А есть ли кризис?

А есть ли кризис?

Мертвые не потеют: чем грозит России грядущий мировой кризис

Если — вернее, «когда» — мировая экономика сползет в рецессию под давлением лопнувшего пузыря корпоративного долга, то Россия, как это ни удивительно, может оказаться в не самом худшем положении. Во многом это результат финансовых санкций и перехода экономической модели в режим «выживания» еще после событий 2014 года, но нельзя и не признать значимости ряда позитивных решений Минфина и Минэнерго, способствовавших восстановлению резервов и мировых цен на нефть.

Хуже не будет

За прошедшие с последнего глобального кризиса 11 лет в России случился и еще один уникальный кризис, связанный с санкциями и обвалом цен на нефть в 2014-2016 годах, что привело к значительному изменению фундаментальных параметров российской экономики и степени ее вовлеченности в мировую финансовую систему.

Прежде всего это выразилось в значительном оттоке иностранного (да и отечественного тоже) капитала из страны, что в совокупности с сохраняющимся профицитом счета текущих операций (девальвация рубля и антисанкции компенсировали падение цен на нефть) помогло стране стать нетто-кредитором остального мира и иметь отрицательный чистый долг.

В таких условиях уже не так страшно ждать схлопывания долларовой ликвидности и ухода инвесторов от рисков, как это было в 2008 году — ведь тогда мы входили в кризис с отрицательной чистой инвестиционной позицией, т. е. иностранцы владели активами в России почти на $150 млрд больше, чем россияне за границей, и это даже с учетом почти $600 млрд ЗВР нашего Центробанка. А в кризис 2014 года мы входили хотя и с небольшим плюсом по инвестиционной позиции, но с существенно выросшим объемом корпоративного и банковского долга, что сильно мультиплицировало негативные эффекты от санкций и падения цен на нефть.

Еще одним явным позитивным моментом сейчас по сравнению с двумя последними эпизодами можно считать тот факт, что валютный рынок сегодня максимально либерализован и даже находится в редком для последних десятилетий состоянии недооцененности рубля как к фундаментальным параметрам (см. рис. 1), так и к своим же собственным паритетным уровням (см. таблицу). По обеим метрикам рубль сейчас недооценен на 7-9% и поэтому сможет легче пережить первую волну распродаж на глобальных рынках.

Накопленные реальные располагаемые доходы за 3 предшествующих года

2008 2014 2019
Экономика
Кумулятивный рост реального ВВП за 3 года до 26,5% 9,3% 4,6%
44,3% 9,30% -7,0%
Инфляция, средняя за 3 предшествующих года 10,5% 6,5% 3,9%
Уровень безработицы 5,6% 5,4% 4,3%
Уровень уверенности бизнеса * (Госкомстат) 5,0 -2,0 -2,0
Внешний рынок
Золотовалютные резервы, $ млрд 596 484 529
Размер ФНБ и Резервного фонда, $ млрд 163 174 123
Среднегодовая цена нефти Brent, $ (в рублях 2008 г.) 98 (2350) 107 (2430) 66 (2000)
Чистая инвестиционная позиция, $ млрд -148,6 131,7 370,8
Внешний долг, $ млрд 533,4 715,9 468,8
Гос-во + ЦБ 38 69 67
Банки 193 214 85
Корпоративный сектор 303 433 317
Рынок недвижимости и банковский сектор
Цены на квартиры по РФ, $/м 2 (Госкомстат) 2 340 1 568 891
Цены на квартиры в Москве, $/м 2 (IRN.RU) 5 702 4 803 2 694
Ипотека, трлн рублей 1,0 3,0 7,0
% от кредитного портфеля 5,9% 7,3% 11,1%
Доля валютной ипотеки 18,8% 5,1% 0,4%
Совокупные кредиты населению, трлн рублей 3,6 10,2 16,5
Доля от ВВП 8,7% 12,9% 15,9%
Просрочка по кредитам населению, % 3,9% 6,4% 5,0%
Валютный рынок и ставки
Ставка ЦБ, % 10,75% 7,00% 7,00%
Реальная ставка ЦБ (на прогнозе CPI) 0,33% 1,00% 2,65%
Ставка по 10-лет. ОФЗ 7,3% 9,1% 7,0%
5-лет. CDS, б. п. 94,5 181 84,9
Курс рубля к доллару 23,43 35,66 64,3
Недо/переоцененность к среднему REER за 10 лет +40% +4% -9%
Структура экономики
Доля сырья и гос. управления в ВВП, % ** 22,4% 23,7% 26,7%
Доля несырьевого неэнергетического экспорта (ННЭ), % 33,0% 21,4% 33,0%
Доля госкомпаний в экономике, % от ВВП (оценка ФАС) 45% 50% 70%+
Доля госбанков в банковском секторе (оценка ЦБ) 40% 55% 70%+

Источник: ЦБ РФ, ФСГС (Госкомстат), ФТС, Мосбиржа, РЭЦ, IRN, BIS
* — Диффузный индекс, т. е. процентный баланс позитивных/негативных оценок в несырьевой промышленности
** — добыча полезных ископаемых, сельское хозяйство производство и распределение электроэнергии, газа и воды, государственное управление

Рис. 1. Фундаментальная оценка курса рубля через цены на нефть Brent, уровень процентных ставок в долларах, кредитных рисков на Россию (CDS) и динамику валют развивающихся стран

Очевидным образом это стало следствием осознанной политики Минфина и ЦБ, направленной на структурное удержание курса рубля на заниженном уровнем. Таким образом, осуществляется еще одна форма трансферта благосостояния из карманов населения в бюджет и прибыли экспортеров. Цели достигнуты: ЗВР и ФНБ восстановлены на почти докризисных уровнях, инфляция «как в морге», экспортеры защищены от падения мировых цен на нефть, газ и металлы и могут выплачивать высокие дивиденды и оплачивать нацпроекты.

А теперь к плохому — тому, чем пришлось заплатить за получение такой подушки безопасности. Жертвой такой «макроэкономической стабилизации» стала рыночная часть отечественной экономики, а также все не связанное с сырьевой рентой население. Первых выжали из бизнеса завышенной процентной ставкой и административным давлением, а вторые получили рекордное по продолжительности падение реальных располагаемых доходов, рост налогов и девальвацию активов (рублевых сбережений и недвижимости).

В итоге мы подходим к следующей глобальной рецессии с накопленными темпами роста экономики в 5 раз меньше, чем в 2008 году, и в 2 раза меньше, чем в 2014-м, с глубоко депрессивным малым и средним бизнесом и несырьевой промышленностью, с практически полным огосударствлением банковского сектора и всей экономики в целом. Но при этом — еще и с кратно выросшей долговой нагрузкой населения как по ипотечным кредитам, так и в особенности по необеспеченным потребительским, за счет которых люди пытаются компенсировать падение располагаемых доходов. Можно было бы оправдаться падением мировых цен на нефть, но в рублевом выражении с поправкой на инфляцию они не сильно ниже предкризисных уровней 2008 и 2014 годов и достаточно высоки, чтобы бюджет мог снова заполнить «кубышки», а госкомпании — нарастить дивиденды.

Щадящий сценарий

С учетом всех этих исходных данных каковы же будут последствия для российской экономики и финансового рынка от глобальной рецессии? Есть два варианта глубины мирового кризиса. Он может происходить по мягкому варианту «простой» рецессии и долгового кризиса только в сегменте особо рискованных заимствований — аналог кризисов начала 90-х и 2000-х. В альтернативном сценарии торговые и валютные войны оживят призрак Великой депрессии 30-х годов. В первом варианте Россия и вправду может оказаться «островком стабильности» с падением экономики и фондовых рынков «всего» на 2-3% и 20-30% соответственно за два года кризиса. Во втором же (значительно менее вероятном) сценарии выживших не будет: тогда спасут только золото, водка, тушенка и пули, а потому дальше его не стоит и рассматривать.

Для России в варианте умеренного мирового кризиса самым важным фактором будет роль Китая в этом процессе, т. к. именно состояние его экономики определяет цены на сырье, от которых, как мы уже убедились, наша экономика стала еще более зависимой — рост доли несырьевого неэнергетического экспорта идет преимущественно за счет роста экспорта металлургической и нефтехимической промышленности, что тоже, по сути, сырье.

Если Китаю хватит внутренних и золотовалютных резервов, чтобы удержать экономику хотя бы в 4-5-процентных темпах роста с сохранением привычной модели поддержки через инфраструктуру и строительство, то и композиция худших/лучших отраслей в России будет стандартной: экспортеры сырья упадут меньше (они же дивиденды больше заплатят), потребительские компании и банки — больше. Инвесторам тогда хорошо быть в лонге в долларе и драгметаллах, в акциях «Сургутнефтегаза», «Лукойла», «Полюс-Золота» и «Полиметалла», а в шорте — в рубле и акциях ВТБ, Сбербанка, «Яндекса» и Х5. В бондах можно будет пересидеть в краткосрочных долларовых от топовых эмитентов, чтобы потом уже переложиться в ОФЗ при курсе рубля выше 75 и ставках выше 10% годовых.

Если же и Китай сползет в рецессию (без агрессивной торговой войны, иначе — вышеупомянутый вариант с тушенкой и пулями), то только краткосрочные векселя Минфина США в долларах могут стать «островком стабильности» для сбережений инвесторов — все остальные активы резко станут спекулятивными и пригодными только для краткосрочных трейдов, но не сохраняющих стоимость инвестиций. Таким образом, наступит период, когда нужно будет заботиться не о return ON capital, а о return OF capital (то есть не о доходности на капитал, а о сохранности его как такового).

Рис. 2. Платежный баланс и динамика ВВП и денежной массы в России

Напоследок — ложка меда. Грядущий кризис может уже, наконец, заставить власти России слезть с сырьевой иглы и потратить накопленные столь дорогой ценой резервы не на очередное спасение госкомпаний и корпораций с «правильными» акционерами, а на демонополизацию экономики (масштабная и реальная приватизация), привлечение иностранного капитала (дешевый рубль и активы — налетай!) и стимулирование малого и среднего бизнеса (налоговыми льготами и снятием административных барьеров).

И конечно, кредитно-денежная политика вновь должна быть стимулирующей, как в начале 2000-х, когда денежная масса росла быстрее ВВП, а приток валюты по счету текущих операций не вывозился обратно за границу и тратился на инвестиции внутри страны (см. рис. 2). Тогда и только тогда мы сможем показать рост реального ВВП на 5-8%, а не осцилляцию вокруг нуля, как это происходило последние 10-12 лет.

Обещают мировой кризис. Какие признаки указывают на его приближение

Ожидание мирового экономического кризиса становится все более ощутимым. Судя по заголовкам СМИ, напряжение чувствуется едва ли не физически, и ситуацию на мировых торговых и фондовых рынках уже невозможно анализировать без “фактора икс” — вероятности скорого обвала котировок. Михаил Мельников рассказывает, по каким признакам определяют приближение экономической бури и можно ли им доверять.

О том, что будет кризис, знают практически все, но назвать его причины способны немногие. Часть предвестников будущих потрясений более чем серьезны, часть скорее напоминает популярную логическую ошибку “после этого значит вследствие этого”, а некоторые вообще больше похожи на приметы.

Инверсия кривой доходности

Не очень понятный с первого взгляда, но довольно убедительный признак беды. Все мы знаем, что, скажем, банковский депозит дает больший процент при большем сроке вклада: при договоре на 5 лет вам предложат более выгодные условия, чем на год. А вот с облигациями США (“трежерис”) — самым надежным на данный момент финансовым инструментом в мире — произошло обратное: двухлетние бумаги получили более высокий процент дохода, чем десятилетние. Поскольку в случае облигаций доходность прямо зависит от спроса, можно сделать вывод: государства и корпорации более не верят в десятилетнюю надежность американской экономики. Ранее подобная смена доходности, то есть инверсия, неизбежно приводила к рецессии, в среднем через 22 месяца после первой ее фиксации . В нашем случае — после ноября 2018 года.

Цикл Жюгляра

К фазе краха подходит очередной 11-летний цикл Жюгляра (французский врач и статистик — прим.) — среднесрочный экономический период, характеризующийся в первую очередь по колебаниям объемов инвестиций в основной капитал. Много инвестиций — все хорошо, жизнь прекрасна, спад инвестиций — “Хьюстон, у нас проблемы”. Действительно, события 1997-98 и 2007-09 годов вызывают соблазн спрогнозировать что-то опасное на ближайшее время. Правда, многие экономические теории XIX века уже разбились об изменения структуры мировой экономики, но Жюгляра вроде бы пока никто не опроверг.

Француз выделил четыре фазы своего цикла:

• оживление после кризиса (подфазы старта и ускорения);

• процветание (подфазы роста и перегрева, или бума);

• крах и рецессия;

• застой (он же стабилизация).

Судя по календарю, нам как раз пора уходить в рецессию.

Президентские выборы в США

Экономическая политика Дональда Трампа существенно отличается от той, что проводилась в США с момента ухода Рональда Рейгана, а международную вообще никто толком понять не может. Но, как говорил мудрый шахматист Эмануил Ласкер, лучше играть по плохому плану, чем вообще без плана. Если Трамп проиграет выборы и новый лидер начнет контрреформы, это будет подобно маятнику — раскачиванию американской и, как следствие, мировой экономики с предсказуемым эффектом в виде кризиса.

Рынок акций

Крайне низкие, а порой и отрицательные ставки Центробанков приводят к тому, что привычные депозиты перестали быть средством приумножения капитала. Вот и Россия уже допускает введение отрицательных ставок по валютным вкладам. Велика ли радость, вложив 100 долларов, получить через год 99? Соответственно растет привлекательность биржевых инвестиций — есть иллюзия, что там можно “заработать” побольше. На днях из-за наплевательского отношения к личным данным схлопотал огромный штраф Facebook, и его акции просели сразу на 7%. Для держателей акций — проблема, а вот новые инвесторы с интересом смотрят на подешевевшего интернет-гиганта в надежде, что штраф забудется, а масштаб деятельности останется.

Сама ситуация, когда истерика среди рядовых инвесторов, а точнее спекулянтов может существенно повлиять на серьезный бизнес, — это постоянный фактор риска. Понятно, что сколько-нибудь интересные ценные бумаги концентрируются не у частных владельцев, а в инвестиционных фондах, но и ими управляют почти такие же люди, пусть и несколько более профессиональные. Паника на бирже может буквально уничтожить мировую экономику, как это произошло, скажем, в 1929 году, даже при отсутствии сколько-нибудь веских причин для нее.

Разрядка международной напряженности

Из трех главных мировых смутьянов двое — США и Россия — демонстрируют очевидную готовность к компромиссам. Вашингтон не ввязался в открытую войну с Тегераном, Россия доказывает приверженность мирному урегулированию на востоке Украины. Посложнее с Китаем, но у этой страны всегда были пограничные конфликты, и на мировую обстановку они в целом не влияли. Затухает в Сирии, есть признаки урегулирования в Ливии. Можно только порадоваться, но вот проблема: международное напряжение, как правило, становится мощным стимулом экономического роста. Тут можно вспомнить и взлет в нулевых годах XX века перед Первой мировой, и “золотые тридцатые” перед Второй, и рейганомику 80-х во время подготовки к “звездным войнам”. Оборонные заказы — это расцвет металлургии, химии, машиностроения, сельского хозяйств (формирование стратегических запасов), целого ряда прикладных наук. Печально, но факт: кровь и страх являются лучшими двигателями прогресса, чем мир и безопасность .

Корейский экспорт

Совсем уж неочевидным признаком кризиса стал резкий спад экспорта южнокорейских товаров — на 22% к прошлому году (данные на сентябрь 2019-го). Казалось бы, при чем тут мировая экономика. Южная Корея, конечно, уважаемая страна, но не то чтобы слишком значимая в планетарном масштабе. Однако многие специалисты указывают, что именно высокотехнологичный южнокорейский экспорт является индикатором уверенности в завтрашнем дне по всей планете. В этом уверен влиятельный аналитик Джим О’Нил — к слову, первым выделивший БРИК как экономическую и политическую величину. Не покупают корейское — не настроены на долгую стабильность.

А будет ли кризис

Не бывает двух одинаковых мировых кризисов. Именно поэтому даже специалистам трудно оценить степень риска на каждый конкретный момент, вероятность наступления очередной “черной среды” или “черного понедельника”. Скажу более: уже в разгар кризиса далеко не все способны увидеть факт его существования. Так, в 2008 году, когда уже началось схлопывание раздутой российской экономики, политики все еще называли нашу страну “тихой заводью” в бушующем море экономических проблем. В результате же именно “тихая заводь” пострадала сильнее других стран, так как особенно зависела от иностранных инвестиций.

Нетрудно выделить 3 основных варианта развития событий:

1) мировой кризис уже позади. Практически все экономики мира не избежали рецессии за один или несколько месяцев 2019 года, ниже 50 падал значимый глобальный индекс деловой активности в промышленности PMI (сейчас уже 51,1), китайско-американские споры отразились на торговле во всем мире, Россия закончила год со спадом ВВП в долларовом исчислении. То есть кризис был, просто очень мягкий, и теперь у нас есть десяток лет передышки.

2) кризиса не было и не будет. Homo sapiens — существо с высокими способностями к обучению, умеющее делать выводы из ошибок прошлого. Инвесторы ведут себя более осторожно, нежели раньше, не складывают все яйца в одну корзину, не ныряют в многообещающую прорубь развивающихся экономик. А значит и особых причин для резкого обеднения планеты не видно.

3) Наиболее активно рекламируемый и наименее реальный сценарий — все пропало, в 2020 и 2021 годах грянет так, что мало не покажется. Серьезные проблемы действительно возможны, особенно в странах с одноукладной экономикой, то есть критически зависящих от одного фактора, в случае с Россией — от цен на нефть. Но как раз нефтяные цены — палка о двух концах. Снижение тарифов на энергоносители ведет к расцвету производства.

Если кризиса не будет, встанет вопрос: чему же учили всех этих экспертов-алармистов, уже 3 года обещающих катастрофы и потрясения? Профессию “политолог” мы уже почти отменили, очередь за экономистами?

Есть ли в России кризис?

Россию, вслед за всем остальным миром, поразил финансовый кризис. Расхожая фраза последнего времени. Только у автора этих строк начинают шевелиться сомнения: а есть ли в России финансовый кризис на самом деле?

Сомнения пробудились с новой силой по возвращении из Праги, откуда я прилетел буквально вчера. Трудно не заметить в Праге финансового кризиса: магазины закрываются, потоки туристов из Германии и прочих швеций сокращаются. Тают рабочие места. Люди озлоблены. Борьба за выживание – вот тренд дня. Я видел, как смотрительница общественного туалета чуть не избила ребенка, который по простоте справил малую нужду, не заметив вывески “Туалет платный, 10 крон” (около 13 рублей) и, не имея денег, просил позволения добежать до мамы, а потом вернуться с деньгами. Заработок смотрительницы – процент от денег, оставленных посетителями туалета. И за этот процент она готова пойти на все.

Интересно, что поток русских туристов в Чехию не только не сократился, а переживает даже некий бум. И денег оставляют они ничуть не меньше. Живой пример: цена билета на автобус, приобретенного в кассе – 20 крон, у водителя – 30 крон (соответственно примерно 27 рублей и 40 рублей). На моих глазах американские туристы принялись осаждать кассу, а русские, махнув рукой – мол, невелика разница! – купили билеты у водителя. Чехи многозначительно взирали на эту сцену. Поговорив с ними, услышал (и потом слышал не раз): мол, чем миру хуже, тем России лучше. Досужие пересуды? Попробуем разобраться вместе.

Давайте вычтем из темы “финансовый кризис” все, о чем пишут газеты и талдычит ТВ. Что останется такого, что вы испытали лично на себе? Немного. Так, я постоянно слышу, что “где-то кого-то сократили”, но мне так и не удалось распутать клубок слухов (“мой приятель сказал, что приятеля его приятеля уволили”) и найти все-таки реального человека, который лишился работы. Не знаю я также людей, зарплата которых существенно пострадала. Да, я лично знаю тех, кто или “успел взять ипотеку в последний момент”, или, напротив, “не успел – дня не хватило”. Но об ипотеке поговорим позже. Если убрать кредитную тему, контраст с ситуацией у нас и на Западе разителен: из числа моих немногочисленных знакомых на Западе найдется несколько человек, реально потерявших работу, а о том, что жить стало хуже, жить стало мрачнее, говорят практически все.

Так что на самом деле происходит в России? С нами, с россиянами, то есть не с теми, кто играет на бирже, и чьи капиталы зависят от котировок принадлежащих им акций, а со мной, с тобой, с твоими друзьями? Да ничего не происходит.

У меня родилась своя версия событий. То, что вы прочитаете ниже, есть лишь пристрастный взгляд пристрастного человека, не претендующего на обладание абсолютной истиной. Безусловно, у моих читателей может быть совершенно другая трактовка событий.

Суть экономического поведения государства на протяжении последних лет заключалась в том, чтобы взять у бизнеса как можно больше “сверхдоходов” (то есть просто доходов – ведь решает, что “сверх”, а что “не сверх”, опять же государство), и положить их в бюджет. Точно так же вело себя государство и с активами, принадлежащими бизнесу: создававшиеся государственные корпорации, вместо строительства новых мощностей, принялись скупать, где добровольно, а где не очень, производственные и иные мощности у бизнеса.

Трудно предположить, что бизнесу это нравилось. И вот – пришел Кризис. Едва ли не первым попросили помощи у государства газовики и нефтяники, которых “доили”, да простится мне это просторечие, активнее всего. Нельзя сказать, что они от этого обеднели, но то, что они стали менее богатыми, чем могли бы быть – факт. Затем помощи вопросили вообще все. Но не закавычить ли слово “помощь”? Не есть ли это попытка бизнеса вернуть из бюджета то, что бизнес, по его мнению, “переплатил”?

Государство всерьез отнеслось к требованию бизнеса – в самом деле, пока что бюджет готов дать денег почти всем, кто просит. Почему? Если мысль об игре бизнеса пришла в голову нам, неужели она не пришла в голову чиновникам? Конечно, пришла. Но не стоит забывать, что позиция власти меняется, как и сама власть в России в этом году поменялась. Помните фразу президента о недопустимости “кошмарить бизнес”? Это ведь не только о мелких торговцах и швеях-мотористках было сказано… Словом, одни увидели, что пришел удобный предлог потребовать назад “свое”, другие поняли, что -“передавили, передержали”. Может быть, так?

Конечно, тут не все так просто и прямолинейно. Мы видим серьезные проблемы у банков. Которые активно подверстываются все к тому же финансовому кризису. Но, в отличие от проблем газовиков и прочих нефтяников, это – не надуманные проблемы. Только формировались они уже года полтора как, когда еще кризиса никакого в помине не было. Российский банкир, за редкими исключениями – явление непривлекательное. Дешевле взять денег на западе, дороже впарить их соотечественнику, а прибыль прогулять – таков, если огрубить, нехитрый рецепт “российского банковского бизнеса”. Еще минувшей осенью схемочка стала давать сбои. А так хотелось по-прежнему получать по 30-60 тысяч долларов ежемесячно, будучи руководителем среднего звена в средней по масштабам “инвестиционной компании”. Если помните, банкиры просят “помощи” уже год как. Теперь подвернулся настоящий повод. Только вот что интересно: государство не готово помогать всем банкирам подряд с той готовностью, с которой оно, например, помогает всем подряд фермерам или машиностроителям.

Зато возникают странные сделки – ту или иную инвестиционную структуру покупают более удачливые конкуренты чуть ли не за рубль. Покупка во имя спасения. И – собственных интересов ради. Даже у прогорающего банка может быть хороший бренд, который чего-то стоит. Купим, наведем порядок, порежем зарплаты, лентяев и родственников уволим, а дальше бренд будет работать на нас: не такова ли логика? Только привязывать все это к кризису нет, по-моему, никаких оснований.

Пожалуй, единственные, кто в России в самом деле пострадал от кризиса – это так называемые олигархи, состояние которых определяется котировками ценных бумаг, размещенных на западных биржах. Если у данного конкретного олигарха нет таких бумаг, то лично я не вижу причин, с чего бы ему страдать и деньги терять.

Ну и ипотека – мы обещали об этом поговорить. Ипотека в России – дело для банков невыгодное. С одной стороны, есть такое явление, как раздутые цены на недвижимость. С другой, есть масса людей, готовых брать жилье безо всякой ипотеки. С третьей, есть докучливое государство, которому нужно непременно позаботиться о людях, неспособных купить квартиру сразу, и оно пристает к банкирам и риэлторам с требованием, соответственно, открыть ипотечную линию и снизить цены на жилье. Ну, достало это государство! Так почему бы, прикрывшись кризисом, не отделаться наконец от социальных обязательств, от национального проекта “Жилье”, наконец, и не сосредоточиться на богатых клиентах? Заодно, под шумок о сокращении строительных программ (а там уж сократятся они или нет, еще посмотреть надо) можно и вопрос о повышении цен на жилье поднять.

Словом, мой извращенный ум узрел в российском варианте кризиса лишь реализацию сложного клубка интересов, которые “неудобно” было реализовывать просто так, без предлога, зато кризис – как война, все спишет.

На самом деле, если так – оно и неплохо. Это значит, что мы с вами почти не пострадаем, по крайней мере, точно не пострадаем так, как люди на западе. А что богатые станут еще богаче – так в новинку ли нам? Сколько лет уж так живем, в расколотом обществе, и ничего, приспособились как-то.

И напоследок – ну не слушайте экономистов, которые тоже воспользовались поводом напомнить о себе мрачными прогнозами. Толпы безработных в Москве, соль, спички в дефиците – не надо, ребята! Конечно, если тебя, как экономиста и эксперта, стали забывать, а у тебя доходы сдельные, никакой прогноз, как пар в бане, глаз не жжет. Как и стыд за сделанные “прогнозы”.

Кризис в России — полный анализ

В России происходит масштабный структурный кризис, охвативший все отрасли экономики и все сферы общественного сектора. Как так вышло, что с этим делать и как теперь жить? Разберемся в статье.

Не первый масштабный кризис

Нынешний кризис — далеко не первый на памяти нынешних поколений россиян. В этой статье читайте про историю российских кризисов.

В 1998 году в ситуации азиатского финансового кризиса страна не смогла расплатиться по долгам и объявила дефолт. Уровень жизни населения снизился, инфляция выросла, но результатом кризиса стал очень долгий рост национальной экономики. Фактически, уже 1999 год ознаменовался ростом, который продолжился вплоть до 2008 года.

Российский кризис 2008 года также был вызван не внутренними причинами, а внешним шоком. Ипотечный кризис в США поразил всю мировую экономику, не было ни одной страны, которая не ощутила бы замедления экономики в результате лопнувшего пузыря дутых американских ипотечных облигаций. Здесь читайте про начало и развитие мирового кризиса в 2008 году.

Текущий кризис

Современный российский кризис начался в 2014 году, когда стоимость нефти упала до 57 рублей за баррель. Результатом стало падение национальной валюты.

Еще одна причина кризиса — агрессия против Украины, разворачивавшаяся на двух «направлениях», в Крыму и на Востоке соседней страны. В результате конфликта с Украиной Россия оказалась под прессом чувствительных санкций, которые ограничили доступ отечественного бизнеса к зарубежным капиталам и технологиям.

Наконец, самое главное, в свете двух внешних шоков усугубились структурные проблемы российской экономики: высокая доля государства в экономике, низкая конкурентоспособность российских компаний на мировых рынков, чрезмерная зависимость бюджета от экспорта углеводородов, высокий уровень коррупции и общая неэффективность государства.

Вот уже 4 года прошло, а в 2018 году кризис и не думает заканчиваться. Россия вступила в эпоху стагнации, которая будет характеризоваться незначительным экономическим ростом в пределах 0,5 — 2%, медленным падением уровня жизни и реальных доходов населения. Единственный позитивный момент заключается в том, что россияне привыкли к вялотекущему экономическому кризису и сегодняшняя ситуация не воспринимается катастрофической.

Когда Россия выйдет из кризиса

Есть два сценария выхода России из кризиса, за счет внешних и за счет внутренних факторов.

Серьезный рост цен на нефть может привести к выходу страны из кризиса, даже несмотря на внутренние проблемы. Как это уже было в 2000-е годы, внутренние проблемы просто зальют нефтяными деньгами. Конечно, большая часть неожиданных доходов, как и прежде, достанется олигархам и приближенным к власти элитам, осядет на счетах зарубежных банков и превратится в престижную недвижимость далеко от границ России, и все же рост доходов заметят все жители страны.

Серьезные реформы также могут привести к выходу страны из кризиса. Сделать нужно немало. Перераспределить расходы бюджета, чтобы меньше денег шло на оборону и больше — в развитие человеческого капитала, на школы, больницы и науку. Серьезно снизить уровень коррупции, чтобы большая часть бюджетных расходов давала результат в форме новых дорог, высоких зарплат бюджетникам, современного оборудования в медицине и образовании, а не превращалась в элитную недвижимость за рубежом. Навести порядок в судах, полиции и спецслужбах, а также уменьшить масштабы бюрократии и самоуправства, чтобы улучшить бизнес-климат и увеличить количество рабочих мест за счет открытия новых предприятий и расширения масштаба бизнеса существующих.

Что делать простым людям

Как видно, оба сценария выхода из кризиса представляются малореальными, поэтому нужно потуже затянуть пояса и готовиться к худшему. Кризис может продлиться следующие 10 лет, а в результате вылиться во что-то еще более серьезное.

Несмотря на кризис и проблемы вокруг, нужно учиться зарабатывать больше, делать сбережения и преуспевать. Выход из кризиса сегодня может быть только личный, но никак не коллективный, кстати, россияне, в основном, это уже поняли.

Кстати, а что с экологией?

С учетом всех проблем, свалившихся на простых россиян, мало кто задумывается об экологии. Даже у правительства страны руки до природы доходят в самую последнюю очередь. Это видно уже из названия профильного ведомства — Министерство природных ресурсов и экологии, то есть ресурсная составляющая у правительства на первом месте, сложно их за это винить, учитывая насколько важна эксплуатация полезных ископаемых и природных ресурсов для бюджетной устойчивости.

Тем не менее, нельзя не заметить, что текущий экономический кризис отражается и на природе, что приводит к масштабному экологическому кризису, развивающемуся в стране. Читайте статью про экологический кризис в России.

Мы также одной строкой ответим на популярные вопросы про кризис в России.

Есть ли кризис в России?

Да, уровень жизни за последние годы упал, экономика в стагнации.

Каковы причины экономического кризиса в России?

В первую очередь, внутренние проблемы. Высокая доля государства в экономике приводит к тому, что многие российские предприятия, в частности, крупнейшие компании, а также высокотехнологичные фирмы оказались неконкурентоспособными и подверженными коррупции. Плохая работа государственных институтов и правоохранительной сферы дает результат в виде плохого инвестиционного климата. В результате, многие талантливые люди не хотят делать бизнес в России и уезжают за рубеж. По тем же причинам крупные частные компании, а также крупные предприниматели, вместо того, чтобы развивать бизнес в России, стремятся вложить деньги в более надежные или более перспективные экономики других стран. В то же время, иностранные инвесторы также не спешат вкладывать деньги в российскую экономику, предпочитая либо более надежные, либо более перспективные альтернативы. Добавьте к этому плохое состояние общественного сектора, то есть низкий уровень здравоохранения и невысокий уровень образования, в особенности, высшего и среднеспециального образования. Результатом проблем в общественном секторе становится низкий уровень человеческого капитала, то есть природные таланты людей оказываются невостребованными, нераскрытыми или «зарытыми» по разным причинам, например, потому что человек не получил хорошее образование, либо стал нетрудоспособным в результате плохого лечения.

В чем суть кризиса?

Суть кризиса в том, что жители страны зарабатывают меньше, чем могли бы, исходя из своих навыков и талантов.

Война на Украине и кризис в России связаны?

Война в Украине добавила проблем, так как привела к санкциям, наложенным на Россию. Санкции мешают российской экономике развиваться, но это не основная причина кризиса.

Демографический кризис в России ухудшается?

Да, как и прежде, прогнозы говорят о том, что население страны будет уменьшаться. В ситуации кризиса рождаемость в стране уменьшилась.

Когда закончится кризис?

На сегодняшний день реалистичного сценария выхода из кризиса не просматривается, так что пока не понятно, когда он закончится.

А каковы прогнозы экспертов?

Официальные прогнозы обещают рост в пределах 0,5 — 2% ВВП в год, но это стагнация, а не выход из кризиса. На сегодняшний день выход России из кризиса не прогнозируется.

Что потребуется для преодоления кризиса?

Очень сильно увеличить эффективность государственного управления в стране и снизить коррупцию.

Пугающие прогнозы: Мировой кризис грянет в 2020 году и смоет Россию

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис 2008–2009.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr. Doom, точно предсказавший драматические события 2008–2009 годов, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

В падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие страна вновь окажется в яме — прежде всего снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Российские оптимисты

Вспомним, что в октябре 2018 года премьер Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы.

Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг (особенно в иностранной валюте), а инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность, отметил глава кабмина. Более того, заявил Медведев, впереди новая цель — создание «прочной основы» для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом.

В российской экспертной среде эта позиция обрела своих сторонников. Наша страна с ее международными резервами, превышающими $500 млрд, «пересидит» любой мировой кризис, считает, например, руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, в 2019 и 2020 годах темпы роста ВВП составят явно невысокие 1–2%, однако на этом негатив и заканчивается, говорит он.

«Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один „клик“. Бюджет в профиците. Фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей. За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. Завершаются масштабные проекты „Газпрома“ — „Северный “, „Сила Сибири“, „Турецкий поток“. Инфляция по итогам года составит 4,2%, ключевая ставка ЦБ — 6,75%», — перечисляет эксперт составные элементы «охранной грамоты» для России.

Что касается глобальных рисков, то Разуваев называет два. , это гипотетический вооруженный конфликт на Ближнем Востоке: c одной стороны США, Саудовская Аравия и их союзники, с другой — Иран, также весьма серьезный противник в военном плане. Исход такого противостояния прогнозировать сложно, но цена нефти легко может превысить $100. Однако Трамп уже заявил, что в отношении Тегерана удовлетворится санкциями.

, это глобальная рецессия, которая обрушит нефтяные котировки и биржевые индексы. Но до президентских выборов в США в ноябре 2020 года обвала, вероятно, не будет: Трампу надо избраться. По мнению собеседника «МК», существует прямая взаимосвязь между недавним снижением базовой ставки ФРС до 1,75–2% годовых (а по кредитам «овернайт» — до 1,7% годовых) и апокалиптическими прогнозами уже на текущую осень со стороны международных финансовых институтов. Судя по всему, резюмирует аналитик, не за горами запуск Штатами новой программы количественного смягчения, размеры которой оцениваются в диапазоне $10–15 трлн. Это значит, мировая экономика опять наводнится ничем не обеспеченными долларами.

Ахилессова пята

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию. Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой. Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают „короткие“ бумаги. Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Ахиллесова пята отечественной экономики — ее сырьевой характер. И нет никаких гарантий, что если цены на нефть, газ, металлы резко просядут, правительство не «залезет» в Фонд национального благосостояния (сейчас его объем составляет 8,17 трлн рублей, или $122,8 млрд).

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы. К концу 2008 года объем Резервного фонда достиг 4,9 трлн рублей, но для стабилизации бюджета, пострадавшего от удешевления марки Brent, из него в последующие два года пришлось потратить более 4,6 трлн.

А ведь еще летом 2008 года, напоминает Нечаев, все официальные экономисты, включая тогдашнего Алексея Кудрина, уверяли, что Россия будет островом стабильности в бушующем финансовом море Запада и что нам ничто не грозит. В итоге падение ключевых макроэкономических показателей оказалось намного более серьезным, чем в Европе, США, Китае: накануне кризиса бюджет имел профицит в 1,8 трлн рублей, а год спустя — дефицит в 2,3 трлн рублей; рост ВВП в составил 5,6%, а в экономика рухнула на 7,8% (!). Вместе с ней рухнули и надежды на становление классического среднего класса, на снижение уровня бедности, на рост инвестиций в образование, здравоохранение и человеческий капитал.

С 2013 года реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

«Массовые увольнения и рост цен»

В ближайшие планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: с начала в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне, что в 2008 году. Капитализация выросла достаточно существенно. Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан. Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели. Чтобы их заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты. Но что дальше с этими трубами делать?

Весь мир переходит на альтернативные источники энергии, на экологически чистые возобновляемые ресурсы. Спрос на углеводороды неумолимо снижается, рассуждает собеседник «МК». При этом, по его словам, утверждения властей, что рубль «отвязался от нефти» благодаря бюджетному правилу и цене отсечения в $41,6 за баррель, справедливы не в полной мере. Конечно, сегодня национальная валюта не так сильно реагирует на колебания на топливном рынке, как раньше, но если цена на нефть надолго упадет ниже $40, рубль уже ничто не спасет. И если мы войдем в рецессию, то застрянем там надолго. Не стоит переоценивать такие факторы, как низкий госдолг (около 16 трлн рублей) и крупные золотовалютные резервы РФ ($532,6 млрд).

«Да, хорошо, что эта „соломка“ есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Все улетит в тартарары

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства. Это неминуемая девальвация рубля: для сравнения с ноября по январь его курс ослаб по отношению к доллару на 20%.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Ничего другого, кроме как обрушить рубль ради наполнения скудеющей госказны, наши монетарные власти не придумают. Будут обваливать, как делали это в декабре 2014 года, когда нефть просела за год со $107 до $57. Или как в декабре , когда Brent стоил уже $37.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки, как в 2008 году.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно. А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани». Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное. Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый. Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

Читать еще:  Как удалось поменять представление людей о самообразовании и можно ли что-нибудь заработать на тяге людей к знаниям
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector