Чем глубже кризис, тем больше желающих приобрести «непотопляемую» франшизу

Чем глубже кризис, тем больше желающих приобрести «непотопляемую» франшизу

Чем глубже кризис, тем больше желающих приобрести «непотопляемую» франшизу

Однако президент «Г.М.Р. ПЛАНЕТА ГОСТЕПРИИМСТВА» Мераб Елашвили уверен: с таким подходом о результатах можно даже не мечтать.

В многотомной энциклопедии российского бизнеса, которая когда-нибудь будет издана, о Мерабе и Георгии Елашвили будет сказано как минимум две вещи. Именно они осчастливили наших детей «киндер-сюрпризами», наладив поставки шоколадных яиц с игрушками внутри, а взрослых приучили к итальянской пицце. В 1997 году братья открыли первый столичный ресторан «Сбарро», а вскоре принадлежащая им «Бразерс и компания» получила статус эксклюзивного франчайзи Sbarro Holdings в России, странах СНГ, Балтии, Центральной и Восточной Европы.

Родился 9 июня 1974 года в Грузии. Окончил русскую школу, Тбилисский промышленный колледж, затем — экономический факультет Института менеджеров. В 2005-м получил диплом Юридического института при Московской академии экономики и права.

В 1996 году вместе с братом Георгием Елашвили и свояком Романом Шамилашвили основал компанию «Пицца Сбарро». Позже она была переименована в «Бразерс и компания», получив статус эксклюзивного франчайзи Sbarro Holdings в России, странах СНГ, Балтии, Центральной и Восточной Европы.

С 1998 года — президент компании «Г.М.Р. Планета гостеприимства».

В 2002 году вывел на рынок собственные брэнды «Восточный Базар» и «Баш-на-Баш», а в 2005 году — торговую марку Viaggio.

С 2007 года председатель комитета по франчайзингу ОПОРЫ РОССИИ.

Хобби — настольный теннис, снукер, чтение.

Прежде чем привеcти «Сбарро» в Россию, Мераб Елашвили долго путешествовал по Европе, выбирая подходящий формат. Вариантов было немало, а список серьезных сетевых игроков на российском рынке — на удивление скромным.

Почему выбор пал на Sbarro? Елашвили понравилось, что франчайзер предлагал разумное качество по приемлемым ценам. Ассортимент позволял не только «заморить червячка», но и плотно пообедать. А главное, компания обещала помощь в запуске проекта. Это сегодня о франчайзинге знают все. Но тогда для предпринимателя из России такой подход был в новинку: вот она, практически готовая модель бизнеса; остается только следовать инструкциям — и все получится!

«Я сказал себе: люди хотят качественно питаться вне дома, — вспоминает Мераб Елашвили. — При этом недорого и со вкусом, в приятной обстановке и достаточно быстро. Все говорило о том, что в Sbarro умеют работать и готовы научить всем секретам партнера». К лету 1998 года в Москве работали уже два ресторана «Сбарро». А потом наступил август. Сначала думалось, что это финал. Потом — что скорее все-таки полуфинал. А затем оказалось: сдаваться рановато. Переименованная в «Г.М.Р. Планета гостеприимства» компания медленно, но упорно расширяла сеть. Страна оправлялась от шока, экономический подъем ощущался повсюду, у людей появились деньги… Маховик раскручивался все быстрее.

Прописав «Сбарро» в столице, Мераб Елашвили начал всерьез присматриваться к рынкам Санкт-Петербурга и городов-миллионников. С тех пор итальянцы трижды — в 2002, 2004 и 2006 году — объявляли российского франчайзи лучшим из партнеров. Он же тем временем сам пробовал себя в роли франчайзера. В 2002 году «Г.М.Р. Планета гостеприимства» вывела на рынок две собственные концепции — «Восточный Базар» и «Баш-на-Баш», а в 2005 году Елашвили предложил еще один сетевой проект — рестораны итальянской кухни Viaggio.

— Франчайзинг развивался, но как-то не очень активно, — честно признается Мераб. — Да, наши франшизы стали покупать чаще. В лучшую сторону изменилась и репутация франчайзинга как такового. Но с точки зрения законодательства все осталось по-прежнему: высокие риски, незащищенность обеих сторон — и франчайзи, и франчайзера. А теперь вот, в связи с кризисом, добавилась еще одна проблема: попробуйте-ка получить кредит на запуск бизнеса!

С 2007 года Елашвили возглавляет комитет по франчайзингу в ОПОРЕ РОССИИ. Задач у комитета множество, но главная — одна. Который год подряд участники этого рынка ходят по коридорам власти, убеждая: глава 54 действующего Гражданского кодекса тормозит развитие российского франчайзинга. «Коммерческая концессия» и франчайзинг — принципиально разные понятия. Однако термина «франчайзинг» в кодексе не обнаруживается. В итоге целый сегмент рынка развивается не «благодаря», а скорее «вопреки». Каждый договор с партнером, а также любые изменения франчайзер обязан регистрировать в Роспатенте. Время, нервы, деньги.

— По сравнению с расходами, которые мы несем из-за всей этой бюрократии, «пиратство» со стороны бывших франчайзи или нежелание партнеров выплачивать роялти выглядят сущими пустяками, — разводит руками Елашвили. — В итоге за главные козыри франшизы — одинаковый вкус блюд и единые стандарты качества обслуживания — приходится биться не на жизнь, а на смерть. А ведь сегодня самое время помочь развитию франчайзинга. В условиях кризиса вряд ли кто-то рискнет развивать совсем уж новый бизнес. Другой разговор — франчайзинг.

— Так что же, спасение от кризиса в массовом развитии франчайзинга?

— Вот это самый опасный момент, — говорит Елашвили. — Приходится отвечать и «да», и «нет». Честно скажу. Я знаю многих предпринимателей , которые покупали ту или иную франшизу и все равно банкротились. Франчайзинг вовсе не обещает стопроцентного успеха. Чудес не бывает. Мало того, даже у некоторых из наших партнеров были такие вот ожидания. Дескать, если я купил вашу франшизу, да еще и паушальный взнос уплатил, и роялти буду перечислять, то вы мне должны гарантировать коммерческий успех — а я буду отдыхать и считать прибыль.

— Именно! Я открыто говорю: когда мы выходим в новый регион, от местных партнеров на самом деле куда больше пользы, чем от нас. Они лучше знают региональные нравы и обычаи, все «входы и выходы». Мы же транслируем им скорее технологический опыт и готовы подсказать, как и куда расти. Но это опять-таки не гарантирует, что бизнес партнера будет успешен, если, вложившись в покупку франшизы, предприниматель сядет в кресло и будет ждать результатов, которые появятся «по щучьему веленью»!

— Часто попадаются такие партнеры?

— Часто. Как ни грустно. С каждым годом спрос на франчайзинг растет. А значит, растет и число «клиентов», которые спрашивают: «Ну вы же наберете для меня персонал, обучите, проконсультируете, если что-то пойдет не так?» Мы отвечаем: «Да, будем строить партнерские отношения. Поможем с набором персонала. Обучим ваших людей. Дадим совет, если вы не сможете сами найти решение той или иной проблемы. Но в конечном счете риск не за нами, а за вами. И скажите, как я могу принять решение за партнера, если я рискую его деньгами?» Я все думаю, как бы устроить эффективную пропагандистскую акцию, чтобы донести до всех интересующихся покупкой франшизы: франчайзинг — это прекрасный инструмент для развития бизнеса. В том числе для развития бизнеса малого, на котором во всем мире держится экономика . К тому же этот инструмент можно «клонировать». Но, получив такой инструмент в руки, нельзя сидеть, эти самые руки «сложа». Перефразируя известный афоризм, можно сказать так. Франчайзер предлагает не рыбу, а удочку, чтобы эту рыбу ловить. Но если, получив удочку, человек поставит ее в чулан, рыбы он не наловит.

В целом желающих начать бизнес из-за кризиса стало меньше, чем еще полгода назад. Разумеется, проверенные бизнес-модели, как и любая возможность вести рентабельный бизнес, продолжают пользоваться спросом. В этом смысле интерес к нашим франшизам остается высоким. Но вот процент тех, кто благодаря франчайзингу пытается «пересидеть» трудные времена, действительно вырос. Я же уверен, что «переждать» кризис в тихой гавани не получится. Даже благодаря франчайзингу. Об этом нужно говорить честно, никого не вводя в заблуждение.

— Не боитесь, что ввиду снижения доходов люди станут меньше кушать вне дома?

— Боюсь. Представьте: раньше у человека была возможность пообедать в ресторане, а теперь его либо сократили, либо урезали ему зарплату, либо работает только один из членов семьи. В таком случае проще взять из дома бутерброд, чем в обеденный перерыв пойти в закусочную. Но это «логические рассуждения». Пока ни у «Сбарро», ни у «Восточного базара» выручка не падает. Разве что мы ожидали куда большего роста.

— А что творится на местах?

— Ну, вот в Калининграде партнеры решили продать бизнес. Мы выкупили рестораны, теперь они в собственности компании. Такое случается. Бывает, приезжаешь в регион и видишь, что ресторан стоит пустым. Начинаешь анализировать: почему работа неэффективна? Может, обслуживают не так? Или заведение находится слишком далеко от основных потоков людей? Или, может быть, маркетингом не так занимаются, надо проводить больше акций?

— Сколько по нынешним временам нужно денег, чтобы открыть ресторан?

— Если говорить о наших марках, то вложения зависят от формата. Заведение на фуд-кортах торговых центров требует примерно 250 тысяч долларов. Ресторан с буфетом — формат посложнее, тут придется потратить около 350 тысяч долларов. Отдельно стоящее здание — это уже 500-600 тысяч долларов. Ну а в случае с Viaggio и «Баш-на-Баш» инвестиции зависят от площади и оформления. Здесь все решается индивидуально. По оценкам, понадобится от 700 тысяч до миллиона долларов.

Вы, конечно, захотите узнать, как быстро окупаются такие вложения. Рестораны на фуд-кортах — в среднем за два года. В отдельно стоящих зданиях — за три–четыре года. Viaggio и «Баш-на-Баш» окупаются за четыре–пять лет. Это, так сказать, реалистичный прогноз. В условиях кризиса, думаю, показатели не изменятся.

Сегодня по франчайзингу у нас открыто одиннадцать ресторанов. Остальные — наши, корпоративные. Что же касается окупаемости франчайзинговых ресторанов, то тут нужно учитывать оговоренное контрактом количество ресторанов, планируемых к открытию. Чем больше заведений планирует открыть франчайзи, тем выше паушальный взнос: он у нас суммарный за все точки. Следовательно, и срок окупаемости может возрасти на несколько месяцев. Зато и ожидаемая отдача будет выше.

Читать еще:  12 человек, сумевших заработать свой первый миллион к 22 годам

— В собственных проектах вы также использовали опыт «Сбарро»?

— Скажу так: опыт этот не стал лишним. Конечно, концепции наших собственных ресторанов совсем иные. Главное здесь — как раз не унификация, а полный креатив. Однако перспективы мы анализировали не менее тщательно, чем в ту пору, когда начинали со «Сбарро». Например, перед тем как открыть Viaggio, наши архитектор, менеджер по брэндам и шеф-повар побывали в Италии. Изучали местные кулинарные традиции, привезли массу впечатлений и свежих идей. Затем диагностировали рынок. Пытались понять, что здесь востребовано. Что-то, конечно, дорабатывали по ходу дела. Не все получилось быстро и сразу, как планировали. Зато теперь Viaggio — наше любимое детище. 1 февраля концепции исполнилось четыре года, у нас уже семь ресторанов, и все они олицетворяют тот или иной итальянский город: Неаполь, Венецию, Пизу, Милан, Турин и другие. В 2008 году ресторан Viaggio открылся в столице Египта — Каире.

— Так все-таки: помогает франчайзинг в кризис или нет?

— А не важно, франчайзинговая у вас компания или нет! Сегодня помещения стоят дешевле: появился реальный доступ к коммерческим площадям. Да и стоимость персонала упала. Квалифицированных специалистов теперь можно нанять по адекватной стоимости. Отсюда вывод. Если у вас на руках есть наличные, и вы хотите закрепиться в той или иной нише на рынке, учтите: сейчас для этого самое подходящее время. В том числе — для запуска бизнеса по франчайзингу. Всегда легче, когда за тобой стоит известный брэнд.

В течение всего 2008 года «Бизнес-журнал» следил за любопытным проектом. Речь шла о плане развития бизнеса по продаже «кастомизированных» мужских сорочек. В обычном магазине рубашку приходится покупать целиком. Идея состояла в том, чтобы предложить покупателю самостоятельно собирать сорочку из отдельных «комплектующих». «Человек сам придумает для себя рубашку, а мы ее быстро сошьем и получим неплохой доход», — мечтал автор проекта. Но увы. Проработав пару месяцев, молодая компания обслужила несколько десятков клиентов и тихо закрылась. Недавно мы поинтересовались, как идут дела у этого предпринимателя. «В начале года, — ответил он, — вместе с партнером я купил франшизу косметической марки. Франчайзинг — лучший способ переждать кризис. А потом попробуем реанимировать наш рубашечный проект».

— При встрече с трудностями у многих просто не хватает духу продолжать начатое, — комментирует Андрей Сырокомский, владелец компании «Далион», занимающейся подбором подарков. — Появляется стремление «защититься», получив взамен уникального бизнеса… пережеванный. Но франшиза — лишь видимость гарантии. Люди насмотрелись мрачных телепередач «про кризис», побросали свои бизнесы и пытаются спрятаться под фартуком у франчайзеров. Но даже самый лучший франчайзер не даст вам и половины того опыта, который вы получаете, занимаясь собственным делом!

Нижегородский бизнесмен создал непотопляемую компанию

  • Мир закрывает границы с Китаем. Россия отменила безвизовые туристические поездки в страну
    Купить и выгодно продать: топ автомобилей с лучшей остаточной стоимостью
    «Руки прочь». В Екатеринбурге растет протестная активность горожан
    «Эволюцию невозможно отменить. Ее можно замедлить, если везде поставить Росгвардию»
    Такие работники страдают от падений в 2,5 раза чаще других. Чем офис грозит здоровью

    Насколько правильно выстроена стратегия частного инвестора — показывает кризис. Игорь Есин, как собственник бизнеса, проверил-инвестиции в полиэтиленовую упаковку непотопляемы даже при спаде экономики

    Компания «ТИКО-Пластик», основатель которой Игорь Есин, на рынке полиэтиленовой упаковки с 1999 г. Сегодня на 17 тыс. кв. м производится техническая пленка, упаковка для продуктов питания, продукции промназначения. Еще 15 лет назад г-н Есин выбрал инструмент для личных инвестиций — собственную компанию. Даже в кризисные периоды свои личные инвестиции он считает непотопляемыми.

    — По данным минпромторга России, в планах правительства РФ к 2020 г. снизить импортозависимость с 70-90% до 50-60% в различных отраслях промышленности. Ожидается, что динамика отечественного промпроизводства составит 10-15% в год. А наша компания предлагает упаковочные материалы для большинства отраслей, по которым эта программа уже начала реализовываться. Разумеется, развитие отечественных предприятий является серьезным фактором роста и для нас. В связи с нестабильным положением рубля мы смотрим, чтобы рентабельность наших инвестиций в развитие компании превышала среднегодовой темп инфляции. В развитие собственной компании вкладывается до 90% полученной прибыли.

    Несмотря на российские кризисы 1990-х, нулевых и 2010-х, я не могу назвать эти годы переломными для нашего бизнеса. Мы развиваемся поступательно, тщательно анализируем внешнюю и внутреннюю ситуацию, планируем каждый шаг. Считаю, что наши направления бизнеса — производство пакетов и полимерной пленки — при профессиональном подходе, знании рынка и его объективной оценке — просто непотопляемые. Мы производим гибкие упаковочные материалы практически для всех пищевых и непищевых отраслей промышленности. Благодаря чему у нас есть возможность оценивать ситуацию внутри каждой отрасли, совершенствовать специализированные технологические решения, которые помогают нашим клиентам становиться лучше.

    Если говорить об образовании как инструменте инвестирования, то в современных динамичных условиях — это не перечень дисциплин и направлений, которые нужно изучить. Образование — это, прежде всего, подход к развитию профессионализма, собственной личности, самосовершенствованию, который выбираешь ты сам. Лично я регулярно посещаю отраслевые мероприятия, тренинги, семинары по теме управления, продаж, финансов. Разумеется, придерживаюсь здорового образа жизни. Плюс разумный оптимистичный взгляд на жизнь в целом и на бизнес в частности помогает создать хорошее настоящее и будущее. Этих нехитрых правил придерживаются и мои близкие, и вся наша большая команда «ТИКО-Пластик».

    Экономическая безопасность предприятия сегодня — это не просто достижение определенного состояния организации. Наш подход к этому вопросу намного шире. В первую очередь, мы обеспечиваем устойчивое развитие компании, прозрачность и стабильность денежных расчетов и основных финансово-экономических параметров, привлекаем различные источники финансирования. Большую роль в этом играет репутация и позиционирование на рынке кредитных организаций. Для сохранения темпа роста капитала и сокращения издержек оборудование заменяется на более производительное. Это позволяет увеличить объем выпускаемой продукции в рамках существующих производств, а также развивать новые направления.

    Чем глубже кризис, тем больше желающих приобрести «непотопляемую» франшизу

    В многотомной энциклопедии российского бизнеса, которая когда-нибудь будет издана, о Мерабе и Георгии Елашвили будет сказано как минимум две вещи. Именно они осчастливили наших детей «киндер-сюрпризами», наладив поставки шоколадных яиц с игрушками внутри, а взрослых приучили к итальянской пицце. В 1997 году братья открыли первый столичный ресторан «Сбарро», а вскоре принадлежащая им «Бразерс и компания» получила статус эксклюзивного франчайзи Sbarro Holdings в России, странах СНГ, Балтии, Центральной и Восточной Европы.

    Родился 9 июня 1974 года в Грузии. Окончил русскую школу, Тбилисский промышленный колледж, затем — экономический факультет Института менеджеров. В 2005-м получил диплом Юридического института при Московской академии экономики и права.

    В 1996 году вместе с братом Георгием Елашвили и свояком Романом Шамилашвили основал компанию «Пицца Сбарро». Позже она была переименована в «Бразерс и компания», получив статус эксклюзивного франчайзи Sbarro Holdings в России, странах СНГ, Балтии, Центральной и Восточной Европы.

    С 1998 года — президент компании «Г.М.Р. Планета гостеприимства».

    В 2002 году вывел на рынок собственные брэнды «Восточный Базар» и «Баш-на-Баш», а в 2005 году — торговую марку Viaggio.

    С 2007 года председатель комитета по франчайзингу ОПОРЫ РОССИИ.

    Хобби — настольный теннис, снукер, чтение.

    Легенда

    Прежде чем привеcти «Сбарро» в Россию, Мераб Елашвили долго путешествовал по Европе, выбирая подходящий формат. Вариантов было немало, а список серьезных сетевых игроков на российском рынке — на удивление скромным.

    Почему выбор пал на Sbarro? Елашвили понравилось, что франчайзер предлагал разумное качество по приемлемым ценам. Ассортимент позволял не только «заморить червячка», но и плотно пообедать. А главное, компания обещала помощь в запуске проекта. Это сегодня о франчайзинге знают все. Но тогда для предпринимателя из России такой подход был в новинку: вот она, практически готовая модель бизнеса; остается только следовать инструкциям — и все получится!

    «Я сказал себе: люди хотят качественно питаться вне дома, — вспоминает Мераб Елашвили. — При этом недорого и со вкусом, в приятной обстановке и достаточно быстро. Все говорило о том, что в Sbarro умеют работать и готовы научить всем секретам партнера». К лету 1998 года в Москве работали уже два ресторана «Сбарро». А потом наступил август. Сначала думалось, что это финал. Потом — что скорее все-таки полуфинал. А затем оказалось: сдаваться рановато. Переименованная в «Г.М.Р. Планета гостеприимства» компания медленно, но упорно расширяла сеть. Страна оправлялась от шока, экономический подъем ощущался повсюду, у людей появились деньги… Маховик раскручивался все быстрее.

    Сеть

    Прописав «Сбарро» в столице, Мераб Елашвили начал всерьез присматриваться к рынкам Санкт-Петербурга и городов-миллионников. С тех пор итальянцы трижды — в 2002, 2004 и 2006 году — объявляли российского франчайзи лучшим из партнеров. Он же тем временем сам пробовал себя в роли франчайзера. В 2002 году «Г.М.Р. Планета гостеприимства» вывела на рынок две собственные концепции — «Восточный Базар» и «Баш-на-Баш», а в 2005 году Елашвили предложил еще один сетевой проект — рестораны итальянской кухни Viaggio.

    — Франчайзинг развивался, но как-то не очень активно, — честно признается Мераб. — Да, наши франшизы стали покупать чаще. В лучшую сторону изменилась и репутация франчайзинга как такового. Но с точки зрения законодательства все осталось по-прежнему: высокие риски, незащищенность обеих сторон — и франчайзи, и франчайзера. А теперь вот, в связи с кризисом, добавилась еще одна проблема: попробуйте-ка получить кредит на запуск бизнеса!

    С 2007 года Елашвили возглавляет комитет по франчайзингу в ОПОРЕ РОССИИ. Задач у комитета множество, но главная — одна. Который год подряд участники этого рынка ходят по коридорам власти, убеждая: глава 54 действующего Гражданского кодекса тормозит развитие российского франчайзинга. «Коммерческая концессия» и франчайзинг — принципиально разные понятия. Однако термина «франчайзинг» в кодексе не обнаруживается. В итоге целый сегмент рынка развивается не «благодаря», а скорее «вопреки». Каждый договор с партнером, а также любые изменения франчайзер обязан регистрировать в Роспатенте. Время, нервы, деньги.

    — По сравнению с расходами, которые мы несем из-за всей этой бюрократии, «пиратство» со стороны бывших франчайзи или нежелание партнеров выплачивать роялти выглядят сущими пустяками, — разводит руками Елашвили. — В итоге за главные козыри франшизы — одинаковый вкус блюд и единые стандарты качества обслуживания — приходится биться не на жизнь, а на смерть. А ведь сегодня самое время помочь развитию франчайзинга. В условиях кризиса вряд ли кто-то рискнет развивать совсем уж новый бизнес. Другой разговор — франчайзинг.

    Острота момента

    — Так что же, спасение от кризиса в массовом развитии франчайзинга?

    — Вот это самый опасный момент, — говорит Елашвили. — Приходится отвечать и «да», и «нет». Честно скажу. Я знаю многих предпринимателей , которые покупали ту или иную франшизу и все равно банкротились. Франчайзинг вовсе не обещает стопроцентного успеха. Чудес не бывает. Мало того, даже у некоторых из наших партнеров были такие вот ожидания. Дескать, если я купил вашу франшизу, да еще и паушальный взнос уплатил, и роялти буду перечислять, то вы мне должны гарантировать коммерческий успех — а я буду отдыхать и считать прибыль.

    — Иждивенческая позиция…

    — Именно! Я открыто говорю: когда мы выходим в новый регион, от местных партнеров на самом деле куда больше пользы, чем от нас. Они лучше знают региональные нравы и обычаи, все «входы и выходы». Мы же транслируем им скорее технологический опыт и готовы подсказать, как и куда расти. Но это опять-таки не гарантирует, что бизнес партнера будет успешен, если, вложившись в покупку франшизы, предприниматель сядет в кресло и будет ждать результатов, которые появятся «по щучьему веленью»!

    — Часто попадаются такие партнеры?

    — Часто. Как ни грустно. С каждым годом спрос на франчайзинг растет. А значит, растет и число «клиентов», которые спрашивают: «Ну вы же наберете для меня персонал, обучите, проконсультируете, если что-то пойдет не так?» Мы отвечаем: «Да, будем строить партнерские отношения. Поможем с набором персонала. Обучим ваших людей. Дадим совет, если вы не сможете сами найти решение той или иной проблемы. Но в конечном счете риск не за нами, а за вами. И скажите, как я могу принять решение за партнера, если я рискую его деньгами?» Я все думаю, как бы устроить эффективную пропагандистскую акцию, чтобы донести до всех интересующихся покупкой франшизы: франчайзинг — это прекрасный инструмент для развития бизнеса. В том числе для развития бизнеса малого, на котором во всем мире держится экономика . К тому же этот инструмент можно «клонировать». Но, получив такой инструмент в руки, нельзя сидеть, эти самые руки «сложа». Перефразируя известный афоризм, можно сказать так. Франчайзер предлагает не рыбу, а удочку, чтобы эту рыбу ловить. Но если, получив удочку, человек поставит ее в чулан, рыбы он не наловит.

    В целом желающих начать бизнес из-за кризиса стало меньше, чем еще полгода назад. Разумеется, проверенные бизнес-модели, как и любая возможность вести рентабельный бизнес, продолжают пользоваться спросом. В этом смысле интерес к нашим франшизам остается высоким. Но вот процент тех, кто благодаря франчайзингу пытается «пересидеть» трудные времена, действительно вырос. Я же уверен, что «переждать» кризис в тихой гавани не получится. Даже благодаря франчайзингу. Об этом нужно говорить честно, никого не вводя в заблуждение.

    — Не боитесь, что ввиду снижения доходов люди станут меньше кушать вне дома?

    — Боюсь. Представьте: раньше у человека была возможность пообедать в ресторане, а теперь его либо сократили, либо урезали ему зарплату, либо работает только один из членов семьи. В таком случае проще взять из дома бутерброд, чем в обеденный перерыв пойти в закусочную. Но это «логические рассуждения». Пока ни у «Сбарро», ни у «Восточного базара» выручка не падает. Разве что мы ожидали куда большего роста.

    — А что творится на местах?

    — Ну, вот в Калининграде партнеры решили продать бизнес. Мы выкупили рестораны, теперь они в собственности компании. Такое случается. Бывает, приезжаешь в регион и видишь, что ресторан стоит пустым. Начинаешь анализировать: почему работа неэффективна? Может, обслуживают не так? Или заведение находится слишком далеко от основных потоков людей? Или, может быть, маркетингом не так занимаются, надо проводить больше акций?

    — Сколько по нынешним временам нужно денег, чтобы открыть ресторан?

    — Если говорить о наших марках, то вложения зависят от формата. Заведение на фуд-кортах торговых центров требует примерно 250 тысяч долларов. Ресторан с буфетом — формат посложнее, тут придется потратить около 350 тысяч долларов. Отдельно стоящее здание — это уже 500-600 тысяч долларов. Ну а в случае с Viaggio и «Баш-на-Баш» инвестиции зависят от площади и оформления. Здесь все решается индивидуально. По оценкам, понадобится от 700 тысяч до миллиона долларов.

    Вы, конечно, захотите узнать, как быстро окупаются такие вложения. Рестораны на фуд-кортах — в среднем за два года. В отдельно стоящих зданиях — за три–четыре года. Viaggio и «Баш-на-Баш» окупаются за четыре–пять лет. Это, так сказать, реалистичный прогноз. В условиях кризиса, думаю, показатели не изменятся.

    Сегодня по франчайзингу у нас открыто одиннадцать ресторанов. Остальные — наши, корпоративные. Что же касается окупаемости франчайзинговых ресторанов, то тут нужно учитывать оговоренное контрактом количество ресторанов, планируемых к открытию. Чем больше заведений планирует открыть франчайзи, тем выше паушальный взнос: он у нас суммарный за все точки. Следовательно, и срок окупаемости может возрасти на несколько месяцев. Зато и ожидаемая отдача будет выше.

    — В собственных проектах вы также использовали опыт «Сбарро»?

    — Скажу так: опыт этот не стал лишним. Конечно, концепции наших собственных ресторанов совсем иные. Главное здесь — как раз не унификация, а полный креатив. Однако перспективы мы анализировали не менее тщательно, чем в ту пору, когда начинали со «Сбарро». Например, перед тем как открыть Viaggio, наши архитектор, менеджер по брэндам и шеф-повар побывали в Италии. Изучали местные кулинарные традиции, привезли массу впечатлений и свежих идей. Затем диагностировали рынок. Пытались понять, что здесь востребовано. Что-то, конечно, дорабатывали по ходу дела. Не все получилось быстро и сразу, как планировали. Зато теперь Viaggio — наше любимое детище. 1 февраля концепции исполнилось четыре года, у нас уже семь ресторанов, и все они олицетворяют тот или иной итальянский город: Неаполь, Венецию, Пизу, Милан, Турин и другие. В 2008 году ресторан Viaggio открылся в столице Египта — Каире.

    — Так все-таки: помогает франчайзинг в кризис или нет?

    — А не важно, франчайзинговая у вас компания или нет! Сегодня помещения стоят дешевле: появился реальный доступ к коммерческим площадям. Да и стоимость персонала упала. Квалифицированных специалистов теперь можно нанять по адекватной стоимости. Отсюда вывод. Если у вас на руках есть наличные, и вы хотите закрепиться в той или иной нише на рынке, учтите: сейчас для этого самое подходящее время. В том числе — для запуска бизнеса по франчайзингу. Всегда легче, когда за тобой стоит известный брэнд.

    Тихая гавань?

    В течение всего 2008 года «Бизнес-журнал» следил за любопытным проектом. Речь шла о плане развития бизнеса по продаже «кастомизированных» мужских сорочек. В обычном магазине рубашку приходится покупать целиком. Идея состояла в том, чтобы предложить покупателю самостоятельно собирать сорочку из отдельных «комплектующих». «Человек сам придумает для себя рубашку, а мы ее быстро сошьем и получим неплохой доход», — мечтал автор проекта. Но увы. Проработав пару месяцев, молодая компания обслужила несколько десятков клиентов и тихо закрылась. Недавно мы поинтересовались, как идут дела у этого предпринимателя. «В начале года, — ответил он, — вместе с партнером я купил франшизу косметической марки. Франчайзинг — лучший способ переждать кризис. А потом попробуем реанимировать наш рубашечный проект».

    — При встрече с трудностями у многих просто не хватает духу продолжать начатое, — комментирует Андрей Сырокомский, владелец компании «Далион», занимающейся подбором подарков. — Появляется стремление «защититься», получив взамен уникального бизнеса… пережеванный. Но франшиза — лишь видимость гарантии. Люди насмотрелись мрачных телепередач «про кризис», побросали свои бизнесы и пытаются спрятаться под фартуком у франчайзеров. Но даже самый лучший франчайзер не даст вам и половины того опыта, который вы получаете, занимаясь собственным делом!

    франчайзинг

    Долгая дорога

    Масштабировать или не масштабировать бизнес? Ответ на этот вопрос часто зависит не только от самого бизнеса, но и от предпринимательского темперамента владельца.

    Юношеский максимализм

    Пять иллюзий, которые могут повредить начинающему франчайзи.

    Полуфабриканты

    Есть такая специализация: строить бизнес на продажу. А иногда — недостраивать.

    Догоним и перегоним

    С точки зрения развития франчайзинга Россия образца 2012 года находится примерно на уровне Франции и Германии десятилетней давности.

    Вглубь и вширь

    Российский франчайзинг, несмотря на обилие информации, все еще остается статистически малоизученной отраслью. Попытки исследователей измерить его в цифрах чаще всего приводят к появлению не вполне надежных данных, поскольку в статистику попадают лжефраншизы, а также лишь «анонсированные», развитием которых в действительности франчайзеры по какой-либо причине так и не занялись.

    Путевка в бизнес

    Многие франчайзеры предлагают предприимчивым людям построить эффективный бизнес с нуля. Казалось бы, достаточно приобрести франшизу, вложить деньги в запуск дела и — пожинать лавры. Построение бизнеса по системе франчайзинга и правда имеет целый ряд преимуществ. Однако есть в такой модели взаимоотношений и подводные камни.

    Свою голову не приставишь

    «Франчайзинг означает, что у вас есть собственный бизнес, но вы не остаетесь один на один со своими проблемами и рисками». Можно и дальше цитировать учебники, но факт остается фактом: по статистике, среди независимых компаний только 15% выживают в первые пять лет, тогда как среди франчайзинговых малых предприятий успешно развиваются каждые семь из восьми стартовавших.

    Как Ханс Хесс бургер изобрел

    Каждой удается найти свою «фишку», которая привлекает лояльных покупателей, уставших от однообразной диеты крупных сетей. Для Ханса Хесса, владельца Elevation Burger, такой фишкой стал вкус — точнее, его стопроцентная натуральность.

    Щетка Золушки

    Предприниматель из Костромы Андрей Невидомский не скрывает смелых планов: через год-два его франчайзинговый проект «Щетка» должен стать номером один на российском рынке торговли непродовольственными товарами.

    Люди хлебного места

    Москва — более подходящее место для развития кафе-пекарен, чем Лондон, считает Ян Зильберквит, владелец российской франшизы сети Le pain quotidien («Хлеб насущный»). Хотя управлять людьми здесь сложнее и дороже, а бухгалтерия более запутанная, он променял Британию на Россию и не жалеет об этом.

    Депутаты поддержат развитие франчайзинга

    Подготовлены поправки в ГК РФ, направленные на развитие франчайзинга в России.

    Законопроектом предлагается ввести дифференцированный подход и возлагать на стороны обязанность по регистрации договора концессии в зависимости от состава предоставляемого комплекса исключительных прав.

    Согласно документу, подлежат регистрации не все, а только те договоры коммерческой концессии, по которым предоставляется право на использование объектов, сделки с которыми подлежат обязательной регистрации.

    Поправки сокращают срок регистрации договоров коммерческой концессии в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности до одного месяца.

    Если родину уже продали

    Однажды я увидел смешной девиз, под которым действует одна торговая компания: «Продаем все, кроме Родины!». Забавно. Впрочем, при желании выводы могут быть и вполне серьезными.

    Франчайзинг для новых золушек

    В России среди тех, кто положил франшизу в основание своего бизнеса, женщин сегодня в полтора раза больше, чем мужчин. Недавний специализированный опрос лишь подтвердил, что эти гендерные пропорции сохранились и в кризис, когда вопрос устойчивости (а вовсе не повышенной нормы прибыли) оказался во главе угла. Самое время отдать должное женской интуиции и свободе от зацикленности на собственных идеях, столь свойственной сильному полу!

    Тестовые образцы

    До Москвы дотянулось сахарное щупальце международной сети, которую в США именуют «сладким Макдоналдсом»: в столице открылись первые рестораны Cinnabon, где выпекаются добротные, по-американски монументальные булки-роллы. Но оправдаются ли ожидания российских покупателей мастер-франшизы?

    Спасать или спасаться

    Российский франчайзинг все больше напоминает соцсоревнование между дворянскими усадьбами. Одни франчайзеры вводят оброк и барщину, другие выходят вместе с партнерами на покос и делятся с ними деньгами. Кто победит?

    Франшизы с тараканами

    «Дутые» франшизы, франшизоиды и псевдофраншизы — все это в достатке обнаружил «Бизнес-журнал» в ходе журналистского расследования на рынке российского франчайзинга. Будет весьма прискорбно, если недобросовестные дельцы, пользующиеся правовой неопределенностью в этой сфере, опорочат великую идею.

    Ахиллес и черепаха

    Объединенная сеть «РОСТИК’C KFC» пытается превзойти безоговорочного лидера российского рынка фастфуда — McDONALD’S. Орудием главного калибра в этой битве назначен франчайзинг. Сработает ли?

    Промсвязьбанк будет сотрудничать с Росинтер Ресторантс Холдинг

    Промсвязьбанк и Росинтер Ресторантс Холдинг заключили соглашение о сотрудничестве, которое будет направлено на развитие компаний, связанных договором франчайзинга с Росинтер Ресторантс Холдинг.

    Как сообщает банковская пресс-служба, кредитные средства, полученные в Промсвязьбанке, могут быть направлены предпринимателями на покупку франшизы и расширение бизнеса. Также франчайзи смогут финансировать текущую деятельность предприятий: покупку оборудования, расходных материалов, ремонт и модернизацию помещения, закупку продуктов питания и товарных остатков, приобретение транспорта для оказания услуг по доставке пищи.

    Осторожно, горячее блюдо!

    Чем глубже кризис, тем больше желающих приобрести «непотопляемую» франшизу. Однако президент «Г.М.Р. ПЛАНЕТА ГОСТЕПРИИМСТВА» Мераб Елашвили уверен: с таким подходом о результатах можно даже не мечтать.

    За общее дело

    Бизнес большинства риелторских агентств оказался под угрозой. Если кризис затянется больше чем на год, 60-70% небольших компаний перестанут существовать. Единственным выходом для многих из них может стать консолидация с более крупными игроками и поиск новых форм работы на рынке.

    Армения: как потопить непотопляемую пятую колонну в России?

    Запад меняет тактику борьбы с Россией, оставляя неизменной стратегию, заключающуюся в недопущении становления потенциальной мощи России как державы и империи. Западные лидеры осознают свое бессилие перед Путиным: их санкции есть не что иное, как стимулирование модернизации России, а значит и в скором будущем ускорения ее развития, а прямая конфронтация попросту исключена. Но главное — западные лидеры не могут примириться с реальностью, а именно: с необратимым процессом возрождения России и ее становления в качестве одного из столпов многополярного мира. Следовательно, Россию надо подорвать изнутри, то есть, надежда Запада — пятая колонна, либеральная общественность, в последние месяцы вновь заявившая о себе с новой силой. На этот раз либералы хотят спасти Россию от Путина, поставить ее на европейский путь развития и предотвратить поглощение России Китаем.

    Ходорковский говорит, что он уже «русский националист» (?!), он и Навальный заявляют: «Не отдадим нашу Новороссию Путину!». Немцов говорит, что надо спасти Россию, оставив на произвол судьбы Юго-Восток Украины, то есть — оставить его жителей на растерзание бандеровцам. Явлинский, Собчак, Макаревич, Боровой, либеральные российские СМИ, прочие более или менее яркие деятели либерального фланга — все они выступают против вмешательства в дела Юго-Востока Украины, но с весьма благородной целью — спасти Россию!

    Разумеется, нет нужды говорить о том, что начался необратимый процесс собирания русских земель, восстановления единства Русского мира, как и нет нужды говорить о том, что уход из Украины, хотя и это гипотетически невозможно на данный момент, будет означать катастрофу. Будем говорить о слабом и, называя вещи своими именами, позорном противодействии пятой колонне со стороны здоровых общественно-политических сил России.

    По правде говоря, я не обвиняю российских либералов в их антироссийской направленности, в латентной (как у Немцова и Явлинского) и явной (как у Новодворской и Борового) русофобии. Ибо никто в России не позволил себе вникнуть в генезис этих господ и завязать дискуссию на эту тему. Сделаем эту попытку мы, из Армении. Итак, Явлинский, Немцов, Ходорковский, Березовский, Гусинский, Собчак, Чубайс, Кох, Сванидзе, Хакамада и т.д. и т.п. — вот лица, определяющие российскую общественно-политическую и экономическую действительность на протяжении 10-12 лет. Под этим следует понимать как определение общественного сознания, так и внешнеполитического и внутреннего курса. Кто они, эти граждане не православного происхождения? Евреи, католики-славяне (чехи, поляки и т.п.), лица прочих национальностей и этносов.

    К примеру, Анатолий Собчак, по словам его дочери — полуполяк-получех, ничего русского в нем нет, Немцов и Явлинский — евреи и т.п. Ни одного православного! Вопрос хотел бы поставить в следующем ключе: что произошло бы с Турцией, если бы первыми вице-премьерами там продолжительное время работали армяне? В лучшем случае Турция достигла бы уровня российского спада 90-х, в худшем — Турецкая Республика прекратила бы существование.

    Следовательно, претензий к армянам, погубившим Турцию, в принципе быть не может, претензии должны быть к тем, кто выдвинул их на авангард политической арены, дал им рычаги для формирования общественного мнения. Во времена Ельцина, когда борьба на идеологическом фронте велась против коммунистов, г-жа Новодворская и ее коллеги по борьбе с Россией не вылезали из центральных телеканалов. Повоевали с коммунистами, а итогом победы оказалось господство пятой колонны в СМИ и сознании людей.

    Сегодня образовался тандем Ходорковский-Навальный, миссия которого — перекраситься в русских националистов, оболванить русских людей, доказать им, что именно они и есть русские патриоты и националисты, а спасение России — в избавлении от Путина, который отдает страну Китаю, тогда как надо развернуться к Европе. Каким будет успех тандема и прочих представителей либеральной пятой колонны? Полагаю, их успех будет зависеть от противодействия им настоящей русской общественности. Вот Никита Михалков в своей передаче на телеканале «Россия 24» искренне возмущался идеями Макаревича о том, что Черноморский флот должен уйти из Севастополя, а его место должен занять натовский флот. Полагаю, будь у г-на Михалкова аналогичное Макаревичу этноконфессиональное происхождение, то и он бы ратовал за скорейший уход из Севастополя и передачу русской святыни американцам.

    Нельзя удивляться тому, что естественно, логично, закономерно и рационально. Нельзя удивляться тому, что натворили бы армяне и греки, оказавшись вдруг у руля турецкого государства, ибо они осуществили бы самую естественную вещь — ликвидацию Турции, причем сделали бы это под самыми демократическими и либеральными лозунгами, как в свое время поступила с Россией гайдаро-собчако-чубайсо-немцовская братия. Я на месте Михалкова сказал бы так: «Я не удивляюсь позиции г-на Макаревича, ибо, будучи русофобом нерусского происхождения, г-н Макаревич не может пожелать усиления России, не может в идеологическом плане не находиться в стане ее геополитических врагов». Вот и все.

    В любой борьбе, будь то борьба за лечение или нечто другое, важно определение правильного курса (диагноза), в противном случае усилия окажутся тщетными. Полагаю, надо в общественном мнении выявить новые грани и побуждать общество мыслить принципами национальных и этноконфессиональных категорий. Тогда уже многое встанет на свои места, самое главное, Ходорковский откажется от лавров русского националиста, а Россия в скором времени окончательно лишится своей непотопляемой пятой колонны.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector