10 главных угроз страховому рынку

10 главных угроз страховому рынку

Основные угрозы финансовой безопасности страхового рынка

Сегодня уровень финансовой безопасности страхового рынка является важным индикатором его развития, развития финансовой системы и государства в целом. Важное значение для поддержания оптимального уровня финансовой безопасности имеет противодействие мошенническим проявлениям на этом рынке.

Угрозы финансовой безопасности страхового рынка, зависимо от источников их возникновения, эксперты условно разделяют на внутренние и внешние (со стороны партнеров, конкурентов, криминала, иностранных субъектов хозяйствования, средств массовой информации, государства и других иностранных государств). Рассмотрим их детально.

Внутренние угрозы

В большинстве случаев внутренние угрозы на страховом рынке возникают вследствие неэффективного финансового менеджмента в пределах страховых компаний, в частности, неуравновешенной тарифной политики и несбалансированного размещения страховых резервов по направлениям и срокам. Так, допущение ошибок при расчете тарифной ставки может привести к потере конкурентных преимуществ компании на рынке вследствие необоснованного завышения (занижения) размера страховой премии.

Важной задачей страховых компаний в рамках обеспечения финансовой безопасности страхового рынка является формирование сбалансированных страховых портфелей, то есть необходимость оставаться финансово устойчивыми даже при наступлении значительных по размерам убытков. Проблемой отечественного страхового рынка является то, что большинство страховых компаний возмещает расходы за счет новых страховых премий, не уделяя значительное внимание взятым обязательствам страховых резервов.

На определенное внимание при исследовании финансовой безопасности страхового рынка заслуживает вопрос эффективного размещения средств страховщиков, представленных в форме страховых резервов. Страховые компании должны сформировать инвестиционный портфель таким образом, чтобы вовремя и в полном объеме выполнять взятые ранее обязательства перед владельцами страховых полисов, вследствие чего надзорные органы могли бы четко регламентировать направления размещения активов и долю, которую должен занимать каждый вид актива в общем инвестиционном портфеле страховой компании.

Однако отечественные страховые компании не демонстрируют значительную заинтересованность в эффективном размещении страховых резервов. В основном они тяготеют к консервативному управлению инвестиционным портфелем, что можно объяснить низким уровнем убыточности страхуемых операций, незначительными объемами финансовых ресурсов, которые аккумулируют страховщики в процессе деятельности, а также неразвитостью рынка страхования жизни, для которого характерно привлечение средств страхователей на долгосрочный период.

Одним из индикаторов угрозы финансовой безопасности страхового рынка является и рост доли перестрахования в валовых страховых премиях, а особенно – доли нерезидентов. Так, увеличение объема перестраховочных операций может привести к ухудшению платежеспособности страховых компаний и их емкости на рынке. Вследствие этого возникает обеспокоенность по поводу гарантированности выплаты средств в случае наступления страхового случая, что фактически снижает финансовую безопасность как отдельно взятой компании, так и всего страхового рынка при реализации катастрофических рисков.

Внешние угрозы

Особого внимания требует идентификация внешних угроз финансовой безопасности страхового рынка. Так, для современного этапа развития мирового хозяйства очень актуальными становятся банкротства всемирно известных компаний или возникновение трудностей в их деятельности, валютные и долговые кризисы, обвалы на фондовых рынках развитых стран мира. Вследствие того, что на отечественном страховом рынке сконцентрирован значительный по объему иностранный капитал, вероятность вспышки финансовых кризисов в нашей стране довольно значительная.

Существенной финансовой угрозой для страхового сектора остается и отток капитала за границу. На рынке сложилась ситуация, когда страховые компании с иностранным капиталом фактически выполняют функции страховых посредников, передавая в перестрахование около 90-95% рисков материнской компании, тем самым перенаправляя финансовые потоки за границу. Данная ситуация свойственна больше компаниям по страхованию жизни, поскольку при рисковом страховании вместе с капиталом вывозятся риски, а при страховании жизни – 80-90% долгосрочного инвестиционного ресурса и лишь 10-20% рисков.

Следует отметить четкую зависимость отечественного страхового рынка от конъюнктуры и спекулятивных ожиданий иностранных страховых компаний.

В частности, регулирующие органы пытаются минимизировать указанный риск путем ограничения круга компаний, с которыми можно укладывать договоры по перестрахованию. Несмотря на запрет сотрудничать в пределах перестрахования с оффшорными организациями и компаниями, страна основания которых занесена в «черный список» FATF, все равно эта проблема остается нерешенной. Отметим, что угрозы, вызванные стремительным развитием глобализации, в совокупности могут нарушить как финансовую безопасность страхового рынка в частности, так и государства в целом.

При рассмотрении возможных опасностей финансовой безопасности страхового рынка следует обратить внимание и на мошеннические действия со стороны субъектов страхового рынка. Мошенничество в страховом секторе имеет масштабный характер и с каждым годом набирает все больше оборотов. При этом в большинстве случаев преступные действия направлены на максимизацию прибыли или получение дохода, который не будет подлежать налогообложению. В частности, страховые компании прибегают к противоправным действиям для уменьшения размера страхового возмещения, их работники – для получения собственной материальной выгоды. Финансовые аналитики оценивают ежегодные суммарные убытки от осуществления мошеннических действий на отечественном страховом рынке примерно на 600 млн. грн. Подсчитано, что около 16% страховых выплат попадают в руки финансовых аферистов.

Выводы

Подытоживая, отметим, что в будущем уровень финансовой безопасности страхового рынка будет определяться тем, насколько эффективно субъекты этого рынка смогут противостоять имеющимся и потенциальным угрозам и насколько действенно они смогут устранить негативные факторы влияния на его функционирование.

«Застраховать облако Google сможет только пул из всех мировых страховщиков»

В иерархии потенциальных глобальных угроз киберпреступления перевешивают даже угрозы от стихийных бедствий и катастроф. Страховщики нашли, что противопоставить кибермошенникам.

— Что страшнее всего в киберрисках?

— Цивилизация столкнулась с тем, что с переходом на новое качество жизни — цифровое — и преступность перешла из физического мира в виртуальный. Все используют цифровые технологии — через смартфоны или системы управления предприятием: проводят платежи через банки, взаимодействуют с информационными системами государственных органов. Соответственно, подвергаются опасности внедрения вредоносного программного обеспечения либо получения доступа к финансам тех, кому вход туда воспрещен.

— Как оцениваются масштабы бедствия в целом в мире?

— Ущерб от киберпреступности измеряется, по разным оценкам, либо сотнями миллиардов долларов, либо триллионами долларов. Эти оценки носят экспертный, опросный характер. Точную оценку очень трудно дать, потому что многие жертвы киберпреступников не склонны признаваться в этом.

— Всегда ли киберпреступников привлекает именно «увод» денег со счетов?

— Целью кибератак в 90% случаев является завладение финансовыми ресурсами. Есть какое-то количество киберпреступников, которыми движет чистый «фан»: хакнуть что-нибудь и выложить эту информацию в Интернете, но в большинстве случаев все же прослеживается финансовый след. Для кибератаки нужно затратить определенные ресурсы, соответственно, мошенники нацелены на получение хоть какого-то вознаграждения.

— Можно ли классифицировать кибермошенников?

— Есть мошенники-шифровальщики, которые устраивают атаки, шифруя информационные системы, да так, что компания теряет доступ к управлению. Известен кейс с германскими железными дорогами, когда в один «прекрасный» момент на всех информационных табло на всех вокзалах появился красный квадрат и надпись, что разблокировать экран можно, переведя определенное количество биткоинов на определенный счет. Такого рода атаки носят массовый характер, с расчетом на наличие более-менее стандартных уязвимостей.

Другие мошенники работают по индивидуальному сценарию: сначала всесторонне изучают целевую жертву — как правило, крупное предприятие или организацию, находят уязвимости в информационных системах или в бизнес-процессах, подбирают инструмент для проникновения в системы и затем уже его применяют. Есть еще один вектор кибератак — это разработчики ПО. Внедрив вредоносные элементы в код программного обеспечения, мошенники получают возможность выхода на всех пользователей, купивших это ПО. В результате предприятие-«жертва» теряет контроль за своими системами, несет затраты или лишается части своих активов.

Отследить счет и выйти по нему на владельца в этом случае, конечно же, невозможно?

Читать еще:  Сыроделие в домашних условиях

— Это очень трудно сделать. Профессиональных хакеров сложно вычислить, а вот неопытные новички могут оставить следы, по которым на них можно выйти.

— Это все про крупные предприятия, с «физиками» же такие атаки устраивать невыгодно?

— Отнюдь, физические лица все больше становятся целевой аудиторией для хакеров. Логика здесь проста: комбинирование технических средств и социальной инженерии для взятия под контроль, скажем, смартфонов тысяч и тысяч физических лиц может быть более эффективным для хакеров по сравнению с атакой на крупный банк с выстроенной серьезно системой информационной безопасности. Затем уже под видом легитимных клиентов банка со счетов делаются перечисления.

— А если бы было страхование, убытки понесла бы страховая?

— Да. Ущерб, связанный с социальной инженерией либо использованием вредоносного ПО на смартфоне физического лица, может быть возмещен именно страховой компанией.

— А кража персональных данных?

— Это еще одно направление, которое может сильно ударить с финансовой точки зрения. Многие предприятия являются операторами персональных данных. Они работают в рамках довольно жесткого законодательства по хранению этих персональных данных. Кибератака может быть направлена на то, чтобы скомпрометировать персональные данные. Известны случаи, когда у сети отелей была украдена база клиентов: паспортные данные, номера кредитных карт и тому подобное. Это миллионы пострадавших. Здесь возникают репутационные риски для самой компании — банка, гостиницы, медучреждения и прочих.

— Ну в России пока никого всерьез за разглашение данных не наказывали, кажется…

— Пока у нас не сложилась практика выплаты компенсаций физическим лицам за сам факт разглашения их данных, хотя за это накладывают взыскания государственные органы. В США или странах ЕС, где законодательная ответственность за разглашение персональных данных гораздо более жесткая, для многих компаний сложно платить большие штрафы (исчисляемые десятками миллионов долларов), плюс они должны выполнить требования по уведомлению каждого клиента об этой компрометации, менять логины-пароли и так далее. В связи с этим возникло направление страхования, компенсирующего такие расходы.

Бизнес отвечает на киберугрозы двумя способами: развивается индустрия киберзащиты — создается специальное программное обеспечение, строятся системы администрирования информации, создаются защитные экранные способы фильтрации информации. По материалам Всемирного экономического форума, мировая экономика тратит порядка 150—200 миллиардов долларов ежегодно на информационную безопасность, при этом в 2022 году ожидается рост ущерба от кибератак до 8 триллионов долларов. Второй способ — собственно, киберстрахование.

— С тарифом по страхованию от киберугроз это сопоставимо?

— Нет, тариф на порядок меньше — на киберстрахование по всему миру тратится около 3 миллиардов долларов.

— В России и того меньше, видимо…

— До 2016 года в нашей стране киберстрахование существовало виртуально: все про него говорили, выступали с презентациями на конференциях, но реальных договоров было единицы. Ситуация сложна тем, что для страховой индустрии очень трудно адекватно оценить риски — это вызов.

— Действительно, как можно их просчитать, если большая часть случаев замалчивается?

— Чтобы оценить риски, нужно иметь статистику. Чтобы иметь статистику, нужно иметь опыт страхования. Этот замкнутый круг начал разрываться, так как небольшое количество страховщиков решило рискнуть в буквальном смысле и пойти в рынок киберстрахования. А заключению договора киберстрахования чаще всего предшествует кибераудит: предприятие исследуется с точки зрения уязвимости, просчитываются возможные сценарии кибератак.

— Это же затратно! Предприятие само за это платит?

— Да, это затратно, предприятие само платит за кибераудит, но при заключении договора страхования эти средства учитываются в стоимости полиса. Это дорогой, долгий полис, именно поэтому в мире застрахованы от киберугроз только 5% самых крупных предприятий. Получается, потребность есть у всех, а позволить себе киберстрахование может только крупный бизнес. При этом он техническими средствами может настолько снизить свой риск, что страхование не всегда и требуется. Конечно, на каждую защиту найдется хакер — всегда есть остаточный риск, который подлежит страхованию.

При этом есть огромное число потенциальных страхователей — малые и средние предприятия, обычные люди, которые пользуются смартфонами, осуществляют через них платежи и прочее. Они остаются незащищенными, поэтому мы начали смотреть в эту сторону. Поначалу мы пытались взять западный опыт и приложить к России. Но оказалось, что тогда мы не задействуем основной сегмент малых предприятий.

— И вы создали продукт для МСБ?

— В октябре 2017 года в пакет страхования для малых предприятий включили риск перерыва в производстве в результате кибератак. Кибераудита там нет, мы страхуем по анкете. То есть мы ограничили сумму, но сделали массовый продукт. За этот период мы застраховали около 3 тысяч малых предприятий. Страховая премия составляет от 92 тысяч до 250 тысяч рублей. Максимальное покрытие — 8 миллионов рублей. Эта сумма покрывает один-два инцидента, а предприятию не нужно держать в штате редких и дорогих специалистов по киберзащите, они привлекаются за счет страховой компании при атаке: приходят, останавливают преступников, восстанавливают работоспособность в 90% случаев. Если не восстанавливают, то страховая платит еще за перерыв в производстве.

— Для физлиц за 2018 год удалось совершить настоящий прорыв. У нас давно уже работает программа страхования держателей банковских карт, мы покрываем случаи несанкционированных списаний, которые не входят в зону ответственности банка. Например, когда клиент передал свои данные мошенникам сам — никакой банк это не возмещает, но страховка покрывает. Раньше он действовал только на пластиковую карту как средство платежа, с декабря 2018 года получил распространение на смартфон, с помощью которого многие проводят различные платежи в онлайн-банке или банковском мобильном приложении. В продукт включен дополнительный сервис — бесплатная установка на смартфоны специального защитного программного обеспечения от «Лаборатории Касперского», которое снижает риски заражения смартфонов вредоносными программами, фильтрует подозрительные СМС и звонки, позволяет удаленно заблокировать информацию при краже или потере смартфона.

— От страхователя ничего, кроме уплаты премии, не требуется при заключении договора? Никакого «кибераудита»?

— Для пользователей iPhone мы предоставляем киберзащиту без дополнительных условий, владельцам смартфона на Android предлагаем бесплатно установить специальное защитное программное обеспечение от «Лаборатории Касперского». Таких полисов всего за четыре с небольшим месяца мы продали уже более полутора миллионов.

— Страховых случаев было много?

— Пока не было. Это говорит о том, что программное обеспечение надежно. Тем не менее, по статистике «Лаборатории Касперского», количество вирусов для смартфонов уже превысило количество вирусов, которые пишутся для компьютеров, так что ожидается существенный рост кибератак.

— Кто еще на российском рынке активно занимается киберстрахованием?

— На уровне ВСС осенью 2018 года создана рабочая группа по развитию киберстрахования, которую я возглавляю. В ее работе участвуют 15 компаний, но пока рано говорить о сложившемся предложении страховщиков. Все же к этому рынку многие пока присматриваются, нет достаточной статистики, для новых рисков требуется дополнительный капитал, нет понимания у потенциальных клиентов важности затрат на страхование киберрисков. Поэтому я убежден, что здесь действия отдельно взятой страховой компании будут менее успешными по сравнению с объединенными усилиями: это очень опасно для компании — страховать неизвестные риски, которые постоянно эволюционируют.

— В чем, на ваш взгляд, будущее этого вида страхования?

— Я уверен, что предложение для клиентов лучше делать в партнерстве с компаниями, которые занимаются киберзащитой, чтобы предлагать и страхование, и киберзащиту, и кибераудит. Мы свой продукт позиционируем как единое предложение от Сбербанка, у которого есть своя компания по кибербезопасности — «Bi.Zone», с которым мы выступаем как партнеры.

Читать еще:  Снятие с учета ЕНВД

— Чем страхование киберрисков в России отличается от западного?

— Это единственный вид страхования, в котором мы не идем за Западом, а стараемся создать что-то свое. В России нельзя застраховаться от штрафа, как, например, в ряде стран Европы. Мы можем покрывать только ответственность перед третьими лицами. Например, при кибератаке на медучреждение могут быть остановлены операции или прекращена работа систем жизнеобеспечения — это потенциально огромные иски от пострадавших и их родственников. Мы можем застраховать ответственность медучреждения перед третьими лицами на случай кибератак.

Сейчас банки активно собирают биометрические данные. Возьметесь ли вы страховать риски взлома таких баз данных?

— По мере развития цифровизации возникают глобальные монстры, облачные хранилища с огромным объемом информации, получается огромная концентрация риска для страховщиков. Кто будет страховать такие объемы — это вызов для всей мировой страховой индустрии.

Сейчас облачные хранилища никто не страхует?

— Они страхуются частично, у нас тоже есть такие клиенты-предприятия. Но для того, чтобы застраховать облачное хранилище Google, придется объединиться в пул всем мировым страховщикам.

— Емкость рынка можете оценить: сейчас и в перспективе?

— Мировой рынок киберстрахования, по прогнозам, к 2020 году достигнет около 7 миллиардов долларов, это капля в море, 1% от всего страхования имущества. В 2019 году российский рынок, может быть, соберет несколько десятков миллионов рублей страховой премии. Однако в дальнейшем обязательно будет «взрывной» рост, за три — пять лет мы вполне можем выйти на объем 5—7 миллиардов рублей по киберстрахованию. Когда это произойдет, зависит от многих факторов: осознания у предприятий и физических лиц киберугроз, предложения со стороны страховщиков доступных страховых продуктов, а также успехов в реализации госпрограммы «Цифровая экономика» (сейчас преобразована в нацпроект) по популяризации страхования от информационных рисков, киберрисков.

10 главных угроз страховому рынку

Кризис серьезно ударил по страхому рынку, который сейчас находится в ситуции крайней нестабильности. Компания «Эрнст энд Янг» определила десять основных рисков, которые угрожают страховым организациям.

Кризис является серьезной угрозой для компаний страхового сектора. Но, помимо него есть и другие риски, с которыми сталкиваются игроки рынка страхования. Исследование «Эрнст энд Янг» определило десять основных бизнес-рисков страхового сектора в порядке приоритетности, в котором их расположили свыше 100 ведущих аналитиков отрасли. «Под влиянием сложившейся экономической ситуации со времени публикации нашего исследования в 2008 году в оценках значимости рисков произошли заметные изменения, – говорит директор Международного центра «Эрнст энд Янг» по оказанию услуг страховым компаниям Питер Поррино. – По мере того, как страховые компании продолжают прокладывать путь среди рифов экономического кризиса, им следует уделить особое внимание вопросу изменения подхода к управлению рисками, анализу нормативно-правового контекста и обмену информацией, связанной с рисками».

10 главных рисков для рынка страхования в этом году:

1. Финансовый кризис. Кризис оказал крайне негативное влияние на сектор финансовых услуг, и даже если угроза возникновения системных проблем утратит свою остроту, его последствия достаточно глубоки, чтобы стать определяющим фактором развития сектора в ближайшее десятилетие.

2. Риск неэффективности моделей. Вследствие неспособности признать недостатки своих моделей и определить природу риска многие компании оказались неподготовленными к истинной глубине последствий недавних событий в финансовой сфере.

3. Вмешательство регулирующих органов. Организации должны быть готовы к радикальным переменам в части требований ЕС к платежеспособности страховых компаний (Solvency II), перехода на Международные стандарты финансовой отчетности и непрекращающегося противоборства между федеральным законодательством и законодательством штатов в США.

4. Управление циклом андеррайтинга в сегментах бизнеса по видам страхования, кроме страхование жизни. Неспособность эффективно управлять циклом андеррайтинга, вероятно, и есть главная причина многочисленных случаев неплатежеспособности страховых компаний в сегменте видов страхования имущества и ответственности. Эта же причина является важным фактором снижения полезного эффекта для заинтересованных сторон.

5. Геополитические потрясения. В условиях экономического кризиса, когда снижение доходов порождает атмосферу политической напряженности, а иссякающие налоговые поступления подрывают способность государства держать ситуацию под контролем, существенно возрастает риск геополитических потрясений.

6. Демографические изменения, затрагивающие основные рынки. В условиях высокого спроса на сберегательные продукты страховые компании оказываются перед лицом более насущной необходимости стратегически управлять рисками, связанными с капиталом, и, в частности, контролировать степень подверженности рискам рынка ценных бумаг.

7. Развивающиеся рынки. Будучи плацдармом для расширения деятельности крупнейших диверсифицированных страховых компаний, развивающиеся рынки одновременно в более высокой степени подвержены резким и неожиданным спадам.

8. Управление каналами продаж. Инвестиции в многоканальные стратегии продаж сопряжены как с рисками, так и с существенными возможностями даже в текущих рыночных условиях и на фоне активного стремления бизнеса сокращать расходы.

9. Юридические риски. Неожиданные изменения, как в отношении форм, так и субъектов ответственности, остаются одной из основных проблем для страховых компаний сегмента страхования иного, чем страхование жизни.

10. Изменение климата и глобальные катаклизмы. Природные катаклизмы представляют собой основной стратегический риск для сектора. Они также чреваты далеко идущими последствиями для страховщиков, которым приходится дорого платить за растущие убытки клиентов, связанные со стихийными бедствиями.

Многие из рисков уже материализовались, но угрозы рыночной нестабильности еще не исчерпаны. Поэтому компаниям надо проявлять осторожность, одновременно внедряя новые методы управления рисками. «Чтобы сохранить доходность и позиции в рейтингах, в текущих условиях страховым компаниям необходимо уделить внимание таким аспектам, как внедрение инновационных продуктов, изменение нормативных требований, инвестиционные стратегии и потребность в капитале. Это могло бы стать отправной точкой в обсуждении руководителями кратко- и долгосрочных бизнес-стратегий, которые должны учитывать эти аспекты, – заключает Питер Поррино. – Несмотря на сохраняющуюся нестабильность, текущая ситуация изобилует возможностями для компаний, которые в состоянии перестроить и укрепить свой бизнес».

Российский страховой рынок не избежал проблем мировых компаний. , говорит: «Основными, на наш взгляд, являются: ожидаемый спад платежеспособного спроса на страховые услуги: повышение конкуренции и, как следствие, – сложности с управлением андеррайтинговым циклом (не всегда обоснованное снижение тарифов, диктуемый рынком уровень аквизиционных затрат, ошибки прогнозирования результатов деятельности), – отмечает Анастасия Виноградова, партнер компании «Эрнст энд Янг», руководитель страхового сектора по странам СНГ. – Необходимо также упомянуть неадекватную систему управления рисками, включая несоблюдение минимально необходимого уровня капитала, а также недостаточную подготовленность к возможно более жестким требованиям регуляторных органов. В настоящее время наиболее актуальными вопросами управления деятельности страховых компаний являются вопросы повышения рентабельности бизнеса при сохранении имеющейся доли рынка, повышение эффективности ключевых бизнес-процессов, необходимость перенастройки системы риск-менеджмента и развитие системы управленческого учета».

по материалам компании «Эрнст энд Янг»

10 главных угроз страховому рынку

Ж. Мезенцева анализирует распространенные проблемы страховых компаний: «Для многих отечественных компаний период кризиса оказался весьма и весьма неудачным. Некоторые компании приняли необходимые защитные меры и в результате успешно «побороли» мировой экономический кризис. В любом случае – каждому свое.

Необходимо четко для себя понимать, что кризис представляет собой серьезную угрозу главным образом для страховых компаний. В чем причина столь избирательной позиции со стороны финансового беспорядка? Прежде всего, основная причина состоит в том, что в период прогрессирования финансового кризиса каждое предприятие, за редким исключением, терпит определенные убытки. Если эти убытки в предварительном порядке были застрахованы, то в таком случае страховая компания просто обязана выплатить соответствующие финансовые средства компании-клиенту. В противном случае может возникнуть ситуация, когда одна из сторон в судебном порядке начинает отстаивать свои права. Современность предполагает 10 основных видов риска, связанных с процессами страхования.

Читать еще:  Анализ личности по социальным сетям как эффективный метод подбора кадров

Вот, собственно, они:

1. Финансовый кризис. Данное экономическое явление влияет практически на все известные сегодня секторы экономики. Естественно, что не представляется в виде исключения и сфера страхования.

2. Неэффективность модели. Любая страховая компания имеет свою модель развития. В случае, когда та или иная модель себя не оправдывает – страховая компания несет существенные убытки, что, в конечном счете, может послужить поводом для банкротства компании.

3. Деятельность регулирующих органов. Извечной проблемой бизнеса в нашей стране является проблема непредсказуемости поведения властей.

4. Ненадлежащее управление андеррайтингом в компании.

5. Наличие рисков со стороны геополитической обстановки страны, в которой располагается страховая компания.

6. Особенности демографии в стране, которые в любом случае влияют на экономическую обстановку на пространстве торговых рынков.

7. Развивающиеся рынки услуг и труда. Представители данной отрасли предельным образом оказывают свое непосредственное воздействие на процесс роста и развития страховой компании.

8. Некачественное управление основными каналами продаж. Если страховая компания не имеет четкой стратегии распространения своей продукции на просторах действующих рынков, то это чревато последствиями.

9. Риски с юридической точки зрения. Источником данного вида рисков является, прежде всего, государство.

10. Изменение климатической обстановки и глобальные природные процессы также оказывают значительное влияние на страховиков.»

В Госдуму документацию планируется внести 23-его октября. Комитет Госдумы по рынкам.

Страхование футбольных болельщиков

Одна из новых страховых компаний “Тинькофф Онлайн Страхование”, которая начала свою.

Boeing-777, недавно потерпевший крушение, был застрахован

Boeing-777, который принадлежал компании Malaysian Airline System Bhd., потерпевший.

Страхование бизнеса как показатель его развития

Предпринимательская деятельность – это постоянное жонглирование высоко рискованными.

Сокращение продаж СК «Альянс»

Как известно, страховая фирма по сборам СК.

Суд будет рассматривать спор «Ингосстраха» и МКБ о нелегальном снятии финансовых средств

ВАС РФ недавно принял к производству серьезную жалобу страховой фирмы под названием.

Новая угроза страховому рынку: кризис неплатежей

Российский страховой рынок, похоже, опять начинает втягиваться в полосу неплатежей. Об этом свидетельствуют жалобы страховых брокеров, входящих в возглавляемый мною НОСП. Их клиенты начинают страдать от задержек выплат и необоснованных отказов в них.

Особенно опасна эта проблема в страховании крупных рисков. Через неплатежи в перестраховании она может приобрести характер цепной реакции, когда неплатеж одного из страховщиков создает проблемы другим, добросовестно исполняющим свои обязательства.

Несмотря на серьезность такой ситуации, к сожалению, наш рынок до сих пор не выработал средств борьбы и – если хотите – купирования проблемы на ранней стадии. Могу вспомнить лишь один позитивный пример, когда компания «Ингосстрах», столкнувшись с массовыми неплатежами в системе прямого урегулирования, вышла за пределы отраслевой стеснительности и предприняла самостоятельные действия для наведения порядка в этой сфере. Тогда «Ингосстрах» начал публиковать списки своих неплательщиков в системе ПВУ. Хотя многие участники рынка поспешили осудить «выметание сора из избы», это быстро возымело адекватное воздействие на тех, кто пытался погреть руки на несовершенстве механизма взаимных расчетов, от чего сильно страдали в конечном итоге клиенты. Теперь – по прошествии времени – нужно признать, что это было хотя и непростое, но правильное решение, позволившее рынку не только не свалиться в трясину неплатежей, но и подтолкнуть его к изменениям стандартов таких взаиморасчетов.

В свете этого НОСП не видит для себя иной возможности, как приступить к мониторингу платежной ситуации по партнерам своих членов. Цель – оценить реальные масштабы проблемы и выявить компании – центры неплатежей. Мы намерены воздействовать на этих страховщиков прежде, чем ситуация приобретет характер эпидемии. При этом мы приглашаем присылать нам информацию о неплатежах страховщиков и от тех участников рынка, которые не входят в НОСП.

Несколько случаев таких неплатежей нами уже выявлены, еще несколько – исследуются. После окончания мониторинга мы поставим в известность об этих фактах регулятора и страховые объединения. Кроме того, мы сформируем собственный стоп-лист для членов объединения, который ограничит для них угрозу неплатежей, а недобросовестным страховщикам – работу с брокерами и агентами, членами НОСП. А это на сегодняшний день уже 25 брокерских и агентских компаний. Через пару месяцев мы будем представлять более половины российского сегмента страховых посредников, реально работающих на рынке.

Вторая проблема, к которой мне хотелось бы привлечь внимание – учащающиеся попытки страховщиков не выплатить брокеру комиссионное вознаграждение. Некоторые считают, что оно непомерно велико. Однако эти люди, вероятно, не знаю, что сложившаяся на рынке практика взаимоотношений вынуждает брокера оплачивать из собственного вознаграждения значительную часть работ по сопровождению договора – от предстраховой экспертизы до урегулирования убытка. Поэтому попытки уклонения от уплаты ранее оговоренного комиссионного вознаграждения посреднику бьют не только по нему самому, но и по всей системе экспертизы и размещения крупных рисков. Между тем, сами страховщики мотивируют такое свое поведение необходимостью снижения издержек.

Однако мне представляется, что экономию издержек можно и нужно искать в другом – избавляться от избыточного монополизма, делать прозрачными условия тендеров, создавать условия для свободной конкуренции по профессиональным признакам. Не помешает топ-менеджерам и акционерам ряда страховых компаний более критично посмотреть на свои имиджевые расходы, включая дорогостоящие автопарки, яхты, перелеты, путешествия, многомиллионные контракты и прочий гламур, неплохо известные и рынку и клиентам. Вызывают вопросы у клиентов и брокеров и раздутые бюджеты на IT, рекламу, размер зарплат руководителей в союзах страховщиков, сформированных как известно из премий, уплачиваемых клиентами. Также режут глаз непрозрачные расходы и цены дочерних компаний, сервисов, медучреждений страховщиков. Вызывает удивление и дорогостоящее участие в малоэффективных конференциях в Москве и за рубежом. Только в феврале-апреле их запланировано несколько и с помпой идет реклама. Совершенно непонятно, в связи с чем, в период кризиса и сокращения расходов, страховщики собираются в 5-звездочных, лоснящихся шиком дорогих отелях.

Как известно, страховые организации формируют страховые резервы. Учитывая, что предыдущие 15 лет были сверхуспешными и прибыльными – резервы у них должны быть сформированы, и они должны получать инвестиционный доход. Поэтому, мне кажется, у страховщиков должно быть достаточно ресурсов, чтобы цивилизованно работать с клиентами, брокерами, перестраховщиками и конечно, со своими сотрудниками в напряженных временных периодах.

А учитывая, что всех вышеописанных излишеств вы не найдете ни у одного даже самого успешного брокера или агента, то и начинать обсуждать вопрос сокращения расходов на клиентов, брокеров и собственных сотрудников можно только после того, как будут сокращены расходы на все эти излишества. В противном случае на страховом рынке будет нарастать противостояние не только с властями, но и с людьми, приносящими страховщикам новые договоры и премии. Результат, очевидно, будет не в пользу страховщиков.

Мы понимаем, что от твердости, взвешенности и последовательности действий, в том числе и НОСП, в настоящий момент зависит качество страхования клиентов и будущее страхового рынка в РФ. Мы не должны допустить, чтобы попытки отдельных страховщиков, пытающихся решить свои сиюминутные проблемы за счет клиентов, увенчались успехом. Надеюсь, что данный пост будет с пониманием воспринят не только брокерами, но и большинством страховых компаний. Нам необходимо остановить проблему неплатежей и монополизма как можно быстрее, пока она в нынешнее кризисное время не обрушила рынок.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector