Использование товарных знаков в рекламе

Использование товарных знаков в рекламе

Использование товарных знаков в рекламе

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 апреля 2004 г. N 14685/03 Использование товарного знака другими лицами возможно в рекламе своей торговой, обслуживающей и иной деятельности в отношении правомерно введенных в гражданский оборот товаров, если при этом не нарушается законодательство о рекламе. При этом недобросовестная реклама не допускается, поскольку она вводит потребителя в заблуждение относительно рекламируемого товара или услуг в отношении товара посредством имитации (копирования или подражания) общего проекта, текста, рекламных формул, изображений, используемых в рекламе других товаров, либо посредством злоупотребления доверием физических лиц

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 апреля 2004 г. N 14685/03

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Яковлева В.Ф.;

членов Президиума: Андреевой Т.К., Бойкова О.В., Вышняк Н.Г., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой А.С., Козловой О.А., Нешатаевой Т.Н., Савкина С.Ф., Слесарева В.Л., Стрелова И.М., Суховой Г.И., Финогенова В.И., Юхнея М.Ф. –

рассмотрел заявление фирмы “Фольксваген Акциенгезельшафт” (Федеративная Республика Германия) о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 12.03.2003, постановления суда апелляционной инстанции от 23.05.2003 Арбитражного суда Челябинской области по делу N А76-9599/02-46-442/33-94 и постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26.08.2003 по тому же делу.

В заседании принял участие представитель заявителя – фирмы “Фольксваген Акциенгезельшафт” – Табастаева Ю.Г.

Заслушав и обсудив доклад судьи Финогенова В.И., а также объяснение представителя заявителя, Президиум установил следующее.

Фирма “Фольксваген Акциенгезельшафт” (далее – фирма “Фольксваген АГ”, фирма) обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительным пункта 1 решения Челябинского территориального управления Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (далее – антимонопольный орган) от 23.05.2002.

Заявитель считает, что использование товарных знаков фирмы Volkswagen, VOLKSWAGEN и логотипа VW в печатной и наружной рекламе общества с ограниченной ответственностью “Аспект-Моторс” (далее – ООО “Аспект-Моторс”, общество) нарушает исключительные права фирмы на данные товарные знаки и является недобросовестной рекламой. В пункте 1 указанного решения антимонопольный орган не признал действия ООО “Аспект-Моторс” по распространению рекламы с использованием зарегистрированных товарных знаков Volkswagen, VOLKSWAGEN и логотипа VW в журналах “Покупай лучшее” N 8/2001, “Выбирай” N 19 от 15 – 30.11.2001 (далее – печатные издания), а также наружной рекламы с указанием товаров (автомобилей), производимых фирмой “Фольксваген АГ”, нарушением пункта 5 статьи 5 Федерального закона “О рекламе”.

Решением суда первой инстанции от 08.08.2002 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 30.09.2002 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 13.01.2003 названные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении спора суд первой инстанции определением от 18.02.2003 привлек к участию в деле в качестве третьего лица на стороне антимонопольного органа ООО “Аспект-Моторс”.

Решением суда первой инстанции от 12.03.2003 заявленные требования удовлетворены частично: пункт 1 решения антимонопольного органа от 23.05.2002 в части отказа признать нарушением пункта 5 статьи 5 Закона о рекламе действия ООО “Аспект-Моторс” по распространению в печатных изданиях рекламы с использованием товарных знаков, принадлежащих фирме, признан недействительным; в удовлетворении требований в части признания действий общества по распространению наружной рекламы с использованием данных товарных знаков нарушением исключительных прав фирмы на товарные знаки и пункта 5 статьи 5 Закона о рекламе отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 23.05.2003 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 26.08.2003 решение от 12.03.2003 и постановление апелляционной инстанции от 23.05.2003 оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 12.03.2003, постановления суда апелляционной инстанции от 23.05.2003 и постановления суда кассационной инстанции от 26.08.2003 в части неудовлетворенных требований фирма “Фольксваген АГ” просит отменить эти судебные акты в данной части, ссылаясь на неправильное толкование судами норм, регулирующих правоотношения по использованию товарных знаков в наружной рекламе и печатных изданиях.

В отзыве на заявление территориальный антимонопольный орган возражает против его удовлетворения и отмены указанных судебных актов в оспариваемой части.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении присутствовавшего в заседании представителя фирмы, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене с принятием нового судебного акта по следующим основаниям.

Суды трех инстанций частично удовлетворили требования фирмы “Фольксваген АГ” в отношении использования принадлежащих ей товарных знаков в рекламе, распространяемой обществом в печатных изданиях, оставив без удовлетворения требования, касающиеся наружной рекламы. При этом суды исходили из того, что наружная реклама, содержащая сведения о наименовании и месте нахождения ООО “Аспект-Моторс”, а также изображение автомобиля и товарные знаки Volkswagen, VOLKSWAGEN и VW, направлена лишь на извещение неопределенного круга лиц о фактическом местонахождении юридического лица и привлечение интереса покупателей к товару, производимому фирмой “Фольксваген АГ”, а не к деятельности общества.

Между тем такой вывод судебных инстанций не основан на законе и противоречит материалам дела.

Фирма “Фольксваген АГ” является правообладателем ряда товарных знаков: Volkswagen, VOLKSWAGEN, VW и других, которые зарегистрированы в соответствии с Мадридским соглашением о международной регистрации знаков и внесены в реестр Международного бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности.

Согласно статье 4 Закона Российской Федерации “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров” (далее – Закон о товарных знаках) правообладатель товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком.

Однако в соответствии со статьей 23 Закона о товарных знаках правообладатель не вправе запретить использование товарного знака третьими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия. К третьим лицам относятся хозяйствующие субъекты, специализирующиеся на услугах применительно к товарам. Подобные услуги могут отражаться в рекламе на территории Российской Федерации.

Согласно пункту 5 статьи 5 и статье 6 Закона о рекламе использование в рекламе объектов интеллектуальной собственности допускается, если потребитель не вводится в заблуждение недобросовестной рекламой, в том числе содержащей недостаточную информацию.

Таким образом, использование товарного знака другими лицами возможно в рекламе своей торговой, обслуживающей и иной деятельности в отношении правомерно введенных в гражданский оборот товаров, если при этом не нарушается законодательство о рекламе .

Исходя из смысла статьи 6 Закона о рекламе недобросовестная реклама не допускается, поскольку она вводит потребителя в заблуждение относительно рекламируемого товара или услуг в отношении товара посредством имитации (копирования или подражания) общего проекта, текста, рекламных формул, изображений, используемых в рекламе других товаров, либо посредством злоупотребления доверием физических лиц или недостатком у них опыта, знаний, в том числе в связи с отсутствием в рекламе части существенной информации.

ООО “Аспект-Моторс”, не определяя своей сферы деятельности, использует в наружной рекламе изображение автомобиля, товарные знаки Volkswagen, VOLKSWAGEN и VW в бледно-серых тонах так же, как это делает фирма “Фольксваген АГ” и ее официальные дилеры в собственной рекламе. Это может ввести потребителя в заблуждение относительно взаимоотношений производителя товара – фирмы “Фольксваген АГ” – и ООО “Аспект-Моторс”, создав впечатление о том, что общество является официальным дилером фирмы.

При таких обстоятельствах суды неправомерно отказали в удовлетворении требования фирмы “Фольксваген АГ” в признании недействительным пункта 1 решения антимонопольного органа от 23.05.2002 в части, касающейся использования товарных знаков в наружной рекламе.

Нельзя также согласиться и с решением судебных инстанций о признании недействительным оспариваемого фирмой пункта 1 данного решения антимонопольного органа в части отказа признать действия ООО “Аспект-Моторс” по распространению в указанных печатных изданиях рекламы с использованием товарных знаков, принадлежащих фирме, нарушающими положения пункта 5 статьи 5 Закона о рекламе.

Используя товарные знаки фирмы в рекламе, представленной в печатных изданиях, общество указывало, что оно является автоцентром и занимается продажей, сервисным обслуживанием, поставкой запасных частей, кредитованием и страхованием автомобилей марки “Фольксваген”. Указаний на то, что ООО “Аспект-Моторс” является официальным дилером фирмы “Фольксваген АГ”, в этой рекламе не содержится. Кроме того, реклама общества отличается от рекламы фирмы – производителя автомобилей – цветовым и объемным решениями. В этом случае возможность смешения, как в наружной рекламе, не возникает, потребитель воспринимает данную рекламу как рекламу автоцентра. Такое применение обществом товарных знаков фирмы соответствует статьям 2 , 6 и 7 Закона о рекламе.

Следовательно, в этой части положение пункта 1 решения антимонопольного органа от 23.05.2002 является правильным.

Таким образом, согласно пункту 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оспариваемые судебные акты подлежат отмене как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 201 , 303 , пунктом 3 части 1 статьи 305 , статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение суда первой инстанции от 12.03.2003, постановление суда апелляционной инстанции от 23.05.2003 Арбитражного суда Челябинской области по делу N А76-9599/02-46-442/33-94 и постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26.08.2003 по тому же делу отменить.

Фирме “Фольксваген Акциенгезельшафт” в удовлетворении требования о признании недействительным пункта 1 решения Челябинского территориального управления Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства от 23.05.2002 в части отказа признать действия общества с ограниченной ответственностью “Аспект-Моторс” по распространению рекламы с использованием товарных знаков Volkswagen, VOLKSWAGEN и VW в журнале “Покупай лечшее” N 8/2001 и журнале “Выбирай” N 19 от 15 – 30.11.2001 нарушением пункта 5 статьи 5 Федерального закона “О рекламе” отказать.

Пункт 1 решения Челябинского территориального управления МАП России от 23.05.2002 в части отказа признать наружную рекламу ООО “Аспект-Моторс” с использованием товарных знаков Volkswagen, VOLKSWAGEN и VW нарушением пункта 5 статьи 5 Федерального закона “О рекламе” признать недействительным.

Товарные знаки в рекламе

Вадим Усков

Что такое товарный знак

Разговор о товарных знаках логично было бы начать с определения. В соответствии с 1 статьей Закона РФ “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров” (далее — Закон) “. товарный знак и знак обслуживания (далее — товарный знак) — это обозначения, способные отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг (далее — товары) других юридических или физических лиц”.

Иными словами, товарный знак служит для того, чтобы потребитель среди многих товаров и услуг мог четко определить, кто выпускает понравившиеся ему товар или услугу, а производитель или продавец еще раз напомнил, что товар или услуга принадлежит ему.

Для того, чтобы получить исключительные (эксклюзивные) права на товарный знак, его необходимо зарегистрировать. Регистрация, согласно Закону, происходит в Патентном Ведомстве Российской Федерации. Именно оно проводит официальную экспертизу и регистрирует товарные знаки.

Однако есть ограничения, которые не могут позволить зарегистрировать понравившийся товарный знак. Они условно делятся на абсолютные (статья 6 Закона) и прочие (статья 7 Закона) основания.

Так, например, в соответствии со статьей 6 Закона, не могут быть зарегистрированы обозначения, вошедшие во всеобщее употребление как обозначения товаров определенного вида (например, “пейджер”), а также указывающих на качество, количество, свойства, назначение, ценность товаров, а также на место и время их производства или сбыта. По этому основанию “Холодное мороженное” не может быть охраноспособным.

Не допускается регистрация обозначений, являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя (например, рыбные паштеты “Ладога” для Владивостокского рыбокомбината).

Не допускается регистрация обозначений, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали. Поэтому вариант “Жидовская радость” также не может быть зарегистрирован как товарный знак.

Читать еще:  Договор аренды нежилого помещения. Образец 3

Обратите внимание, одно и то же название может быть охраноспособно для одного вида товаров и неохраноспособно для другого товара. Например, название “Метро” для транспорта неохраноспособно, а вот для газеты оно носит фантазийный характер (а не указывает на вид товара), и поэтому может быть зарегистрировано как товарный знак. Поэтому определение охраноспособности всегда связано с конкретным названием конкретного товара.

Сразу замечу, что определение охраноспособности — достаточно специфическое дело, требующее специальных познаний и опыта. Поэтому рекомендую вам обратиться к специалисту — Патентному поверенному.

Поиск

Согласно п.1 ст.7 Закона “Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения тождественные или сходные до степени смешения: с товарными знаками, ранее зарегистрированными или заявленными на регистрацию в Российской Федерации на имя другого лица в отношении однородных товаров. ”

Иными словами, перед тем, как подавать товарный знак на регистрацию, следует проверить, не является ли придуманное название уже зарегистрированным товарным знаком. Для этого юридическая компания “Усков и Партнеры” предлагает редкую услугу — предварительный поиск Вашего названия в компьютерной базе данных зарегистрированных товарных знаков в России. Причем, стоит это очень дешево и проводится в режиме реального времени. Кстати, этот мощный инструмент позволяет решать и другие маркетинговые задачи. Например, выяснение товарных знаков конкурента.

По результатам предварительного поиска может быть обнаружен уже зарегистрированный товарный знак с придуманным Вами названием для однородных товаров. Именно в этом фильтре и заключается цель предварительного поиска — сказать “НЕТ, с этим знаком работать дальше бессмысленно”. Если в ходе поиска не выявлено противопоставлений, то это еще не означает, что знак “чистый”. Для этого необходим следующий этап.

Суть этого этапа заключается в проведении поиска в базах данных Патентного Ведомства, в которых содержится наиболее полная и достоверная информация не только о зарегистрированных знаках, но и о поданных заявках.

Ответа ждать придется чуть больше недели. И только после положительного заключения (о том, что тождественных и сходных до степени смешения обозначений в результате поиска не обнаружено) можно утверждать на 99%, что наш знак “чист”. Это не 100-процентная гарантия из-за так называемой “слепой зоны”. Результат поиска Ведомства предоставляется на конкретную дату (примерно за месяц) от момента подачи Вами заявления. Это связано с внутренней процедурой обработки поданных на регистрацию заявлений на товарные знаки.

Некоторым это может показаться сложным и долгим. Однако поверьте моему опыту, что лучше это проделать самому и до того момента, когда Вам предложат купить Ваш же товарный знак. Тем более, что этот поиск стоит меньше, чем стоимость регистрации товарного знака, и уж, конечно, гораздо меньше, чем затраты на холостую “раскрутку” брэнда. Поэтому об экономической целесообразности этой операции думайте сами.

Нужно быть морально готовым к тому, что по результатам комплексного поиска в базах данных Патентного Ведомства может быть и неприятный ответ. Тогда необходимо повторить все сначала.

Регистрация товарных знаков

Предположим, что Ваше название прошло все “фильтры” и противопоставлений не выявлено. В этом случае можно начинать регистрировать товарный знак.

Для этого Вам необходимо обратиться к патентному поверенному, который подготовит заявку на Ваш товарный знак, предварительно определив наилучшие параметры знака (объем правовой охраны, тип знака и пр.). Затем патентный поверенный, получив от Вас доверенность на представление интересов, подает заявку в Патентное Ведомство России. Большинство патентных поверенных в свой базовый пакет услуг включают и ведение делопроизводства по данной заявке, вплоть до получения свидетельства.

Брэнд, но не товарный знак

Случается и такое, что некоторые компании выпускают свою продукцию под неохраноспособными названиями. На мой взгляд, это неправильно, поскольку в случае копирования (клонирования) раскрученного брэнда его владелец не сможет его защитить. Более того, мировая практика свидетельствует о том, что успешные компании заменяют свои неохраноспособные названия на те, которые могут быть защищены как товарные знаки.

Использование знаков дилерами

Несколько лет назад возник очень интересный с правовой точки зрения спор. Суть его сводилась к тому, что известная компания, являющаяся дистрибьютором товаров всемирного гиганта, предъявила претензии к конкурентам.

По их мнению, использование любых товарных знаков, в том числе и в рекламе, может осуществляться только с разрешения правообладателя, и поэтому использовать эти знаки на фасадах магазинов, в рекламных публикациях и т.д. продавцы не имеют права. С точки зрения конкурентной борьбы ситуация понятна. Официальный дилер борется с “серым” импортом, однако юридически ситуация неоднозначна. С одной стороны, владелец товарного знака имеет право запретить его использование третьими лицами, но, с другой стороны, продавцы, торгующие данным товаром, не являются производителями аналогичного товара, не маркируют подделки этим товарным знаком (а значит, не представляют опасности для производителя). Более того, используя товарные знаки производителей, продавцы увеличивают стоимость самого знака, поскольку благодаря рекламе у гораздо большего количества людей в головах возникает ассоциативная связь между товаром, производителем и его товарным знаком.

На мой взгляд, очень удачно проблему использования своих товарных знаков в рекламе другими лицами решена в компьютерном бизнесе. Любой продавец, продающий товар, имеет право использовать товарные знаки производителей программного обеспечения или оборудования, но при этом есть жесткое предписание на указание владельцев данных товарных знаков.

Оценка товарных знаков

С каждым рублем, вложенным в рекламу товара, идентифицируемого с конкретным товарным знаком, возрастает конкретная рыночная стоимость товарного знака.

Процесс аккумулирования рекламных вложений часто называют капитализацией товарного знака.

И действительно, стоимость известных товарных знаков оценивается в гораздо большую сумму, чем все оставшиеся активы компании.

К примеру, владелец товарного знака “Marlboro” (всемирно известный табачный гигант) неоднократно заявлял, что даже если вдруг все заводы перестанут принадлежать компании, то, владея лишь известными товарными знаками, компания способна в кратчайшие сроки восстановить свои позиции на рынке.

В нашей стране оценку товарных знаков производят для целей взноса в уставный капитал, залога, при продаже предприятий и т.д. При этом очевидно, что оценкой столь сложного нематериального актива занимаются сертифицированные специалисты.

Уголовная ответственность

В заключение хотелось бы обратить внимание на еще один аспект использования товарных знаков в рекламе.

Многие владельцы проставляют рядом со своими брэндами знак охраны товарного знака: латинскую букву R в кружочке, при этом не позаботившись о реальной регистрации. Это нехорошо как с точки зрения этики бизнеса, так и с точки зрения Уголовного кодекса РФ, в котором есть статья 180, по которой наказание наступает не только за незаконное использование чужого товарного знака, но и за “. незаконное использование предупредительной маркировки в отношении незарегистрированного в Российской Федерации товарного знака”.

Хочется, чтобы знание этой и других особенностей использования товарных знаков в рекламе позволило избежать типовых ошибок и сделало Ваш бизнес более успешным и безопасным.

Использование чужого товарного знака в рекламе

Рассматриваемое судебное решение о незаконном использовании в рекламе чужого товарного знака может стать причиной нового подхода к съемкам рекламы и к использованию в рекламе тех или иных реквизитов, содержащих чужой товарный знак.

Значит ли данное судебное решение, что теперь любой товар, содержащий чужой товарный знак и попавший в кадр вашей рекламы, в отношении которого вы не заключили договор с правообладателем на использование его товарного знака, может повлечь ответственность за незаконное использование товарного знака?

Как вообще теперь снимать рекламные ролики, по сюжету которых в них фигурируют автомобили, одежда и другие неотъемлемые реквизиты практически всех рекламных роликов?

Речь идет об иске французской акционерной компании LOUIS VUITTON MALLETIER к ОАО «Нидан Соки» и иным российским компаниям об обязании ответчиков прекратить нарушение исключительных прав истца на изобразительный товарный знак в виде стилизованных цветков и о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака в размере 2.000.000 р.

Причиной иска компании LOUIS VUITTON MALLETIER явилось то, что в период с 22 октября по 24 ноября 2007 года на телеканале «СТС» транслировался рекламный ролик сока «Сокос», в котором в качестве реквизита были сняты чемоданы и сумки производства компании LOUIS VUITTON MALLETIER, содержащие товарный знак. При этом, как указал истец и подтвердил суд, ответчики в нарушение закона не заключили с LOUIS VUITTON MALLETIER договор на использование их товарного знака в рекламе.

Графический товарный знак компании LOUIS VUITTON MALLETIER

Стоит отметить, что никакого акцента на чемоданах и сумках в рекламе не делалось, они попали в рекламный ролик исключительно как реквизит, как неотъемлемая часть сюжета рекламного ролика: в ролике показывается девушка у аэропорта, которая погружает свои сумки и чемоданы в автомобиль BMW. Удивительно, почему LOUIS VUITTON MALLETIER не предложила заодно и автомобильному гиганту, производящему автомобили BMW, подать иск против «Сокос» и «компании».

К сожалению, только первая инстанция подошла к ситуации здраво и, как видится, в соответствии с законом и отказала компании LOUIS VUITTON MALLETIER в иске. Последующие инстанции (апелляционный и кассационный суды) признали незаконным использование в рекламе сумок и чемоданов, содержащих товарный знак истца, и взыскали с ответчиков (четверо) по 100.000 р. компенсации.

1. ОАО «Нидан Соки», со слов суда, заявляют, что область правовой охраны товарного знака ограничена теми товарами и услугами, для которых он зарегистрирован. Между тем, среди товаров, для которых зарегистрирован товарный знак истца, нет такого товара как «рекламный ролик», «видеоролик», «видеофильм» или однородных товаров.

Такой подход видится юридически опасным. Ведь даже если бы товарный знак был зарегистрирован для рекламный видеороликов, то, как представляется, это не должно было бы изменить юридическую квалификацию ситуации. В рекламном ролике сока «Сокос» товарный знак LOUIS VUITTON MALLETIE не используется в принципе. Равно как не используется и товарный знак «BMW». Снятые в рекламном ролике товары используются не более как реквизит. В рекламе не делается никаких акцентов на чужих товарных знаках.

2. Истец LOUIS VUITTON MALLETIER полагает, что рекламный ролик носит негативный характер, поскольку положительному персонажу, употребляющему сок «Сокос», противопоставлялась экзальтированная, самовлюбленная, взбалмошная и вспыльчивая владелица аксессуаров (дамской сумочки и нескольких чемоданов), маркированных товарными знаками LOUIS VUITTON MALLETIER.

Пожалуй, это единственный довод истца, который в принципе достоин рассмотрения. Дело в том, что, по нашему убеждению (которое, собственно, ранее всегда поддерживалось и судебной практикой), в рекламном ролике не используется товарный знак LOUIS VUITTON MALLETIER, поэтому нет законных оснований для удовлетворения требования в отношении защиты прав на товарный знак. Но, конечно, ставить вопрос о защите деловой репутации (которая действительно может порочиться в случае наличия в рекламных роликах чужих товарных знаков), о прекращении недобросовестной конкуренции истец может. И именно это должен был оценивать суд: порочится ли спорным рекламным роликом репутация LOUIS VUITTON MALLETIER, есть ли признаки недобросовестной конкуренции в действиях Нидан Соки.

Однако суд расставил юридические акценты иначе: прежде всего, есть имеет место незаконное использование товарного знака, во-вторых, именно эта реклама может быть признана порочащей деловую репутацию истца, т.к. вызывает негативные ассоциации.

По нашему мнению, спорный рекламный ролик никаким образом не порочит деловую репутацию и не является актом недобросовестной конкуренции.

Основные выводы суда по использованию чужих товарных знаков в рекламном видеоролике

Выводы, надо признаться, потрясают своей категоричностью и обобщающим характером и закладывают эдакий правовой фундамент, прецедент для будущих дел:

  • использование в рекламных роликах товарных знаков, принадлежащих другим правообладателям, способствует введению в заблуждение потребителей рекламы, имеющих намерение воспользоваться рекламируемым товаром;
  • учитывая коммерческий характер рекламных роликов, создаваемых с целью формирования или поддержания интереса к товару и его продвижению на рынке, использование в рекламе товарных знаков или изображений сходных до степени смешения, принадлежащих другим правообладателям, которые никаким образом не участвуют в создании рекламного ролика и не имеют отношения к рекламируемому товару, должно производиться только с их согласия;
  • информация, очевидно ассоциирующаяся у потребителя с определенным товаром, может рассматриваться как реклама этого товара. Развитие этой мысли суда применительно к делу Сокос

Выдержка из Постановления суда

Таким образом, использование в рекламном ролике под наименованием «Встреча» чемоданов и сумок, на которых имеются изображения сходные до степени смешения с изобразительным товарным знаком истца в виде стилизованных цветков, могло ввести в заблуждение потребителей рекламы относительно самого рекламируемого товара и вызвать ассоциативный ряд с аксессуарами и товарами истца.

Между тем, осуществление рекламы какого-либо товара (включающее в себя косвенное использование товарного знака в рекламе) должно предполагать наличие правовых оснований для использования соответствующего товарного знака.

В связи с этим, отклоняются доводы кассационной жалобы об использовании в спорном рекламном ролике определенных предметов (сумки, чемоданы) лишь в качестве реквизитов для создания обстановки.

Суд также «вывел» интересный обычай делового оборота: «не принято использование для рекламы (продвижения) своей продукции товарных знаков, принадлежащих иным лицам, без согласия последних».

Самое что печальное и опасное, арбитражный суд рассмотренными доводами в отношении использования в аудиовизуальных произведениях (к которым относится и рекламный видеоролик) ставит в опасность производителей фильмов. Если в рекламном видеоролике можно постараться снять «небрендовые» вещи или сделать так, чтобы товарный знак не попадал в кадр, то снять таким образом полнометражный фильм будет крайне непросто. Да и кто помешает потом правообладателям товарного знака «попытать счастье» с иском о защите деловой репутации и/или недобросовестной конкуренции или даже с иском о защите прав на товарный знак в связи с тем, что в кадре оказался их товар (если он узнаваем, например, автомобиль), а товарный знак не показан. Конечно, связь рекламного ролика и фильма не прямая, а суд делал акцент именно на рекламном и коммерческом характере аудиовизуального произведения (рекламном ролике), но ведь и гарантий обратного нет, что рассмотренная логика суда не будет развита и далее, «расширена», так сказать.

Остается надеяться, что Высший Арбитражный Суд все же не пойдет против законодательства о товарных знаках, сложившейся судебной практики и элементарной логики и отменит решения судов апелляционной и кассационной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

К сожалению, Высший Арбитражный Суд не нашел оснований даже для передачи дела на пересмотр в Президиум ВАС. Подробнее читайте в новости Использование чужого товарного знака в рекламе нарушает права на товарный знак.

Разрешается публиковать только те комментарии (включая изображение вашего профиля, текст комментария и прикладываемые фотографии), которые не нарушают законодательство и/или права третьих лиц. В случае если ваш комментарий является объектом авторского права или включает его, вы должны иметь права на такое использование, а также, публикуя такой комментарий, вы разрешаете без ограничения по территории и сроку использовать ваш комментарий путем воспроизведения, распространения, перевода, публичного исполнения, публичного показа, сообщения в эфир и по кабелю, доведения до всеобщего сведения.

Топ-3 рекомендуемых статей по интеллектуальной собственности
Защита авторских прав :: Права модели и фотографа :: Природа прав на товарный знак

© Вадим Колосов, 2006-2019. Контакты фирмы
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов без предварительного согласия правообладателя.
Прочитать весь © копирайт

Чужой товарный знак в контекстной рекламе: законно или нет?

Идея использования чужого товарного знака для «раскрутки» своих товаров или услуг стара, как мир, однако, ничуть не утратила своей популярности. В современной российской судебной практике рассмотрение дел, связанных с нарушением прав на товарный знак, не редкость. И, надо сказать, суды с такими делами знакомы и, при наличии достаточных доказательств, выносят решения в пользу владельца товарного знака. Однако, в основном рассматриваются случаи использования чужого товарного знака на сайте в виде логотипа, заголовка или в доменном имени. Что же касается дел об использовании чужих словесных товарных знаков в html-коде сайта и в ключевых словах контекстной рекламы, то их можно буквально пересчитать по пальцам, и решения их достаточно противоречивы. Некоторые из них — под катом.

Но, прежде всего, давайте поговорим, какие положения относительно защиты прав на товарный знак существуют в российском законодательстве.
Напомним, товарным знаком может быть графическое или словесное обозначение, либо их совокупность (комбинированное), служащее для «индивидуализации» товара, т.е., выделения его из ряда себе подобных. Это может быть название, например, «Apple» или «Яндекс», либо рекламный девиз («Летайте самолетами Аэрофлота!»). Понятно, что товарный знак, как словесное обозначение, может быть использован в качестве ключевого слова в SEO-оптимизации, а также «зашит» в html-коде страницы сайта. Но статья 1484 Гражданского кодекса говорит нам, что никто не вправе использовать такой же или очень похожий на него товарный знак без разрешения его собственника. Причем, по той же статье ГК РФ, это касается и использования знака в сети Интернет. Нарушителя авторских прав суд обычно карает рублем, причем довольно строго. Таким образом, законные основания для защиты нарушенных прав на товарный знак в судебном порядке есть. Но насколько успешна эта судебная защита на практике? Ведь ни ключевое слово, ни html-код не являются указанными в законе способами адресации.

Согласно п.2 ст.1484 Гражданского кодекса Российской Федерации:

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака … в объявлениях, на вывесках и в рекламе, а также в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации

Рассмотрим случай, когда чужой товарный знак использовался в html-коде страниц сайта. Организация «А» являлась собственником некоего словесного товарного знака. При вводе обозначения этого товарного знака в поисковую строку системы «Rambler», в выдаче обнаружился также сайт организации «Б», на котором предлагались товары, аналогичные (или, если пользоваться юридической терминологией, однородные) тем, что производила организация «А». «А» обратилась в суд с требованием признать действия «Б» незаконными и обязать «Б» устранить допущенные нарушения (требования о выплате возмещения убытков или компенсации при этом не выдвигались).
В подтверждение своих доводов компанией «А» была предоставлена распечатка исходного html-кода страницы, где в заголовке под тегом , помимо названия сайта и ключевых слов, содержалось также словесное обозначение, зарегистрированное истцом (организацией «А»). Домен, на котором была размещена страница со спорным словесным обозначением в коде, был зарегистрирован на организацию «Б», тем самым удалось доказать связь между организацией «Б» и размещением товарного знака.

Дело долго ходило по судам различных инстанций, но, в конце концов, после двух лет споров требования компании «А» были удовлетворены Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа. По вопросу самого понятия «html-код» истец и ответчик предоставили в суд заключения экспертов, в качестве которых выступили преподаватели высших учебных заведений, а также компания «Рамблер Интернет Холдинг». На основании пояснений специалистов и представителя «Rambler» суд пришел к выводу, что использование товарного знака в html-коде не является способом адресации.
Тем не менее, судом было установлено, что использование компанией «Б» спорного товарного знака при разработке html-кода своего сайта, при обращении потребителей к поисковой системе приводило к возможности смешения потребителями компаний, предлагающих однородные товары. Действия организации «Б», таким образом, были признаны неправомерными.

Из постановления от 22.03.2010г. ФАС Северо-Западного округа по делу № А56-1580/2008:

…нарушение прав владельца товарного знака может иметь место не только при использовании сходного до степени смешения обозначения в доменном имени и других способах адресации, но и иным способом в сети Интернет, если в результате такого использования у потребителей возникнет вероятность смешения производителей этих товаров и услуг. Использование в доменном имени и при других способах адресации не является единственно возможным способом использования товарного знака в сети Интернет, о чем говорит употребленное законодателем словосочетание «в частности

Что касается использования чужого товарного знака в ключевых словах в контекстной рекламе, то здесь суды, как ни странно, придерживаются противоположного мнения. Так, к примеру, организация «Т», являющаяся правообладателем товарного знака (наименования производимой ей продукции), при вводе этого наименования в поисковой строке в системе «Яндекс», обнаружила в результатах поиска рекламное объявление на сервисе «Яндекс.Директ». Это объявление содержало ссылку на сайт некоего индивидуального предпринимателя, распространяющего схожую продукцию. При этом товарный знак в заголовке или тексте объявления использован не был. Организация «Т» обратилась в суд, где в качестве заинтересованной стороны была привлечена компания «Яндекс». Согласно представленному в суде от «Яндекс» письму, «ключевые слова и фразы никак не связаны с рекламной ссылкой. Они не являются частью рекламного объявления, не размещаются в общем доступе в сети Интернет, не демонстрируются пользователем сети Интернет каким-то иным образом, и не имеют отношения к переадресации пользователя, осуществляемой с использованием рекламной ссылки. Это всего лишь технический параметр, устанавливаемый рекламодателем в интерфейсе рекламной кампании (доступном только самому рекламодателю)». Основываясь на этих доводах, суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали.

В другом аналогичном деле компания «М» в результатах поиска в «Яндексе» по наименованию своей продукции – зарегистрированному за «М» товарному знаку, обнаружила объявление компании «П», ведущее на сайт этой организации, где предлагалась похожая продукция. Как и в предыдущем случае, сам текст и заголовок объявления не содержали товарный знак. Компания «М» обратилась в суд, который отказал в удовлетворении требований в части признания незаконным размещения товарного знака в ключевых словах контекстной рекламы. «М» обжаловала решение и дошла до кассационной инстанции, которая направила дело на новое рассмотрение. Однако, суд первой инстанции вновь отказал в удовлетворении иска, мотивируя это тем, что ключевые слова не являются частью самого рекламного объявления и не направлены на индивидуализацию товара.

Из решения Арбитражного суда города Москвы от 13.12.2012 г. по делу № А40-36511/11:

…Исходя из смысла пунктов 2, 3 ст. 1484 ГК РФ, предоставление правовой охраны товарным знакам связано с необходимостью осуществления индивидуализации товаров среди аналогичных в ходе гражданского оборота и обосновано необходимостью предотвращения смешения товаров (услуг). …При этом, как видно, ключевые слова не являются частью самого рекламного объявления, не входят в его содержание и не демонстрируются пользователям. В связи с этим пользователи не обладают информацией о том, по каким ключевым словам размещается показанное им системой Яндекс.Директ рекламное объявление, а также не могут соотнести определенное объявление с конкретными ключевыми словами.
Как видно, именно такое указание товарного знака без преследования цели индивидуализации товаров осуществляется рекламодателями в сервисе «Яндекс.Директ», в технических целях, и не может привести к смешению товаров (услуг)

К чему же мы пришли? Если с использованием чужого товарного знака в html-коде все более-менее понятно, то вопрос ключевых слов остается открытым.
На наш взгляд, вопрос о применении товарного знака в ключевых словах контекстной рекламы должен решаться однозначно, с учетом мнения ФАС Северо-Западного округа: любое использование товарного знака в сети Интернет, приводящее к «смешению» товаров или услуг у пользователей, без разрешения собственника является неправомерным. Ведь, фактически, при использовании одной организацией в ключевых словах контекстной рекламы словесного товарного знака другой организации, пользователь при поиске товара определенной марки получает в самом заметном месте поисковой выдачи ссылку на аналогичный товар другого производителя. То есть, в действительности создается ситуация, когда одна организация, воспользовавшись «техническим параметром», приобретает за счет использования товарного знака другой организации конкурентные преимущества – привлекает пользователей к своей продукции. А это, согласитесь, нехорошо.

Товарные знаки в рекламе

11 сентября 2017 г. директор юридического департамента Европейской Медиагруппы, Член Экспертного совета ФАС РФ и УФАС Москвы по недобросовестной конкуренции и рекламе, эксперт АНО «Новые русские медиа» Дмитрий Григорьев выпустил книгу «Законы рекламы. Право для маркетинга. Правовые основы рекламы в России и СНГ».

По договорённости с автором «Новые русские медиа» публикуют некоторые фрагменты книги, касающиеся правовых аспектов интеллектуальной собственности в рекламе.

Кстати, саму книгу можно приобрести на сайте издательства.

ТОВАРНЫЕ ЗНАКИ В РЕКЛАМЕ

Вопрос использования в рекламе товарных знаков, особенно чужих, требует отдельного освещения. Прежде всего, необходимо понимать, что по смыслу ст. ст. 1477, 1481 ГК РФ товарный знак служит для индивидуализации товара, являясь одним из средств охраны промышленной собственности, направленным на охрану результата производства. К действиям по осуществлению исключительного права на товарный знак относится в том числе размещение товарного знака в предложениях о продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе (ст. 1494 ГК РФ). По общему правилу, установленному ст. 1229 ГК РФ, использование товарного знака без согласия правообладателя не допускается.

Нарушением данной нормы будут являться действия, в результате которых рекламодатель будет использовать чужой товарный знак для индивидуализации собственных товаров или услуг без согласия правообладателя, создавая впечатление у потребителя, что он является производителем товара под данным товарным знаком, соответственно, отсутствие факта использования товарного знака для индивидуализации своих товаров и услуг означает, что отсутствует и нарушение исключительного права [1] .

Не будет нарушением исключительного права на товарный знак и его упоминание в общеупотребительном смысле. Как было установлено в ходе одного из дел, в 2014 году на телеканалах России начала транслироваться аудиовизуальная реклама сети ресторанов быстрого питания «KFC», в звуковом ряде которой было использовано словосочетание «Палочки оближешь». Правообладатель товарного знака «Палочки оближешь» обратился в суд с иском к ресторану. Суды, отказывая в удовлетворении иска, указали на то, что само по себе упоминание чужого товарного знака не является использованием этого знака [2] .

При этом с учетом особенностей отечественного процесса крайне важно, возражая на необоснованную претензию об использовании товарного знака в рекламе, в случае когда товарный знак использовался в информационных целях, например для указания места нахождения лица, с самого начала рассмотрения дела заявлять о том, что товарный знак не используется для индивидуализации товаров.

Так, в одном из дел истец являлся правообладателем комбинированного товарного знака «МИТРО Московский институт телевидения и радиовещания «Останкино»». Охраняемыми элементами товарного знака помимо графического изображения являются слова «МИТРО» и «Останкино». Ответчик на сайтах без разрешения истца использовал обозначение «Останкино», сходное до степени смешения с названным товарным знаком истца, рекламируя свою организацию и оказываемые ею услуги.

Истец, полагая, что ответчик своими действиями нарушил его исключительное право на указанный товарный знак, обратился в суд с настоящим иском. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск, взыскав с ответчика компенсацию в размере 1 000 000 руб.

В кассационной жалобе ответчик впервые заявил довод о том, что спорное обозначение «Останкино» было использовано им не в целях индивидуализации его услуг, а для цели обозначения его места нахождения.

Суд кассационной инстанции не принял данный довод, указав, что ответчик ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции не заявлял доводы о том, что слово «Останкино» использовалось им в качестве указания на место проведения мероприятий, а не наименование организации − заявителя кассационной жалобы. При этом в материалах дела имеются доказательства надлежащего извещения ответчика о настоящем судебном процессе, однако ответчик в судебные заседания не являлся, свою правовую позицию по делу не выразил, каких-либо документов в ее обоснование не представил [3] .

А как следует из Определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 № 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств.

Очевидно, что решения судов первой и апелляционной инстанций неверны, но пассивное поведение ответчика привело к тому, что суд кассационной инстанции не смог помочь ему исправить ошибки нижестоящих судов.

Но российские компании все же часто используют чужие товарные знаки в своей рекламе, например, автосервисы в рекламе своей деятельности используют товарные знаки автопроизводителей, в отношении которых они готовы провести сервисное или ремонтное обслуживание. Безусловно, не всем автопроизводителям нравится подобное бесконтрольное использование их брендов, что порой перетекает в судебные споры.

Соответственно, на практике возникает вопрос: возможна ли ситуация, когда в рекламе допускается использование чужого товарного знака без согласия правообладателя?

В некоторых зарубежных правопорядках несанкционированное размещение чужого товарного знака в рекламе напрямую квалифицируется как правонарушение. Например, соответствующую норму содержит Закон США о товарных знаках 1946 года, Закон Великобритании о товарных знаках 1994 года. В английской судебной практике и доктрине нашел отражение запрет на несанкционированное использование чужого товарного знака, в том числе фонетически сходного словесного обозначения в рекламе на радио, как способного ввести в заблуждение потребителя.

Президиум ВАС РФ, рассмотрев одно из таких дел, сформулировал правовую позицию, согласно которой в рекламе собственной деятельности рекламодателя допускается использование чужих товарных знаков, если при этом данная реклама не приводит к смешению деятельности рекламодателя и правообладателя товарного знака [4] . Данную позицию ВАС РФ закрепил в п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе»».

То есть если организация имеет свою группу в социальной сети, и в своей рекламе она использует товарный знак данной соцсети для информирования потребителей об адресе своей группы в данной соцсети, то ей не требуется получения согласия соцсети на использование ее товарного знака, поскольку при таком использовании товарного знака у потребителя не возникает представления, что данная компания является владельцем соцсети.

Между тем закрепление данного подхода на уровне высшей судебной инстанции не принесло стабильности в практику, как в административную, так и судебную. Некоторые УФАС по-прежнему довольно формально подходят к оценке использования чужих товарных знаков в рекламе. Так, 20 декабря 2016 года решениями Комиссии Тывинского УФАС России ИП, ООО «Новация», ООО «Партнер» признаны виновными в нарушении требований п. 4 ч. 2 ст. 5 Закона о рекламе за использование чужого товарного знака без согласия правообладателя. По результатам проведенного Тывинским УФАС России мониторинга наружной рекламы на предмет соответствия требованиям Закона о рекламе, распространяемой на территории города Кызыла, выявлены рекламы, размещенные на рекламных баннерах с использованием графических изображений товарных знаков известных автопроизводителей TOYOTA, MITSUBISHI MOTORS, NISSAN, HONDA, MAZDA, MERCEDES-BENZ, BMW, AUDI, OPEL, RENAULT, LIFAN, SUBARU, KIA, HYUNDAI, FORD, MAZDA, VOLKSWAGEN, DAEWOO, ACURA, LEXUS без согласия правообладателя.

Очевидно, что в данном случае рекламодатель не выдавал себя за правообладателя, а лишь информировал потребителей о своей деятельности в отношении данных марок авто, у потребителя такая реклама воспринималась как сообщение независимого услугодателя. Поэтому с таким решением нельзя согласиться [5] .

В судебной практике также встречаются и иные подходы. Одним из таких примеров является дело по иску компании LOUIS VUITTON MALLETIER к открытому акционерному обществу «Нидан Соки» о прекращении нарушения исключительных прав истца на изобразительный товарный знак в виде стилизованных цветков.

Как указывал истец, ответчик в своем рекламном ролике «Встреча» сока «Сокос» использовал товарный знак, принадлежащий истцу: по ходу рекламного ролика в кадре появлялись сумки и чемоданы, маркированные изображениями стилизованных цветков, которые сходны до степени смешения с изобразительным товарным знаком, принадлежащим истцу. Суды удовлетворили требования истца.

В другом споре ритейлеров «М-Видео» и «Белый ветер цифровой» суд рассматривал правомерность рекламной акции «Меняем «Ветер» на «Бонус»», при проведении которой во всех магазинах сети «М.Видео» осуществлялась выдача бонусных карт «М.Видео-Бонус» с начислением на них 1000 бонусных рублей при предъявлении в сети магазинов «М.Видео» бонусной карты сети «Белый ветер цифровой» − «Люди ветра. Простое будущее», а зачисление бонусных баллов производилось за сам факт предъявления карты, а не за факт совершения покупок, как в иных случаях. Общество «Белый ветер цифровой» является правообладателем товарных знаков «Белый ветер цифровой», «Люди ветра», «Простое будущее».

При рассмотрении данного спора Судом по интеллектуальным правам сделан вывод о том, что, используя в рекламе не принадлежащие ему товарные знаки, общество «М.Видео Менеджмент» продвигало и формировало у покупателей интерес исключительно к собственной продукции, а не продукции, реализуемой правообладателем используемых товарных знаков, а использование чужих товарных знаков в рекламе собственной продукции направлено на увеличение объема продажи только собственных товаров и на снижение интереса к продукции конкурента, тогда как использование товарных знаков хозяйствующего субъекта-конкурента для привлечения внимания к собственной продукции, при отсутствии разрешения правообладателя, не может признаваться соответствующим требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, так как приводит к перераспределению спроса и создает у общества «М.Видео Менеджмент» преимущества [6] .

Однако данный подход суда представляется необоснованным, поскольку, как указывалось выше, не любое размещение товарного знака в рекламе может считаться его использованием по смыслу ст. 1484 ГК РФ.

Поскольку ключевое назначение товарного знака — это индивидуализация товара (услуги), то товарный знак, размещенный в рекламе, может считаться использованным, если его размещение направлено на индивидуализацию объекта рекламы.

Соответственно, любое косвенное размещение, без цели индивидуализации в рекламе чужого товарного знака не требует согласия правообладателя, поскольку данный товарный знак не может считаться использованным. Так, если в рекламе в качестве реквизита или иного технического и (или) творческого оснащения используются товары, на которых размещены товарные знаки, и данные товары правомерно введены в гражданский оборот непосредственно правообладателем или иными лицами с его согласия, то их использование не может считаться нарушением исключительных прав правообладателя товарного знака в силу ст. 1487 ГК РФ.

В качестве примера допустимости такой рекламы приведем пример с «рекламными войнами» крупнейших автогигантов BMW и Mercedes. Однако, размещая такую рекламу, возникает другая проблематика, касающаяся охраны имиджа чужого товарного знака.

Еще одним аподиктическим примером в данной тематике будут дела, посвященные рекламе артистов, которые уходя из известного проекта в сольное творчество, в афишах указывают, что они бывшие участники известного коллектива.

Так в деле А41-50022/2015 обществу «ПЦ «Пропаганда» стало известно о том, что общество «Корстон-Серпухов» осуществляет рекламу мероприятия, связанного с исполнением Ворониной В.В. музыкальных произведений, исключительные права на которые принадлежат истцу, которое должно состояться 18.07.2015 в помещении кафе «THE MOST» на сцене «NEW-YORK». При этом, общество являлось правообладателем товарного знака «ПРОПАГАНДА», в связи с чем общество обратилось в суд с иском о защите исключительного права на товарный знак.

Отказывая в удовлетворении иска, суды указали, что указание в рекламной продукции на выступление Ворониной В.В., являющейся экс-солисткой музыкальной группы «Пропаганда», является ссылкой на реальные творческие достижения данного исполнителя и не может быть признано незаконным использованием товарного знака истца.

Дмитрий Григорьев, директор юридического департамента ЕМГ

[1] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.12.2009 № 10852/09.

[2] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 11.04.2016 по делу № А40-47872/2015.

[3] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.03.2017 № С01-115/2017 по делу № А40-84032/2016.

[4] Постановление Президиума ВАС РФ от 06.04.2004 по делу № А76-9599/02-46-442/33-94.

[6] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 07.12.2016 по делу № А53-3270/2016.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector