Игольное ушко: как запустить стартап на рынке повседневной одежды

Игольное ушко: как запустить стартап на рынке повседневной одежды

Игольное ушко: как запустить стартап на рынке повседневной одежды

«Я потратил на билет в Москву и аренду комнаты в общежитии на месяц 8000 рублей, – вспоминает Никита Зиберов, владелец одежного бренда Niki.Filini. – И у меня в кармане осталась только тысяча». Выпускник Ставропольского многопрофильного колледжа, проектировавший систему дымоудаления в сочинском управлении ФСБ, Зиберов придумал Niki.Filini в сентябре 2013 года. С того времени оборот компании вырос с 40 000 рублей до 2,5 млн рублей в месяц. «Этот бренд уже вне конкуренции многих аналогичных марок», – отмечает Анна Моисеенко, байер Lyykteam, петербургской группы магазинов дизайнерской одежды.

История начиналась классически: в 22 года Зиберов, поработавший прорабом на стройке в Чечне, решил, что может добиться в жизни большего, и отправился покорять столицу. Был электриком, потом менеджером по продажам сообщества «Бизнес-молодость» и там же – бизнес-тренером. Наконец, он предложил своему ставропольскому другу Филиппу Масалову продавать футболки и свитшоты (хлопковые джемперы) с принтами. Масалов приобрел текстильный принтер за 100 000 рублей, Зиберов закупил итальянской ткани на 20 000 рублей и нашел швею, согласную шить свитшоты малыми партиями.

Партнеры придумали принты – как им казалось, цепляющие взгляды. Например, надписи вязью на кириллице «Мир», «Добро», «Любовь», заклинания из «Гарри Поттера», фото Путина с хипстерской бородой. Образ президента и политиков из его окружения, как и патриотическую тему вообще, Niki.Filini использует до сих пор, добавляя в принты чуть-чуть иронии. Зиберов не видит в этом ничего зазорного. Рядом с футболками, на которых позирует последний русский император или медведь обнимается с бородатым мужчиной под надписью «It’s Russia, baby», выставляются свитшоты с американскими киногероями. «У нас собственная точка зрения на современный стиль», – декларируется на сайте бренда.

Поначалу свитшоты шились едва ли не поштучно, под заказ. Продажи росли крайне медленно. В апреле 2014 года Филипп Масалов вышел из стартапа: «Никита уволился с основной работы, а я – нет. Видимо, не был готов к трудностям». Через полтора года Масалов откроет розничную точку Niki.Filini в ставропольском ЦУМе – за первые две недели ее выручка составит 500 000 рублей. Но на старте финансовые проблемы заставили и Зиберова вернуться на работу по найму – на должность коммерческого директора «Европейской академии имиджа». Он не рассказывает, как нашел двух инвесторов среди своих знакомых, говорит лишь, что это дети обеспеченных родителей. Новые партнеры вложили миллион рублей.

Большую часть этой суммы Зиберов потратил на маркетинг и создание интернет-магазина. Он уверяет, что уже в январе 2015 года вернул деньги инвесторам.

Раскрутиться помогла, например, рассылка свитшотов и футболок звездам в подарок: «В нашей одежде появлялись Павел Воля, Незлобин, Гарик Харламов, известные блогеры».

Первой сетью магазинов, куда Зиберову удалось зайти, стал Podium Market. Он отобрал лучшие, на его взгляд, свитшоты, упаковал их в самодельные коробки из картона, настойчиво писал и названивал байерам ритейлера – и, в конце концов, его товар согласились посмотреть. После Podium Market одежду у Зиберова начали закупать Wildberries и ЛУУК (главный магазин Lyykteam). «Команда бренда очень серьезно относится к качеству пошива и печати, что вместе с неординарными принтами сразу привлекло внимание нашей аудитории», – объясняет Анна Моисеенко. Представитель Podium Market не ответил на вопрос Forbes, насколько успешно продается продукция Niki.Filini.

Весной 2015 года коммерческим директором Niki.Filini стал Илья Казаков, тоже бывший менеджер по продажам «Бизнес-молодости». За год он вывел компанию на стабильный оборот в 2 млн рублей в месяц. В мае Никита Зиберов получил первую чистую прибыль – 30 000 рублей. Собственный интернет-магазин приносит Niki.Filini около 40% выручки. Покупатели заказывают 200-300 единиц товара в месяц, средний чек составляет около 3500 рублей. Свитшот, при себестоимости чуть больше 700 рублей, на сайте выставляется за 2800 рублей. Продажи мультибрендовым ритейлерам, франчайзи и другим оптовым покупателям приносят меньший доход. «На поставках сетям наша наценка – только 100%, а 250% накручивают сами сети», – говорит Зиберов.

Прототипы и пробные партии одежды Niki.Filini (в ассортименте есть также шорты и спортивные штаны) шьются в небольшом цехе рядом с офисом и шоу-рум. Заказы на востребованные модели размещаются на региональных производствах: цена на пошив больших партий в Москве в два раза выше, чем, например, в Тамбовской области. Открывать собственное предприятие Зиберов не собирается – считает такие расходы нерентабельными и к тому же не хочет ограничивать свою мобильность. «В любой момент я могу перейти на другое производство, это удобно», – говорит предприниматель.

Повседневная одежда – очень привлекательная ниша, и сегодня, по мнению экспертов, в ней наблюдается переизбыток российских брендов в стиле street fashion. В Podium Market и WildBerries представлено не менее 10 марок – таких как ностальгирующий по СССР «Запорожец Heritage», специализирующийся на принтах со сладостями и марихуаной Candyshop или женский Girls in Bloom. Иллюстратор-фрилансер Дина Архипова и PR-специалист Дарья Пячина создали Girls in Bloom в 2014 году, потратив на старте 100 000 рублей. Каталог Girls in Bloom – толстовки, футболки и аксессуары с принтами, объемной вышивкой и пайетками исключительно для девушек. Производственные заказы размещаются на предприятиях в Москве и ближайшем Подмосковье. В этом году оборот бренда достиг 1,5 – 2 млн рублей в месяц.

Одним из своих главных соперников Никита Зиберов считает проект «Нити-Нити». «У нас 64 магазина в России и соседних странах, – рассказывает Илья Борисов, основатель компании “Нити-Нити”. – И мы производим большой объем, летом порядка 12 000 единиц в месяц». Но к растущей конкуренции на рынке street fashion владелец Niki.Filini относится положительно. Он считает, что в России это направление только начинает развиваться. Больше новых проектов – больше возможностей создать в будущем мультибрендовый магазин Niki.Filini Friends, где будет продаваться одежда российских дизайнеров.

Зиберов подписывает контракт с популярным российским интернет-магазином дизайнерской женской одежды Name’s. Уже готов договор с французской компанией, владеющей 50 аутлетами в Европе (детали пока не разглашаются). «Осенью мы запускаем инновационное направление и надеемся, что это увеличит наш бизнес в два-три раза, – делится предприниматель своими планами. – Эта очень необычная коллекция какое-то время будет эксклюзивно представлена в Podium Market. Кроме того, мы сконцентрируемся на осеннем ассортименте, добавим новые позиции – парки, куртки, пальто. Впереди еще столько интересного, что голова кружится!»

Сделал самКак запустить востребованную марку одежды

Дизайнер Нелли Недре из Петербурга год назад стала выпускать одежду под брендом NNedre — её вещи уже продают в нескольких магазинах по всей стране

Петербурженка Нелли Недре с детства мечтала работать дизайнером. Во время учёбы в институте она поняла, что ей неинтересно придумывать дорогую экстравагантную одежду, которую никто не сможет носить в повседневной жизни. Поработав дизайнером марки уличной одежды, год назад она решилась на создание своей компании и начала выпускать лаконичные вещи неброских цветов, которые вписываются в мировые модные тренды. Сейчас одежду Нелли продают в десяти магазинах, а месячный оборот компании превышает полмиллиона рублей.

NNedre

Дата основания: декабрь 2013 года

Стартовый капитал: 400 тысяч рублей

Опыт работы

Нелли Недре

В семь лет я объявила бабушке, что, когда вырасту, стану дизайнером. Тогда она подарила мне чемоданчик с фломастерами, и с тех пор я, как одержимая, начала придумывать и рисовать различные наряды. Окончив школу, не раздумывая, поступила на факультет дизайна одежды. Образование в институте стало для меня настоящей школой жизни: меня выгоняли каждые полгода, говорили, что я буду плохим дизайнером, что у меня никогда ничего не получится. При этом я с третьего курса начала делать полноценные коллекции, участвовала и побеждала с ними в международных конкурсах. Экспериментировала с формами, пробовала различные ткани, искала свой стиль. К пятому курсу я была полностью сформировавшимся дизайнером. Преподаватели в институте требовали, чтобы мы показывали свой потенциал, максимально используя свою фантазию, но я быстро переросла этот подход к одежде. Я поняла, что не хочу делать вещи, которые никто не носит, пусть они и выглядят интересно.

Понять это мне во многом помогла практика, которую я проходила у различных дизайнеров. До защиты диплома я успела поработать и в ателье, и в люксовом бренде, и в бренде уличной одежды, и даже контролировала производство в Китае. В целом прощупала всю почву, какую только можно. На последнем курсе мне предложил работу владелец питерской марки уличной одежды Trailhead. Опыт работы в его компании оказался бесценным. Это серьёзная марка с большим ассортиментом товаров, основатель которой уже двадцать лет работает с одеждой и прекрасно ориентируется в рынке — знает, что готов покупать российский потребитель. Он не делает ничего вычурного, работает только с базовыми формами и цветами. Я начинала как один из дизайнеров его бренда, и он мог сказать: «Нелли, что ты рисуешь! Кому нужна эта розовая пуговица сбоку, я же это никому не продам!»

Читать еще:  5 способов получения жилья военнослужащими

В компании был экспериментальный цех, в котором мы отшивали образцы, отправляли их в магазины и, если понимали, что они хорошо идут, запускали большое производство в Китае. Я смогла очень многое попробовать в рамках Trailhead: развивала линию женской одежды, которой до меня почти не занимались, организовывала съёмки для лукбуков и интернет-магазина. В какой-то момент стало ясно: я знаю уже абсолютно всё, что нужно для открытия своего дела.

Свой бизнес

Я решила уйти из Trailhead, и в этот момент моя знакомая, дизайнер Ася Мальберштейн, предложила мне арендовать двенадцатиметровую комнатку под мастерскую. Она давно подталкивала меня к созданию своей марки, и я посчитала, что эта комната — хороший знак. Все свои деньги, где-то 100 тысяч рублей, я потратила на швейную машинку и закупку тканей для первой коллекции. Через три месяца я поняла, что этого недостаточно, и взяла 300 тысяч в кредит.

На эти деньги я наняла трёх человек, закупила дополнительное оборудование. Зарегистрировала название бренда, это стоило порядка 60 тысяч рублей. Меня отговаривали, считали, что это ненужные траты, но для меня эта мера защиты была очень важной. Я также сделала сайт, зарегистрировала ИП, получила разрешение на торговлю. Через год, когда у меня в штате работали пять человек, я арендовала помещение площадью 63 квадратных метра, где сейчас помещается и само производство, и шоу-рум, и офис.

Сейчас у меня в штате — менеджер, три швеи, конструктор и дизайнер. Для меня это золотое время компании, потому что пока поддерживать дружественную рабочую атмосферу не составляет большого труда, а каждый сотрудник чётко понимает, что и когда он должен делать. Когда в компании будет больше пятнадцати человек, сохранить прежние доверительные отношения со всеми сотрудниками будет очень сложно. Придётся привыкать к общению в формате «начальник — подчинённый». Все типичные проблемы работы с брендом я успела прорепетировать ещё в Trailhead, так что к стрессовым ситуациям была готова. Правда, пришлось развить в себе дополнительную степень жёсткости, без которой начальнику нельзя.

Работа с магазинами

Важно понимать, что я не начинала с нуля. Кроме опыта, у меня были хорошие связи с магазинами: с кем-то из владельцев мы дружили, с кем-то раньше сотрудничали. Поэтому я точно знала, где именно буду продавать свою первую коллекцию.

Первое время я продавала по 50 вещей в месяц. Сейчас мы в среднем продаём порядка 400 вещей в месяц на полмиллиона рублей. Сотрудничаем с десятью магазинами, разбросанными по городам России, самый крупный из них московский — Trends Brands в «Цветном». Сейчас, я уверена, количество магазинов, продвигающих русских дизайнеров, будет только увеличиваться.

Я не планировала открывать собственный офлайн-магазин: просто не было места. Однако получилось так, что люди, купив нашу одежду в других магазинах, начали заходить на сайт, писать нам напрямую. Так что я открыла шоу-рум, и сейчас он продаёт столько же, сколько все остальные точки. Наш интернет-магазин приносит нам ещё порядка 100 тысяч в месяц. Нам это выгодно, потому что в другие магазины мы поставляем одежду с пятидесятипроцентной скидкой, а у себя можем продавать по обычной розничной цене.

Накрутки в магазинах очень разные: в Санкт-Петербурге это где-то 100 %, то есть магазин у нас покупает вещь за 1 500 рублей, а продаёт за 3 тысячи. В Москве накрутка может достигать и 250 %.

Себестоимость производства зависит и от того, сколько на эту вещь тратит времени и сил швея. Если мы, допустим, изготовили экспериментальную модель платья, я спрашиваю у швеи, насколько ей было сложно с ним работать и сколько времени это у неё заняло. Если это было сложно и медленно, я исключаю эту модель из коллекции. Цену я определяю, исходя из того, что мне нужно платить своим сотрудникам нормальную зарплату и развивать бренд. Мне бы хотелось угодить покупателям, поставив минимальную цену, но работать в ноль я не согласна, моя работа стоит денег.

Создание коллекции

Система работы в крупном и локальном бренде во многом различна. Гиганты индустрии стараются предсказать тренды на несколько лет вперёд. У них есть специальные люди, которые ездят по миру и собирают информацию о тенденциях во всех возможных сферах: от искусства до новых технологий. Они учитывают и экономические предпосылки. Когда у тебя сразу производятся тысячи единиц одежды на заводе в Китае, ты очень рискуешь, приходится быть дотошным, экономить на нитках и пуговицах. Так как мы пока небольшая марка, мы не придерживаемся чёткой сезонности и готовим небольшие капсульные коллекции четыре-пять раз в год. На создание коллекции у меня уходит порядка двух месяцев.

Я всегда начинаю с того, что просматриваю для вдохновения 60 любимых сайтов и блогов об одежде, разбираюсь в том, что сейчас наиболее актуально. Собираю свой мудборд, в котором могут быть и произведения искусства, и отрывки из фильмов, и фотографии подруги, и музыка. На сайте Style.com за полгода до официального выхода выкладывают новые коллекции, я подмечаю детали, которые наиболее часто появляются у всех брендов. Подготовив базу для вдохновения, я закрываюсь на несколько дней в квартире и рисую. По моим рисункам конструктор делает пробные лекала, затем мы отшиваем первые образцы, меряем, дорабатываем. Когда коллекция готова, мы фотографируем её для лукбука, рассылаем по магазинам и ждём реакции. В коллекции может быть, например, девять моделей в четырёх цветах. Не обязательно, что каждая из этих 36 вещей будет произведена больше, чем в одном экземпляре.

Выбор вещей

Байеры магазинов обычно хорошо знают своих покупателей и понимают, что те будет готовы у них купить. Одни берут в основном базовые классические вещи, другие, наоборот, выбирают более экстравагантные модели. Сначала заказывают пробную партию, затем, ориентируясь на спрос, закупают что-то дополнительно. У нас нет склада, на котором мы храним вещи, потому что мы всегда отшиваем определённое количество под конкретный заказ.

Постепенно мы поняли, какие модели уходят лучше всего, поэтому выделили отдельную линию Gills Classic. Это вещи, которые пользуются постоянным спросом вне зависимости от сезона. Если присмотреться, у всех мировых брендов есть своя база моделей, которую они воспроизводят год от года. Пиджак Chanel, классический свитшот Carhartt, туфли-лодочки. Это проверенные вещи, к которым можно добавить карманчик или поменять ткань, но по сути они всегда одни и те же. Самая продаваемая модель adidas — это классический чёрный спортивный костюм «три полоски». Бренды всегда зарабатывают на самых простых, базовых вещах. То же касается цвета: чёрный и серый всегда идут на ура, особенно в России. Мой бренд также основан на универсальных вещах и монохромной палитре. Из тканей я для работы выбрала футер, потому что именно его я чувствую лучше всего.

У меня есть принцип: я никогда не буду делать просто красивую вещь, на которой не смогу заработать. Когда я придумываю красивую и простую модель, я смотрю на то, попадает ли она в тенденции, считаю себестоимость её производства и высчитываю, за сколько она будет продаваться в магазинах. Если я понимаю, что за такую цену её никто не купит, она сразу перестаёт мне нравиться и я от неё отказываюсь.

Фотографии: Яся Фогельгардт

«Бездушная машина» подбирает одежду: как устроен стартап, где стилистам помогает нейросеть

Предлагать клиентам одежду, которую для них выбрала нейросеть — такую идею предложил рынку белорусский сервис Oybox. Программа анализирует анкету клиента, по цене и предпочтениям делает выборку из более чем миллионного каталога одежды. Затем стилист подбирает 5 вещей, из которых можно составить 6 образов, и высылает коробку с покупками клиенту.

Oybox использует технологии стартапа Oyper. Разработанная им нейросеть анализирует фото и видео, которые загружают клиенты (например, понравившийся образ героя из сериала), и подбирает для них похожую одежду в онлайн-магазинах. Эту технологию команда предлагает онлайн-магазинам и видеопровайдерам (онлайн-кинотеатрам и телеком-операторам).

Как запустить AI-стилиста — рассказывает СЕО Oybox, стилист и блогер Анастасия Славута.

— Идея проекта пришла после нескольких инсайтов. Сначала из опыта работы стилистом я поняла, что не каждому клиенту комфортно впускать в жизнь человека, который говорит, как ему одеваться. Потом я начала сотрудничать с сетью российских торговых центров как digital-стилист (подбирает образы для онлайн-магазинов. — Прим. «Про бизнес»). Это окончательно повлияло на мое желание перевести взаимоотношения между стилистом и клиентом в онлайн. Знакомство с командой Oyper в этом помогло — вместе мы придумали Oybox.

Читать еще:  Профессиональный рекрутинг: Важно не что говорит кандидат, а как

«Коробочные» решения — когда клиент получает наборы покупок по одной тематике — давно приобрели популярность в США, Канаде и других англоязычных странах. На дом доставляют от наборов для сна — матрасов, подушек и масок — до готовых наборов еды. Например, проект с наборами одежды Stitchfix создан в 2011 году и объединяет более 6000 работников по всему миру, включая свыше 3000 стилистов и 70 Data scientist.

Команда Stitchfix. Фото с сайта sf.racked.com

Как работает AI-стилист

Технология подбора вещей. Ядро нашего сервиса — сверточная нейросеть (архитектура искусственных нейронных сетей, входит в состав технологий глубокого обучения. — Прим. «Про бизнес») от Oyper. Проект кастомизировал под наши нужды свою разработку и подготовил каталог, с которым Oybox работает на территории Беларуси. Сразу отмечу, что сейчас мы сотрудничаем только с одним генеральным партнером — Lamoda.

Технология работает так:

1. Клиент выбирает ценовую категорию — 499 ($ 244), 699 ($ 342), 999 ($ 489) рублей или премиум-коробку с любым бюджетом от 4000 рублей ($ 1959).

2. Заполняет анкету, где около 25 вопросов — рост, вес, различные картинки (предпочтения по цветам, узорам, стилю).

3. Нейросеть в соответствии с ценовой категорией и предпочтениями анализирует каталог из ассортимента магазинов-партнеров (сейчас там около миллиона позиций) и по анкете сужает выборку. Чтобы составить этот каталог, мы разрабатываем для магазинов-партнеров кабинеты и оттуда забираем данные о наличии моделей в режиме реального времени.

Скриншот предоставлен Oybox

Работа стилистов. Стилист вручную собирает коробки из окончательной выборки. На это уходит 2−3 часа. Количество вещей в выборке разное и будет зависеть от каталога партнера, но в среднем до 50 позиций. Сейчас роль стилиста выполняю я и 3 помощницы. В будущем мы планируем расширять команду.

Качество отправляемых вещей я контролирую и буду контролировать лично.

Доставка лежит на нас. Lamoda создала для нас личный кабинет на их сайте, где мы оставляем заявки. Мы получаем от нее одежду, формируем в коробки и сами отправляем штатным курьером по Минску (позже будем доставлять почтой по всей стране).

Фото предоставлено Oybox

Все, что не подошло, мы будем высылать обратно на склад партнера. Если вещи не подошли по размеру, мы отправляем курьером замену. Если не понравилась хотя бы одна вещь, клиент возвращает всю коробку. Частичный выкуп мы не допускаем, иначе это противоречит философии бренда — предлагать готовые капсулы.

Монетизация

  • Продавая услуги стилиста. Стилистам мы отчисляем комиссию с проданной коробки, но точные договорные условия пока не определили
  • Получая комиссию с заказов от магазинов одежды и дизайнеров аксессуаров, сумок, косметики

Предлагаем партнерство магазинам (возможность собрать свои монобрендовые коробки), но точные условия пока не определили.

Нам интересно сотрудничество как с крупными сетевыми магазинами, так и с небольшими дизайнерскими проектами.

Продвижение

Вложения и команда

В нашей команде 5 человек — 4 фаундера, в том числе кофаундер и COO Oyper Кирилл Сидорчук, инвестор + 3 стилиста на аутсорсе. С Oyper мы работаем по revenue share (отчисление процента с прибыли).

Проект прошел pre-seed-раунд. Наш инвестор — американец, имеющий опыт в сфере инвестиций, заинтересован в развитии AI и fashion tech-стартапов. С ним уже раньше был знаком Кирилл. Момент от нашего питча до получения инвестиций занял около 7 минут во время звонка по скайпу. Также в проект вложены личные средства основателей.

Планы

Сейчас мы работаем по предзаказам. В первые сутки мы получили больше 20 заказов из 4 стран мира, которые планируем обработать до конца этой недели и выслать почтой.

Из ближайших планов — выйти на уверенные и постоянные продажи в Беларуси и России и дальше двигаться на мировой рынок.

Хотим выйти на 100 коробок в месяц в течение первого квартала и на 300 к концу года.

Мы развиваем и другие предложения. Например, образы недели, которые проработал стилист, — клиент может заказать их самостоятельно, используя наш каталог.

Комментарий конкурента

— Мы, скорее, считаем Oyper коллегами, которые помогают развивать идею. В Get Outfit более 90% клиентов ранее не пользовались похожими сервисами, а покупали одежду, обувь и аксессуары самостоятельно. Так что мы работаем на рынке, который сами и создаем.

Мы запускали с Oyper пилотный проект и тестировали их технологии, как и их конкурентов. Получили положительные результаты, но решили, что действительно работать это будет только в далекой перспективе при кастомизации решения и кратном росте заказов. Мы также обсуждали партнерство, уже после нашего запуска в Беларуси. Они предлагали нам работать вместе под нашим брендом, а мы предложили им развивать сервис в Беларуси, показали, как устроены изнутри, но они решили двигаться самостоятельно.

Какие минусы у Oybox, на наш взгляд, в сравнении с нашим сервисом? Если говорить глобально, то мы уже прошли этап, когда хотели запускать разные направления. Сейчас у нас большое преимущество в том, что мы 100% времени инвестируем в Get Outfit, а фокус и приверженность идее безумно важны. А если уходить в частности, то, насколько мне известно, сервис сейчас зависит только от одного стилиста и одного ретейлера, поэтому есть фактор субъективности.

Что касается монетизации, то наш сервис также зарабатывает на услугах стилиста и получает от онлайн-ретейлера комиссию за выкупленные вещи — у нас это около 12%. В этой модели можно еще устанавливать дополнительную наценку к стоимости ретейлера. Мы давно думали об этом, но решили, что гораздо прозрачнее будет, если клиент будет покупать вещи по такой же цене, еще и получая от нас разные привилегии в виде дополнительных скидок.

Стартап в сфере моды, как запустить собственный бренд одежды и аксессуаров

Горячий привет всем читателям VC. Меня зовут Марта Брижан, и я являюсь идеологом, креативным директором и основателем компании и бренда Marta Brizhan, цель которого – изготовление удобной и функциональной одежды и аксессуаров. На этом рынке мы находимся почти два года и уже смогли добиться международного признания. Это было совсем не просто, и сейчас я хочу рассказать о том, с чего мы начинали, и как можно избежать различных сложностей в этом деле.

Когда лучше начать?

Многие говорят, что подходящий момент для любого проекта наступает только в комфортных условиях. Я считаю, что это в корне неверно. Наоборот, жизненные неурядицы могут стать трамплином для будущих достижений, дать мотивацию заняться чем-то новым. По образования и роду деятельности я — профессиональный танцор, я занималась также созданием авторского кино, планировала переезд в штаты, чтобы продолжить строить карьеру в этой отрасли. Но переезд в Штаты у меня не состоялся, что стало для меня знаком — пришло время что-то менять в моей жизни, создавать новое. Или сейчас, или никогда! У меня всегда были дизайнерские амбиции, и идея создания бренда Marta Brizhan много лет жила в моей голове в «отложенных задачах». В день, когда моя мечта — переезд по работе в Америку рухнула, у меня сразу сложились в сознании все части моего бренда одежды и сумок — идея, дизайн, бизнес-модель.

Мне часто приходилось слышать, что мое имя хорошо звучит: оно яркое и запоминающееся. А что может выразить меня лучше, как не мое собственное имя? Поэтому над названием бренда думали не долго, он получил мое имя — Marta Brizhan.

Для меня очень важно производить только то, что я хотела бы носить сама, поэтому мне не приходилось придумывать какие-либо хитрости, всё получалось естественно и органично. Стартовым капиталом для запуска бизнеса, стала моя машина, которую я продала. Вырученных 550 000 тысяч рублей хватило на то, чтобы запустить производство, львиная доля ушла на закупку материалов и на оплату услуг организации, которая отшила первый мой заказ. Стало очевидно, что необходимо организовать собственное производство: с первой выручки мы закупили швейные станки и организовали небольшой цех в г. Иваново. Очень быстро наша команда выросла до четырёх человек, цеха из пяти швей и нескольких партнёров, которые выполняли заказы.

Поясная сумка – ключ к прибыли

Я запустила бизнес в ноябре 2017 года. Первое, чем я занялась, было изготовление поясных сумок. На Западе в то время они уже были очень популярны, а в России предложения практически не было. Я создала несколько моделей и около тридцати вариантов с разными цветами и материалами. Поначалу заниматься приходилось всем: от дизайна до закупки. Но, судя по спросу, мы попали в яблочко. Отгрузили первую партию для Wildberries, и за месяц оборот превысил тысячу сумок. Это был успех! Конечно, два года назад конкуренция среди производителей поясных сумок была низкой, сейчас их производят сотни брендов. Однако, не смотря на избыток предложения, именно этот продукт до сих пор занимает солидную часть наших продаж.

После первого взлёта мы решили расширить наш ассортимент и добавить рюкзаки: создали около ста моделей, закупили материалы и начали шить. Но, как выяснилось, специфика рюкзаков сильно отличалась от поясных сумок, и большой популярности они не получили. Пришлось подстраиваться под рынок и корректировать свою бизнес-модель. Мы отказались от кожаных рюкзаков, оставили три-четыре универсальные модели и сосредоточились на их продажах. Когда бизнес растет— цена каждой ошибки высока. За всё приходится расплачиваться рублём.

Организовать производство в России — достаточно сложный процесс, нет хорошей сырьевой базы, поставщики материалов часто меняют матрицу, ткани попросту заканчиваются, фурнитуру необходимо покупать сразу в большом количестве. Так в этом году мы впервые купили около 1 км ткани.

Иногда мне говорят, что я буду вынуждена перенести производство в Китай, поскольку это будет дешевле, но я начинала свой бизнес в России и потому твёрдо уверена, что смогу построить большое производство на Родине и завоевать признание за рубежом. Мы уже выиграли несколько престижных показов в Нью-Йорке и Милане, что хорошо характеризует наши качество и востребованность на рынке.

К новым высотам

В 2019 году все силы были брошены на производство одежды и запуск новой концептуальной коллекции «Red line collection 108». Название выбрано неслучайно. Красная линия символизирует настоящее, то, что находится здесь и сейчас, это символ баланса, история которого уходит в древние культуры. Число «108» также носит сакральный смысл, оно обозначает вечное движение, новые начинания и желание действовать. Поэтому в коллекции у нас именно 108 наименований, универсальных вещей, которые можно сочетать между собой так, чтобы материальное находило отклик и в духовном.

Все разработки я делаю сама. Профессионального образования у меня нет, я больше полагаюсь на вдохновение и богатый опыт, полученный в этой отрасли. Как показывает практика, этого хватает, чтобы из, казалось бы, простых вещей делать что-то очень красивое и элегантное.

Мои ориентиры

Все любят писать об инструментах продаж. Выручка, конечно, зависит от правильной позиции и раскрутки, но я и моя команда никогда не хотели делать какие-то обыкновенные вещи и заваливать ими регионы по низким ценам. Нет, наш бизнес создавался скорее ради достижения мечты, и это нашло отклик у покупателей. Сейчас мы работаем с крупнейшими онлайн-площадками России, такими как Wildberries, KupiVip, OZON и Lamoda. От продажи дилерам мы практически отказались, поскольку это требует большого штата сотрудников, который будет заниматься логистикой товаров. Основную коллекцию мы настроены продавать через собственные каналы: инстаграм, фейсбук, а также через свой интернет-магазин. Сейчас активно разрабатываем наш сайт. Интернет-магазины, конечно, дают быструю выручку, но тут есть и свои сложности: большие скидки или долгие деньги. Собственный же магазин позволит иметь прямую связь с клиентами, а значит получать обратную связь о качестве товаров, сервисе и прочее. Конечно, у розницы тоже есть свои нюансы, но мы настроены позитивно. Общий оборот сейчас составляет порядка полумиллиона рублей ежемесячно. Он активно растёт и развивается, поэтому перспективы у нас самые радужные. И всем, кто хочет тоже влиться в эту сферу, но находится в сомнениях, я могу дать только один совет: дерзайте! Пробуйте, ошибайтесь, учитесь и ничего не бойтесь! Успеха добиться может только отважный, и как гласит старинная восточная пословица «Путь в тысячу миль начинается с первого шага».

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Игольное ушко: как запустить стартап на рынке повседневной одежды

Питер Левелс
© Xiufen Silve

Едва окончив университет, голландский программист Питер Левелс уже зарабатывал сильно больше, чем его среднестатистический сверстник. В рамках увлечения электронной музыкой Левелс создал музыкальную сеть Panda Mix Show и канал на YouTubе, куда заливал свои треки. Сеть быстро набирала обороты, и вскоре другие диджеи стали просить разрешения размещаться там. Panda Mix Show начала приносить неплохой доход, который еще и стремительно рос. Сейчас, например, у сети более 10 каналов на YouTube, в iTunes и SoundCloud и 500 000 подписчиков, а количество просмотров на YouTube недавно перевалило за 100 млн.

Но Левелсу этого было мало. Даже ведя совершенную, по меркам западной культуры, жизнь и находясь на вершине пирамиды Маслоу, он не был счастлив. Все ему казалось обыденным и унылым: проснулся, поел, ночью поработал, на выходных напился. Левелс начал задыхаться от такой жизни. Нет, у него не было депрессии — его убивал повышенный уровень комфорта. Ему столько было не нужно. Поэтому в 28 лет он продал почти все свое имущество, оставив только то, что могло поместиться в заплечный рюкзак, и отправился путешествовать по миру, поставив себе цель создать 12 проектов за 12 месяцев.

Зачем так много? Левелс говорит: «У меня всегда были большие трудности с тем, чтобы доводить до конца задуманное. Я мог годами работать над каким-то проектом и за пару шагов до счастливого финала вдруг взять и переключиться на другую гениальную идею. Поэтому по факту я сидел с кучей недоделанных проектов, в каждом из которых погиб определенный потенциал». Эта проблема знакома, пожалуй, всему креативному классу, в головах которого всегда вертится куча идей и ни одной мысли о том, как научиться их реализовывать. Левелс нашел для себя решение: «Я понял, что если буду запускать проект быстрее, то не попаду в эту ловушку».

Левелс не испытывает иллюзий на тему формата таких стартапов. «Конечно, невозможно за месяц выдать финальную версию проекта. Но можно подготовить жизнеспособный продукт, который можно выпускать на рынок, наблюдать за тем, как он там выживает, и думать, как развивать его дальше».

Из унылой Голландии Левелс первым делом отправился в Таиланд. Потом была Индонезия, Сингапур, Гонконг и Южная Корея.

Питер работает один — у него нет ни команды, ни офиса, только ноутбук и навыки программирования. Все сайты и сервисы он делает самостоятельно, практически не прибегая к помощи аутсорсеров: «Я занимаюсь всем сам, поскольку в каком-то роде я контрол-фрик».

Первый из 12 проектов Левелса называется Play My Inbox. Это сайт, который находит, компилирует и воспроизводит музыку, накопившуюся в электронной почте пользователя.

Затем был создан сайт с мотивирующим названием GoFuckingDoIt, который уже успел засветиться на нескольких крупных западных порталах вроде Wired и TheNextWeb. Пользоваться им очень просто: нужно зайти на веб-страницу, вбить в специальное поле цель, которую хочется достигнуть, указать сроки и поставить на кон определенную сумму. Если к назначенной дате цель не будет достигнута, эту сумму придется заплатить. Людям принцип определенно нравится. Обещать, как известно, не значит жениться, а денег всем жалко. Тем не менее на несдержанных обещаниях Левелс уже заработал $32 000.

Следующий проект Левелса — Tubelytics, обновляемый в реальном времени аналитический сервис, на котором можно просматривать подробную статистику по YouTube: количество просмотров видео, изменения количества подписчиков.

Левелс в основном работает в кофейнях или других общественных местах и за время путешествий определил для себя самые комфортные для удаленной работы страны. И на этом построил свой следующий стартап — NomadList, сервис, предоставляющий информацию о том, в каких странах комфортнее всего работать удаленно. Параметров оценки много — от общего уровня жизни и и средней скорости интернета до стоимости еды и проживания. На данный момент лидирует тайский Чиангмай.

Следующим по плану должен стать Gifbook, проект, с помощью которого можно создать бумажные альбомы с любимыми gif-изображениями. Купить такую книжку можно будет за $25.

У Левелса есть несколько непреложных правил. Одно из них: каждый проект должен быть максимально простым. Именно поэтому все его стартапы — одностраничные приложения, работающие автоматически. Многие говорят, что для того, чтобы построить быстрорастущий стартап, необходимы инвестиции. Левелс так не думает. Точнее, он полагает, что большинство стартапов не попадает в категорию быстрорастущих, а следовательно, ни в каких особых инвестициях не нуждается. Левелс уверен, что те, кто жалуется на отсутствие финансирования, загубившее хорошие идеи, просто не хотят признавать собственную лень и нежелание брать дело в свои руки. Левелс уверен, что надо строить бизнес так, чтобы он с первого дня приносил доход. И расширять его нужно только тогда, когда этот доход станет ощутимым. К тому же искать инвесторов гораздо разумнее на том этапе, когда есть фундамент, на котором можно что-то строить.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector