, они начали собирать сено с полей, которые крестьяне считали своей частной собственностью

По версии следствия, с января 2005 по декабрь 2006 года «Арбат энд Ко» (юрлицо, управляющее сетью) перечисляло платежи за якобы поставленную продукцию на счета фирм-однодневок, предположительно подконтрольных Некрасову. После этого «Арбат энд Ко» подавало документы на возврат НДС и таким образом недоплатило в бюджет 49,5 млн рублей. Оборот компании на тот момент составлял 1,5 млрд рублей. Адвокат Некрасова Александр Садуков назвал всё происходящее «попыткой рейдерского захвата». Он рассказал прессе, что за несколько недель до ареста Некрасову поступило предложение продать компанию, но бизнесмен не стал вести переговоры.

Из-за ареста Некрасова сеть оказалась в сложном положении. Подходил срок погашения по облигациям, банки начали требовать долги и не давали возможности перекредитоваться. Почти через год, в декабре 2008 года, «Арбат энд Ко» продала пять магазинов и заявила, что сеть прекращает своё существование. В начале 2009 года закрылся последний из 98 магазинов «Арбат Престиж», а летом того же года с обоих бывших владельцев сняли обвинения за отсутствием состава преступления.

Читать еще:  Городское бюро регистрации прав на недвижимость прекращает существование

Фотография на обложке: Александра Карелина / «Секрет Фирмы»

Рейдерский захват бизнеса – что это и как анализировать

Многие помнят, как в 90-е предприятие за месяц могло поменять несколько собственников: тогда рейдерский захват бизнеса проводился вооруженными людьми. В какой-то момент могло возникнуть ощущение, что тот период навсегда в прошлом. Однако рейдеры никуда не делись и продолжают отбирать бизнес у предпринимателей, только гораздо более изобретательными способами. В статье мы разберем самые распространенные методы рейдерства в России, как от них правильно защищаться и как частному инвестору оценивать последствия рейдерства в компании.

Современные способы рейдерства

Я веду этот блог уже более 6 лет. Все это время я регулярно публикую отчеты о результатах моих инвестиций. Сейчас публичный инвестпортфель составляет более 1 000 000 рублей.

Специально для читателей я разработал Курс ленивого инвестора, в котором пошагово показал, как наладить порядок в личных финансах и эффективно инвестировать свои сбережения в десятки активов. Рекомендую каждому читателю пройти, как минимум, первую неделю обучения (это бесплатно).

В настоящее время очень редко применяют «черное» рейдерство – когда бизнес отнимается с помощью вооруженного нападения. Это сопровождается массой проблем: освещением скандала в СМИ, трудностями с дальнейшей продажей предприятия, международный резонанс. Сейчас для смены собственника используют следующие методы.

  1. Манипуляции с ценными бумагами. Скупая акции миноритариев, рейдеры могут инициировать судебные дела, суть которых сводится к нарушению имущественных прав. Или скупая облигации, а потом предъявляя их к погашению по заведомо невыгодным условиям. Чаще всего указанные действия ведут к шантажу владельца предприятия, а в некоторых случаях – к потере его контроля над компанией.
  2. Манипуляции общественным мнением. Рейдеры устраивают экологические забастовки, массовые пикеты, акции протеста, которые через СМИ привлекают внимание крупных акционеров и вынуждают их продавать бумаги по снижающимся ценам.
  3. Подделка документации. Наиболее простой и распространенный способ захвата небольшого предприятия. Обычно вначале документы подделывают на изменение владельца компании, а потом от его имени меняют юридический адрес. Поскольку данный вид рейдерства часто происходит в сговоре с государственными органами власти, то реальному собственнику сложно что-то доказать.
  4. Внедрение «тайных агентов». Это случается, когда в компанию приходят несколько ключевых руководителей. Обычно достаточно полугода, чтобы в деталях узнать фирму изнутри и подготовить «переворот». При определенных условиях такой способ не вызывает никаких подозрений у правоохранительных органов, но может быть довольно затратным по времени и ресурсам.

Кроме этого, рейдеры используют каскадный подход – это последовательное применение различных методов давления на предприятие. Даже если собственник ожидает «нечестного поведения» конкурентов, то он никогда не сможет отследить все направления.

Новый выпуск о кризисе в России

Насколько Россия готова к экономическому кризису

Защита от рейдерства

Наиболее популярное и действенное спасение от рейдерства в России – это регистрация компании в оффшорной зоне. В такой ситуации рейдерам практически невозможно подделать бумаги, а использование связей в государственных структурах не приносит выгоды. В текущих реалиях лучше всего использовать следующие виды защиты от рейдеров.

  1. «Доверяй, но проверяй» – назначение на ключевые должности только проверенных людей, на которых собственник полагается, но постоянно контролирует их. Владелец компании должен понимать, какой потенциальный вред может принести сотрудник на этой должности.
  2. «Разделяй и властвуй» – выстраивание бизнеса таким образом, чтобы «взлом» одного подразделения не привел к краху всей фирмы. Например, дробление бизнеса на несколько юридических лиц. Яркий пример: история с подбросом наркотиков в Додо-пицце – когда только одному франчайзи было предъявлено обвинение, а основной бизнес почти не пострадал. Такую попытку можно рассматривать как разведку для рейдерского захвата.
  3. Активы организации берутся взаймы у самого себя. Другими словами, активы дочерней компании находятся в залоге у головной структуры. Если руководство «дочки» допустит промах, и рейдеры захватят её акции или собственность, то не смогут ее реализовать, т. к. имущество находится в залоге. Это также один из самых простых и действенных способов избежать захвата подчиненных компаний.
  4. Личная проверка собственником всех учредительных документов. Для акционерного общества важно, чтобы ценные бумаги не могли свободно покупать третьи лица. В противном случае рейдер станет шантажировать компанию, отвлекая ресурсы от нормальной работы.

Примеры рейдерства в России

К сожалению, короткая история современного российского бизнеса знает немало случаев, когда активы захватывались рейдерскими способами. Разберем самые резонансные из них.

Красное и Белое

Сеть «Красное и Белое» насчитывает 5300 магазинов площадью 421,5 тыс. кв. м, и автопарк из 2100 машин. Общая выручка – более 220 млрд рублей. Посмотрим на основные шаги по передаче актива в руки других собственников.

  1. В октябре 2018 года Bloomberg выпустил статью, в которой указал, что состояние владельца сети «Красное и Белое» Сергея Студенникова превышает 1 млрд рублей.
  2. В октябре–ноябре началась информационная атака через комментарии и посты в социальных сетях, откровения бывших работников и негативные отзывы.
  3. В конце декабря, когда люди обычно закупают спиртное для праздничного стола, в офисах и на складах компании «Красное и Белое» происходят обыски. Контрафактной продукции не нашли, подозрения не подтвердились.
  4. В январе 2019 «Красное и Белое», «Дикси» и «Бристоль» объединись в одну розничную сеть, в которой Студенникову досталось 49%, а 51% делят между собой Кесаев и Кациев соответственно.

Какая подушка безопасности должна быть у каждой семьи

Про финансовую подушку безопасности

Попытка захвата ПАО «ТольяттиАзот»

Одним из ярких примеров комбинированного рейдерства можно назвать действия против ПАО «Тольяттиазот» (ТОАЗ). Компания является одним из крупнейших предприятий химической промышленности России, входящее в тройку основных производителей аммиака в стране и в десятку мировых лидеров. Посмотрим пошагово, как в 2005 году осуществлялись попытки рейдерского захвата ТОАЗа.

  1. В 2005-м компания Synttech начала выкуп 10% акций ТОАЗа и сделала первые попытки получения контроля над Советом директоров.
  2. В это же время против руководства компании Владимира Махлая и Александра Макарова были возбуждены уголовные дела по статьям, связанным с уклонением от налогов и мошенничеством. Позднее все они были признаны незаконными и отменены. По словам юристов фирмы, «все эти дела – часть кампании, направленной на завладение активами «Тольяттиазота», то есть, инструмент рейдерской атаки».
  3. В течение 2005 года на ТОАЗе были проведены многочисленные проверки различными государственными структурами и правоохранительными органами, сопровождавшиеся изъятием документации.
  4. Было начато судебное разбирательство с требованием возместить ущерб, якобы нанесенный предприятию от продажи аммиака по заниженным ценам, но суды аргументацию истца не восприняли.
  5. В одном из судов неизвестные лица добились на несколько дней ареста акций, предъявив подложные документы. Арест был отменён самим судьёй сразу же после жалобы юристов компании.

Несмотря на все попытки рейдеров получить контроль на ТОАЗом, предприятие продолжает работать и является ведущим экспортером аммиака в России.

Магнит: захват или поглощение?

Торговые точки Магнита расположены в 3077 населенных пунктах РФ и включают в себя 19223 магазинов различных форматов. У Магнита 38 распределительных центров и собственный автопарк в 6000 автомобилей.

Сергей Галицкий, основатель «Магнита», в своей прощальной речи дал понять, что продает бизнес не просто так: «…толчком послужило то, что инвесторы не совсем так видят будущее, как основатель». Данный пример вероятного рейдерства можно отнести к «белому», когда все происходит в рамках закона, и компания просто меняет владельца. Случай с Магнитом по сути ближе к поглощению (M&A), когда смена собственника происходит по воле инвестора. Тем не менее, некоторые признаки рейдерства здесь всё же присутствуют.

SWIFT – значит быстрый: что это и зачем

Что, если Россию отключат от долларовых переводов SWIFT?

Советы частному инвестору: как учитывать риск рейдерства

Теперь разберемся, что необходимо сделать рядовому инвестору, чтобы защитить свои вложения или увеличить капитал, на историях с рейдерскими захватами предприятий. Покупая акции компании, нужно уметь разбираться в основных уставных документах и в финансовой отчетности. При первых признаках рейдерства инвестор по открытым источникам выясняет мотивы рейдеров, применяемые методы нападения, а также интересантов, которые «заказывают» рейдерские захваты. После этого стоит проанализировать следующие моменты:

  • Рейдерство может осуществлять компания-конкурент, чтобы поглотить бизнес. Это значит, что после успешного завершения «операции», акции фирмы-агрессора могут вырасти в цене, т. к. у неё будет наблюдаться расширение бизнеса.
  • Если вы владеете акциями компании, которая подверглась рейдерской атаке, то нужно как минимум поставить бумагу на особый контроль. В некоторых ситуациях лучше посмотреть со стороны, чем закончится история. В большинстве случаев компании заметно теряют в капитализации от действий нападающих. Если эффективная компания смогла устоять перед захватчиками, то можно присмотреться к покупке её акций по сниженной цене.
  • Внимательно отслеживайте: кто становится новым владельцем компании и какие у него стратегические планы. От этого зависит дальнейшее развитие предприятия. Чаще всего рейдеры захватывают компании с целью её продажи или даже ликвидации.
  • Наблюдайте за старым менеджментом, его отношениями с новым руководством и собственниками. Разногласия среди свежего состава руководителей сильно влияют на операционные результаты компании.

Сегодняшняя тема оказалась не совсем обычной. Поэтому приветствуются комментарии тех, кто имеет опыт инвестирования в компании, ставшие участницами историй с рейдерскими захватами.

Читать еще:  Вся правда о возвратных и невозвратных авиабилетах – как вернуть невозвратный билет на самолет, и не потерять деньги?

Кто интересует рейдеров?

Какие отрасли предпочитают для своих атак рейдеры, то есть профессиональные захватчики чужого имущества и бизнеса? «Вкусы» рейдеров, определяемые, скорее интересами их нанимателей, меняются год от года. Однако существует ряд отраслей, где захваты стали явлением обычным и привычным. А в последнее время корсары зачастую фокусируются на получающих приданное «мажорах».

Когда-то основной целью рейдерских операций были сырьевые отрасли и предприятия первичной переработки. Началось все в 90-е годы, сражения выплескивались на экраны телевизоров в нулевые, однако сейчас в этих отраслях все поделено. Особенно, если говорить о таких стратегических ресурсах как нефть, газ, драгоценные и редкие металлы. Тем не менее, в области добычи ископаемых так сказать второго эшелона, вроде камней, песка и т.д., попытки отжать предприятия и имущество являются обычным делом. Одним из последних в руки рейдеров попал ОАО «Павловскгранит», напоминает Олег Сухов. В этом секторе особенно сильны позиции чиновников, в интересах которых чаще всего и совершаются атаки.

Популярнейшей сферой для рейдеров остается и оптовая торговля. Причем здесь оно вообще приобретает форму практически типичного товарного грабежа. Захватчикам не нужен сам склад, а его содержимое. Как правило, атаки организуются с помощью таможенных, налоговых и прочих контролирующих органов. Конфискат затем перепродают, прибыль делят участники мероприятия. И она не маленькая. «Самым громким случаем товарного рейдерства был арест склада бытовой техники стоимостью порядка 30 миллионов долларов. Чуть ранее общественный резонанс вызвало изъятие партии мобильных телефонов у нескольких торговых фирм, – напоминает адвокат Олег Сухов.

Противоположная ситуация складывается в недвижимости. Здесь как раз важна «обертка», а не товарное наполнение объекта или же предприятие, как успешно функционирующий экономический агент. Под прицел попадают фирмы любой сферы деятельности, если они обладают привлекательным зданием или находятся на дорогостоящей земле, не обладая при этом достаточным ресурсом для самозащиты. Конечно, особенно актуальна эта проблема для больших городов. Только на аренде помещений в полученном здании можно зарабатывать миллионы в месяц.

Как отмечает Олег Сухов, в Москве количество фирм, подвергающихся попыткам недружественного поглощения, составляет около 40 в год. До суда доходят только 5-6 случаев, а до вынесения приговора только 1-2.

Помещения, земельный участок и финансовые потоки, связанные с обслуживанием домов также могут оказаться целью рейдеров. Это относительно новая для них сфера – ЖКХ. Управляющие компании в этой сфере являются долгосрочными генераторами прибыли, при том. Никаких талантов в поддержании такого бизнеса на плаву не требуется, так как управляющая компания – это в чистом виде посредник с небольшой собственной сервисной частью. Необременительный источник доходов, годный для подарка. Некоторые УК приносят владельцам до миллиона рублей в месяц.

К слову, попадают под рейдеров и владельцы малого бизнеса. Здесь довольно много нарушений, а значит есть за что зацепиться мелким хищникам муниципального ареала обитания.

«В последнее время появляются все новые и новые формы рейдерства, такие как банковское, интеллектуальное и другие. Рейдеры ищут новые ниши для своей деятельности, и, более того, само рейдерство превращается в отдельную сферу предоставления услуг. Все же индекс рейдпригодности зависит не только от отрасли, а интерес захватчиков первым делом сосредотачивается на активах жертвы. Будь то сельское хозяйство или ресторанный бизнес, если собственнику есть чем дорожить кроме бизнес-идеи, рейдеры не оставят его без внимания. Потому любому предприятию стоит позаботиться о своей безопасности и не пренебрегать превентивными мерами защиты», – рассказывает адвокат Олег Сухов.

Интересной особенностью последнего времени являются атаки на так называемых «мажоров». Богатые папы покупают или передают наследникам свой бизнес. Причем в последнее время процесс этот активизировался. «Золотая молодежь» не отличается высокой жизнеспособностью и жесткой хваткой, плохо знает принципы управления полученными в подарок активами, а потому вчистую «сливают» бизнес агрессивным и опытным рейдерам.

«Увидев или услышав в новостях про объединение нескольких компаний, не многие догадываются, что в 80% случаев это результат именно рейдерских атак. Обычно они проходят без лишнего шума, и даже сторона, подвергнувшаяся нападению, до последнего момента не всегда понимает, что это захват. Одним из примеров можно назвать случай, имевший место несколько лет назад, когда известный и очень преуспевающий бизнесмен в возрасте 72 лет решил уйти на покой и передать всё своё многомиллиардное дело молодому наследнику. После этого вокруг преуспевающего бизнеса началась целая война. А сын за всё время своего «правления» даже ни разу не появился в офисе. Только отстранение его от должности и возвращение на пост директора авторитетного отца смогли остановить рейдерские атаки и сохранить бизнес», – рассказывает Олег Сухов.

Осторожно: “чёрные” рейдеры

В последнее время в деловой лексикон прочно вошло новое слово – “рейд”. В буквальном смысле оно означает захват, в бизнесе под ним понимают слияние и поглощение предприятий.

КАЗАЛОСЬ бы, собственность в нашей стране поделили ещё в 90-е годы, но страсти разгораются вновь. Всё чаще звучат разговоры о недружественных поглощениях, насильственных и незаконных захватах чужого бизнеса. Что происходит в стране? Кто, как и зачем поглощает предприятия? Нужно ли бороться с рейдерами и как это делать? Прояснить ситуацию мы попытаемся в серии публикаций. Сегодня в качестве эксперта выступает руководитель Института проблем глобализации, политик и экономист Михаил ДЕЛЯГИН.

Недружественные поглотители

– МИХАИЛ Геннадьевич, почему о проблеме захвата предприятий заговорили именно сейчас, а не в 90-е годы, когда стихийно и далеко не всегда законными способами приобретались фабрики и заводы?

– Рейд – это всё же захват с видимостью законности, с соблюдением минимума приличий, а не грабёж на большой дороге. В последние годы проблема рейдерства обострилась: из-за восстановления экономики и удорожания недвижимости начали делить то, что раньше никого не интересовало. 6 лет назад было бессмысленно захватывать переоборудованный в офис детский садик или какой-нибудь институт, а сейчас это безумно выгодно.

Массовое рейдерство подрывает экономику и угрожает безопасности страны. Так, недавно из-за захвата одного из институтов было сорвано исполнение важного оборонного заказа. Под Питером чуть не захватили институт, который занимается ядерными разработками. Где бы потом всплыли его архивы – одному Богу известно. Государство этой проблемы как будто не замечает. Боюсь, равнодушие пропадёт, лишь когда рейдеры попытаются захватить Генпрокуратуру или Минюст. Вот когда господ Чайку и Устинова начнут вытряхивать из кабинетов в рамках “спора хозяйствующих субъектов”, тогда и начнут решать проблему.

Трудно быть “белым”

– ПРАКТИКА слияния и поглощения предприятий существует во всём мире. Почему же для России это проблема?

– Слияния и поглощения, и даже недружественные, необходимы экономике. В конце 90-х с помощью поглощений, даже проводимых ужасными методами, в стране создавались крупные промышленные группы, и бизнес становился более эффективным. И сейчас экономике будет только лучше, если у некоего НИИ, где директор пьёт горькую и “вчёрную” сдаёт помещения, а исследований давно уже не ведётся, в рамках закона появятся новые хозяева. Но это должны быть волки – санитары экономики, а не саранча, которая сжирает всё “под ноль”. И разница – в отношении к закону.

Российское рейдерство отличается от западного из-за слабости наших судов и практики правоприменения. Похоже, судебные органы не просто подчинены исполнительной власти, но и открыты для посторонних корыстных влияний. В результате в российском понимании рейдерство – это недружественное поглощение не просто с помощью инициирования бизнес-конфликта, но с прямым нарушением либо извращением закона. Когда же рынок выпадает из правового поля, даже благие начинания несут обществу вред.

Допускаю, что есть и “белые” рейдеры, не нарушающие закон. Но они находятся в худших условиях по сравнению с остальными и обречены проигрывать конкуренцию с ними. Ведь если можно купить судью или судебного пристава и никому за это ничего не будет, зачем корячиться и пытаться жить по закону? И беда не в алчности и безнравственности рейдеров, но в устройстве всей хозяйственной системы, всей “вертикали власти”. Сегодня, если вы имеете привлекательную собственность, но не готовы нарушать закон ради её сохранения, можете считать, что этой собственности у вас уже нет. Если, конечно, у вас нет хорошей “крыши” в силовых структурах или иностранного партнёра, правительство которого за него заступится. Такое положение сдерживает бизнес и дезорганизует экономику.

– Как же на Западе ушли от “чёрного” рейдерства?

– Там независимый суд и другой уровень коррупции: государственные решения не принимаются на основе коррупционных интересов. И с ней борются вплоть до арестов судей. А когда коррупция сдерживается, противозаконное решение неизбежно будет оспорено. Его отменят и всех, кто его принимал, накажут. В России же судью наказывают, когда тот выносит оправдательный приговор. Словом, бороться с “чёрными” рейдерами, как и со взяточниками-гаишниками, можно будет лишь после победы над теми, кому они отдают львиную долю своей выручки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector