Биржа «на коленке»: как стартапу заработать на обучении непрофессионалов

Биржа «на коленке»: как стартапу заработать на обучении непрофессионалов

Биржа «на коленке»: как стартапу заработать на обучении непрофессионалов

На сегодняшний день стартапы набирают обороты своей популярности день ото дня. И не мудрено, уже неоднократно на практике доказано, что свои идеи можно и нужно воплощать в жизнь. И если не так давно инвесторы должны были искать проекты, если хотели вложить сбережения в стартап, а стартаперы ломали головы над тем, где же найти финансирование для своих гениальных проектов, то теперь этот вопрос давно решен. Количество бирж стартапов растет, как грибочки в лесу после хорошего дождика. Но что они собой представляют – эти самые биржи? Где их найти и как отличить те, что действительно могут помочь от тех, что рисовали в подвале на коленке? На эти вопросы мы и попытаемся сегодня ответить.

Что такое биржа стартапов и кому она удобна?

Если коротко и по сути, то биржи стартапов представляют собой платформу, на которой разработчики размещают свои проекты, а потенциальные инвесторы могут оценить и выбрать для себя проект, который считают перспективным и вложить в него деньги.

Это то, что можно сказать о любой площадке. Но, конечно, имеются и отличия между ними. На некоторых, к примеру, есть установленная минимальная сумма взноса, который делает инвестор. Какие-то площадки преподносят инвесторам сюрприз в виде заранее отобранных проектов, которые признанны пользователями наиболее перспективными. Но это все нюансы. Предлагаю не заострять на них особое внимание и начать наш обзор бирж стартапов.

Обзор.

Биржа ShsrelnStock.com. Особенностью этой площадки смело можно считать порядок установления цен на доли в стартап-проектах. Они формируются в ходе торгов и основываются на разнице между спросом и предложением. В торгах могут участвовать сразу несколько продавцов и покупателей. Для оформления сделки используются формы купли-продажи, которые учитывают специфику именно такого рода сделок. Владельцы платформы уверяют, что все официально и юридически правильно оформлено. Также есть варианты стать партнером, тогда вы будете обладать особыми привилегиями, в частности, работу с вами будут строить индивидуально с учетом ваших особенностей и пожеланий. В целом, этот ресурс выглядит довольно таки презентабельно, но похож более на акционную биржу, чем на стандартную площадку для размещения проектов.

Insolt. Эта биржа стартапов в России позиционирует себя, как особо надежную. Суть их отличия от большинства подобных ресурсов в том, что проекты, регистрируемые на этой бирже, отличаются долгосрочностью, а соответственно и более надежны для инвесторов. Процент, который выплачивается инвесторам, колеблется от 10% до 15%, что отличается от 15%-30%, которые выплачивают большинство бирж стартапов. Объясняется это именно тем, что все проекты долгосрочные. Если вам кажется, что такой процент слишком мал, то рекомендую обратить внимание на статистику, согласно которой большинство сроков жизни большинства проектов не более одного года, а многие из них и вовсе уходят в небытие через несколько месяцев, унося с собой денежки инвесторов. Так что, задумайтесь, когда стоите перед выбором между надежностью и возможностью получения краткосрочной прибыли.

Что еще хочется добавить о бирже Insolt – этот проект был разработан в Лондоне, где и по сей день находится их главный офис. Все сделки, заключаемые на этой площадке, заключаются именно через этот офис, что дает еще одну гарантию выплат, в то время как сделки, заключенные в оффшорных зонах, могут быть не так надежны.

Itplus.com. Еще одна биржа стартапов в России, которая претендует на эксклюзивность. Конечно, здесь обещают прозрачность сделок, защищенность и тому подобные блага. Но лично я, ознакомившись вкратце с информацией о бирже, не увидела достаточно аргументов в пользу всего обещанного. Хотя, возможно, следует изучить информацию более детально. Особенностью ресурса можно считать то, что работают они только с IT-проектами и говорят о возможности привлечения заграничных инвесторов, которые, как известно, могут дать поболее денег, при том, не претендуя на права властелина всея проекта.

Startup.Tender.ur. Это украинская платформа. Глядя на стартовую страницу этой биржи, невольно, начинаешь думать, что в Украине хорошо умеют варить борщ и пить горилку. Проект, явно написанный на коленке. Нет даже информации о правилах работы биржи, не то, что хоть каких-то гарантий. Указала этот ресурс в нашем обзоре, скорее, как пример того куда точно не стоит нести свои деньги и проекты. Можете, конечно, попытать счастья, но не факт, что потом ваши инвестиции не канут в небытие, как Российский газ.

Smipon. Российская биржа стартапов, которая работает в режиме краундфандинг. В русской версии это озвучили, как «с миру по нитке». Здесь представлены самые разнообразные проекты, в том числе из области искусства. Условия выглядят довольно прозрачными, в пользу чего можно предоставить тот факт, что сумма, собранная для каждого проекта, видна автоматически всем пользователям. Деньги на реализацию проекта попадают в руки стартаперов только в случае, если вся необходимая сумма собрана. В противном случае – все средства возвращаются на счет вкладчика.

Итог.

Надеюсь, что наш краткий обзор бирж стартапов станет полезным для вас. Хочется отдельно для разработчиков пожелать удачи в реализации своих проектов и терпения для преодоления всех этапов на пути к успеху, независимо от того пытаетесь ли вы собрать деньги на съемку фильма, либо же реализовать стартап в сети. А инвесторам хочу напомнить, что вложение в ЛЮБОЙ проект – это всегда риск, невзирая на то, что некоторые биржи предоставляют достаточно весомые гарантии для вас.

Биржа «на коленке»: как стартапу заработать на обучении непрофессионалов

Взлет конструкторов сайтов, которые позволили компаниям не привлекать внешних разработчиков, создал целую индустрию. «Мы решили перенести подход «сделай сам» на продажи рекламы по аукционной модели Real-time Bidding, в которых непрофессионалам разобраться слишком сложно», — рассказывает Владимир Климонтович, сооснователь компании GetIntent. С 2012 года GetIntent разрослась до 30 человек, а ее оборот превысил $6 млн в год. У компании более 70 крупных и десятки небольших клиентов, которые тратят на RTB-рекламу $200-500 в месяц. GetIntent первой в России разработала систему настройки рекламных кампаний «для чайников», чтобы отучить рекламодателей покупать кота в мешке.

Компания привлекла почти $1,5 млн инвестиций от бизнес-ангела Игоря Рябенького и фонда Buran Ventures, созданного при участии Бориса Минца. В последнем раунде также поучаствовал фонд eValue Томаса Фалька, основателя Falk Solutions EG (была продана компании DoubleСlick, которую для строительства собственной RTB-платформы приобрела Google). Российским разработчикам удалось построить технологию, которая популярна не только на родине, но и в США. Что нового они предложили?

Пока грузится страница

GetIntent создала систему для рынка программируемой рекламы, показы которой закупаются в интернете автоматически, обычно через торги в реальном времени. В США доля такой рекламы в общем бюджете рекламодателей на онлайн к 2020 году вырастет до 65%, в России на нее пока приходится около 20%.

RTB-технологии позволяют показывать рекламу только целевой аудитории, а не покупать оптом у сайтов с высокой посещаемостью.

На аукционе можно настроить таргетинг по полу, возрасту, уровню образования, геоположению и т.д. Также благодаря RTB работает «ретаргетинг» — автоматическая демонстрация рекламных объявлений тем, кто посетил интернет-магазин, но не совершил покупок.

В RTB-аукционе два главных участника — SSP- (sell-side-platform) и DSP- (demand-side-platform) системы. Первые поставляют описания доступных показов, вторые анализируют их перспективность, подключают данные о портретах пользователей из внешних источников и выставляют цены за показы. SSP автоматически сравнивает ставки DSP и продает показ той платформе, что выставила самую высокую цену. И все это — пока грузится веб-страница.

Возиться с «малышней»

Сооснователи GetIntent Владимир Климонтович и Георгий Левин вместе учились на мехмате МГУ и решили сделать новую DSP, хотя на момент запуска стартапа, в 2013 году, существовало уже несколько таких систем (сегодня их несколько десятков). Их сервис обладал важным преимуществом: если обычно потенциальный клиент оставляет заявку и ждет, когда с ним свяжется аккаунт-менеджер, то в GetIntent разрешили регистрироваться, перечислять деньги на счет и начинать собственную RTB-кампанию любому пользователю.

Для эксперимента хватит нескольких десятков тысяч рублей — конкуренты из Auditorius, Segmento и RTB Мedia с такой «малышней» не возятся. Зато рекламодатель в GetIntent может не просто следить за тем, как идут торги, высказывая пожелания посредникам, но и работать самостоятельно. Например, в личном кабинете GetIntent ему доступна разбивка закупленного трафика по доменам.

Какие-то показались сомнительными? — Смело отправляйте их в черный список без объяснений с представителями DSP-платформы.

«Мы работали с несколькими агентствами, но в конечном счете поняли, что никто сторонний не организует RTB-кампанию так, как наш маркетинговый отдел», — делится опытом работы с GetIntent Егор Егерев, основатель сервиса продажи билетов Tickets Cloud. «GetIntent смог дать прозрачную схему закупок, что позволяет его поставить на один уровень с Google DBM, который проводит размещения за строго фиксированную комиссию, — говорит Антон Афанасьев, старший digital-медиаменеджер Unilever. — Остальные игроки только начинают двигаться в этом направлении».

«Первая волна DSP, запущенных в конце 2000-х, продемонстрировала рынку возможности технологии RTB, но не позволила реально управлять рекламными бюджетами в режиме реального времени с точки зрения рентабельности вложений в кампании, — говорит Александр Коноплястый, управляющий партнер Buran Ventures. — Самоообслуживание — то, куда идет рынок на Западе, отчасти этот тренд уже пришел в Россию».

Билет в один конец

Поначалу найти «вдумчивых» клиентов было сложно. В 2013 году оборот GetIntent не превысил $100 000. Первыми к сервису стали подключаться агентства, затем — компании, решившие опробовать новую технологию. «К нам пришел глава небольшого интернет-магазина израильской косметики, — вспоминает Георгий Левин. — Он быстро разобрался и стал таргетировать рекламу на тех, кто посещал определенный раздел с кремами на его сайте, но ничего не купил. Он показывал им баннер с кремом из той же серии со скидкой. Продажи после такой продуманной кампании пошли вверх».

Летом 2014 года стартап открыл офис в США. Бизнес тогда еще не прошел точку безубыточности. Компания выбирала: привлекать новый раунд инвестиций или расширять географию продаж и выходить в прибыль своими силами. «В июле деньги заканчивались, мы были как поезд, которые несется в стену, — рассказывает Климонтович. — Я взял билет в один конец в Нью-Йорк, нашел через Airbnb комнату в Чайна-таун, на следующий день засел в коворкинге и принялся обзванивать кадровые агентства в поисках умелого менеджера по продажам».

Читать еще:  Братство Форекса. Социальный трейдинг: всемирная сеть трейдеров

GetIntent пришла в США как раз тогда, когда рекламодатели начали жаловаться на закрытость статистики популярных DSP. Например, стоимость акций одного из самых известных поставщиков систем «под ключ», Rocket Fuel, с 2013 года упала с $66 до $14-16. Это привело к росту популярности местных стартапов со сходными GetIntent решениями. Один из них, SiteScout, в 2013 году был куплен за $40 млн.

И российская компания поймала волну. За полтора года GetIntent подключила более 50 американских клиентов.

Агентства, закупающие рекламу для клиентов, платят стартапу $15 000 – 20 000 в месяц. Но около 60% американских контрагентов — прямые рекламодатели. В США, в отличие от России, технология популярна у малого бизнеса: год-два назад этот сектор тратил на RTB-рекламу по $200-500 в месяц, теперь — в десять раз больше.

«Получилась красивая легенда: программисты из России «без понтов» сделали честный продукт, — говорит Левин. — Приходилось тяжело — я готов был вскакивать посреди ночи и начинать речь: «Двое талантливых математиков из Москвы…» Но это стоило того. Средние агентства в Штатах платят нам столько же, сколько крупнейшие клиенты в России. А с падением рубля разница стала огромной».

Другой особенностью GetIntent стало то, что стартап согласился «поделиться» технологией. Компания выделила ядро технологии в продукт RTBSuite и лицензирует его. Разработать DSP с нуля обойдется как минимум в $1-2 млн, GetIntent предлагает систему за $150 000 – 300 000 в год, говорит Климонтович. Сейчас у компании четыре таких клиента.

Мода или тренд

Сойдет ли мода на платформы «сделай сам» или GetIntent вместе с другими игроками запустила новый тренд на рынке? Конкуренты не верят в модель Климонтовича и Левина.

«Около 75% мирового рынка RTB-рекламы обслуживается по модели полного сервиса, — говорит Геннадий Нагорнов, сооснователь Auditorius. — Модель самообслуживания интересна агентствам, которые хотят увеличивать маржинальность и наращивать собственную экспертизу. Но даже те, кто двигаются в этом направлении, сталкиваются с множеством сложностей». У Auditorius DSP, с которой работают 150 клиентов каждый месяц, 70% из них — агентства. Они продвигают более 300 брендов, которые ежемесячно инвестируют в рекламу от 100 000 до 20 000 000 рублей. Выручка компании за 2015 год выросла вдвое, говорит Нагорнов, не раскрывая абсолютных показателей. Auditorius, по его словам, не работает с размещениями с чеком менее 50 000 рублей в месяц, а в ближайшие месяцы поднимет и эту планку.

«Если на первый взгляд DIY-решения могут показаться выходом для малого и среднего бизнеса, у которого нет больших бюджетов, на деле же есть большой риск потратить деньги впустую», — соглашается Олег Николаев, сооснователь RTB-Media.

«Главное — конечная бизнес-эффективность, закрытость или открытость — вопрос второй», — говорит Роман Нестер, основатель Segmento. Все бренды платят Segmento не менее 1-3 млн рублей за кампанию. Выручка в 2015 году, по подсчетам Forbes, составила более $5 млн. Лишь около 30% доходов приносят прямые контракты рекламодателей. «Независимые инструменты самообслуживания будут востребованы мелкими и средними рекламодателями. Думаю, здесь GetIntent может найти свою нишу», — допускает Нестер.

Климонтович и Левин не собираются останавливаться на достигнутом. За 2016 год они надеются лицензировать технологию еще как минимум четырем компаниям в США и вдвое увеличить число клиентов. Предприниматели гордятся: 95% клиентов работают с GetIntent из квартала в квартал. «Погонись мы за «горячими» продажами, никогда бы не получили клиентов с таким хорошим отношением и расширяли бы продажи за счет армии аккаунт-менеджеров, а не сарафанного радио, — заключает Левин. — Нужно уметь отказаться от легких денег ради долгосрочного успеха».

Стартап на коленке: как продать клиентам идею, а после превратить ее в SaaS

От идеи и ужасно сделанной презентации к полноценной платформе для управления онлайн-присутствием, партнерам по продаже и неплохому списку платящих клиентов всего за год.

В этом материале рассказываем о создании платформы Getpin, нечестном конкурентном преимуществе (unfair competitive advantage) и о том, как усидеть на двух стульях одновременно.

Первые шаги

Сначала было агентство. Обычный диджитал с упором на PPC-каналы продвижения, ничего особенного.

Агентство было прибыльным, но у него, как и у любого агентского бизнеса, был один существенный недостаток: масштабирование всегда завязано на найме дополнительного персонала.

В принципе, ничего страшного в этом нет, но найм персонала – это всегда длительный процесс, связанный с различными сложностями, особенно, когда речь идет о выходе на иностранные рынки. Вместо масштабирования за счет человеческого ресурса, хотелось сделать продукт, который можно будет масштабировать за счет разработки, маркетинга, и, опционально, за счет открытия небольших офисов-представительств в других странах.

С другой стороны, мне хотелось помочь малому бизнесу. Агентство — это всегда работа со средним и крупным клиентом, малый просто не может позволить себе вкладывать такие бюджеты.

И последний, третий компонент — мировой рост маркетинга локаций, который пока незаметен в наших широтах, но скоро обязательно придет.

Первое что я сделал — промониторил рынок, чтобы узнать, есть ли на нем конкуренты. Оказалось есть, а значит рынок уже готов (или скоро будет). После анализа рынка, я сделал первую презентацию, она выглядела так:

С этой презентацией мы начали продавать. Сначала мы попробовали продавать продукт мелкому бизнесу. Донести до этой аудитории ценность правильно организованного онлайн-присутствия оказалось непросто — усилия не оправдывали полученной выгоды. Поэтому мы переключились на крупный бизнес, а для мелкого решили сделать простой в использовании продукт.

С крупным бизнесом все получилось довольно быстро, и уже через несколько месяцев клиентом стал один из украинских мобильных операторов.

На первом этапе мы все делали руками: продукта не было, поэтому заносили локации, структурировали информацию и вносили изменения при помощи человеко-часов. Все это время мы собирали клиентские инсайды, проводили маркетинг-дискавери.

После этого понеслась: были презентации, выступления на IT-арене во Львове, ангельские инвесторы и начало работы над MVP.

Начало работы и нечестное конкурентное преимущество

В январе 2019 мы начали активно работать над созданием продукта Getpin. Провели ребрендинг, купили правильный домен, сделали план выхода на рынок и пр. После этого — начали активно продавать.

Здесь стоит упомянуть о том самом нечестном конкурентном преимуществе, которое у нас было на момент запуска — партнерство с одним из крупнейших мобильных операторов Украины (осталось со времен работы агентства).

Благодаря этому партнерству, мы могли продавать Getpin под брендом оператора, и, одновременно, тестировать продукт на релевантной целевой аудитории.

Стоит отметить, что, хотя партнерство и дало нам достаточно большую клиентскую базу (и огромный набор инсайдов по продукту), оно же сыграло и злую шутку: мы ошиблись с выбором модели ценообразования.

В рамках партнерства с оператором мы оговорили стоимость годового пакета — и начали его продавать путем холодного обзвона по базе оператора. От этого мы отстроили и ценообразование внутри продукта: пользователь может купить годовую подписку. Сумма за год выглядит внушительной, поэтому у нас сейчас очень низкая конверсия в продажи из маркетинговых каналов.

Это же привело и к еще одной проблеме. Пока мы не начали расти, то не задумывались о том, что финмодель стартапа должна строиться вокруг MRR, а не только ARR. И теперь столкнулись с тем, что не только нужно иначе вести финучет, но и перестроить отчеты за предыдущие периоды, чтобы потенциальным инвесторам было удобнее их читать.

Растем и растем

Тем не менее, объем продаж растет. Увеличивается и база мелкого бизнеса, который пользуется нашими услугами, и количество Large Enterprises, которым нужна системная работа с маркетингом локаций. Да, пока что мы сидим на двух стульях, но скоро с одним из них точно расстанемся.

Уже после первых нескольких итераций мы столкнулись с проблемой роста и начали задумываться о том, как правильно масштабировать бизнес.

Первая активность, на которой мы сосредоточились — воронка продаж. Вести учет холодных звонков в табличке — неблагодарное занятие, поэтому мы сразу после начала работы переключились на работу в CRM-системе (выбрали Pipedrive). Несмотря на длительный процесс интеграции, это сняло кучу головной боли по статусу каждого контакта и по сбору статистики.

Следующая больная тема, с которой мы столкнулись из экономии — почта. Сначала мы завели всем почтовые ящики на домене getpin.com и начали пользоваться сервисом Zimbra. Для начала это было неплохо, но в итоге тоже принесло нам кучу геморроя во время миграции (через полгода после начала активных продаж мы решили перейти на Google Suite). Для миграции нам даже пришлось нанять интеграторов, чтобы они настроили поддержку двух параллельных аккаунтов: нам нельзя было терять историю переписки с клиентами.

Если говорить про текущее состояние, то мы — на стадии структурирования и документирования всех процессов. Делать как раньше, когда созвонились>договорились>побежали, уже нельзя: команда растет, приходят новые люди, нужно вводить системное планирование, протоколирование и анализ всех запущенных активностей.

Инвестиции и продажи

У стартапа две беды — ограниченные ресурсы и нетипичные бизнес-процессы. Последнее приводит к тому, что работу приходится выполнять тем, кто на нее «не подписывался». Это потом, когда процесс запущен, можно написать инструкцию (плейбук) и передать ее выделенному человеку, а на первоначальном этапе важен сам факт запуска процесса.

Ограниченные ресурсы, в свою очередь, приводят к глобальному расфокусу: чтобы поддерживать бизнес на плаву, нужно постоянно балансировать. Так, например, я, как фаундер и СЕО, занимаюсь и продажами крупным клиентам, и работой с потенциальными инвесторами.

И это, скажу я вам, непросто.

Эти процессы занимают достаточно много времени, поэтому делать их параллельно (и, одновременно, эффективно) не получается, я проверял: ты либо выкладываешься весь и продаешь, либо делаешь то же самое, но ищешь деньги у инвесторов.

Кстати, поиск инвесторов сложнее работы с крупными клиентами: у первых нет «боли» с онлайн-присутствием, а у последних — есть.

Поэтому, ввиду ограниченных ресурсов (ищем инвестиции, живем — на свои), все что нам остается — это балансировать между собственным ростом и поиском ресурсов, чтобы обеспечить еще более экстенсивное развитие.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Тонкое искусство стартапа: как мошенники наживаются на желающих создать свой бизнес в Cети

Бум стартапов (а точнее разговоры про то, как разные интернет-проекты получают на развитие миллионы долларов) захватил умы не только специалистов, но и мошенников, которые решили нажиться на желании простых пользователей создать бизнес в сети и разбогатеть. Активно рекламируется сейчас «бесплатная школа интернет-бизнеса для начинающих», которая обещает научить зарабатывать от 300 до 1000$ в месяц тех, кто еще вчера не знал, что такое домен и хостинг. Авторы «тренинга» утверждают, что уже обучили больше 5 тысяч человек (вы случайно не встречали в интернете в последнее время 5 тысяч удачных стартапов?).

Читать еще:  Делаем вендинг успешным бизнеcом

Школа состоит из 4 онлайн-вебинаров, которые проходят раз в неделю. Пользователи собираются в одном большом чате и пару часов слушают своих «гуру», которые в лучших традициях сетевого маркетинга убеждают их, что больше не надо «работать на дядю», а нужно срочно начинать свой бизнес, потому что это доступно всем. Ну посмотрите на них, они ведь уже сами разбогатели и знают, о чем говорят.

Для начала нужно будет потратить «всего 300 рублей», которые уйдут на оплату домена и хостинга. Хостинг, видимо, будет оплачен на месяц-два, на большее, особенно у хорошего хостинг-провайдера, просто не хватит денег. Именно поэтому многие «стартапы» выпускников школы, список которых опубликован у них на сайте, давно не работают, а вместо гениальных идей стоит реклама хостера, не получившего денег на продление услуги.

Ученикам школы не рассказывают, что хостинг нормального сайта может стоить больше 4 тысяч рублей в год, а некоторым проектам могут понадобиться отдельные серверы, что домен нужно будет продлевать каждые 12 месяцев. Не говорят о платных системах управления контентом, агитируя за бесплатный WordPress. Ведь одно дело разбогатеть, вложив на старте 300 рублей, а другое, — потратив на это тысячи. Зачем пугать народ, соблазнившийся халявой?

Количество тех, кто пришел в школу поучиться, поражает своими масштабами. На недавнем вебинаре в чате сидело больше 800 человек. Периодически «лектор» давал команду, и пользователи со скоростью света отвечали на вопросы: «А сколько у вас сейчас времени?», «Нравится ли вам наша философия?» и пр. Мне особенно понравились ответы на вопрос — зачем все эти люди пришли в школу. Сотни человек, не задумываясь, ответили — за заработком, а многие уточнили — за пассивным заработком.

Это ключевое слово в концепции школы. Подразумевается, что ты потратишь время на 4 лекции, быстро, на коленке сляпаешь стартапчик и начнешь рубить бабло, не вставая с дивана.

Судя по отзывам на сайте, недовольных нет. Восторженные ученики не скупятся на похвалы своей школе. Выкладывают ролики на YouTube, пишут на своих сайтах… «Здравствуйте. Меня зовут Алла. Я обучалась в школе интернет бизнеса [такой-то], что меня очень радует. В результате совершенно бесплатного обучения получила вот этот сайт, о котором давно мечтала, и великолепные знания. Так понравилось учиться, что записалась на продвинутый курс обучения, чтобы сделать свой сайт еще лучше, еще интереснее».

Все ученики говорят примерно одно и то же. Я было подумала, что их параллельно с уроками еще и зомбируют каким-нибудь 25-ым кадром, пока не прочитала, а за счет чего, собственно, эта прекрасная школа живет, если все ее услуги бесплатны.

Тонкое искусство стартапа

Слушателям вешают лапшу на уши о том, что деньги им приносит сам сайт школы. Но немного продвинутому пользователю становится понятно, что этот ресурс далек от совершенства. Секрет их заработка — в продвинутом курсе обучения, который ученикам предлагают после окончания бесплатного периода. Он стоит больше 3 тысяч рублей и обещает еще большие блага. Здесь же объясняется, что имелось в виду под заработком $300-1000 в месяц для слушателей. Сайты, которые слабали выпускники школы,

будут использоваться по назначению, а именно — для размещения на них баннеров самой школы.

Обычная партнерская программа — выпускники рекламируют и нахваливают свою школу, если по ссылке с их мега-сайта кто-то пришел и заплатил деньги, выпускник получает до 30% от прибыли школы.

Здесь опять же встречаются любимые приемы сетевого маркетинга: «И что самое приятное уговаривать никого не придется! Вам всего лишь нужно порекомендовать любому человеку абсолютно бесплатный курс на тему: “Как начать свой интернет-бизнес? Действующая схема”. Или “Как начать свой бизнес за 100 дней”, которые очень многие захотят пройти, потому что он помогает любому человеку сделать свои первые шаги в заработке в интернете совершенно легальными способами».

«Самое приятное, что сумма тут ничем не ограничена, — продолжают великие тренеры, — Ведь интернет бездонен, тематика курса “Заработок в Интернете” будет интересна всегда, а благодаря тому, что наш проект практически не имеет аналогов в Рунете, — каких-либо проблем с конкуренцией ожидать не приходится».

Выпускников также призывают регистрировать «под себя» новых партнеров — партнеров второго уровня, они тоже будут привлекать клиентов, проценты от заказов которых будут капать на счет счастливого стартапера-выпускника.

Кроме того, учеников вдохновляют различными конкурсами, то обещают «ценный приз» — 100$, то разыгрывают iPad. Все это — в обмен на рекламу школы. Вот и множатся в сети положительные отзывы и видео-ролики, снятые дома у ковра, вот и прут массы обучаться тонкому искусству «стартапа».

Какие же сайты вышли из-под пера учеников? Сайт о том, как выбрать аквариум; музыкальные деликатесы – на сайте можно слушать музыку, правда, нет уверенности, что эти зарубежные исполнители давали свое согласие; личная недоделанная страничка со стихами; доморощенный психологический сайт; сайт о путешествиях… Это и не сайты даже, это чистой воды стэндэлон-блоги по интересам с посещаемостью 20 человек в день и часто — украденными текстами. О том, что стартап обычно содержит какую-то новую идею и должен по определению быть инвестиционно-привлекательным, ученикам не говорят. Зачем, если под соусом стартапа можно учить пользователей делать примитивные странички на WordPress?

«Ты больше никогда не захочешь ходить на работу!»

Мне особенно понравился сайт одного парня, написанный плохим русским языком. Пройдя сомнительный курс, он решил организовать свой, не менее сомнительный курс: «В первом блоке описываются 4 действующих метода по созданию своего дела с нуля. Просто применив один из способов — ты гарантированно создашь свое дело. По другому у тебя просто не получится. Если каждый день отжиматься по 10 раз то наступит день когда ты с легкостью отожмешься и 20 раз. Так и в бизнесе, количество переходит в качество. Во втором блоке я рассказываю про приемы партизанского маркетинга. Это приемы которые позволят тебе увеличить свои доходы не вкладывая или почти не вкладывая средств. Происходит это за счет правильного взаимодействия с другими бизнесами. PS. Однажды научившись зарабатывать деньги самостоятельно — ты больше никогда не захочешь ходить на работу. На сегодняшний день полный курс создания и продвижения своего дела с нуля стоит всего 100$».

Нехитрый поиск в «Одноклассниках» показывает, что парню 28 лет, он живет в Беларуссии, окончил колледж, но уже почувствовал в себе мощь учить других бизнесу.

Основатель школы стартапов не умеет делать сайты

Интересную информацию об основателе бесплатной школы стартапов подкинул поисковик. Оказалось, что он —постоянный заказчик услуг фрилансеров на одном таком портале. По его заказам можно проследить всю историю создания школы. Человек, который обучает других тонкостям сайтостроительства, просил помощи … в работе над своим сайтом. То ему нужно было починить плагин на WordPress, то настроить тему для блога, то перевести сайт с одного хостинга на другой, то сделать баннер, то настроить контекстную рекламу, то избавить сайт от спама. Собственно, всю работу над своим сайтом он заказывал фрилансерам.

Они рисовали ему дизайны, даже писали книги: «На базе 2-3 книг — нужно написать свою книгу — на 50-60 страниц. Тематика: Обзор рынка заработка в Интернете», — завлекал он. А вот заказ на «продающий текст»: «Нужно перед описанием курса — прописать несколько блоков описывающих “боль” потенциальных покупателей. Почему им так Важно купить именно этот онлайн курс. Что диски — это кот в мешке. А вот онлайн образование с личным преподавателем = это здоров и все такое. » Книга, написанная человеком с портала фрилансеров, сейчас высылается всем ученикам школы.

Ориентируясь на такой подход, он должен бы сократить свой учебный курс до одной фразы: «Найдите программиста, дизайнера и копирайтера, и пусть они вам сделают сайт». Правда, за все свои заказы он платил немаленькие деньги, а слушатели, как мы помним, средства в свои «стартапы» вкладывать не хотят. Поэтому и трудится, не покладая рук, основатель школы. Не удивлюсь, если на том конце видео-чата у него открыт учебник по сайтостроению для чайников, с которого он и читает свои лекции.

А тысячи простых пользователей, которых за 3 тысячи рублей научили писать стихи на свой стэндэлон, слушая по телевизору про очередной раунд инвестиций в какой-нибудь настоящий стартап, тоже чувствуют себя причастными к этому прекрасному миру высоких технологий и больших денег…

Доходные художества: как заработать на обучении взрослых рисованию

Первые мастер-классы по акварели Вероники Калачевой в 2013 году особым успехом не пользовались, несмотря на то что у ЖЖ-блога Вероники, художника и преподавателя живописи, насчитывалось несколько тысяч фолловеров. «Была странная модель: люди платили за несколько занятий и через какое-то время переставали ходить — тяжело было их дисциплинировать, потому что у курса не было начала и конца, все это носило спорадический характер», — вспоминает ее муж Матвей.

Мастер-классы для супругов были тогда чем-то вроде хобби, впрочем, на большее вряд ли мог претендовать и их магазин товаров для художников «Цветные понедельники». Матвей решил серьезнее отнестись к курсам — прежде всего систематизировать уроки и снять постоянную студию.

Запускали все буквально на коленке, вспоминает Матвей: он лично создал простенький сайт, где объявили набор на курс по акварели, который стартовал 10 сентября 2013 года. Объявление продублировала в своем «Живом журнале» Вероника. «Мы объявили о запуске курса, хотя на тот момент студию еще не сняли: опасались, наберем ли для этого достаточно людей», — вспоминает Вероника Калачева. Курс вела она сама — с самого начала супруги решили, что Вероника будет лицом школы.

Калачевы сразу решили делать школу для взрослых. «Меня привлекают ученики, которые знают, зачем им это нужно, которые готовы после работы идти учиться. У них горящие глаза, они исполняют свою мечту, — объясняет Вероника Калачева. — А дети часто учатся, потому что их направили родители, — это немного другая мотивация».

Школа Вероники Калачевой в цифрах

5 студий в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге

От 1,8 тыс. до 27 тыс. руб. варьируются цены на курсы

12,5 тыс. руб. — средняя стоимость курса

1000 человек в среднем обучаются в школе единовременно

Более 85% клиентов учатся онлайн

57 млн руб. составила выручка и 27 млн руб. — прибыль школы за 2015 год

Источник: данные компании

ИЗО для взрослых

Читать еще:  Оборудование для автосервиса

Стартовых инвестиций у Калачевых не было — они рассчитывали оплатить аренду студии и все сопутствующие материалы по мере того, как участники будут записываться и вносить оплату. Однако происходило это довольно медленно — как выяснилось, люди не хотели бронировать место на курсе заранее, а предпочитали вносить деньги в последний день перед началом курса. «Это немножко напрягало, потому что мы рассчитывали на них, желающие заявляли о себе, а оплата никак не поступала», — вспоминает Вероника.

В первое время всех, кто отметился, обзванивал лично Матвей — уже потом для этого наняли сотрудницу-администратора. «Я был первым продажником, — вспоминает он. — Общался с теми, кто оставил заявку, чтобы как-то конверсию повысить. Было, например, 20 заявок, а оплат всего пять. Я хотел, чтобы хотя бы десять человек оплатили». В итоге на курс набралась все-таки группа из десяти человек. «У нас появился запас денег, около 200 тыс. руб., на которые мы могли снять помещение и организовать работу. Так и закрутилось», — вспоминает Матвей Калачев.

Первую студию для Школы рисования Вероники Калачевой сняли в Доме художника на улице Вавилова в Москве, где она работает до сих пор. «Там высокие потолки, большие окна, лестница, атмосферное пространство — ученикам очень нравится», — рассказывает Вероника. Основной статьей расходов стала аренда — на нее пришлось потратить 80 тыс. руб. Кроме того, по мере поступления денег для новой студии закупили столы и мольберты, а также базовые материалы для рисования — карандаши, бумагу, уголь, акварельные кисти, а также чай, кофе, наняли администратора. Общие расходы как раз составили примерно 200 тыс. руб.

Главное было — составить программу, чтобы у курса были начало и конец, четко поставленные цели, чтобы мотивировать посетителя, говорят Калачевы. Темы придумывала Вероника: начали с акварели, потом добавили графику, фешен-иллюстрацию, леттеринг (рисование букв и изучение шрифтов). Впоследствии начали добавлять другие курсы в зависимости от предпочтений и увлечений преподавателей. «Например, я познакомилась с нашей пастелисткой Еленой Таткиной, и мы решили сделать курс по рисованию пастелью», — вспоминает Вероника. Сейчас в школе также идут курсы по скетчингу, ботанической иллюстрации, базовым курсам рисования, а также по каллиграфии и истории изобразительных искусств.

Поначалу Калачевы много экспериментировали с форматами уроков: пробовали делать долгие курсы длиной по три-четыре месяца, серию субботних мастер-классов, выездные пленэры в Италию. Большой формат не пошел, объясняет Вероника: «Люди быстро выгорают: восемь—десять занятий — это максимум, сколько человек может пройти, не пропустив занятия, а на большее подписаться тяжело». В итоге остановились на золотой середине — типичный курс из восьми—десяти офлайн-занятий в студии Калачевой стоит в среднем 12,5 тыс. руб. Кроме этого есть мастер-классы и интенсивы выходного дня и курсы для продолжающих: например, после базового курса по акварели или пастели можно взять следующий, более сложный курс, чтобы улучшить свои навыки.

Дело пошло. Калачевы продали магазин художественных товаров и занялись школой всерьез. Сейчас у школы рисования уже пять офлайн-студий, две из которых находятся в других городах: в марте 2016-го открылась студия в Петербурге, а в апреле — в Екатеринбурге. В Москве одна офлайновая студия рисования приносит в среднем 80–100 тыс. руб. прибыли в месяц, говорит Матвей Калачев, и в ней проходит от трех до пяти курсов (по утрам, вечерам и выходным). В Екатеринбурге цены на 20% ниже, но студия единственная из всех пока еще не стала прибыльной. Самая прибыльная студия — в Москве на Новослободской — приносит до 150 тыс. руб.

Акварель онлайн

Вскоре после первых нескольких курсов Матвей Калачев понял, что нужно выводить бизнес в интернет. «Мы пачками получали сообщения «Как жаль, что я не в Москве!» от людей в самых разных городах России и за рубежом и подумали, что онлайн-курс мог бы решить эту проблему», — вспоминает Вероника.

В качестве эксперимента Калачевы отсняли на видео небольшой курс приглашенного педагога по академическому рисунку и вывесили на Vimeo. «Это было, конечно, еще никакое не онлайн-образование, а просто лекция с платным доступом. Мы хотели делать полноценную онлайн-платформу, но было непонятно, с чего начать», — вспоминает Матвей. Помог случай: муж одной из преподавательниц школы занимался платформой для продажи онлайн-курсов и тренингов GetCourse. Калачев познакомился с тремя основателями платформы, и вскоре они решили работать вместе — по данным СПАРК, сейчас Матвею Калачеву принадлежит 25% ООО «Геткурс» (это юрлицо владеет платформой для онлайн-обучени​я ) , и такие же доли принадлежат Тимуру Каримбаеву , Марату Нигаметзянову и Дмитрию Останину . «Нанимать команду программистов самим и разрабатывать все с нуля было сложно, а так мы объединились и к осени 2014-го уже были готовы запускать Вероникин акварельный курс в онлайне — и запустили его», — говорит Матвей Калачев .

Калачев с партнерами решили сделать полноценный набор онлайн-курсов по рисованию на базе GetCourse. Платформа позволяла создавать курс, максимально приближенный к обычному образованию: в частности, разбить его на отдельные видеоуроки возрастающей сложности, по итогам которых студент должен публиковать под видео выполненные задания, которые комментирует преподаватель. В курсе есть стоп-уроки, без прохождения которых нельзя получить доступ к дальнейшим занятиям. Кроме того, доступ к курсу не бесконечен: за несколько недель, пока он открыт, ученик должен пройти и завершить обучение (или продлить доступ за отдельную плату). «Курс длится полтора месяца, и педагог в это время без выходных проверяет работы, потому что у людей разные сумасшедшие графики, и все надо успеть проверить в срок», — объясняет Вероника Калачева.

Вскоре стало понятно, что золотая жила скрывается как раз в онлайне. Число учеников стало расти как на дрожжах: сейчас на онлайн приходится 85% всей аудитории школы Калачевой, а популярный онлайн-курс вмещает в среднем 60–80, а иногда и 120 человек. Стоит он при этом не меньше, а иногда и больше, чем в офлайне: стоимость отдельных курсов доходит до 27 тыс. руб. А маржинальность намного выше, чем в офлайне: не нужно тратиться на аренду студии, администраторов и материалы, признается Калачев. «Здесь все расходы — это зарплата преподавателей. Ну и сама съемка — дорогая штука. Плюс затраты на программистов — их пять человек», — говорит он.

Чтобы раскрутить онлайн-образование, в него пришлось вложиться. Первые съемки делали на обычную камеру и писали звук через микрофон-петличку, но в дальнейшем в школе на Новослободской оборудовали профессиональную студию. На компьютеры, свет и оборудование для видеосъемок ушло порядка 3 млн руб., говорит Матвей Калачев. Неделя съемок одного курса может обойтись примерно в 280 тыс. руб. В школе Калачевой отдельная команда из трех человек организует видеосъемки курсов и работу преподавателей на них.

В онлайне и офлайне со школой уже сотрудничают около 30 преподавателей, в том числе в регионах, а с учетом онлайн-аудитории в школе единовременно могут обучаться около 1000 человек в месяц. В основном это девушки 25–35 лет, говорит Вероника Калачева: «Это те люди, которые когда-то давно рисовали, а потом ушли в другую профессию — или так и не решились рисовать, но эта мысль с ними жила долгие годы. Теперь они пришли исполнить свою мечту — а мы взялись им помочь».

По словам Калачевых, в 2015 году выручка школы составила 57 млн руб., а прибыль — 27 млн руб. В основном это стало возможным именно благодаря онлайн-курсам.

Мода на творчество​

По запросу «школа рисования в Москве» Google выдает сотни ссылок на разнообразные школы рисования и художественные студии — от крупных государственных вроде Школы акварели Сергея Андрияки или школ при художественных вузах до небольших арт-студий или частных курсов. Их точное количество подсчитать сложно, однако, по словам Вероники Калачевой, с нескольких штук в 2013 году оно увеличилось до нескольких десятков.

Спрос на услуги изостудий для взрослых за последние два-три года вырос в несколько раз, подтверждает Евгения Слесарева, основатель проекта «Арт-Каникулы», которая с 2012 года организует в Москве платные мастер-классы художников. Сейчас в среднем на один мастер-класс «Арт-Каникул» приходят 16 человек, а цены на них варьируются от 7 тыс. до 15 тыс. руб. за выходные, говорит она. Иногда приходится покрывать расходы на приезд художника и его размещение в Москве. «Если четыре года назад мы делали шесть мастер-классов в год, то сейчас проводим по двухдневному мастер-классу два-три раза в месяц, и каждый раз на них записывается в два-три раза больше людей, чем может вместить группа», — говорит Слесарева.

В Москве художественные студии стали популярны, поскольку людям надоело только работать, появилось желание заняться чем-то творческим, считает Евгения Слесарева. Многие открывают в себе талант к рисованию и впоследствии начинают заниматься этим профессионально. «Я знаю как минимум две студии, которые появились благодаря моим бывшим ученицам», — говорит Вероника Калачева. Тех учеников, у кого особенно хорошо получается, Калачевы сами часто привлекают в качестве преподавателей — заниматься проверкой работ на уже идущих курсах или вести собственные уроки.

Со временем Калачевы планируют расширить бизнес на регионы и на другие страны — на сайте появилась страничка, предлагающая франшизу. «Мы хотели протестировать спрос и обнаружили, что он есть: нам приходит по 20 писем в месяц от желающих открыть нашу школу по франшизе», — говорит Матвей Калачев. Однако расширяться в регионы — дело хлопотное, признается он. «В Екатеринбурге вообще поле непаханое, там нет никаких школ акварели, но при этом и такого тренда на открытие курсов рисования, как в Москве, еще нет. Поэтому наша студия пока только в ноль выходит и все», — говорит предприниматель.

Тем не менее Калачевы планируют в ближайшие несколько месяцев открыть новые филиалы школы в Казани и Нижнем Новгороде. «Даже если эти студии будут приносить небольшие для нас деньги — это популяризация тренда и востребованности школ рисования, для нас это всегда плюс», — говорит Матвей Калачев. Кроме того, они рассчитывают со временем начать переводить онлайн-курсы на английский и таким образом стать по-настоящему международным проектом. «Если говорить про стратегию, то в мире множество стран, в которых мы пока не присутствуем. Хотелось бы это исправить», — говорит предприниматель.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector